Введение


Хочу рассказать, как возникла идея написания этой работы. После выхода в свет книги «Если хочешь быть счастливым» количество подопечных у меня увеличилось в основном за счет не слишком предприимчивых представителей нашей интеллигенции, которые не смогли успешно продвинуться по службе, достичь материального благополучия и счастья в семейной жизни. Иногда обращались ко мне и люди успеха. Они не нуждались в подробных описаниях. Им нужны были четкие правила и короткие разъяснения. Тогда я написал специально для них «Принцип сперматозоида». Интерес людей успеха ко мне увеличился. Как-то беседовал я с одним крупным предпринимателем. Все у него было как будто бы хорошо — и бизнес, и семья (симпатичная образованная жена и двое славных детишек). Но дела заставляли его довольно часто задерживаться на работе и ездить в командировки с сотрудниками и сотрудницами. Эпизодически во время поездок между ним и его сотрудницами завязывались сексуальные отношения. О разводе он и не думал, но тайное становилось явным, вызывая резкое непонимание жены этих увлечений. Не помогали ни его заверения в преданности и любви, ни объяснения, что таким образом он просто снимает стрессы, ни даже разрешение жене тоже завести любовника.

Постепенно он приобретал опыт, жена все реже узнавала о его сексуальных похождениях, но «пришла беда, откуда не ждали», — его любовницы, особенно, если их связь затягивалась, начинали хуже работать или предъявляли непомерные требования. И если любовница оказывалась «на высоте», то обойденные или находящиеся в отставке сотрудницы по «доброте душевной» информировали супругу. Он оказывался в положении между Сциллой и Харибдой. Я, воспитанный в определенных правилах, согласно которым не стоит и невыгодно заниматься сексом там, где мы живем и проводим большую часть времени — на работе, да и дома часто думаем о ней — внутренне осуждал его за это. Но как профессионал, выполняющий заказ клиента, помогал ему улаживать отношения с Харибдой (женой). Со сциллами (любовницами) он управлялся сам, хотя, подобно Одиссею, терпел существенный урон.

Так вот, он и попросил меня разработать такую методику, которая сделала бы безопасным общение со сциллами и с харибдами. Чисто умозрительно я понимал, что мне дана задача, напоминающая изобретение вечного двигателя. Сам Одиссей (а ему ведь покровительствовали боги!) не смог бы в этой ситуации избежать потерь. Мое же предложение перестать «плавать» между ними он не принял и попросил разработать приемы, которые бы смягчали удары. Вопрос этот он поднимал неоднократно, и меня как исследователя эта проблема заинтересовала. В свое время я написал статью о наркоманической любви, где, по сути дела, хотя и вскользь, разбиралась проблема сексуальных отношений на производстве. Моя профессия позволила мне накопить опыт и в семейном консультировании, где такие проблемы часто возникали как следствие подобных отношений.

Итак, я пошел в библиотеку, чтобы ознакомиться с состоянием проблемы, и понял, что напал на совершенно неразработанную тему, что все в этой сфере отдано на откуп искусству и морали, многие положения которой весьма обветшали. Поскольку я пишу научное исследование, то буду придерживаться в основном научной терминологии, ибо обыденные слова, понятные всему населению, плохо воспринимаются научными мужами и дамами. А так как я хотел бы, чтобы меня понимали и те, ради кого вообще-то и делается наука, я тут же привожу и обычное, просторечное выражение. Правда, в художественной литературе я нашел много произведений, которые описывают вредные последствия секса на производстве в трагедийной, драматической, а иногда и комической форме, но, увы, такая литература совершенно не пригодна для цитирования в научном исследовании, хотя за неимением полновесных, понятных человеку науки трудов по данной проблеме мне все же придется ссылаться на эти произведения, а в ряде случаев разработать свой научный аппарат и высказать ряд гипотез. Известно, что несколько десятков тысяч лет биология человека практически не меняется, и прогресс человечества идет в основном за счет психологической адаптации, а письменность существует всего-навсего несколько тысяч лет. Поэтому, что происходило ранее в плане секса, нам неизвестно. Остается только строить гипотезы. Одна из них такова: раньше секс был только производственный. Мне трудно представить, чтобы в период первобытнообщинного строя сексуальные партнеры совместно не участвовали в производственной деятельности. Поэтому изначально я могу высказать предположение, что сексуальные партнеры всегда вместе занимались и производственной деятельностью. И эти отношения являются биологической нормой, вытесненной последующими ограничениями цивилизации с ее социальными догматами, в том числе и отделением семьи от производства. Ну а поскольку секс на производстве — это не социальная норма, а биологическая, к этой норме, т. е. производственному сексу, человек будет стремиться всегда, точно так же, как дерево, сколько бы его ни гнули вниз или вбок, все равно тянется вверх. Как говорил А.Шопенгауэр, сколько ни скрывай природу, все равно она вылезет. Поэтому нам необходимо разработать такую теорию и такую систему практических действий, которая бы, с одной стороны, удовлетворяла требованиям цивилизации и морали, а с другой — не противоречила природной склонности человека заводить сексуальные отношения на производстве. А возможна ли моногамная семья при полигамной природе человека? Выскажу вам сразу же свое мнение на этот счет, чтобы вы не заглядывали в конец книги. Я считаю это возможным и практически осуществимым, хотя в своей практике ни разу не встречал сексуальных моногамных отношений.

Кстати, одну из таких догм цивилизации: жить для чего-то или кого-то (родины, науки, идеи, детей, жены, мужа, родителей и пр.), нам удалось привести в соответствие с природой человека, заключающейся в том, что он стремится жить для себя (Литвак М.Е. Если хочешь быть счастливым. Ростов н/Д, 2000; Принцип сперматозоида. Ростов н/Д, 2000; и др.). Ничего страшного не произошло. Лица, усвоившие программу жить для себя, начали не только в полной мере удовлетворять свои желания, но и одновременно оказались полезнее тем, ради кого они раньше жили. Ни родина, ни дети и т. д. не только не пострадали, но и оказались в выигрыше. В принципе, в этих работах была решена проблема производства и секса: заводи с женой производственные отношения и отрегулируй секс, а в плане профилактики ищи себе жену (мужа) среди тех, с кем вместе работаешь. Мне представляется, что нами найден принцип, использование которого позволит удовлетворить полигамную природу человека при внешне моногамной форме семьи. Этот принцип требует выполнения всего двух положений: необходимы постоянные личностные изменения в сторону личностного роста, возможные только в равноправном совместном творческом труде, а не разнообразие технических приемов в сексе.

Небольшое пояснение относительно творческого труда. Он возможен только с постоянным обновлением и появлением качественно новых приемов работы, т. е. когда постоянно растет квалификация, и человек полностью вовлечен в процесс труда. Поясню на конкретном примере. Когда я только начинал читать лекции, они были не очень увлекательны и не очень содержательны, и мне каждый раз приходилось искать новые факты и изучать ораторские приемы. Лекции были для слушателей и не очень интересными, может быть, но для меня труд был творческим. Я все время находился в поиске. Наконец я достиг довольно приличного уровня, и лекции мои стали стереотипными, хотя слушателями воспринимались очень хорошо. Но это уже был не труд, а работа. У меня появились ученики. И хотя они читали лекции хуже меня, тем не менее, они творили, они менялись, а я застыл, хотя и на более высоком уровне. Я фактически стал пластинкой, которую можно прослушать много раз, но которая все равно вскоре станет неинтересной.

Я заметил, что постепенно вокруг меня стали появляться все новые и новые люди, а старые бесследно исчезали. Не ждите, что вам кто-нибудь скажет, что вы застыли, просто те, кому вы надоели, сами исчезнут с вашего горизонта, и хорошо заметить это самому. Лично я прозрел после одного случая. Работая преподавателем на факультете усовершенствования врачей, каждые 5 лет я сталкивался практически с одними и теми же людьми. Это им удобно: не нужно никуда ездить, а документ мы выдаем полноценный. Так вот, читаю я лекцию. Один из моих слушателей лекцию не конспектирует, а раз в 10–15 мин делает в тетрадке какие-то пометки. Оказывается, 5 лет назад он записал эту лекцию, а сейчас следит, есть ли какие-то изменения. Меня это потрясло. Я круто изменил содержание лекций, написал ряд новых, изменил манеру чтения. Стал не столько «вещать», сколько задавать вопросы, помогать моим слушателям самим открывать истины. Нередко монолог переходил в дискуссии. Как только я это сделал, стали возвращаться старые друзья.

С книгами у меня получилось то же самое. Написав несколько основных книг, в последующих я стал использовать кусочки из предыдущих. Началось нечто вроде творческого застоя. Нет, отдельные отрывки вообще-то можно использовать, но не более чем на 25–30 %. У меня же оказалось все наоборот. Для людей я вроде бы творец, но себя не обманешь, да и мои истинные почитатели тоже эти повторы видят. Так вот, эта книга принципиально новая, повторов здесь будет немного, да и то только необходимые для понимания теми, кто прежде моих книг не читал. Эти повторы основательно переработаны. То же самое стоит делать и в семье, и в сексуальных отношениях, если хочешь сохранить при себе своего партнера: не изменять его, а меняться самому, расти.

И даже если ваш партнер не меняется, вы начинаете видеть его в другом свете. Он как бы становится для вас новым человеком. Человеку и в голову не приходит менять сексуального партнера, потому что он все время меняется сам и фактически становится каждый раз другим. Довольно и общество — семья становится очень крепкой.

Однако личностный рост дело медленное и постепенное. Партнер, с которым вы живете, может этого роста и не заметит. Разнообразие же технических приемов сразу же создает впечатление, что ты занимаешься сексом уже с другим партнером.

Выполнение этих положений приводит к тому, что у вас вроде бы имеется много сексуальных партнеров, а на самом деле материальные и физические затраты уходят только на одного. Очень выгодно в финансовом плане, да и общество тебя не осуждает. Кроме того, не приходится тратить время на разъезды, подарки, уменьшается эмоциональное напряжение. Не приходится ничего сочинять, запоминать, был: на совещании, у друзей или играл в преферанс. Выгоды такого положения можно перечислять до бесконечности.

Но в настоящее время это выглядит достаточно утопичным для многих людей. Для тех же, кто посещает мои семинары, это уже факт или вполне определенная и достижимая цель. Большинство семей сейчас напоминают разбитую вазу, где две половинки завернуты сами по себе в обертку непонимания, конфликтов и вражды, а все это шаткое образование скреплено только непрочным свидетельством о браке и отчужденным проживанием под одной крышей. Нет семьи, только призраки, тени и фантомы. И тогда человек ищет сексуального удовлетворения в лучшем случае на производстве, в худшем — у проституток, как правило, не очень высокого класса. В этом плане производственный секс нам представляется меньшим злом, ибо его участники знают друг друга, так как они совместно работают. А познать человека как уникальность можно только в том случае, если с ним вместе сотрудничаешь. Индивидуальность ярче проявляется в делах, а не в постели. Так что при ближайшем рассмотрении и теоретическом осмыслении производственный секс скорее следует приветствовать, чем преследовать, хотя имеются определенные социальные рифы и мели, которые я постараюсь помочь обойти моим читателям.

Если предложенную гипотезу с помощью психологического тренинга и социальной работы удастся перевести в теорию, думаю, что со временем она даст и благоприятные практические результаты, если выйдет за рамки научных лабораторий. Обсуждая проблемы производственного секса, мы вынуждены были провести ряд исследований распространенности производственного секса, ознакомиться с тем, что уже известно. Всеми этими сведениями я поделюсь с читателем. Не буду мучить вас большим обзором литературы. Остановлюсь лишь на работах нескольких авторов, которые произвели на меня сильное впечатление. Впрочем, те, кому это неинтересно, могут сразу обратиться к практическим рекомендациям.

Моногамная семья — порождение позднего периода. Теперь же многие ведут формально моногамную жизнь практически не из-за моральных убеждений, а из-за материального положения: добывание хлеба насущного отнимает столько сил и времени, что некогда со своей половиной и сексом заняться. Но когда такому человеку удается разбогатеть, он тут же находит себе другого сексуального партнера. Окружающие говорят, что деньги его испортили, хотя на самом деле просто появились условия для проявления его полигамной сущности, не удовлетворенной в семейном сексе.

Хочу поделиться выводами, к которым пришел в результате проведенной работы. Мне легче комментировать современную половую жизнь и проводить аналогии, сравнивая ее с половой жизнью наших далеких предков. Ученый в лаборатории что-то изобретает, открывает, описывает и публикует в научных журналах тиражом 500—1000 экземпляров, которые затем лежат на книжных полках практически невостребованные. Среди них достаточно много таких работ, которые и читать-то не стоит. И я был грешен в создании таких работ: их у меня около 30 (по 1–3 странички каждая). Их публикация доставляла большую радость, в основном, мне. К 42 годам я понял, что никто и никогда не будет определять микроэлементы для диагностики шизофрении, вычислять формулу тяжести ее течения и определять прогноз течения маниакально-депрессивного психоза по формуле раскачивающегося маятника. Тогда я занялся практикой. Накопились данные, которые потребовали обобщения, и я снова вернулся к науке, даже защитил диссертации. Но главное — появились мои книги. Их не только публикуют, но еще и читают и находят в них что-то полезное, о чем я узнаю из многочисленных откликов. Иногда появляется потребность в их повторном издании.

Вот и сейчас, дорогой мой читатель, я хочу, чтобы мои работы прежде всего были полезны для вас. Если так будет и с этой работой, в дальнейшем, я придам ей строго научную форму. Если не смогу или не успею, это сделают другие.