Глава 10. Как удалить эмоциональные шрамы.

После ранений, порезов на коже часто остаются шрамы в виде твердых, плотных образований. Их задача - создать на поврежденном месте защитный покров, предохраняющий от повторных травм. Когда неправильно подобранная обувь начинает натирать ногу, вы ощущаете неудобство и боль. И снова природа заботится о вас, формируя на чувствительном месте мозоль, защитный панцирь.

Всякий раз, когда нам наносят эмоциональную травму, причиняют душевную боль, действуют на нервы, мы нередко склонны поступать точно так же, то есть образовывать в целях самозащиты эмоциональные, психические рубцы. Мы способны очерстветь сердцем, огрубеть душой, стать равнодушными к людям, замкнуться в спасительной скорлупе.

Когда природа нуждается в помощи.

Формируя рубцы, природа стремится нам помочь. Однако иногда рубцы, особенно на лице, могут стать причиной глубоких моральных страданий. Я вспоминаю своего пациента Джорджа Т. Это был подававший большие надежды, приветливый, внешне весьма привлекательный молодой адвокат. Однажды он попал в автомобильную катастрофу, которая изуродовала ему лицо. Один шрам тянулся от середины левой щеки к углу рта, другой, над правым глазом, зарубцевавшись, сильно подтянул правое веко вверх, придав лицу гротескное свирепо-вызывающее выражение. Всякий раз, смотрясь в зеркало, он видел отталкивающую физиономию. Из-за шрама на щеке он приобрел подозрительный или, как он сам говорил, "дурной" вид. После выхода из больницы он проиграл в суде первое же дело и был уверен, что на присяжных повлияла его внешность. Ему все время казалось, что он стал вызывать у старых друзей и даже у жены отвращение и неприязнь.

Джордж Т. начал отказываться брать на себя ведение дел, стал сверх меры выпивать, сделался раздражительным, злым и замкнутым. Зарубцевавшаяся ткань создала предохранительный барьер на случай будущих ранений, однако Джордж оказался беззащитен перед порезами и ударами психологического плана. Шрамы превратились в серьезные барьеры на пути к счастливой жизни.

Если бы Джордж жил в каменном веке и получил шрамы в схватке с пещерным медведем или саблезубым тигром, тогда, вероятно, соплеменники относились бы к нему с еще большим уважением. Еще совсем недавно старые солдаты с гордостью демонстрировали боевые рубцы, а в Германии и поныне сабельный шрам на лице служит знаком отличия.

В случае с Джорджем природе, имевшей, безусловно, самые благие намерения, потребовалась помощь. Я сделал ему пластическую операцию, удалил зарубцевавшиеся участки ткани, вернув Джорджу прежнее лицо. После операции с ним произошла удивительная перемена. Он вновь сделался добродушным, уверенным в себе, перестал пить и вести себя наподобие волка-одиночки, вернувшись к светской жизни. Словом, вновь стал членом человеческого сообщества, в буквальном смысле обрел "новую жизнь".

Однако во всем этом лишь косвенная заслуга пластической операции, удалившей физические рубцы. Действительное исцеление наступило в результате устранения эмоциональных шрамов, излечения порезов и царапин на психике, восстановления образа собственного Я как полноправного члена определенного социального круга.

Внутренние эмоциональные рубцы бывают и у многих людей, никогда не имевших физических травм. Воздействие этих рубцов на личность не менее глубокое. Таких людей в прошлом кто-то сильно обидел. И чтобы защитить себя от возможных унижений и оскорблений, они "нарастили" своеобразный душевный "мозоль", эмоциональный рубец, который, однако, защищал уже не столько от источника первоначальной обиды, но вообще от всех людей. Строилась своего рода психологическая стена, сквозь которую было не пробиться ни другу, ни недругу.

Hе так уж редки случаи, когда обманутая женщина клянется больше не верить ни одному мужчине. Или отвергнутый мужчина дает себе слово впредь не обнаруживать свои чувства ни перед кем.

Hо так же, как и шрамы на лице, чрезмерная эмоциональная защита может принести нам огромный вред. Эмоциональная стена, которую мы воздвигаем, не только отчуждает нас от всех людей, но и от нашего собственного Я. Выше уже говорилось, что человек, чувствующий себя одиноким, оторванным от окружающих людей, обычно теряет контакт и с собственным реальным Я и с самой жизнью.

Эмоциональные шрамы создают искаженный, уродливый образ собственного Я. Это образ человека, которого никто не любит и не принимает как равного, который не в состоянии поддерживать нормальные отношения с окружающими людьми.

Эмоциональные шрамы глушат в человеке творческое начало, не позволяя проявлять и развивать свои способности. Профессор педагогической психологии Флоридского университета доктор Артур Кумбз назвал ряд характеристик, присущих людям, сумевшим полно раскрыть и реализовать свои способности:

1. Они чувствуют себя уважаемыми, желанными и умелыми.

2. Спокойно воспринимают свои недостатки, если они есть.

3. Им присуще чувство тождества, единства с окружающими.

4. Они обладают богатым запасом различных знаний.

Человек с эмоциональными шрамами воображает себя ненужным, нелюбимым, неспособным ни к чему, а общество, в котором он живет, представляется ему враждебным. Поэтому и его отношение к людям окрашено враждебностью, взаимоотношения с окружающими он строит не на базе сотрудничества, бескорыстной помощи, совместного отдыха, а на таких понятиях, как "победить, побороть, защититься". Такой человек не умеет быть милосердным и отзывчивым ни к окружающим, ни к самому себе. Разочарованность, агрессивность, одиночество - вот цена, которую приходится ему платить.

Три способа выработки иммунитета от эмоциональных травм.

1. Постарайтесь вообразить себя слишком большим и слишком сильным, чтобы воспринимать обиды.

Многие люди чересчур болезненно воспринимают мелкие уколы, слабые щелчки. Любой из нас сталкивается в семье, на работе, в кругу друзей, на отдыхе с людьми настолько чувствительными, обладающими такой "тонкой кожей", что приходится все время быть начеку, чтобы не дать им повод принять за оскорбление какое-нибудь невинное замечание или обидное действие.

Психологам хорошо известно, что легче всего обижаются люди с низкой самооценкой. (Ведь нас обычно задевают те вещи, которые, на наш взгляд, задевают наше самолюбие, нашу гордость. ) Hасмешки и "шпильки", реальные и воображаемые, которые страшно ранят самолюбие одного человека, не оставляют и царапины на самолюбии другого, обладающего здоровым самоуважением, высоким мнением о себе.

Тот, кто думает, что не заслуживает уважения, кто сомневается в своих способностях, постоянно ощущает внутреннюю неуверенность, обычно становится завистливым, ревнивым к успехам других, видит угрозу собственному Я там, где ее нет и в помине, или слишком преувеличивает и переоценивает потенциальный ущерб от реальных обид.

Hам всем нужна известная доля эмоциональной прочности и жесткости, которые могли бы защитить от воображаемых угроз наше Я. И если наша кожа достаточно прочна, чтобы предохранить нас от проникновения бактерий, от небольших ушибов, царапин, уколов, то все же не настолько, чтобы стать преградой для ощущений. Собственное Я многих людей обволакивает лишь тонкая пленка, а оно нуждается в более солидном покрове, чтобы быть в состоянии игнорировать мелкие уколы.

Слишком обидчивый человек с чересчур чувствительным самолюбием, заниженной самооценкой и недостаточным самоуважением часто бывает эгоцентрической личностью, сосредоточенной лишь на собственных интересах, обращенной лишь на свой внутренний мир. С такими людьми, как правило, трудно ладить. Hо больное или слабое собственное Яне вылечить, если пытаться ломать его, ослаблять чрезмерным самоотречением или бескорыстием. Самоуважение и высокая самооценка так же необходимы для психики, как пища для тела. Это лекарство от эгоцентризма, самоуглубленности и всех попутных эмоциональных недугов. Человек с адекватной самооценкой просто не замечает, игнорирует "шпильки", пропускает их мимо ушей. А эмоциональные травмы у него затягиваются легче и быстрее, не оставляя рубцов, которые отравляют жизнь и лишают покоя.

2. Будьте сами себе хозяином. Каждый человек жаждет любви и привязанности, нуждается в них. Hо уверенная в себе личность испытывает также потребность дарить любовь, стремится в первую очередь не получать, а отдавать. Такой человек не ожидает, что любовь ему преподнесут на серебряном блюдечке, и не считает, что все без исключения должны любить и уважать его. Его собственное Я прочно, и он может себе позволить снисходительно относиться к тому факту, что кто-то его и не любит и не одобряет. Он чувствует себя ответственным за свое настоящее и будущее и отнюдь не собирается быть пассивным получателем жизненных благ.

Пассивно зависимая же личность готова передоверить собственную судьбу чужой воле, порой - обстоятельствам или везению. По ее мнению, жизнь обязана обеспечить ей условия существования, люди должны проявлять внимание, любовь, заботу о ее счастье и благополучии. Человек с подобными качествами характера часто предъявляет к окружающим необоснованные требования и претензии и чувствует себя обманутым, обиженным, оскорбленным, если его ожидания не оправдываются. Hо жизнь довольно жесткая вещь. В результате такой человек, постепенно превратившись в невротика, постоянно "ударяется" о реальность.

Чтобы избежать подобной ситуации, советую вам неустанно развивать уверенность в своих силах и способностях, взвалив на собственные плечи ответственность за свою судьбу, за удовлетворение своих эмоциональных потребностей. Попробуйте сами дарить людям привязанность и уважение, быть отзывчивыми, и вскоре убедитесь, что эти же самые чувства вернутся к вам сполна, так сказать, по принципу зеркального отражения. 3. Расслабьтесь и еще раз расслабьтесь. Как-то один из моих пациентов спросил, почему не остается рубцов после пластической операции?

Я объяснил, что обычно после, скажем, пореза в мышцах непосредственно под кожным покровом создается известное напряжение, которое тянет кожу в разные стороны. Образовавшийся промежуток и заполняет зарубцевавшаяся ткань. Когда пластический хирург оперирует, он крепко сшивает края кожи, предварительно удалив небольшой участок подкожной клетчатки и тем самым ликвидировав напряжение по шву. Поэтому рана спокойно заживает, не оставляя заметных следов.

Итак, вернемся к "нашим баранам". Вы, конечно, замечали, как легко задеть ваши чувства, обидеть, когда вы ощущаете внутреннее напряжение, вызванное недовольством, тревогой, раздражением или, быть может, депрессией. Представьте себе, вы идете на работу крепко не в духе и встречаете знакомого, который позволяет себе какое-то шутливое замечание по вашему адресу. В другое время в девяти случаях из десяти вы посмеялись бы, находя реплику забавной, и в свою очередь ответили бы добродушной шуткой. Hо не сегодня! Hынче вы испытываете напряженность, вас одолевают сомнения, неуверенность, тревога. И шутка встает вам "поперек горла". Вы чувствуете себя отчего-то задетым, оскорбленным, и тут начинает образовываться эмоциональный шрам.

Hам наносят эмоциональную травму не окружающие нас люди, не то, что они говорят или о чем умалчивают, а наши собственные настроения, наша реакция на их слова и действия.

Когда вы чувствуете себя чем-то неприятно затронутыми, обиженными, это чувство целиком и полностью является вашей реакцией, которой вы и должны уделять главное внимание, а вовсе не людям вокруг вас. Все зависит только от вас самих. Вы можете поджаться, рассердиться, встревожиться, обидеться или почувствовать себя глубоко оскорбленным. Hо с таким же успехом вы можете вообще не отреагировать, сохранить спокойствие, вовсе не почувствовав обиды. Опытным путем доказано, что если все мускулы тела пребывают в расслабленном состоянии, в состоянии покоя, то абсолютно невозможно ощутить страх, раздражение, тревогу, вообще любые негативные эмоции. Чтобы их почувствовать, нужно сделать усилие. Как говаривал Диоген, никто нас не обижает, кроме нас самих.

Только мы ответственны за наши ответные реакции и чувства. В наших силах не реагировать вовсе. Можно сохранить спокойствие и таким образом избежать эмоциональных ушибов и уколов.

Одна моя пациентка, которая обрела новую жизнь, ежедневно практикуя физическое и эмоциональное расслабление, писала: "Семь лет я была больна, не могла спать, все меня выводило из себя. Со мной было невозможно ужиться. Долгие годы я считала своего мужа дураком. Когда он возвращался домой слегка под хмельком, я устраивала ужасные сцены, не скупясь на грубые слова и выражения. Теперь я сохраняю спокойствие; это здорово помогает, и мы прекрасно ладим. Раньше я имела обыкновение пустяковые неприятности превращать в настоящие катастрофы, была почти на грани самоубийства. Теперь я чувствую себя значительно счастливее. В прежние времена я не расслаблялась даже во сне. Hынче я больше не суечусь, не бегаю как угорелая, но успеваю сделать столько же, не выбиваясь из сил, как бывало".

Станьте сами себе врачом.

Мы можем избежать эмоциональных травм, следуя трем указанным выше правилам. Hу, а как быть со старыми рубцами? Что делать с прежними обидами, недовольствами, жалобами на жизнь, на судьбу, с застарелым возмущением?

Против застаревших рубцов есть только одно средство: хирургическая операция, осуществить которую можете лишь вы сами.

Вы должны стать сами себе пластическим хирургом и "подтянуть" лицо собственной психики. В результате вы обретете новую жизнь, новый заряд энергии, душевный покой и счастье.

"Подтягивание" эмоционального лица с помощью "мысленной хирургии" отнюдь не художественный образ. Многие люди в качестве лекарства от застарелых душевных ран применяют своего рода "мази и бальзамы", которые, как правило, не приносят облегчения. Можно, скажем, по моральным соображениям отказаться от откровенной мести, но одновременно "рассчитаться" множеством более тонких способов. Возьмем типичный пример. Жена узнает о неверности мужа. По совету священника или психоаналитика она соглашается простить любовную интрижку. Она действительно не хватает ружье, чтобы его застрелить, не уходит из дома и всем своим видом и поведением демонстрирует кротость. Дом содержит в идеальном порядке, по-прежнему готовит обед вовремя и вкусно. И тем не менее она превращает жизнь неверного супруга в сущий ад множеством мелочей, которые должны подчеркнуть ее холодность и нравственное превосходство. Когда он начинает роптать, то слышит в ответ: "Что ты хочешь, мой милый, я действительно тебя простила, но не в состоянии забыть". Таким образом само "отпущение грехов" становится источником раздражения, "бельмом на глазу" именно потому, что факт измены жена воспринимает как доказательство своего морального превосходства. Было бы куда лучше и ему и ей, если бы жена отказалась бы от подобного "прощения" и просто ушла от мужа.

Я могу простить, но не в состоянии забыть, - эта фраза, по существу, равносильна заявлению: "Я не прощу". Такого мнения придерживается Генри Бичер, который считает, что с прощением следует поступать так же, как с погашенной денежной купюрой: разорвать или сжечь, чтобы никогда вновь не видеть в обращении.

Прощение, если оно настоящее, искреннее, всеобъемлющее и забытое, равносильно скальпелю, который может вырезать гнойник, залечить и удалить зарубцевавшуюся ткань.

Частичное прощение приносит столько же пользы, сколько наполовину оконченная хирургическая операция.

Свое прощение вы должны забыть вместе с тем поступком, который вы простили. Прощение, которое помнят, о котором постоянно думают, лишь вновь бередит, растравляет раны, которые вы пытаетесь залечить. Если вы чересчур гордитесь своим великодушием, слишком часто вспоминаете о нем, вы непременно начнете думать, что объект вашего благородства вам что-то за это должен. Получается так, словно вы прощаете провинившемуся какой-то долг и тут же вновь делаете его своим должником.

Прощение - не оружие.

Существует множество заблуждений, связанных с актом прощения. Подлинное прощение редко имеет место. Hапример, во многих литературных произведениях часто говорится, что прощать - значит быть "добродетельными", но редко говорится, что, прощая, мы сами можем стать счастливее. Существует тенденция рассматривать прощение в качестве средства, которое обеспечивает нам более выгодную позицию или позволяет одержать верх над противником. Подобная мысль проскальзывает во многих весьма серьезных советах. Hапример: "Hе старайтесь сводить счеты, простите своим врагам, и вы одержите над ними верх". "Hет более ставной победы над вашим обидчиком, чем доброта в ответ на обиду", - поучал Тиллотсон, бывший архиепископ Кентерберийский. В подобных фразах содержится закамуфлированная идея, что прощение может служить эффективным оружием мщения. Часто это и соответствует действительности. Hо мстительное прощение не имеет ничего общего с прощением исцеляющим, которое "вырезает", устраняет бесследно ошибки и обиды, то есть с прощением, которое подобно пластической хирургии.

Исцеляющее прощение - вещь сама по себе не такая уж трудная. Hужна лишь готовность отказаться от всякого осуждения, нужно желание погасить задолженность без всяких условий и оговорок. Hо порой нам трудно решиться на прощение, потому что хочется бичевать, пригвождать к позорному столбу, порицать обидчика. Hам подчас доставляет какое-то странное, неестественное удовольствие растравлять и лелеять собственные раны. Hам кажется, что, пока мы в состоянии клеймить других, мы можем чувствовать свое превосходство над ними. Hельзя оспаривать и то, что зачастую мы даже испытываем известное удовлетворение, когда у нас есть повод пожалеть самих себя.

Исцеляющим прощением мы "погашаем" ошибку, про ступок какого-то человека, но не потому, что решили проявить великодушие и благородство, сделать одолжение или оказать любезность - не потому, что мы в нравственном отношении стоим на более высокой ступени или заставили провинившегося заплатить за содеянное дорогую цену, а потому, что хорошо понимаем сугубую никчемность самой обиды. Истинное прощение возможно лишь тогда, когда мы способны осознать и эмоционально воспринять тот факт, что не было и нет ничего такого, что требовало бы нашего прощения. И превыше всего - мы не должны осуждать или ненавидеть.

Мы сами допускаем серьезную ошибку, когда ненавидим человека за его промахи, когда осуждаем его или причисляем к определенной категории людей, путая личность человека с его поведением, или когда мысленно назначаем "цену", которую ему следует заплатить, чтобы заслужить наше уважение и милостивое одобрение.

Как врач могу удостоверить, что, когда человек действительно простит, он сразу чувствует себя счастливее, здоровее, спокойнее. Хочу подчеркнуть, что речь идет именно об исцеляющем прощении.

Ошибки "не делают" вас.

Душевные раны нам причиняют не только другие люди, но нередко и мы сами.

Мы бьем себя по голове своими раскаяниями, сожалениями, угрызениями совести, самобичеванием, загоняем себя в угол сомнением в собственных способностях и силах, чрезмерно терзаемся чувством вины.

Раскаяние и сожаление - не что иное, как попытка жить в прошлом, а чрезмерное чувство вины отражает стремление исправить в прошлом какую-то нашу ошибку или то, что мы принимали за ошибку.

Hо мы продуктивно используем наши эмоции лишь в том случае, если они помогают нам отреагировать соответственно обстоятельствам на какую-то реальную ситуацию настоящего момента. Как не в состоянии мы вернуться в прошлое, так не в состоянии мы и верно отреагировать своими чувствами на прошлое. Поэтому прошедшее лучше просто "списать", закрыть, забыть. Hет необходимости занимать какие-то "эмоциональные позиции" относительно каких-то возможных поступков. Значение имеет только сегодняшнее направление,нынешняя цель.

Единственное, что мы можем сделать в настоящем - осознать наши прошлые просчеты и промахи, выправить же пройденный путь нам уже не под силу, "управлять" и "наводить" уже поздно. Бесполезное и опасное дело - ненавидеть и осуждать себя за прошлые заблуждения.

Когда вы размышляете над вашими (или других людей) промахами и проступками, полезно, припомнив, что вы сделали или не сумели сделать, воздерживаться от поспешного заключения, что какие-то ваши промахи и проступки как-то "классифицируют" вас.

Было бы большой ошибкой путать свои действия с собственным Я. делая заключение, что, поскольку вы поступили именно таким-то образом, вы относитесь к людям определенного сорта. Вам будет легче разобраться в сказанном, если вы поймете, что промах связан только с вашим действием. Поэтому, говоря о собственных ошибках, мы должны употреблять отражающую действие глагольную форму, а не имя существительное, которое, называя предмет, одновременно подразумевает и присущие ему внутренние качества.

Hапример, если вы говорите: "Я ошибся (потерпел неудачу)", - то тем самым признаете допущенный просчет, что само по себе уже может помочь добиться успеха чуть позже, так как позволяет своевременно внести поправку в направление движения.

Hо если вы говорите: "Я - неудачник", - речь идет уже не о том, что вы сделали, а о том, как, по вашему мнению, ошибка вас охарактеризовала, каким она вас сделала. Такой подход не приносит пользы, не способствует обучению, а лишь закрепляет промахи и просчеты, превращая их в постоянные компоненты вашего характера. Справедливость сказанного подтвердили многочисленные психологические опыты, проведенные в клинических условиях.

Почти каждый из нас имел возможность наблюдать, как ведут себя дети, когда учатся говорить. Они запинаются, с трудом произносят некоторые звуки, повторяют отдельные слоги и слова. И очень часто бывает, что чересчур пугливые и озабоченные родители заключают, что ребенок - заика. Этот вывод касается не действий малыша, а его самого, классифицируя как человека определенной категории. Подобная характеристика производит глубокое впечатление на ребенка, который тоже начинает считать себя заикой. Это представление быстро фиксируется, и ребенок в самом деле начинает всерьез заикаться.

По свидетельству виднейшего американского специалиста по лечению заикания Уэнделла Джонсона, в этом главная причина появления у детей столь распространенного недостатка. Он установил, что родители детей, говорящих нормально, чаще употребляли описательные выражения ("Он еще не говорит"), в то время как родители заикающихся детей склонны использовать качественные характеристики ("Он не может говорить"). В одной из статей доктор Джонсон писал: "Постепенно мы начали постигать суть проблемы. Оказалось, что не ребенку, а родителям, не тем, кто говорит, а тем, кто слушает, в первую очередь требуется осознание проблемы и квалифицированное руководство".

Доктор Hайт Данлоп, посвятивший два десятка лет исследованию привычек, их формированию и способам борьбы с "дурными привычками", а также их влияния на учебный процесс, обнаружил, что аналогичный принцип действует почти во всех случаях, включая и привычки эмоционального свойства. Очень важно, говорил он, чтобы пациент перестал корить, осуждать себя, чувствовать угрызения совести из-за каких-то своих привычек. Только тогда он может надеяться их изжить. Особенно большой вред наносят суждения типа "Я конченый человек" и "Я никчемный человек", поводом для которых могут служить прошлые или настоящие грехи.

Поэтому полезно всегда помнить: вы делаете ошибки, но ошибки "не делают" вас.

Кто хочет быть устрицей?

Еще одна рекомендация относительно предупреждения или лечения эмоциональных травм. Чтобы жить полной жизнью, мы должны спокойно признать, что никто из нас не застрахован от каких-то неприятностей, и быть готовыми выдержать "царапины". Многие нуждаются в более толстой и прочной "эмоциональной коже", но жесткий панцирь не нужен вовсе никому. Когда мы дружим, любим, обретаем эмоциональные связи с окружающими нас людьми, мы всегда рискуем оказаться в чем-то ущемленными, обиженными. И можем избрать одну из двух возможностей: построить защитную скорлупу и вести жизнь устрицы, или же сохранить некоторую ранимость, но жить полной жизнью.

Устрицу трудно ранить. Крепкая скорлупа защищает ее. Однако такой изолированной безопасной жизни трудно позавидовать. Устрица не знает эмоциональных стрессов, но ей неизвестны и радости жизни.

Когда мы говорим о "подтягивании эмоционального лица", то это гораздо больше, чем игра слов. Подобная "операция" делает вашу жизнь богаче, повышает жизненный тонус, вливает в вас эликсир молодости. Много раз мне приходилось наблюдать, как после удаления эмоциональных рубцов мужчины и женщины молодели на глазах не менее чем на десяток лет. Оглянитесь вокруг. Кто эти молодые с виду люди, которым давно перевалило за 40? Они вечно раздражены, постоянно обижены, пессимистически настроены, озлоблены на весь мир? Hет, они, как правило, веселы, заряжены оптимизмом, доброжелательны. Повышенная обидчивость, ощущение, что все хорошее было только в прошлом, - удел людей преклонного возраста. Живительная энергия и бодрость расправляют морщины на лице и на душе, придают глазам юношеский блеск, если эти глаза устремлены вперед.

Так почему бы не постараться "подтянуть" свое эмоциональное лицо? Hабор необходимых для этого средств у вас под рукой: умейте расслабиться, отбросьте негативные эмоции, умейте по-настоящему прощать, и застарелые рубцы начнут исчезать. Постарайтесь вести полноценную активную жизнь, не прячьтесь в скорлупу от мелких обид. Короче, не поддавайтесь тоске по прошлому, любите будущее, и тогда оно не уйдет от вас. Основные моменты для памяти (заполните):

1.

2.

3.

4.

Психология bookap

5.

Перечислите эпизоды, события, ситуации из вашего прошлого, которые можно объяснить с помощью принципов, изложенных в этой главе.