6. Семейный ад


...

6.2. История формирования семьи


Этот материал я включил для того, чтобы вы лучше знали свою природу и не возмущались некоторыми явлениями современной жизни в ее производственных, сексуальных и семейных аспектах. Но вначале несколько слов о развитии человечества, семьи и брака в человеческом обществе, хотя если вам неинтересно, то и не читайте. Я же заинтересовался этим вопросом после того, как один из моих пациентов привел к себе в дом вторую жену и сказал первой, что он поступает по Ф. Энгельсу, после чего я и прочел этот раздел в его книге «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Когда я учился в институте, то конспектировал, что велел преподаватель, т. е. происхождение государства, а всю книгу прочесть не удосужился. Но как-то я лечил одного больного, который утверждал, что он хочет привести в дом еще одну жену и поступает в соответствии с классиками марксизма-ленинизма. При это он сослался на «Манифест Коммунистической партии» и вышеназванную работу Ф. Энгельса. А именно на раздел, описывающий происхождение семьи. Мне этот раздел показался интересным. Надо же знать свое прошлое, тогда легче понять настоящее, в котором всегда что-то есть от прошлого и некоторые намеки на будущее, или хотя бы не тратить время на обсуждение тех форм семейносексуальных отношений, которые иногда приходится наблюдать. Может быть, они больше соответствуют природе человека, чем наша социально одобряемая, так называемая моногамная семья.


Этапы развития человечества

1. Дикость имеет три ступени:

Низшая ступень. Детство человеческого рода. Люди находились еще в местах своего первоначального пребывания. Жили на деревьях. Пищей для них служили плоды, орехи, коренья. Главное достижение — возникновение членораздельной речи, доказать его существование нельзя, но допустить такое переходное состояние можно. Длилось много тысячелетий. Сами подумайте, как тогда наши предки занимались сексом и был ли тогда непроизводственный секс.

Средняя ступень. Начинается с введения рыбной пищи и с применения огня. Люди уже меньше зависели от климата и характера местности. Стали расселяться вдоль рек. Появились первые орудия каменного века. Но добыча от охоты слишком ненадежна. Еще раз ответьте на предыдущий вопрос. Энгельс потом вам растолкует.

Высшая ступень. Начинается с изобретения лука и стрелы, благодаря которым дичь стала постоянной пищей человека. Подумайте, были ли тогда любовники и любовницы, мужья и жены.

2. Варварство тоже имеет три ступени:

Низшая ступень. Начинается с введения гончарного искусства. Идет приручение животных и возделывание растений. (Продолжайте думать на ту же тему. — М.Л.)

Средняя ступень. На Востоке начинается с приручения домашних животных, на Западе — с возделывания съедобных растений при помощи орошения и с употребления для построек кирпича и камня. (Теперь я думаю, что вы думаете уже и без моего напоминания, но, может быть, не об Энгельсе, а о надоедливом авторе. И у вас возникает сожаление, что вы купили эту бестолковую книгу. Далее словом «подумайте» буду пользоваться реже, если смогу. — М.Л.)

Образование стад вело к пастушеской жизни в пригодных для этого местах. Обильное молочное и мясное питание благоприятно сказывалось на развитии детей. Начинает исчезать людоедство

Высшая ступень. Начинается с обработки железной руды и переходит в цивилизацию в результате изобретения буквенного письма. В это время жили греки героической эпохи. Полный расцвет данной ступени описан в поэмах Гомера.

3. Цивилизация — период овладения дальнейшей обработкой продуктов природы, развития промышленности и искусства. (А мы на переднем крае этого периода. Как бы нам не повернуть назад! — М.Л.)


А теперь о семье

Там, где семья тесно сплочена, стадо образуется как редкое исключение. Напротив, там, где господствует полигамия, стадо образуется почти само собой. Ревность самца, скрепляющая и ограничивающая состав семьи, приводит ее в противоречие со стадом. Вот почему у обезьян не создалось сообщества подобно человеческому.

Ведь у предков людей взаимная терпимость взрослых самцов, отсутствие ревности было первым условием для образования таких более крупных и долговечных групп, в среде которых только и могло совершиться превращение животного в человека. Это неоспоримо доказывается наличием такой формы семьи, как групповой брак, который еще в XIX в. можно было наблюдать у диких народов. Так вот именно этой полигамии мы и обязаны своим человеческим существованием, а иначе до сих пор жили бы в пещерах. Поэтому нам не с полигамией, т. е. со своей природой, нужно бороться, а подумать, как бы ее, эту самую полигамию, поместить в рамки социально приемлемой моногамии. А теперь прочтите, как человечество шло к моногамному браку.

1. Групповой брак — форма брака, при которой целые группы мужчин и целые группы женщин взаимно принадлежат друг другу и которая оставляет очень мало места для ревности. Именно эта форма брака явилась основой для развития человеческого общества. Кстати, именно это явление мы можем наблюдать в сексуальных отношениях молодых людей. Это не значит, что нам следует вернуться к групповому браку, не нуждаемся же мы в молоке во взрослом состоянии. Более того, многие ученые считают, что молоко приносит вред взрослому человеку, так как в его пищеварительном тракте уже нет ферментов, которые помогали бы усваивать молочный сахар. Но не следует забывать о своей природе. Вот почему меня не шокируют объявления, в которых одна супружеская пара ищет другую для дружбы и сексуальных контактов, — это соответствует природе человека. Сами не хотите так поступать — не поступайте, но не осуждайте других. Может быть, им чего-то не хватает.

В истории развития человечества имелся и период многомужества, которое еще в большей степени находится в вопиющем противоречии с каким-либо чувством ревности и потому неизвестно животным. Именно простые неупорядоченные формы полового общения способствовали переходу от животного состояния к человеческому. Первобытное стадо не распадалось, индивидуальный опыт копился и передавался последующим поколениям. Ревность у человека появилась значительно позже и, по-видимому, с точки зрения Ф. Энгельса, она носит скорее социальный, чем биологический характер, хотя и биологический тоже (этим объясняется более выраженная ревность у мужчин).

Стремление к сексуальным отношениям — это стремление к вечной жизни, Я как тело вечно жить не могу, но я могу передать свои гены детям и вечно жить в детях. И чем больше у меня детей, тем больше шансов прожить в этом плане дольше. Если у меня только один ребенок, то мои претензии на жизнь после смерти малообоснованны. Ведь каждому ребенку я передаю не более половины своего генетического фонда. Женщина — всегда мать своему ребенку, независимо от того, кто ее сексуальный партнер, мужчина — иное дело. Вот он и ревнует — ведь измена женщины фактически превращается для него в покушение на его жизнь после смерти. Впрочем, это моя точка зрения, можете с нею и не соглашаться.

Не было раньше и понятия «кровосмешение». Не только брат и сестра могли стать мужем и женой, но и половая связь родителей с детьми тогда допускалась. Пока не было открыто (открытие весьма ценное), что такое кровосмешение, половая связь между родителями и детьми не вызывала отвращения, просто дети от кровнородственных браков оказывались менее жизнестойкими и умирали. Запрет на кровосмешение имел действительно прогрессивное значение, ибо избавил от ненужных затрат на воспитание нежизнестойких детей. При неупорядоченных половых отношениях запретительных ограничений не было. Никаких норм еще не существовало, а природа позволяла. Но это не значит, что в таком хаосе не было парного, хотя бы временного, сожительства, просто это была одна из форм неупорядоченных отношений. Думаю, они возникали в совместной деятельности, а пары сами не осознавали, что живут моногамным браком и верны друг другу. Вместе их держало дело. Кстати, в такой форме существует секс на некоторых производствах. Из неупорядоченных отношений затем развились следующие формы семьи (по Л.Г. Моргану):

2. Кровнородственная семья — первая ступень семьи. Здесь брачные группы разделены поколениями: все деды и бабки в пределах семья являются мужьями и женами, равно как и их дети, т. е. отцы и матери; равным образом дети последних образуют третий общий круг супругов, четвертый круг состоит из правнуков. Кстати, нечто подобное мы наблюдаем и в наше время. Родители встречаются с родителями, дети с детьми и т. д. На этих встречах вместе танцуют, вроде бы лишь ритуально целуются, т. е. доводят сексуальные отношения до уровня «комсомольских», а вот о степени сексуальности отношений между танцующими знают только сами танцующие. Некоторые женщины иногда доходят до оргазма в танце с другом своего мужа или мужем своей подруги, тогда как мораль (или обстоятельства) не позволят пойти ей на завершенную измену. А если парочки и меняются своими партнерами, то лишь на завершающей стадии, и то не всегда. Но то, что они мечтают переспать с женой (мужем) друга, сплошь и рядом показывают и наши социологические исследования. Цветовой тест отношений показал, что 62,3 % женщин имеют более теплое отношение к некоторым друзьям своего мужа, чем к нему самому. У мужчин этот процент еще выше и достигает 69,6. Там, где муж и жена увлечены друг другом, они очень редко ходят в гости, да и то только тогда, когда нужно решить какие-то дела. Так что кровнородственная семья существует и по настоящее время, только секс в ней не всегда доходит до сексуальной стадии и останавливается на пресексуальной. Чем вам не кровнородственная семья или в лучшем случае пуналуальная семья.

Но вернемся к нашим предкам. Секс в таких группах исключается между предками и потомками. Родственная связь между братьями и сестрами понимается как нечто само собой разумеющееся. В первобытную эпоху сестра была женой, и это тогда было нравственно. Кровнородственная семья вымерла, остаточные элементы ее наблюдали у аборигенов Гавайских островов и вообще по всей Полинезии. Так что если вы встречаете подобные отношения в наше время, то не возмущайтесь этими признаками атавизма, а подумайте, почему так происходит. Могу высказать только одну гипотезу. Энергия, которая должна уйти на личностный рост, не израсходована по назначению, а израсходовать ее необходимо. Вот она и идет на секс с родственниками. Уже наши предки избегали этого.

3. Пуналуальная семья. Здесь исключался брак между братьями и сестрами. Племена, у которых вводилось это правило, развивались быстрее, чем, где брат мог жениться на сестре. Кровнородственная семья постепенно распадалась. Ряд сестер становился ядром одной общины, их единоутробные братья — ядром другой. Известное число сестер были общими женами общих мужей, из числа которых исключались их братья. Эти мужья уже не называли друг друга братьями, а пуналуа, т. е. близким другом, компаньоном. Равным образом ряд братьев состоял в браке с известным числом женщин, но только не своих сестер, и эти женщины также называли себя пуналуа (Гавайи). То же говорил Цезарь о бриттах: «У них каждые десять или двенадцать мужчин имеют общих жен». И сейчас мы имеем такие примеры — «шведская семья». Так что не возмущайтесь этими явлениями. И они не противоречат природе человека

Непосредственно из пуналуальной семьи возник институт рода. При всех формах групповой семьи неизвестно, кто отец ребенка, но известно, кто его мать. Поэтому при групповом браке происхождение может быть установлено лишь по материнской линии, а потому и признается только женская линия. Так бывает у всех диких народов и у всех народов, стоящих на низших ступенях варварства. У евреев в Израиле до сих пор евреем безоговорочно признается только тот, у кого мать — еврейка. Отец может быть и другой национальности.

Так сложился первоначальный род — группа единоутробных сестер и более дальних их родственников вместе с их детьми и братьями. Все они имеют общую родоначальницу, все женские потомки являются сестрами. Но мужья этих сестер уже не могут быть братьями и не входят в состав их кровнородственной группы. Их же кровные братья уходят в другой род, где становятся мужьями. Род шел по женской линии.

4. Парная семья постепенно формировалась в недрах группового брака. Когда пары в течение продолжительного времени жили вместе, такое соединение постепенно упрочивалось. Браки между членами родов, не состоявших в кровном родстве, давали более крепкое потомство, как физически, так и умственно. Племена с родовой организацией одерживали верх над племенами, жившими в кровнородственном браке, женщины становились меньше, их стали похищать и покупать. Парная семья еще не имеет общего хозяйства. За право жить с одним мужчиной необходимо было платить выкуп — раз в год отдаваться постороннему или в течение года до свадьбы отдаваться другим мужчинам. Искупительная жертва постепенно становилась все легче. В средние века она свелась к праву первой брачной ночи феодала. Сейчас невесту у ее родственников жених выкупает за небольшую сумму. Да и измены имеют место быть. Только все это не афишируется.

Парная семья возникла на рубеже между дикостью и варварством. Это характерная семья эпохи варварства, так же как групповой брак — на данной стадии дикости, а моногамия — в цивилизованное время. Парную семью еще можно было наблюдать в XIX в. среди индейцев в Америке. Для дальнейшего развития парной семьи и перехода к прочной моногамии нужны были новые общественные силы.

Ф. Энгельс связывал появление моногамной семьи с развитием частной собственности, которая сосредоточивалась в моногамных семьях. Частная собственность нанесла удар по обществу, основанному на парном браке и материнском роде. Парный брак ввел в семью новый элемент — достоверного отца, который добывал пищу и обладал правом собственности, в основном на орудия труда, в случае расторжения брака, Муж становился более влиятельным членом семьи. Потомство мужчин оставалось в семье, а потомство женщин исключалось из семьи — это была бескровная революция.

Ниспровержение материнского права было всемирно-историческим поражением женского пола. Муж захватил бразды правления в доме, а жена превратилась в рабу его желаний, в простое орудие деторождения. Это приниженное положение женщины привело к возникновению патриархальной семьи — промежуточной форме между парной и моногамной. В патриархальной семье глава семьи живет в многоженстве, несвободные имеют жену и детей. Глава семьи был господином для жены, детей и рабов (Рим). Чтобы обеспечить верность жены и происхождение детей от определенного отца, жена отдается под его безусловную власть. Если он ее убивает, то осуществляет свое право. Но многоженство было доступно только лицам, занимавшим видное положение. Большинство начинает жить в моногамии.

5. Моногамная семья возникает из парной семьи, на рубеже между средней и высшей ступенью варварства; ее окончательная победа — один из признаков цивилизации. Она основана на господстве мужа с одной целью — обеспечить рождение детей, происхождение которых от определенного отца не подлежит сомнению, и отличается от парного брака гораздо большей прочностью уз, которые расторгаются по желанию любой из сторон. Теперь только муж может подать на развод. Право на супружескую неверность закреплено только за ним. Женщина, если вспомнит о былой практике половых отношений, подвергается более строгой каре, чем когда-либо прежде.

Во всей суровости новая форма семьи выступает у греков. Женщина принижена господством мужчины и конкуренцией рабынь, фактически она была старшей служанкой. Ее держали взаперти, чтобы обеспечить достоверность отцовства. Женщина была отстранена и от общественных дел. Широко была распространена проституция, «выдвинувшая из своих рядов» ряд ярких представительниц греческих женщин, так называемых гетер. Унижение женщин мстило за себя и унижало самих мужчин: гречанки, несмотря на надзор, находили возможность обманывать своих мужей, а последние, стыдясь обнаруживать свои чувства перед женами, вынуждены были развлекаться с гетерами и погрязли в противоестественной любви к мальчикам.

Итак, моногамия отнюдь не была плодом индивидуальной половой любви, так как все браки были по расчету. Она была первой формой семьи, в основе которой были не естественные, а экономические условия (это и лежит в основе супружеских измен. — М.Л.). Единобрачие появляется как порабощение одного пола другим, как провозглашение неведомого до тех пор противоречия между полами. Это, конечно, был прогресс, но и регресс, ибо благосостояние и развитие одних осуществлялось ценой страданий и подавления других.

Прежняя относительная свобода половых связей не исчезла с победой парного брака и даже моногамии, вследствие чего появились гетеризм и проституция. Гетеризм ведет непосредственное происхождение от группового брака, от той жертвы, ценой которой женщины получали право на целомудрие. Отдаваться за деньги — вначале было освященным религией делом; и происходило в храме богини любви, в сокровищницу которого и шли заработанные деньги. Отдаваться посторонним мужчинам — первоначальная обязанность каждой женщины стала впоследствии уделом только жриц.

Моногамия порождает свои противоречия. Вместе с единобрачием появляются два неизвестных ранее характерных общественных типа: постоянный любовник жены и муж-рогоносец. Мужчины одержали победу над женщинами, но увенчать победителей великодушно взялись побежденные. Рядом с единобрачием и гетеризмом неустранимым общественным явлением сделалось и прелюбодеяние, запрещенное, строго наказуемое, но неискоренимое. Достоверность происхождения детей от законного отца продолжала основываться самое большее на нравственных убеждениях. Чтобы разрешить это противоречие, Наполеон ввел в свой кодекс такую статью — «отцом ребенка, зачатого во время брака, является муж». Таков конечный результат трехтысячелетнего существования моногамии. Со времени, когда была написана книга Ф. Энгельса, мало что изменилось, разве только точнее можно определить, кто является отцом ребенка. Измены продолжаются.5


5 Л.Г. Морган цит. по Ф. Энгельсу. См. список использованной литературы


У римлян семья не была так сурова, жена могла требовать расторжения брака наряду с мужем.

Несколько иначе было у других народов, но всегда моногамный брак был не актом эротической любви, не любовным союзом, а сделкой из-за неравного положения полов.

Поскольку при любой форме брака люди остаются такими же, как были и до него, чаще все это приводит только к скучному супружескому сожительству, которое называется семейным счастьем. Лучшим отражением такого брака служит роман. В немецком — молодой человек получает девушку, во французском — пару рогов. Брак по расчету фактически превращается в самую грубую проституцию — иногда с обеих сторон, а гораздо чаще только со стороны жены, которая отличается от обычной куртизанки только тем, что отдает свое тело не как наемная работница за разовую оплату, а раз навсегда продает его в рабство. («Две проституции составляют одну добродетель»). Да и сейчас во многих семьях «порядочных» дочерей учат продаваться подороже — искать выгодную партию, богатого мужа или «друга». Мужчин такое состояние деморализует гораздо больше, чем женщин. Среди женщин проституция развращает только несчастных. Зато всей мужской половине человеческого рода она придает низменный характер. Так, например, долгое пребывание в положении жениха является подготовительной школой супружеской неверности.