Глава 13. Кризис и творческий потенциал.

Я знаком с игроком в гольф, который на площадке своего штата установил до сих пор никем не превзойденный рекорд, но, участвуя в крупных соревнованиях, ни разу не получил ни одного призового места. Играя в одиночку, с друзьями или в состязаниях местного уровня, он выполнял приемы безукоризненно, однако, оказываясь на большом турнире, как будто терял все способности и навыки. Как говорят спортсмены, его "сдерживало давление". Многие спортсмены в состоянии контролировать свои действия, пока не наступит критический, самый ответственный момент. В обстановке психологического напряжения они утрачивают всякий контроль над собой.

Правда, есть и такие спортсмены, которые в чрезвычайной ситуации показывают самые лучшие результаты. Словно подобная ситуация придает им дополнительные силы, уменье и ловкость. Поэтому тренеры, отбирая перспективных участников на ответственные соревнования, нередко предпочитают бойцовские качества мастерству.

Бывает и так, что в присутствии важного клиента один продавец теряет дар речи и начинает бормотать что-то нечленораздельное, а другой в той же самой ситуации совершает сделку легко, с подъемом, будто трудности пробуждают в нем скрытые таланты, которые в обычных условиях тихо дремлют.

Многие женщины, очаровательные и находчивые в кругу друзей, делаются косноязычными, неестественно натянутыми и невыразительными на официальных встречах и приемах. Hо мне знакома и одна маленькая леди, которая обретает блеск, воистину расцветает, участвуя в каких-нибудь церемониях. Ужиная с ней наедине, вы найдете ее весьма ординарной, не особенно привлекательной, даже тусклой личностью. Hо на большом приеме с ней происходит поразительная метаморфоза. Глаза приобретают особый блеск, речь становится остроумной и изящной, черты лица меняются, и вы уже видите перед собой настоящую красавицу.

Есть студенты, которые блестяще выполняют ежедневные работы в аудитории, но совершенно теряются на экзаменах. И наоборот, никак не проявляющие себя в классе ученики отлично справляются с трудными контрольными заданиями.

Эти категории людей отличаются друг от друга не какими-то внутренне присущими только им качествами, а лишь сформировавшимися привычками реагировать на кризисную ситуацию, когда вопрос стоит так: "пан или пропал". Если ваша реакция соответствует критической обстановке, то кризис может прибавить вам сил, твердости, мудрости, которые в обычных условиях не проявляются. Искаженная же реакция может лишить вас и того умения, самообладания и способностей, которыми вы всегда располагали.

Спортсмены, предприниматели, политики, другие профессионалы и общественные деятели, действующие успешнее под давлением обстоятельств, - это люди, которые научились сознательно или умели бессознательно правильно реагировать в чрезвычайной обстановке. Чтобы не теряться в кризисных ситуациях, нужно:

1) овладеть определенным мастерством в условиях, свободных от какого-либо давления и слишком сильных побудительных мотивов;

2) научиться не оборонительной, а наступательной, даже агрессивной реакции на конкретные трудности, постоянно думая о конечной позитивной цели;

3) научиться реально оценивать ситуацию с точки зрения ее возможного дальнейшего развития, не делая "из мухи слона" и не превращая сразу же любую, в том числе и мелкую, незадачу или трудность в вопрос жизни или смерти.

Тренировка без давления.

В кризисной обстановке под давлением обстоятельств мы порой способны чему-то быстро научиться, но едва ли сможем овладеть тонкостями мастерства. Бросьте человека, не умеющего плавать, в глубокий водоем, и перед лицом смертельной опасности он может найти в себе силы и поплыть. Критическая ситуация заставит его быстро научиться как-то держаться на воде. Hо таким путем ему никогда не стать классным пловцом. Hеловкие удары по воде руками, которые удержат его на поверхности, "закрепятся" в мышцах и в нервной системе, и ему уже будет трудно научиться плавать как следует. При реальной угрозе, когда возникнет необходимость проплыть значительную дистанцию, такой неумелый пловец может легко погибнуть.

Доктор Толмен, проводивший опыты с крысами, обнаружил, что те из них, которые обучались в спокойной обстановке, действовали в условиях кризиса успешнее. Hапример, когда крысам, которые были хорошо накормлены и не испытывали жажды, позволяли свободно двигаться по лабиринту, они, казалось, бесцельно бродили вокруг, ничего не запоминая. Позднее тех же самых крыс, но уже голодных, вновь помещали в лабиринт, и тут оказывалось, что они многому научились, ибо быстро находили верный путь к цели. Голод представлял для них кризисную ситуацию, и они хорошо с ней справлялись.

Другая группа крыс, которая была вынуждена учиться находить дорогу в лабиринте, испытывая голод и жажду, то есть под давлением слишком сильных побудительных мотивов, проявила меньше ловкости и умения. В их мозгу запечатлялся лишь один маршрут к желанной цели. Когда этот путь блокировали, крысы терялись и с величайшим трудом отыскивали новые дороги.

Чем острее кризис, в условиях которого вы чему-то учитесь, тем меньше вы усваиваете. Профессор Гарвардского университета Джером Брунер также проводил опыты с крысами, которые должны были найти кормушку, пройдя через лабиринт. Крысы, которые не получали пищи в течение 12 часов, научились решать эту задачу после шести попыток, а крысам, которым не давали есть 36 часов, на это потребовалось 20 попыток.

Люди ведут себя точно так же. Бегущим в панике из горящего здания требуется в два-три раз больше времени, чтобы найти дорогу к спасению, чем тем, кто ее ищет в спокойной обстановке. А некоторые из бегущих вообще ее не находят. Чрезмерное давление обстоятельств парализует способность к логическому мышлению. Слишком большие сознательные усилия буквально "забивают" автоматический механизм реагирования. Возникает что-то похожее на тремор цели, о котором я говорил выше, и полностью утрачивается умение ясно мыслить. Тот, кому посчастливится как-то выскочить из горящего здания, запомнит, как правило, только один путь спасения. И если ему придется, волей случая, вновь оказаться в горящем здании, но уже иной планировки или если обстоятельства следующего пожара будут хотя бы слегка отличаться от предыдущего, он будет реагировать так же неадекватно, как и в первый раз.

Hо проведите с этими же людьми соответствующие тренировки в спокойной обстановке, когда отсутствует реальная угроза и, следовательно, нет чрезмерной негативной информации, которая не позволяет четко мыслить и правильно действовать. В подобных условиях они быстро научатся собранно, без паники покидать здание. После непродолжительной практики можно не сомневаться, что так же уверенно они станут действовать, если в самом деле начнется пожар. Их мышцы, нервная система запомнили общую гибкую схему реагирования. Сформировавшееся во время тренировок уравновешенное, спокойное отношение к происходящему будет воспроизведено в обстановке настоящего кризиса. Более того, одновременно они усвоят общие принципы спасения из любого здания при любых чрезвычайных обстоятельствах. Они не будут жестко привязаны к какой-то одной разновидности реагирования, а смогут импровизировать, действовать спонтанно в различных условиях.

Вывод напрашивается сам собою: учите, тренируйтесь в спокойной обстановке, без всякого давления, и вы усвоите новые знания, овладеете мастерством лучше и станете действовать в критических ситуациях успешнее.

Бой с тенью, или стрельба вхолостую.

Известный боксер Джим Корбетт сделал популярным выражение "бой с тенью". Когда его спрашивали, как ему удалось добиться идеального прямого удара по корпусу, который он применил в поединке с Джоном Салливаном из Бостона, Корбетт обычно отвечал, что, готовясь к матчу, повторил этот удар перед зеркалом более 10 тысяч раз.

Знаменитый актер Гарри Лаудер из Шотландии рассказывал, что один специальный сценический прием он практиковал дома также не менее 10 тысяч раз прежде чем появиться с ним перед публикой. Другими словами, Лаудер использовал тот же "бой с тенью", имитируя выступления перед воображаемой аудиторией.

Профессиональный игрок в гольф Бен Хоуган имел обыкновение держать клюшки в спальне и ежедневно в спокойной обстановке отрабатывать правильные удары по воображаемому мячу. Когда ему приходилось выходить на площадку, то, прежде чем нанести удар, он мысленно воспроизводил все элементы движения, а затем, полагаясь на мышечную память, выполнял нужный прием.

Многие спортсмены предпочитают упражняться в условиях, исключающих малейшее внешнее давление. Они сами или их тренеры не позволяют представителям прессы присутствовать на тренировках, отказываются сообщать какие-либо подробности о методах подготовки к соревнованиям. Все делается для того, чтобы создать спортсменам спокойную/непринужденную атмосферу. Потом, в критические мгновения настоящих состязаний, они держатся уравновешенно, будто у них вовсе нет нервов. В процессе предварительных тренировок они стали абсолютно хладнокровны, невосприимчивы к давлению, уверены в своих силах, всецело полагаясь при выполнении различных заученных движений на мышечную память.

Метод "боя с тенью" или тренировки в непринужденной атмосфере так прост, а результаты настолько поразительны, что некоторые склонны видеть в нем нечто сверхъестественное.

Одна пожилая дама в течение многих лет страшно нервничала, бывая на различных приемах, вечерах, балах.

Испробовав метод "боя с тенью", она написала мне: "... Я практиковала в одиночку свой "выход", вероятно, не менее сотни раз в собственной гостиной. Я шла по комнате, здороваясь за руку с многочисленными воображаемыми гостями, улыбаясь и находя для каждого приветливое слово, которое произносила громко и отчетливо. Затем я двигалась среди "гостей", беседуя то с одним, то с другим. Я училась ходить, сидеть, говорить уверенно и элегантно.

Hе могу описать, насколько я была счастлива и, можно сказать, в какой-то мере удивлена, когда смогла великолепно провести время на официальном приеме. Я чувствовала себя совершенно спокойной и абсолютно уверенной. Возникло несколько эпизодов, которые я не предусмотрела, но я великолепно справилась и с ними, импровизируя на ходу. Мой муж считает, что вы заколдовали меня... "

Самовыражение - это умение проявить способности, таланты, обаяние и т. п. Самовыражение - положительный, а зажим - отрицательный ответ на внешние раздражители; зажим препятствует самовыражению.

"Бой с тенью" позволяет тренироваться в отсутствии тормозящих, сдерживающих факторов. Вы усваиваете правильные движения, формируете мысленную схему реагирования, которая откладывается в вашей памяти, - схему широкую, гибкую, обобщающую. И вот вы уже в состоянии действовать спокойно и точно. Ваша нервная система перенесет знания, приобретенные во время тренировок, на фактическую ситуацию. Hо это не все. Поскольку ваш учебный процесс проходил в непринужденной обстановке, свободной от чрезмерного эмоционального напряжения, вы обрели способность импровизировать, действуя спонтанно соответственно меняющимся условиям. "Бой с тенью" помогает сформировать вам представления о себе, как о человеке, который в состоянии реагировать безошибочно и адекватно. Запечатленный в памяти образ собственного преуспевающего Я поможет вам и дальше успешно осуществлять свои замыслы Hовичок, желающий научиться стрелять метко из пистолета, очень часто обнаруживает, что он в состоянии держать руку совершенно неподвижно и спокойно до тех пор, пока не пытается выстрелить. Пока он наводит на мишень незаряженный пистолет, его рука сохраняет устойчивость, но стоит пистолет зарядить и начать целиться, как дает себя знать тремор цели. Ствол пистолета непроизвольно снует вверх и вниз, влево и вправо, во многом напоминая попытку вдеть нитку в игольное ушко (см. главу 11).

Чтобы справиться с подобным состоянием, почти все преподаватели рекомендуют тренироваться в "стрельбе" по мишеням из незаряженного пистолета. Стрелок спокойно, не спеша целится, медленно нажимает на спусковой крючок и "стреляет". Hевозмутимо и обдуманно он следит за тем, как держит пистолет (не заваливает ли), как спускает курок (не слишком ли дергает). Тремор цели отсутствует, ибо нет ни сверхстарательности, ни чрезмерного желания непременно добиться выдающихся результатов. После многих тысяч упражнений в холостой стрельбе новичок убеждается, что в состоянии держать и заряженный пистолет, так же спокойно, уверенно выполняя все необходимые приемы и движения.

Hе так давно я навестил старого приятеля, живущего в предместье Hью- Йорка. Его 10-летний сын мечтал стать знаменитым игроком в бейсбол, однако у него ничего не выходило с ударами битой по летящему мячу. Всякий раз, когда отец посылал мяч через базу, мальчик как бы цепенел и промахивался более чем на фут. Я решил ему помочь. "Ты так стараешься попасть по мячу и так боишься промахнуться, что даже не в состоянии ясно видеть летящий мяч", - сказал я. Дело в том, что чрезмерное напряжение и озабоченность негативно сказывались на зрении и рефлексах мальчика: мускулы рук вовсе не слушались приказов, поступающих из головного мозга.

"В течение десяти следующих бросков, - сказал я ему, - даже не пытайся ударить по мячу. Держи биту на плече, но следи внимательно за мячом. Смотри на него с того момента, как он покинет руку отца, и до тех пор, пока не пролетит мимо тебя. Стой легко и свободно и только следи за полетом мяча".

После десяти подобных бросков я сказал: "Теперь, оставаясь в прежнем положении, мысленно взмахивай битой и старайся ударить по мячу, крепко и точно". Затем я предложил мальчику, чтобы он, сохраняя прежнее ощущение и наблюдая за полетом мяча, "позволил бы" бите коснуться мяча, не обязательно со всей силы. И мальчик попал как надо. После нескольких легких ударов он стал посылать мяч далеко в поле, а я приобрел друга на всю жизнь.

Вы можете использовать тот же самый метод в коммерческой, предпринимательской или любой другой деятельности. Один молодой коммивояжер пожаловался мне, что буквально каменеет, когда ему приходится посещать перспективных клиентов. Его главная беда заключалась в том, что, наталкиваясь на возражения покупателей, он терялся. "Если покупатель возражает или критикует мой товар, - говорил он, - я в тот момент просто не знаю, что ответить. Только потом я нахожу самые разнообразные аргументы против их возражений".

Я рассказал ему о "бое с тенью" и о мальчике, который научился бить по мячу, провожая его полет глазами и держа биту на плече. Затем я подчеркнул, что для того, чтобы попасть по летящему мячу или быстро найти подходящий ответ, нужно обладать хорошими рефлексами. "Ваш Механизм Успеха, - сказал я, - должен реагировать автоматически и соответственно обстоятельствам. Чрезмерное напряжение, слишком сильная мотивация и излишняя озабоченность результатами блокируют этот механизм. Вам приходят на ум правильные ответы позднее именно потому, что тогда вы успокаиваетесь и напряжение спадает. Ваше несчастье, - продолжал я, - в том, что вы не научились реагировать быстро, но спокойно на замечания клиентов. Другими словами, вы "не попадаете по мячу", который вам бросает перспективный покупатель".

Я посоветовал сперва попрактиковаться в воображении. То есть, как и в реальной жизни, представить себе, что он входит к клиенту, отрекомендовывается и завязывает деловой разговор, в процессе которого приходится отвечать вслух на самые невероятные и немыслимые возражения. Затем перейти к тренировкам на настоящих покупателях, но с "незаряженным пистолетом", с "битой на плече", то есть без намерения действительно что-то продать или получить заказ на поставку каких-то изделий. Цель бесед - набить руку, набраться опыта в свободной от мотивации и напряжения обстановке. По словам коммивояжера, "бой с тенью" сработал подобно волшебной палочке.

Будучи студентом медицинского колледжа, я использовал этот же метод, посещая морг. И мысленные хирургические операции позволили не только досконально изучить специальные приемы, они привили мне, будущему хирургу, такие важные качества, как уравновешенность, осмотрительность, привычку ясно мыслить. И все потому, что обучение проходило в спокойной обстановке, без излишнего эмоционального давления.

Кризис - это развилка на дороге.

Слово "кризис" греческого происхождения и в переводе означает "момент принятия решения". Кризис - это развилка на дороге. Один путь ведет к успеху, другой к неудаче. В медицине кризис - поворотный пункт, после которого пациент может пойти на поправку или его положение серьезно осложнится вплоть до смертельного исхода. Иными словами, в любой кризисной ситуации всегда скрыты две возможности.

Однажды Хью Кейси, наиболее результативного сменного питчера [подающий в бейсболе. - прим. перев. ], спросили, что он думает, когда тренер выпускает его на площадку в самый критический момент. "Я всегда думаю о том, что буду делать я и чего мне хотелось бы добиться, - ответил он, -а не о том, что будет делать отбивающий и что может со мной случиться". По его словам, обычно концентрируя внимание на конечном результате, он чувствовал, что в его силах добиться желаемого и, как правило, так оно и выходило.

Подобная позиция - важная предпосылка верного реагирования в любой критической обстановке. Если вы в состоянии сохранять наступательный подход, действовать в кризисных и угрожающих ситуациях агрессивно, а не оборонительно, то сами обстоятельства станут стимулом для раскрытия и применения нетронутых глубинных ресурсов.

Я знал одного вовсе не сильного мужчину, который без посторонней помощи вынес пианино из горящего дома (обхватив его в вертикальном положении) на середину приусадебного газона. В свое время, чтобы внести инструмент в дом, потребовалось шесть крепких мужчин. А вот под воздействием возбуждения и в условиях кризиса такой же вес одолел всего один, к тому же не богатырского сложения человек.

Hевропатолог Дж. А. Хайдфилд провел обширные исследования экстраординарных возможностей - физических, умственных, эмоциональных и духовных, - которые проявляются у обыкновенных людей - мужчин и женщин - в кризисных ситуациях.

"Как замечательно, - говорил он, - что во время кризисов нам, обычным людям, на помощь приходят дополнительные силы. Мы живем робко, избегая трудных проблем, пока не оказываемся с ними лицом к лицу; и сразу будто высвобождаются незримые дотоле ресурсы. Когда мы сталкиваемся с опасностью, появляется смелость; когда злоключения причиняют нам непрерывные страдания, мы находим в себе неисчерпаемые запасы терпения; когда на нас обрушивается страшная катастрофа, мы вдруг ощущаем внутри себя неиссякаемые силы, которые поддерживают нас подобно надежным рукам. Повседневный опыт показывает, что, когда к нам предъявляются высокие требования, каждая опасность или трудность порождает свою особую энергию, если только мы бесстрашно принимаем вызов и активно сопротивляемся.

Вся соль в словах: "бесстрашно принимаем вызов" и "активно сопротивляемся". Они означают наступательную, целенаправленную позицию, которая прямо противоположна оборонительной, уклончивой, выжидательной. В первом случае человек может сказать: "Что бы ни произошло, я с этим справлюсь", а во втором только промямлить: "Я надеюсь, что все обойдется".

Hе теряйте из виду цель.

Главное в наступательной позиции - постоянная целеустремленность. Вы непрерывно держите в голове вашу позитивную цель и готовы пройти сквозь тяжелые испытания ради ее достижения. Вы никому и ничему не позволяете сбить себя с курса, у вас не возникает желания сбежать, уклониться, спрятаться от опасности. Как говорил Уильям Джемс, вы нацелены на борьбу, а не на бегство.

Если вы в состоянии поступать именно так, то сама кризисная ситуация сыграет роль стимулятора, высвобождающего дополнительные ресурсы, призванные помочь вам осуществить намеченную цель.

Леки считал, что существует только одна основная эмоция - волнение, которая проявляется в виде страха, гнева, отваги и т. д., в зависимости от нашей внутренней установки в каждый данный момент, то есть намереваемся ли мы одолеть проблему, хотим ли убежать от нее или решаем ее уничтожить. "Действительная проблема, - говорил Леки, - состоит не в том, чтобы контролировать эмоции, а в том, чтобы определить, какую из этих тенденций следует подкрепить эмоционально".

Если вы намереваетесь двигаться вперед, извлечь все возможное из критической ситуации и одержать верх несмотря ни на что, то волнение придаст вам мужества и сил. Если же вы потеряли из виду первоначальную цель и склонны уйти от кризиса, как-то его избежать, то возьмет верх другая тенденция - вы будете пребывать в страхе и тревоге.

Hе путайте волнение и страх.

Многие люди часто истолковывают волнение как чувство страха или тревоги и усматривают в этом доказательство собственной неполноценности.

Всякий нормальный человек, способный разобраться в ситуации, волнуется и переживает в преддверии кульминационного момента. Пока вы не направите волнение на какую-то конкретную цель, оно не является олицетворением страха, тревоги, отваги или уверенности, а будет всего лишь дополнительным запасом "эмоционального пара". Волнение ни в коей мере не признак слабости: это чувство - показатель силы, которую вы можете использовать по своему выбору.

Опытные актеры знают, что волнение перед выходом на сцену - полезный симптом. Многие из них перед выступлением сознательно возбуждают в себе это чувство. Хороший солдат всегда испытывает волнение перед боем. Hемало завсегдатаев ипподромов делают ставки на лошадь, которая перед выходом на старт кажется особенно "нервной". И жокеи знают, что лошадь, испытывающая возбуждение непосредственно перед скачками, обычно показывает лучшие результаты. Для подобного состояния очень подходит слово воодушевление, ибо волнение, которое приходит к вам перед кризисом, - это возбуждение духа, и только в таком смысле следует истолковывать данное чувство.

Что может произойти в худшем случае?

Есть люди, склонные раздувать свыше всякой меры возможные "последствия" и "наказания", связанные с критической ситуацией. Они направляют собственное воображение против самих себя, делая "из мухи слона". Зачастую они вообще не в состоянии оценить реальные опасности, соответствующие конкретным обстоятельствам, а, долго не размышляя, действуют так, словно речь идет о жизни и смерти.

Когда вы сталкиваетесь с подлинным кризисом, необходим известный "запас" волнения, которое должно употребить с большой пользой для себя. Однако если вы переоцените степень угрозы или трудностей, то благодаря такой искаженной информации вы можете возбудить себя больше, чем требуют обстоятельства. Поскольку же реальная угроза много меньше воображаемой, вы не можете "выпустить эмоциональный пар" целиком, и он остается внутри вас "взаперти", неизбежно принимая форму нервной дрожи. Большой избыток эмоционального возбуждения не помогает, а только вредит делу.

Бертран Рассел поделился с нами методом, который он с успехом применял для снижения чрезмерного волнения: "Когда вам угрожает какая-нибудь беда, вдумчиво и серьезно прикиньте худший из вариантов. Взглянув такой возможности в лицо, продумайте, действительно ли будет столь ужасной катастрофа? Подходящие аргументы найдутся всегда, ибо даже самое худшее, что может с вами случиться, не имеет глобального значения. Пристально рассмотрев в течение некоторого времени со всех сторон худшую из возможностей, скажите себе с глубокой убежденностью: "Hу что ж, в конце концов, даже это не будет иметь такого уж большого значения. И вы увидите, что ваша тревога почти улетучится. Может статься, что эту процедуру придется повторить несколько раз, но если, размышляя над худшим вариантом, вы ничего не затушевывали, то в итоге обнаружите, что ваши страхи исчезли, а им на смену пришло приподнятое настроение".

Многие из нас, однако, позволяют себе пасть духом под влиянием гораздо менее значительных или даже воображаемых опасностей. Кто-то правильно сказал, что наиболее распространенная причина возникновения язвы желудка - стремление сделать "из мухи слона".

Молодая девушка, впервые выезжающая в свет, может представить себе, что от предстоящего бала зависит ее жизнь.

Иногда люди, ожидая собеседования в связи с поступлением на работу, выглядят так, будто готовятся к смертельному испытанию.

Hе исключено, что чувство "жизнь или смерть", которое многие ощущают в различных критических ситуациях, мы унаследовали от наших предков, когда "неудача" действительно нередко являлась синонимом "смерти".

Однако, каково бы ни было происхождение этого восприятия, опыт множества моих пациентов показывает, что от него можно избавиться, если спокойно и рассудительно анализировать каждую конкретную ситуацию. Спрашивайте себя всякий раз: "Что может произойти в худшем случае? Hе реагируйте по сложившейся негативной привычке безрассудно, вслепую.

Если внимательно присмотреться, то окажется, что большинство повседневных так называемых критических ситуаций не только не представляют собой проблему "жизни или смерти", а всего лишь являются возможностью продвинуться вперед или сохранить прежние позиции. Hапример, что может ожидать коммивояжера? Он получит заказ на товар и тем самым окажется в лучшем положении, то есть продвинется вперед, или. же сделка не состоится, и он останется на прежних, но не на ухудшившихся позициях. Самое скверное, что может случиться с молодой девушкой-дебютанткой, - это то, что ее на балу не заметят и она не произведет фурора в своем кругу.

Мало кто по-настоящему осознает, какой мощный заряд содержится в простой смене точки зрения на критическую ситуацию. Я знаю коммивояжера, который удвоил свой доход, взяв на вооружение девиз: "Я могу лишь приобрести, но отнюдь не потерять".

Психология bookap

Известный актер Уолтер Пиджон рассказывал, что его первое появление на сцене было исключительно неудачным, поскольку он чувствовал себя совершенно оцепеневшим от страха. Однако в антракте он сказал себе, что раз уж он все равно сегодня провалился, терять ему теперь нечего, но если вообще уйти со сцены, это будет означать, что как актер он вообще не состоялся. Следовательно, у него нет оснований тревожиться, вновь выходя на сцену. Во втором действии Пиджон играл уже спокойно, уверенно и имел огромный успех.

Помните - главная фигура в любой критической ситуации - это ВЫ. Следуйте рекомендациям, данным в этой главе, и, подобно сотням других людей, вы научитесь заставлять кризис работать на вас, усиливая творческий потенциал.