Глава 3. НАРУШЕНИЯ ОБЩЕНИЯ В СЕМЬЕ И СУПРУЖЕСКИЕ КОНФЛИКТЫ КАК ДЕСТРУКТИВНЫЕ ФОРМЫ РАЗРЕШЕНИЯ СЕМЕЙНЫХ КРИЗИСОВ


...

ТРУДНОСТИ И НАРУШЕНИЯ МЕЖЛИЧНОСТНОГО ОБЩЕНИЯ В СЕМЬЕ

Нарушения межличностного общения – одна из наиболее актуальных проблем семейного функционирования. Поэтому трудности общения и нарушения межличностной коммуникации в семье выделяются многими психотерапевтами в качестве причин супружеских конфликтов.

Трудности в общении часто возникают из-за низкой коммуникативной компетентности супругов и использования ими высказываний типа коммуникационных барьеров, затрудняющих процесс эффективного общения. Типы неэффективных высказываний включают в себя:

приказания, прямое инструктирование; предостережения, угрозы; нотации, морализаторство; советы и разъяснения; логическую аргументацию; прямую негативную оценку; высмеивание, навешивание ярлыков; похвалу; интерпретацию поведения, постановку диагноза; расследование, допрос; утешение, успокаивание; отвлечение внимания, уход от проблемы.

В качестве основных видов нарушений супружеского общения, приводящего к конфликтам, психологи выделяют:

1) противоречивость вербальной и невербальной коммуникации;

2) возникновение коммуникационных барьеров;

3) манипулирование партнером в процессе коммуникации, злоупотребление управлением коммуникацией;

4) нарушение и искажение передачи чувств;

5) отклоненная коммуникация;

6) парадоксальная коммуникация;

7) замаскированная коммуникация – мистификация;

8) борьба за коммуникационный канал.

Если трудности общения приобретают хронический характер, возникает так называемая коммуникационная проблема, связанная с существованием актуальной потребности одного из членов семьи в помощи или содействии партнера и неадекватностью способа передачи информации. В супружеских отношениях достаточно часто дефицитной информацией, то есть информацией, передача которой оказывается затруднена, является просьба о подтверждении любви, обращение за эмоциональной поддержкой и сопереживанием.

Например, муж испытывает потребность в выражении любви, поддержки со стороны жены, однако обращение с подобной просьбой не согласуется с его представлениями о маскулинности и о себе как сильной личности. На первом, информационно-дефицитном этапе реальная коммуникация заменяется воображаемой, частично невербальной – поведение мужа представляет собой молчание, «сверлящий» и умоляющий взгляд вслед уходящей жене, мысленные призывы.

На следующем этапе происходит замещение и искажение информации, поскольку непосредственное выражение супругом своих потребностей диссонирует с его ожиданиями и предписанным сценарием ролевого поведения («когда приходится быть сильным, а хочется быть слабым...»). Например, муж, вместо того чтобы сказать: «Побудь со мной, мне не хватает твоего внимания, и вообще, я сегодня устал и чувствую себя жалким», говорит: «Что-то я плохо себя чувствую...» Жена, бросая все, мчится в аптеку и, возвращаясь, обнаруживает «тяжелобольного», почти умирающего полчаса назад мужа развалившимся в кресле перед телевизором. Скандал.

Наконец, на поведенческом этапе начинается манипулирование партнером с целью заставить его делать то, что желает носитель дефицитной информации. В нашем случае муж использует любые средства для того, чтобы заставить жену все время проводить дома рядом с ним (упреки, использование мнения родственников в целях давления и пр.). Отношения катастрофически ухудшаются, наблюдается потеря взаимного доверия, эскалация конфликта. Исходная потребность так и не удовлетворена, более того, шансов на эмоциональную поддержку и взаимопонимание уже почти не осталось.

Отклоненная коммуникация представляет собой односторонний процесс, в котором один из партнеров, по сути, занимает позицию изоляции и молчаливого отказа от коммуникации. Внешне такая коммуникация выступает как монолог вместо диалога, в общении партнеров отсутствует зрительный контакт.

Блестящей иллюстрацией отклоненной коммуникации может стать картина совместного ужина, изображенного на картине В. Ван Гога «Едоки картофеля». Вечер, крестьяне собрались за столом за скудным ужином. Казалось бы, совместная трапеза объединяет, едоки вроде глядят друг на друга, однако продолжение линии взора легко обнаруживает, что на самом деле ни один из них не смотрит на сотрапезника, взгляд каждого из них устремлен в никуда – коммуникация разорвана!

Парадоксальная коммуникация представляет собой передачу по коммуникационному каналу одновременно двух взаимоисключающих сообщений, каждое из которых должно быть воспринято партнером как истинное. Противоречивое сообщение подкрепляется еще и запретом его замечать или комментировать. Например, супруг, вернувшись домой, застает заплаканную жену и тревожно спрашивает: «Что случилось?» Следует ответ со слезами на глазах: «Все в порядке, у меня все хорошо!»

Замаскированная коммуникация, или мистификация, часто используется супругами в условиях актуального или хронического семейного конфликта и представляет собой маскирование и затушевывание противоречий и конфликтов в отношениях с целью сохранить статус-кво, не объективировать конфликтную ситуацию. Мистификация состоит в том, что один член семьи отвергает адекватную интерпретацию семейной ситуации, своих чувств и переживаний, предлагаемую партнером.

Борьба за коммуникационный канал выступает как попытка одного из членов семьи установить безусловное доминирование и главенство над партнером в форме стремления сохранить за собой «последнее слово», утвердить первенство и создать ощущение, что именно ему принадлежит право на решение всех семейных проблем независимо от их ранга. В основе подобного нарушения межличностной коммуникации лежит неразрешенная проблема главенства в семье.

Взгляда, касающегося того, что одной из причин супружеских конфликтов является нарушение межличностной коммуникации супругов, придерживается и А. Г. Шмелев.[6] Детальный анализ одной из записанных ссор между супругами позволил ему выявить не осознаваемый участниками механизм большинства семейных ссор. Этот механизм можно условно назвать «укоренением в прошлое».

Допустим, по ходу доброжелательной или хотя бы нейтральной беседы один из участников допустил агрессивный выпад в адрес другого. Этот срыв оказывается, как правило, слишком очевидным и изобличает «агрессора» как зачинщика очередной ссоры. Но «агрессор» тотчас начинает маскировать (от другого и от себя самого) свою ответственность за начало ссоры тем, что тут же разворачивает перед партнером картину таких его поступков в прошлом, которые позволяют расценить враждебный выпад сегодня лишь как ответную вынужденную и закономерную реакцию на то, что было в прошлом. Причем берется сколь угодно длительный отрезок времени, в котором у партнера (жертвы агрессии сегодня) обязательно найдутся прегрешения.

Естественно, партнер будет протестовать против такой тенденциозной оценки его поведения в прошлом, против тенденциозной подборки фактов и в свою очередь тоже начнет припоминать какие-то некрасивые поступки другой стороны, объяснять, что его некрасивые поступки в прошлом если и случались, то были вынужденной реакцией на такие-то недоброжелательные действия оппонента. В ответ следует новый взрыв встречных негодований и обвинений.

Механизм «укоренения в прошлое» катится по наезженной колее и с катастрофической быстротой может привести стороны к обсуждению тех времен, когда еще самого общения между партнерами не существовало. Например, мать сообщает сыну (дочери), что его (ее) дурной характер предопределен дурными генами... Конфликтующие супруги отпускают обвинения в адрес родительских семейств (кланов), плохо воспитавших, дурно повлиявших на... и т. д.

«Маятник конфликта» не может остановиться сам по себе, он раскачивается все сильней и сильней. Порой, правда, кажется, что его колебания затухают, но это обман зрения. Просто перерывы на сон, еду, работу или выход в гости на время как бы выключают ссору. Но потом, когда конфликт вспыхивает вновь, оказывается, что его колебания (чередования противодействующих усилий) набрали еще большую силу. И каждое новое колебание «маятника конфликта» – следствие его предыдущего колебания в противоположную сторону. Каждая новая реплика, которая воспринимается адресатом как агрессивная, атакующая, для ее автора является вынужденной, защитной. Конфликт тем самым становится непримиримым: если высокой останется самооценка одного человека, то будет унижено достоинство другого и наоборот.

Это порочный круг. Выйти из него ни одна из сторон не может и не желает без ущерба для другой: если один человек докажет свою правоту, то это автоматически будет означать, что другая сторона является неправой.

Таким образом, любая семья в процессе своей жизнедеятельности сталкивается с проблемными ситуациями, разрешение которых осуществляется в условиях противоречивости индивидуальных потребностей, мотивов и интересов ее членов. Эти противоречия нередко разрешаются в форме конфликта.

СУПРУЖЕСКИЙ КОНФЛИКТ КАК НАРУШЕНИЕ СЕМЕЙНОЙ КОММУНИКАЦИИ

Слово «конфликт» происходит от латинского conflictus – «столкновение» и означает столкновение противоположно направленных целей, интересов, позиций, мнений или взглядов оппонентов или субъектов взаимодействия; серьезное разногласие, острый спор, что часто предполагает борьбу между сторонами.

Конфликт представляет собой столкновение противоположно направленных целей, интересов, позиций, мнений субъектов взаимодействия. Вместе с тем следует отличать этот вид нарушения семейного общения от других трудностей семейных отношений, которые во многом напоминают конфликт, но в то же время конфликтом не являются. В качестве таких деструктивных форм супружеского взаимодействия выделяются спор и ссора.

Надо различать ссору и спор. Спор обычно касается способа достижения общей, единой для спорщиков цели; только каждый утверждает, что способ действия другого неприемлем, так как не позволяет достичь цели, а лучшим является тот способ действия, который он сам предлагает.

Ссора – это уже столкновение по поводу самих целей. В этом случае оспариваются ценности, интересы, личные качества другого человека. В быту начало ссоры так и принято обозначать как «переход на личности». Если суть спора – «надо действовать не так», если спор обходится без негативных оценок оппонента как личности, то ссора всегда включает личные обвинения.

Спор – неотъемлемая сторона всякой совместной деятельности людей, совместной жизни. Однако вся проблема, вся загвоздка человеческих отношений заключается в том, что нет формальных стопроцентных правил, позволяющих всегда надежно по внешним признакам отличить спор и ссору, «ухватить» тот момент, когда одно сменяется другим. Если один партнер обозвал другого нелестным (бранным) словом, это однозначно сигнализирует: ссора началась.

Искусство самому оставаться в рамках спора – это еще не искусство общения. Это искусство самообладания. Собственно психологическое искусство – искусство общения – это помочь остаться в рамках спора своему оппоненту, своему партнеру. Но, увы, как часто в ситуациях напряжения, в ситуации, чреватой взрывом эгоцентрических эмоций, мы сосредоточиваем внимание только на себе и напрочь забываем про партнера.


Как же в целом можно охарактеризовать супруже ские конфликты?

Их можно определить как обоюдное отрицательное психическое состояние супругов, характеризующееся враждебностью, отчужденностью, негативизмом в отношениях, вызванное несовместимостью их взглядов, интересов или потребностей.

Первая особенность такого состояния – возможность его быстрого перехода в стресс, в аффект, во взрыв чувств, который искажает психику человека: он совершает поступки, которые в нормальных условиях никогда не имели бы места.

Вторая особенность – обострение отрицательных эмоций, переживаний, их саморазвитие. При конфликте обнаруживаются такие негативные стороны личности, которые были скрыты за внешне положительными формами поведения (чувство озлобленности).

Третья особенность – разрастаясь, конфликт всегда влечет за собой опустошенность, состояние, при котором всё, кроме столкновения, кажется мелким, незначительным.


Можно говорить о позитивной (конструктивной) и негативной (деструктивной) функциях конфликта. Конструктивная функция состоит в объективировании источника разногласий и противоречий и создании условий для устранения конфликта, в профилактике стагнации отношений, стимулировании развития отношений и их оптимизации.

Конструктивная функция конфликта в семейных отношениях заключается в том, что он может стать мощным источником развития личности и группы. Для личности его последствия могут выражаться в достижении душевного равновесия, умиротворенности, повышении осмысленности жизни, новом ценностном сознании. В семье благодаря конфликту могут появиться новые цели, нормы, ценности.

В рамках своей конструктивной функции конфликт:

а) адаптирует семью в целом и отдельных ее членов к новым условиям, в которых они оказались;

б) объективирует источник разногласия и тем самым позволяет устранить его;

в) обнажая и устраняя противоречия, освобождает семью от подтачивающих ее факторов и тем самым способствует ее стабилизации;

г) сплачивает членов семьи и ориентирует их на защиту ее единства;

д) помогает изжить внутреннюю напряженность и избавиться от фрустрации;

е) помогает найти подходящие средства влияния на другого;

ж) позволяет членам семьи раскрыть лучшие качества своей личности и завоевать авторитет в семье.

Конструктивная функция конфликта начинает осуществляться тогда, когда супруги или любые другие спорящие стороны обладают навыками конструктивного поведения в конфликтной ситуации. Если этого нет, то усиливается деструктивная функция конфликта.

Деструктивная функция конфликта заключается в том, что на уровне личности по мере нарастания ощущения неразрешимости конфликта последний может приводить к все более нарастающему ощущению психологического дискомфорта. Происходит сдвиг мотива на цель: конфликтующие стороны начинают забывать о том, что их целью является конструктивное разрешение ситуации. На первое место выходит желание уязвить другого, причинить ему вред, порой даже ценой собственного вреда. Если внутрисемейный конфликт принимает затяжной характер, благодаря которому многие базовые потребности личности перестают удовлетворяться, то результатом такого конфликта для личности может быть невроз.

На уровне внутрисемейного функционирования деструктивная функция конфликта может проявляться в нарушении обмена информацией, системы взаимосвязей, ослаблять единство семьи, снижать ее сплоченность, способность противостоять трудностям.

Нарастающий психологический дискомфорт, по мере того как конфликт начинает принимать все более затяжной и деструктивный характер, побуждает супругов более активно искать конструктивные пути выхода из конфликтной ситуации. Если самостоятельный поиск не увенчался успехом, конструктивным шагом на пути к разрешению конфликта становится обращение к психологу.


Естественно, конфликтной семья становится не сразу, а спустя некоторое время после образования брачного союза. И в каждом отдельном случае есть свои причины, породившие психологическое напряжение и дестабилизирующие семейную атмосферу. Однако не все семьи разрушаются, многим удается не только устоять, но сделать более прочными семейные узы. Все зависит от того, чем обусловлено появление конфликтной ситуации в семье и каково отношение к ней каждого из супругов, а также от их ориентированности на конструктивный или деструктивный путь разрешения семейного конфликта.

Поэтому следует разграничивать такие понятия, как семейные конфликты и конфликтные семьи, так как конфликт в семье, пусть и достаточно бурный, еще не означает, что это конфликтная семья, и не всегда свидетельствует о ее неустойчивости.

В развитии и становлении любой семьи возникают определенные сложности, трудности и противоречия, которые могут либо конструктивно разрешаться, либо приводить к усилению разногласий, спорам, ссорам и конфликтам. Ведь каждая семья является некоторой системой, содержащей в себе различия, и, прежде всего, различия между супругами. Различными могут быть уровни образования, нравственные представления, отношения к обязанностям на работе, к домашним делам, потребности духовные, материальные, представления о желаемых формах проведения досуга и др. Может быть множество самых различных расхождений между мужем, женой и их детьми. Эти различия сталкиваются, и возникают конфликты.

Конструктивное разрешение конфликта ведет к развитию семьи, к постижению ею нового уровня общения, к формированию общего Мы вместо эгоистического Я; достигается стабильность семьи. Но не надолго. Неизбежно назревает новый конфликт, и он снова разрешается. Так живет и развивается практически каждая семья, потому что устойчивость ее не дана раз и навсегда: она постоянно достигается совместными усилиями и доброй волей всех членов семейной группы, их стремлением к единству. Это нормальное явление.

Бесконфликтной семья становится в двух случаях. Во-первых, когда конфликт загнан глубоко вовнутрь, каждый из членов семьи уже отчаялся что-либо изменить, каждый стал безразличен друг другу, каждый живет своими собственными интересами. В общем люди живут вместе, но порознь, причем никто не решается разорвать эту связь, да и не видит в этом необходимости. Открытых столкновений и размолвок нет, так как хронический конфликт в скрытом виде постоянно присутствует, вследствие чего развитие семьи прекращается. Во-вторых, конфликтов не бывает и в тех случаях, когда семья просуществовала довольно счастливо так долго, что страсти улеглись, установились равные отношения, супруги понимают друг друга без слов, они знают, что нужны друг другу, живут прошлым.

Там, где семья живет настоящим и будущим, где супруги заинтересованы друг в друге, где они стремятся к совершенству и к совершенствованию отношений, конфликты неизбежны. Весь вопрос в том, как часто возникают такие конфликты, по каким поводом, в какой форме они протекают и какие уровни семейной структуры потрясают.

Если в семье оба супруга стремятся избежать или предотвратить конфликт, а в случае его возникновения – найти разумное решение, такая семья может благополучно дожить до своего естественного конца. Совсем иначе складывается семейная атмосфера там, где супруги даже по мелочным причинам затевают споры и ссоры, которые протекают бурно, со взаимными обвинениями и оскорблениями, криками и бранью, что приводит к разрастанию конфликта, который приобретает затяжной, хронический характер и становится единственным средством разрешения семейных разногласий.

«Конфликтными супружескими союзами, – отмечается в одном из справочников по проблемам семьи, – называются такие, в которых постоянно имеются сферы, где сталкиваются интересы, намерения, желания всех или нескольких членов семьи (супругов, детей, других родственников, проживающих совместно), порождая сильные и продолжительные отрицательные эмоциональные состояния, непрекращающуюся неприязнь супругов друг к другу. Конфликт – хроническое состояние такой семьи».[7]

Конфликтные семьи могут быть как шумными, скандальными, где повышенные тона, раздраженность становятся нормой взаимоотношений супругов, так и «тихими», где супружеские отношения отличаются полным отчуждением, стремлением избегать всякого взаимодействия. Однако во всех случаях конфликтная семья отрицательно влияет на формирование личности ребенка и может стать причиной различных асоциальных проявлений в виде отклоняющихся форм поведения.

Весь диапазон семейных взаимоотношений разворачивается в пространстве между особенностями людей и предъявляемыми к ним ожиданиями, которые в конечном счете формируют отношение человека к себе и к своему окружению. В большинстве случаев проблемы межличностных отношений в семье разрешаются самой семьей, реже с привлечением родственников и знакомых.

В уже конфликтных союзах психологическое напряжение не только не находит своего разрешения, но и имеет тенденцию к нарастанию, затрагивая сферу отношений как внутри семьи, так и вне ее. Рано или поздно эти семьи распадаются или приобретают черты псевдосемьи – видимости брачных отношений, когда каждый из супругов живет своим замкнутым и закамуфлированным от другого внутренним миром.

На первый план в таких семьях выступают отрицательные черты характера супругов, которые не умеют, да и не хотят представить себя в положении другого, понять его мотивы, душевное состояние, эмоционально откликнуться на переживания и страдания и поддержать в трудной жизненной ситуации. Душевная черствость и эгоизм живущих вместе людей сами по себе становятся источником конфликтов и могут способствовать распаду семьи.

Даже если такая семья продолжает существовать, в ней ограничены возможности развития супругов, социализация и воспитание детей деформированы, возникают серьезные опасности для психического здоровья всех членов семьи, и особенно детей, так как все достигается в противоборстве, все взвинчены, никто не свободен в своих действиях и поступках. Но и эта социально и психически нездоровая семья может существовать довольно длительное время. И если конфликтные отношения в ней не угасают, а, наоборот, разгораются с новой силой, супругам не мешает задуматься о том, стоит ли им оставаться вместе лишь для того, чтобы повседневными взаимными упреками, оскорблениями, спорами и ссорами разрушать не только семейный очаг, но и хрупкий душевный мир своих детей.

Следует заметить при этом, что подлинные причины острых противоречий супругов в конфликтной семье весьма трудно обнаружить. Во-первых, в любом конфликте рациональное начало, как правило, ослаблено остротой переживаемых эмоций. Во-вторых, подлинные причины конфликта могут быть надежно скрыты и психологически защищены в глубине подсознания и проявляться на поверхности только в виде приемлемых для «Я-концепции» мотивировок. В-третьих, причины конфликтов могут быть неуловимыми из-за так называемого закона круговой каузальности (причинности) семейных отношений, который сполна проявляется и в супружеских конфликтах.

Чаще всего напряженная атмосфера в семье обусловлена не одной, а рядом причин, которые не всегда осознаются супругами, а поэтому совместно не обсуждаются и не устраняются, постепенно наслаиваются, приводят к нарастанию разногласий, что, в свою очередь, усиливает неприязнь друг к другу. Конфликтные ситуации, возникающие по незначительному поводу, становятся привычными и начинают восприниматься как образ жизни семьи. В таких условиях общие интересы отодвигаются на задний план, от постоянных ссор и бурного выяснения отношений травмируется психика, замалчиваются достоинства и преувеличиваются недостатки друг друга, нарастают обиды, возникает ненависть, и на этой почве появляются затяжные стрессовые состояния.

Как свидетельствуют исследования психологов, на семейную конфликтность влияют личностные особенности супругов: более конфликтными являются мягкие, утонченные, «женственные» мужчины, а меньшая конфликтность свойственна женщинам с богатым воображением, творческим складом ума, не делающим акцента на повседневных делах. У супругов, ориентированных на внешнюю семейную активность, низкая конфликтность в семейно-бытовой сфере. Доказана обратная связь правильности восприятия супругами друг друга с их конфликтностью: в конфликтных семьях супруги, как правило, переоценивают себя, приписывают себе те свойства, которых другой в них не видит. Например, они могут быть уверены в том, что готовы прийти на помощь близкому человеку, а сам близкий человек утверждает обратное.

В бесконфликтных же семьях отношения строятся иначе. Здесь супруги оказываются более придирчивыми к себе, более критически настроенными, чем их партнеры. Они как бы заранее предупреждают возможные недоразумения, сохраняют в семейной жизни требовательность к самим себе, а их супруги достаточно доброжелательны к близким, умеют быть благодарными за поддержку и помощь. Что касается конфликтных семей, то там супруги часто бывают лишены моральной, психологической поддержки. Более того, в семье возникает атмосфера недоверия, супруги начинают обвинять друг друга в неискренности, замкнутости, скрытности, а иногда и во враждебности. Все это затрудняет процесс гармонизации семейных отношений и отрицательно сказывается на принятии ответственных решений.

Характерной особенностью конфликтных семей является излишняя ритуализованность, скованность в общении.

Члены семьи как бы боятся сказать свое слово, выразить свои переживания, чувства не вовремя, нарушить заведенный порядок общения и тем самым вызвать негодование близкого человека, еще больше разжечь тлеющий конфликт. Конфликтные семьи более «молчаливы», чем бесконфликтные, в них супруги реже обмениваются новой информацией, избегают «лишних» разговоров, очевидно боясь, чтобы ненароком не вспыхнула ссора, чтобы не возбудить обиду в другом.

В конфликтных семьях супруги практически не говорят «мы», они предпочитают говорить только «я». А это свидетельствует об изолированности брачных партнеров, об эмоциональной холодности и разобщенности, несформированности столь необходимого в семейной жизни чувства «мы». И наконец, в проблемных, вечно ссорящихся конфликтных семьях общение друг с другом строится в режиме монолога: оно напоминает разговор глухих, каждый говорит свое, самое важное, наболевшее, но никто его не слышит, в ответ звучит такой же монолог.

Еще одним источником трудностей взаимопонимания супругов в конфликтных ситуациях является их неумение выражать и проявлять свои чувства и переживания (низкая культура эмоционального реагирования).

Следует ли выражать сильные эмоции и чувства? Может, их лучше скрывать? В каждой культуре, у каждого народа есть свои представления о том, в какой степени допустимо проявлять чувства при других, близких или посторонних и т. д. В нашем обществе сложились на этот счет определенные стереотипы. Бытует миф о том, что настоящий мужчина якобы должен избегать сильных эмоций или, по крайней мере, скрывать их, если хочет быть сильным лидером и не казаться в глазах окружающих чрезмерно чувствительным и сентиментальным. Что касается женщин, то им обычно позволяется открыто выражать свои чувства и эмоции. Однако в нашей культуре пока не принято, не выработалась привычка обсуждать свои переживания друг с другом, когда они становятся слишком сильными. Психологи же считают, что одним из способов снятия сильных эмоций является именно разговор о них.

Чтобы не создавать конфликтную ситуацию в семье, любому человеку, а тем более брачному партнеру надо научиться признавать, уметь видеть сильные эмоции у себя и у своего собеседника, научиться отказываться от общения, обсуждения какого-либо вопроса, пока одним из собеседников владеют сильные чувства. И наконец, надо научиться обсуждать с собеседником свои сильные переживания, развивать в себе умение слушать и слышать другого.

В отношениях близких людей, где принято открыто выражать свои мысли и переживания, как правило, создается ощущение доверия, близости, понимания, психологического комфорта. Ответственность за свои чувства и переживания не перекладывается на другого, его не упрекают в том, что такие эмоции возникли. Во взаимоотношениях создается атмосфера, позволяющая открыто высказывать наболевшие вопросы или проблемы и решать их.

Существует также миф о том, что проявлять негативные чувства к другому очень плохо и недопустимо, особенно в близких отношениях, будто гнев и раздражение разрушают эти отношения. Верящие в этот миф супруги начинают подавлять негативные переживания, скрывать их от другого, а иногда и от самого себя, надеясь, что этим они укрепляют семью. Но прятать до бесконечности свои неприятные чувства невозможно: рано или поздно они прорываются наружу, иногда в такой форме, о которой потом приходится глубоко сожалеть.

С другой стороны, подавляемые негативные эмоции в поисках выхода начинают проявляться косвенно, например в форме критики супруга, придирок, ворчания, всевозможного выражения несогласия и т. д. Проблема состоит в том, чтобы найти верную форму выражения своих негативных эмоций. Кроме прямого, чисто внешнего выражения негативных чувств (хлопнуть дверью, разбить тарелку, закричать и т. д.), существуют косвенные, завуалированные способы их выражения. Прямое выражение имеет некоторый положительный смысл – другой, по крайней мере, видит состояние и переживание супруга, может понять, что именно его раздражает и злит, а тот в свою очередь хоть и в неадекватной форме, но снимает часть напряжения. Косвенные же способы не приносят пользы ни тому ни другому супругу, они могут только запутать ситуацию, сделать ее еще более непонятной.

Самый верный и продуктивный способ выражения негативных переживаний – это их словесное описание. При таком описании особенно важно не переключиться, не перевести разговор на обсуждение того, чем или кем эти чувства вызваны (особенно если виновник переживания супруг или его родные, друзья).

Что дает такое описание своих переживаний? Во-первых, появляется реальная возможность быть понятым. Во-вторых, у брачного партнера также возникает желание делиться своими переживаниями с супругом. В-третьих, когда человек говорит о своих переживаниях, описывает их словами, он начинает их лучше понимать и оценивать. А все это в совокупности снижает накал страстей и не позволяет сильным эмоциям блокировать возможность рационального разрешения сложившейся конфликтной ситуации.

ВИДЫ СЕМЕЙНЫХ КОНФЛИКТОВ

Существует множество различных типологий семейных конфликтов. К числу наиболее распространенных можно отнести разделение всех конфликтов на конструктивные и деструктивные. Признаками конструктивного конфликта является возникновение в результате конфликтного столкновения взаимоприемлемого решения и ощущения удовлетворенности. Признаком деструктивного конфликта является недовольство исходом конфликтных столкновений, остающееся эмоциональное напряжение. Такие конфликты снижают удовлетворенность браком у супругов, вызывая чувство непонятости, напряженности, раздражения и досады. Повторяющиеся конфликты такого рода могут закрепить эти чувства, развить их до неприятия и отчуждения, когда само существование брака между супругами кажется тягостным и обременительным.


Иная типология семейных конфликтов предложена Р. Говдом. Им выделены типы конфликтов, различные по динамике:

1) актуальные конфликты выражаются в ярких вспышках, вызванных какой-либо сиюминутной причиной;

2) прогрессирующие конфликты возникают тогда, когда люди долго не могут друг к другу приспособиться, вследствие чего растет напряженность;

3) привычные конфликты связаны с устоявшимися в отношениях между супругами противоречиями, которые в силу сложившихся стереотипов поведения уже не могут быть практически устранены ими самими.

Очевидно, что для успешности семейных отношений каждый из типов конфликтов имеет неодинаковое значение. Актуальные конфликты больше служат развитию отношений, чем прогрессирующие и привычные.


К этой типологии можно прибавить еще два типа конфликтов – явные и скрытые. Причем если в первом случае сам конфликт переживается достаточно ярко, супруги проявляют вербальную и невербальную агрессию, вступают в открытое противоборство, то во втором – проявление конфликта приобретает скрытый вид – это замкнутость, усталость, продолжительное плохое настроение и т. д. В силу этого они часто имеют более затяжной и болезненный характер, их труднее идентифицировать, следовательно, и разрешить.


В социальной психологии в качестве составных элементов конфликта выделяется объективная конфликтная ситуация, с одной стороны, и ее образы у участников разногласий – с другой. В связи с этим американский психолог М. Дойч предложил рассматривать следующие типы конфликтов:

1. Подлинный конфликт, существующий объективно и воспринимаемый адекватно (жена хочет использовать свободную комнату как кладовку, а муж – как фотолабораторию).

2. Случайный, или условный, конфликт, который легко может быть разрешен, хотя это и не осознается его участниками (супруги не замечают, что есть еще площадь).

3. Смещенный конфликт – когда за «явным» конфликтом скрывается нечто совсем другое (споря из-за свободной комнаты, супруги на самом деле конфликтуют из-за представлений о роли жены в семье).

4. Неверно приписанный конфликт – когда, например, жена ругает мужа за то, что он сделал, выполняя ее же распоряжение, о котором она уже прочно забыла.

5. Латентный (скрытый) конфликт. Базируется на не осознаваемом супругами противоречии, которое тем не менее объективно существует.

6. Ложный конфликт, существующий только из-за восприятия супругов, без объективных причин.


Выделяются следующие виды конфликтов на почве неудовлетворенных потребностей.

1. Конфликты, размолвки, возникающие на основе неудовлетворенной потребности в ценности и значимости своего Я, нарушения чувства достоинства со стороны другого партнера, его пренебрежительного, неуважительного отношения. Обиды, оскорбления, необоснованная критика.

2. Конфликты, размолвки, психические напряжения на базе неудовлетворенных сексуальных потребностей одного или обоих супругов. Они могут иметь различную основу: пониженная сексуальность одного из супругов, несовпадение циклов и ритмов возникновения сексуального желания; безграмотность супругов в вопросах психогигиены брачной жизни; мужская импотенция или женская фригидность; различные болезни супругов; сильное хроническое физическое и нервное переутомление одного из супругов и т. д.

3. Психические напряжения, депрессии, конфликты, ссоры, имеющие своим источником неудовлетворенность потребности одного или обоих супругов в положительных эмоциях; отсутствие ласки, заботы, внимания и понимания. Психологическое отчуждение супругов.

4. Конфликты, ссоры, размолвки на почве пристрастия одного из супругов к спиртным напиткам, азартным играм и другим гипертрофированным потребностям, приводящим к неэкономным и неэффективным, а порой и бесполезным затратам денежных средств семьи.

5. Финансовые разногласия, возникающие на основе преувеличенных потребностей одного из супругов. Вопросы взаимного бюджета, содержания семьи, вклада каждого из партнеров в материальное обеспечение семьи.

6. Конфликты, ссоры, размолвки на почве удовлетворения потребностей супругов в питании, одежде, на почве благоустройства домашнего очага, а также затрат на личные нужды каждого из супругов.

7. Конфликты на почве потребности во взаимопомощи, взаимоподдержке, в кооперации и сотрудничестве, а также связанные с разделением труда в семье, ведением домашнего хозяйства, уходом за детьми.

8. Конфликты, размолвки, ссоры на почве разных потребностей и интересов в проведении досуга, различных хобби.[8]


По степени опасности для семейных уз конфликты могут быть:

а) неопасными – возникают при наличии объективных трудностей, усталости, раздражительности, состояния нервного срыва; внезапно начавшись, конфликт может быстро завершиться. Про такие конфликты часто говорят: «К утру все пройдет»;

б) опасными – разногласия возникают из-за того, что один из супругов должен, по мнению другого, изменить линию поведения, к примеру по отношению к родственникам, отказаться от каких-то привычек, пересмотреть жизненные ориентиры, приемы воспитания и т. п., то есть ставится проблема, которая требует разрешения дилеммы: уступать или нет;

в) особо опасными – приводят к разводам.


Анализ показывает, что во внутрисемейном конфликте чаще всего виновны обе стороны. В зависимости от того, какой вклад и каким образом супруги вносят в развитие конфликтной ситуации, выделяют несколько типичных моделей поведения супругов в межличностных внутрисемейных конфликтах.

Первая – стремление мужа и жены самоутвердиться в семье, например, в роли главы. Нередко здесь отрицательную роль играют «добрые» советы родителей. Идея утвердить себя «по вертикали» несостоятельна, поскольку противоречит пониманию семьи как процесса психологического и хозяйственного сотрудничества. Стремление к самоутверждению обычно охватывает все сферы взаимоотношений и мешает трезво оценивать происходящее в семье. Любое высказывание, просьба, поручение воспринимаются как посягательство на свободу, личностную автономию. Чтобы уйти от этой модели, целесообразно разграничить сферы руководства различными участками жизни в семье и осуществлять его коллегиально, при разумном единоначалии.

Вторая – сосредоточенность супругов на своих делах. Типичен «шлейф» прежнего образа жизни, привычек, друзей, нежелание поступиться чем-либо из своей прошлой жизни для успешной реализации новой социальной роли. Начинает формироваться непонимание того, что организация семьи неизбежно предполагает совершенно новый социально-психологический уклад. Люди не всегда готовы перестроить себя в нужном направлении: «А почему я должен (должна) отказываться от своих привычек?» Как только взаимоотношения начинают развиваться в такой альтернативной форме, неизбежно следует конфликт. Здесь важно учитывать адаптационный фактор: поэтапное включение супруга в совместную деятельность постепенно приучает его к новой модели поведения. Прямой же нажим обычно осложняет взаимоотношения.

Третья – дидактическая. Один из супругов постоянно поучает другого: как надо себя вести, как надо жить и пр. Поучения охватывают практически все сферы совместной жизни, блокируют любые попытки самостоятельности, сея раздражение, эмоциональную напряженность, чувство неполноценности. Эта модель общения ведет к нарушению сотрудничества в семье, утверждает систему общения «по вертикали». Нередко позиция поучаемого нравится одному из супругов, и он незаметно начинает играть роль взрослого ребенка, а в поведении другого постепенно укрепляются материнские или отцовские нотки.

Четвертая – «готовность к бою». Супруги постоянно находятся в состоянии напряженности, связанной с необходимостью отражать психологические атаки: в сознании каждого укрепилась неизбежность ссор, внутрисемейное поведение строится как борьба за победу в конфликте. Супруги порой весьма хорошо осознают ситуацию, фразы, формы поведения, которые вызывают конфликт. И тем не менее – ссорятся. Ссора в семье имеет негативные последствия прежде всего в связи с отдаленным психологическим эффектом, который утверждает в отношениях эмоциональное неблагополучие.

Пятая – «папенькина дочка»/»маменькин сынок». В процесс установления взаимоотношений, в их выяснение постоянно вовлекаются родители, которые служат своеобразным камертоном. Опасность состоит в том, что молодые супруги ограничивают личный опыт построения взаимоотношений, не проявляют самостоятельности в общении, а руководствуются лишь общими соображениями и рекомендациями своих родителей, которые при всей их доброжелательности, все-таки весьма субъективны и порой далеки от психологических реалий взаимоотношений молодых людей. В процессе их формирования идет сложная притирка индивидуальностей, характеров, взглядов на жизнь, опыта. Бесцеремонное вторжение в эту деликатную сферу взаимоотношений, к которому иногда склонны родители супругов, чревато опасными последствиями.

Шестая – озабоченность. В общении между супругами, в стиле, укладе семейных взаимоотношений постоянно присутствует в качестве некоторой доминанты состояние озабоченности, напряженности, это ведет к дефициту позитивных переживаний.[9]

В благополучной семье всегда есть ощущение сегодняшней и завтрашней радости. Для того чтобы сохранить его, супругам необходимо оставлять плохое настроение и неприятности за порогом дома, и, приходя домой, приносить с собой атмосферу приподнятости, радости и оптимизма. Если один из супругов находится в плохом настроении, другой должен помочь ему избавиться от угнетенного психического состояния. В каждой тревожной и печальной ситуации нужно попытаться уловить юмористические нотки, посмотреть на себя со стороны; в доме следует культивировать чувство юмора и шутки. Если наваливаются неприятности, не пугайтесь, попытайтесь спокойно сесть и последовательно разобраться в их причинах.

ТИПИЧНЫЕ МОДЕЛИ ПОВЕДЕНИЯ СУПРУГОВ В КОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЯХ

Парадоксальность многих семейных конфликтных ситуаций состоит в том, что нельзя дать ответ на вопрос, чья точка зрения вернее, кто прав и, соответственно, кто не прав и должен уступить, отказаться от своего мнения.

Поведение участников конфликта весьма разнообразно. Выделяются следующие поведенческие стратегии, различающиеся по степени эффективности разрешения конфликта: доминирование; уход, избегание; уступчивость; компромисс; сотрудничество.

Доминирование как стратегия ориентации лишь на собственные интересы при полном игнорировании интересов партнера изначально обречено на неуспех, так как пренебрежение интересами партнера в семье усугубляет ее дисфункциональность.

Уход и избегание как отказ от своих интересов в сочетании с неготовностью пойти навстречу интересам партнера приводят к отложенному конфликту и преобразованию его в хронический.

Уступчивость как отказ от своих интересов и готовность пойти навстречу партнеру – к хронической фрустрации одного из партнеров, несимметричности отношений, дисбалансу в распределении прав, ответственности, власти, к снижению устойчивости и стабильности функционирования семьи.

Компромисс является достаточно эффективным способом разрешения конфликтов между его участниками, сориентированными на поиск взаимоприемлемого решения проблемы путем взаимных уступок.

Сотрудничество как поиск решения, в максимальной степени отвечающего интересам обоих партнеров, не только позволяет успешно преодолеть противоречия, но и способствует личностному росту участников конфликта, повышает общий уровень их коммуникативной компетентности, открывая принципиально новый способ взаимодействия в конфликтной ситуации.

Поскольку «при желании» конфликтной может стать практически любая внутрисемейная ситуация, важным фактором, позволяющим нивелировать большинство конфликтов, является поведение супругов во время конфликта. Так, если партнеры легко реагируют на любое возникающее противоречие, фиксируются на нем, пытаются доказать свою правоту другому, то конфликт налицо. Но если «неприятные ситуации» обсуждаются спокойно и доброжелательно, супруги не пытаются найти, кто из них прав, а кто виноват, каждый из них стремится пойти на примирение, а не ждет, чтобы это делал другой, – частота и серьезность конфликтов уменьшаются. Понимание того факта, что в любом конфликте виноваты обе стороны, стремление прежде всего увидеть и взять на себя свою вину, а не обвинять другого, – важный фактор, способствующий тому, чтобы внутрисемейные конфликты носили конструктивный, а не деструктивный характер.

Но, пожалуй, самая важная причина состоит в том, что в каждой семье вырабатывается свой способ, стиль разрешения семейных проблем, семейных конфликтных ситуаций, когда у каждого супруга есть своя точка зрения на проблему.

Значит, уже начиная жить вдвоем, супруги должны научиться разрешать свои семейные разногласия, спорные вопросы так, чтобы их отношения не только не разрушались, но, напротив, становились все крепче, все надежнее.

Каковы же типичные способы выхода из конфликтной ситуации, наиболее оптимальные для укрепления супружеского союза, для поддержания семейного счастья и благополучия? Обычно молодые супруги пользуются пятью разными способами разрешения своих конфликтов, причем из этих пяти только два были по-настоящему продуктивными. Что же это за способы?

Супруги могут пойти на открытый, спокойный разговор о сложившейся ситуации. Их цель – найти путь навстречу друг другу. Но не всегда такое обсуждение нужно. Бывают ситуации, когда супруги, видя проблему, как говорится, не сговариваясь, начинают искать выход из конфликта. Другие супружеские пары предпочитают занимать в напряженной семейной ситуации позицию стороннего наблюдателя. Например, муж, обнаружив у жены полное равнодушие к кухне, к приготовлению еды, стиснув зубы, ждет, чем же это все закончится. Когда жена догадается, что мужа неплохо было бы и накормить?! Как правило, это ожидание затягивается, и наступает время взрыва.

Открытый резкий конфликт, ссора, полная взаимными упреками, обидами, претензиями – это еще один способ разрешения конфликтов. И наконец, последний, не менее «вредный», хотя не такой «бурный», способ. Он состоит во взаимном упрямом молчании, когда каждый обижается на другого, но на разговор, на обсуждение семейных дел не идет. Супругами в таких ситуациях овладевает чувство беспокойства, жалости к себе, обида.

Чтобы снять психологическое напряжение, получить моральную и психологическую поддержку со стороны близкого человека, в семье должны сформироваться особые доверительные отношения, которые предполагают, что супруги готовы выслушать, понять, пойти друг другу навстречу. Не трудно догадаться, что только в семьях, где супруги умеют решать свои семейные конфликты, они способны не только сохранить свой союз, но и постоянно оказывать друг другу взаимную поддержку и взаимную помощь в решении общих проблем и личных проблем каждого из них.

Следует избегать деструктивных тактик (игнорирование, принижение личности партнера, эгоцентризм) и пользоваться позитивными. Например, использовать в межличностных отношениях так называемое активное слушание – систему действий, способствующих сосредоточению внимания слушающего на партнере, активизации самовыражения партнера, восприятию и пониманию сказанного и не сказанного им.

Весьма актуальными в семейно-брачных отношениях является использование подчеркивания значимости партнера (высказываний, передающих партнеру сообщения о том, что его вклад ценят, его уважают, благодарны ему, восхищаются им), а также подчеркивания общности с партнером (высказывания, констатирующие сходство между говорящим и его партнером, общие черты, общность позиций, переживаний, опыта и др.).

Научиться решать семейные конфликты – значит, признать, почувствовать необходимость сделать шаг навстречу, изменить свои взгляды, позиции, представления по мере того, как семейная жизнь предъявляет свои новые требования, ставит новые вопросы, иногда совершенно неожиданные для обоих супругов.

Одна из величайших ценностей семейной жизни, супружеских отношений – это уверенность в том, что тебя понимают. Как важно для каждого видеть, что близкий человек настроен на понимание, внимателен к твоим словам, готов слушать. Только в такой ситуации человек способен к самораскрытию, доверительному общению, готов поделиться самыми сокровенными своими мыслями и переживаниями. Когда же нам кажется, что близкий человек не понимает нас, опускаются руки, пропадает всякое стремление к общению, пропадает желание говорить о самом важном и значимом. Возникает чувство одиночества, рвутся тончайшие психологические нити, связывающие супругов в единое целое.

В оценке понимания, так же как и в восприятии супруга как человека, на которого можно во всем положиться, главным оказалась вера супруга в то, что его понимают.

Доверие – одно из необходимых свойств супружеских отношений. Без него отношения становятся формальными, холодными, чопорными. Подлинное доверие не возникает вдруг, ниоткуда. Оно формируется постепенно в ходе совместной семейной жизни, совместных трудов и решений. Доверие может существовать только как взаимное доверие. Его бывает нелегко создать, гораздо проще оказывается его разрушить.

Что же разрушает доверие к другому? Прежде всего, доверие разрушается или не создается, если вы рассматриваете переживания другого как неважные, незначимые, как пустяк, не стоящий внимания, как то, от чего можно легко отмахнуться или не заметить вовсе. Если переживания другого не принимаются всерьез, они становятся предметом шуток, насмешек. Неверие в то, что супруг действительно переживает то, о чем он вам говорит, тоже разрушает доверие.

Наконец, использование в дальнейшем полученной информации, припоминание супругу о его признаниях.

Согласно данным социологического исследования, в тех семьях, где супруги оказывают друг другу моральную и психологическую поддержку, где каждый чувствует, что он может высказаться, выговориться, поделиться своими личными тревогами, сомнениями, где есть взаимопонимание, взаимное доверие и супруги научились принимать друг друга такими, какие они есть, в этих семьях конфликтные ситуации разрешаются в 1,5–2 раза успешнее, чем там, где психологическая сторона супружеских отношений была отодвинута на задний план.

При возникновении конфликта в семье больше всех страдают ее младшие члены – дети, которые невольно вовлекаются в конфликтные взаимоотношения родителей.

РЕБЕНОК В КОНФЛИКТНОЙ СЕМЬЕ

Негативное влияние семейной конфликтности на личность ребенка проявляется как бы в двух планах. С одной стороны, ребенок с раннего детства становится постоянным свидетелем родительских размолвок, ссор и скандалов. С другой стороны, он может стать объектом эмоциональной разрядки конфликтующих родителей, которые свои проблемы загоняют вглубь, а раздражение по поводу недовольства друг другом «выплескивают» на ребенка. Кроме того, ребенок может стать своеобразным орудием разрешения родительских споров, когда каждый пытается укрепить собственные позиции путем «перетягивания» ребенка на свою сторону.


Ребенок – свидетель семейных конфликтов. Как известно, психика ребенка, его душевный склад, восприятие и отношение к окружающему миру, другим людям и к себе самому формируются с самого раннего детства в родительской семье под влиянием той атмосферы, которая царит в родном доме. Эмоциональный настрой, господствующий во взаимоотношениях супругов, имеет здесь немаловажное значение. Порой родители совершенно не дают себе отчета в том, что их неумение разрешить собственные проблемы непременно тяжелым бременем ложится на детские плечи, приводя к появлению в психике очагов патологических переживаний. Сила и глубина реакции зависит от возраста, опыта, полученного до этого в семье и в жизни, от характера, темперамента, воспитанности и чувствительности. Следует помнить, что неокрепшая психика малышей, подростков и даже юношей подвержена стрессам.

Детям важно чувствовать себя физически и психологически защищенными в семье. Свою защищенность они связывают со стабильностью в отношениях со взрослыми. К чему же может привести ситуация, когда ребенок в самые первые годы жизни ничего не видит вокруг себя, кроме непрекращающихся попыток то одного, то другого родителя одержать верх над другими и навязать всем свое индивидуальное восприятие мира? Конфликты, ссоры, даже просто очень частое выражение недовольства лишают его чувства безопасности. Для ребенка на его уровне должно быть предсказуемым поведение взрослых, только тогда он начинает верить в их надежность, в защищенность его интересов и даже жизни.

Ощущение внешней нестабильности, чувство незащищенности среди близких людей – фактор, очень неблагоприятно сказывающийся на формировании деткой психики. Он приводит к патологическим страхам, вечному напряжению, тяжелым, даже кошмарным снам, замыканию в себе, неумению общаться со сверстниками и к другим неприятным последствиям, что в конечном итоге может сделать из ребенка «душевного инвалида», человека, боящегося совершить хоть какой-нибудь самостоятельный поступок.

Дети младшего возраста бывают так поглощены эмоциями ужаса, страха, страдания, что оказываются не в состоянии противопоставить им хотя бы слабые барьеры разума. Даже если дети очень малы, они все равно ощущают конфликтное состояние в родительских отношениях, реагируют на ссоры между родителями очень осмысленно и тонко их чувствуют.

В конфликтных семьях, как правило, применяется запрет на выражение любых отрицательных чувств у детей, что не согласуется с природной детской непосредственностью. Ребенок боится высказывать свое мнение по поводу любого вопроса, потому что знает, что может не только не встретить должного понимания, но даже вызвать родительское раздражение, гнев. Возникает непосильная задача – скрыть сильные эмоции, что противоестественно в детском возрасте. Часто дети не выдерживают подобной ситуации и «ломаются». Однако, к сожалению, проявление этой «ломки» порой не замечается родителями, или, наоборот, вместо желания разобраться в том, что на самом деле происходит с ребенком, вызывает у них неадекватную реакцию раздражения и недовольства его поведением.

Родителям, например, непонятно, почему сын или дочь безутешно плачет из-за очевидного, на их взгляд, пустяка – замечания, сделанного не тем тоном, или неполучения ожидаемой похвалы. Увеличение числа капризов, опять же с их точки зрения, совершенно необоснованных (то есть ребенок сыт, тепло одет, имеет все необходимое), обычно трактуется как проявление недопустимого духа противоречия и непослушания, поэтому сразу же пресекается.

Душевная травматизация детей – не единственное последствие наблюдаемых ими семейных конфликтов. Пребывая в конфликтном состоянии, родители не замечают, как нарастает отчуждение детей и вместо ожидаемой любви и уважения они могут получить от них в ответ неприязнь, а иногда и глубокую ненависть. Вряд ли взрослеющий ребенок, постоянно наблюдающий, как отец или другие родственники унижают его маму, сумеет сохранить уважение к ним, ибо разногласиями и бурным выяснением отношений они потеряли авторитет в его глазах. Вряд ли ребенок сможет побороть в себе чувство неприязни к постоянно ссорящимся родителям и согласится, как прежде, выполнять предъявляемые к нему требования.

Вот как, например, об этом говорит юноша-старшеклассник: «Не могу я больше выносить все это, видеть их не могу... Оставь меня в покое, избавь меня от истерик, у меня есть дела поважнее твоих страданий... Самое ужасное, что при мне и сестре. Сестра плачет, я злюсь, все из рук валится, просто домой идти не хочется. Чувствую себя не то сиротой, не то приемышем, как будто меня занесла сюда неведомая сила, и я обречен это слушать и терпеть...».[10]

Ссоры и конфликты между родителями могут привести и к тому, что ребенок встанет на сторону того, кто покажется ему правым. Сильная неприязнь к отцу или матери может перерасти в глубокую ненависть и оставить свой след в детской душе на всю жизнь. Чаще всего это проявляется в виде агрессивности, которая направляется не только на нелюбимого родителя, но и на свое окружение. Первоначально ребенок был уверен, что он любим обоими родителями, но ссора между ними вдруг показывает, что он вне их интересов, ибо они больше заняты собственными проблемами. Вырванный из-под родительской защиты по вине того, кто первым (с точки зрения ребенка) затеял скандал, он первоначально испытывает чувство растерянности: сможет ли он справиться с трудностями без родительской поддержки?

Постепенно чувство страха сменяется агрессивностью, направленной на того родителя, по вине которого он якобы лишился столь необходимой ему поддержки другого и утратил чувство безопасности. Агрессивные черты характера могут развиться у него вследствие защитной реакции психики для внутренней самообороны.

В подобной ситуации, движимый неразрешимыми внутренними противоречиями, обусловленными переживаниями по отношению к одним и тем же людям любви и ненависти одновременно, ребенок перестает доверять не только родителям, но и всем, кто его окружает. Детские впечатления такого рода создают предпосылки для дисгармоничного развития личности, осложняют его отношения со сверстниками.

Многие родители полагают, что драма семейных отношений болезненно переживается ребенком только тогда, когда он является свидетелем открытых столкновений супругов. На самом деле для ребенка принципиально ничего не меняется, если при нем открыто не ссорятся, не бьют посуду, а нарочито сохраняют молчаливое спокойствие. Даже не понимая смысла того, что происходит в семье, ребенок невольно впитывает эмоциональный строй конфликта: он замечает холодность и отчужденность родителей друг к другу, безразличие или безразличную вежливость в их манере держаться, в тоне разговора. Скрытая напряженная, конфликтная, враждебная обстановка в семье – для детей зло не меньшее, чем открытые скандалы супругов, сопровождаемые взаимными оскорблениями.


Ребенок – объект эмоциональной разрядки конфликтующих родителей. В конфликтных семьях возможны ситуации, когда родители невольно переносят на детей свое эмоциональное отношение друг к другу. Подобное смещение конфликта наблюдается в тех случаях, когда конфликтная ситуация долгое время остается неразрешенной. Напряжение в супружеских отношениях, сопровождающееся чувством раздражения, досады, враждебности, неприязни, выплескивается на детей.

Особенно часто это наблюдается тогда, когда ребенок похож на кого-то из родителей либо внешностью, либо чертами характера. Тогда эмоциональное восприятие детей, оценка их поведения и поступков во многом обусловливаются отношением родителей друг к другу. Родители как бы перестают видеть своих детей такими, какие они есть. В их поступках, действиях каждый видит своего супруга, и не с лучшей стороны. Появляется косвенная возможность для взаимных претензий, обвинений, выражения неудовольствия. Обращаясь с резкими замечаниями к ребенку, родители апеллируют как бы друг к другу, не принимая в нем нежелательные, с их точки зрения, черты характера друг друга.

Проявляя негативные чувства по отношению друг к другу не прямо, а опосредованно, через ребенка, вымещая на нем свое раздражение и враждебные чувства, родители тем самым уменьшают напряженность в своих отношениях. В таких случаях конфликт между ними, как таковой, отсутствует. Для детей же это еще более психотравмирующая ситуация, поскольку родители, создавая видимость, что воспитывают ребенка, пытаются воспитывать друг друга, проявляя к ребенку нетерпимость, максимализм, недоверие, аффект и физические наказания, то есть все то, что неосознанно им хотелось бы выплеснуть на своего брачного партнера.

Оказываясь в эпицентре неразрешенного родительского конфликта, ребенок не только сам испытывает душевное потрясение, невольно становясь объектом эмоциональной разрядки супругов, но и еще больше разъединяет их. Персонифицируя ребенка по конфликтно-приемлемому образу друг друга и реагируя на него агрессивно, родители неизбежно вступают в конфликт с ребенком, не принимая во внимание его духовные запросы и индивидуальность.

Довольно часто родители пытаются устранить свою эмоциональную неудовлетворенность повышенной заботой о ребенке, привязывая его к себе и изолируя от общения друг с другом. Присущая больше матери гиперопека мотивирована не столько заботой о ребенке, сколько страхом одиночества и чувством внутреннего беспокойства, то есть гиперопека выступает в качестве средства защиты матери от состояния дистресса.

Если же конфликт сосредотачивается на самих родителях, на вопросах воспитания и тем более на супружеских отношениях, то это в определенной мере предохраняет детей от некоторых крайностей в отношениях к ним родителей, которые, выплескивая свое раздражение друг на друга, становятся менее аффективными и менее строгими к детям. Как отмечает известный психотерапевт А. И. Захаров, «конфликт между родителями, несмотря на все свое отрицательное звучание, предотвращает некоторые из крайностей отношений с детьми, в том числе физические наказания, подгонку и порицания. Наоборот, при отсутствии конфликта между родителями они чаще физически наказывают, торопят и ругают детей...».[11]

Подобное «позитивное» значение родительского конфликта исчерпывается увеличением непоследовательности в требованиях и различий в методах воспитания. Воспитание в случае чрезмерной фиксации на этом процессе оказывается чисто условным понятием, ибо сковывает ребенка и ставит его перед непомерно большим числом требований, многие из которых он не в состоянии выполнить в силу особенностей своего развития. Тем не менее если один из родителей усиливает конфликт с детьми, прибегая к крайним формам его выражения, например к физическим наказаниям, то другой родитель может использовать это как повод для усиления супружеского конфликта. Так отношения с детьми становятся своеобразным корректором и супружеских отношений между родителями.


Ребенок – орудие разрешения семейных споров. Возможным вариантом семейного конфликта, в котором дети выступают своеобразным орудием разрешения супружеских разногласий, может быть такой, когда неудовлетворенная своими отношениями с отцом мать компенсирует свое нервное напряжение на детях, провоцируя проявление у них эмоциональных и поведенческих нарушений. Отец же, недовольный их поведением, пытается ужесточить свои требования, что, однако, встречает противодействие матери, усиливая ее отрицательные чувства к мужу. В результате в обоих случаях ребенок переживает из-за того, что он не может быть самим собой, найти признания, любви и понимания в семье. Вместо этого он должен быть во всем «хорошим» и беззаветно любить и уважать родителей так, как этого хочется им.

Стремясь отстоять свою независимость, мама и папа, каждый в отдельности, выбирают для самоутверждения самый подходящий объект – своего ребенка и разрывают тем самым его любовь на неравные части. Часто родители усугубляют и без того тяжелое положение малыша неуемным провокационным вопросом: «Ты кого больше любишь: меня или папу (маму)?» В подобной ситуации дети, чувствуя, что что-то изменилось в отношениях родителей, пытаются справиться с противоречиями на свой лад. Они разными путями приспосабливаются к новым отношениям.

Часто бывает так, что дети один раз выступают за папу, а другой раз – за маму, потому что хотят дружить и с тем и с другим. А такой способ поведения – толчок к эгоизму и лицемерию, потому что ребенок быстро учится извлекать из конфликта выгоду. Подобное случается особенно часто, когда один из родителей или оба жалуются ребенку и стараются снискать его расположение подарками или другими приемами. При этом у ребенка складывается ощущение вседозволенности, ибо то, что запрещает отец, разрешает мать, и наоборот. Антипедагогичность такой позиции в семье очевидна.

Родители, в отношении которых образуется трещина, невольно превращают ребенка в орудие борьбы, а иногда и мести. Происходит это по большей части неосознанно. Но до того момента, пока ребенок социально и психологически созреет, чтобы разобраться в перипетиях отношений взрослых, он впитывает в себя все и хорошее и плохое, и полезное и вредное, становясь своеобразным зеркалом, отражающим происходящее в семье и во взаимоотношениях родителей.

У некоторых детей развивается склонность к доносам, цинизм, они становятся недоверчивыми, замыкаются в себе. У кого-то это порождает преждевременный сексуальный интерес и преувеличенную самоуверенность. Реакция с их стороны в ответ на семейный конфликт может быть непредсказуемой. Но, как отмечают многие исследователи в области психологии семьи, общим будет появление эмоциональных расстройств в виде возбудимости, беспокойства, сниженного фона настроения, нарушений сна и аппетита.

Кроме того, дети страдают от своего бессилия что-либо изменить во взаимоотношениях родителей. Они становятся упрямыми, легковозбудимыми или, наоборот, заторможенными в эмоциональных и поведенческих реакциях. И только когда их состояние становится довольно тяжелым, это заставляет взрослых обратить на него внимание и искать помощи у врача.


Последствия семейных конфликтов для детей. Нити семейных конфликтов тянутся очень далеко. Их последствия отражаются не только на состоянии детской души, но и на всей дальнейшей жизни, ибо дети из конфликтных семей выходят с глубокими внутриличностными конфликтами. Эмоциональная нестабильность семейных, супружеских и родительских отношений, отсутствие единства мнений и солидарности родителей в их педагогическом воздействии на ребенка – все это часто приводит к формированию у ребенка чувства страха, неуверенности в себе, неверия в свои силы и способности, замкнутости и нелюдимости.

Это может сказаться и на их собственных семьях, и на их собственных детях, потому что семья, в которой вырос ребенок, дает образец той семьи, которую он образует, став взрослым. Психологи отмечают, что ребенок впервые знакомится, усваивает роли отца и матери, мужа и жены, мужчины и женщины в процессе ежедневных контактов, общения с родителями, близкими людьми. Через общение с родителями происходит его вхождение в мир человеческих отношений.

Закономерно, что молодые люди, перенявшие негативные черты поведения своих родителей, испытывают в жизни гораздо большие трудности: их семейная жизнь начинается с того, что им приходится переучиваться, то есть заново учиться искусству жить в семье. Переучивание требует дополнительных сил – как от человека, так и от окружающего его мира, прежде всего близких ему людей.

Дети, пережившие ссоры между родителями, получают неблагополучный старт в жизни. Отрицательные воспоминания детства очень вредны, они обусловливают соответствующий образ мышления, чувства и поступки во взрослом возрасте. Поэтому родители, не умеющие найти взаимопонимания друг с другом, должны всегда помнить о том, что даже при неудачном браке в семейные конфликты не должны втягиваться дети. О проблемах ребенка следует думать, по крайней мере, столько же, сколько о своих собственных.

С учетом вышеизложенного вполне закономерно возникает вопрос: можно ли избежать семейных конфликтов, не доводя их до хронического состояния? А если все-таки конфликт возник, какие меры следует предпринимать, чтобы нейтрализовать его психотравмирующее воздействие на членов семьи, и в первую очередь на детей?

ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ И РАЗРЕШЕНИЕ СЕМЕЙНЫХ КОНФЛИКТОВ

Как уже отмечалось выше, разногласия в любой семье, какой бы дружной она ни была, неизбежны, потому что в ней живут бок о бок люди с разными потребностями, взглядами, интересами, установками и, наконец, индивидуально-психологическими и личностными особенностями. Поэтому очень важно уметь находить оптимальные варианты разрешения возникших семейных трудностей, задач и проблем, не ущемляя личного достоинства друг друга. А это, к сожалению, не так уж просто сделать, как может показаться на первый взгляд.

В связи с этим психологами выделяется несколько типичных вариантов завершения (исходов) конфликтов. Первый (наиболее распространенный): принуждение – волевое навязывание такого решения, которое устраивает лишь инициатора конфликта. Такой авторитарный прием имеет самые неблагоприятные последствия: ущемляются права членов семьи, унижается их достоинство, достигается внешнее благополучие, а на самом деле в любой момент может наступить кризис.

Вариант второй: конфронтация – никто из участников конфликта не принимает во внимание позицию другого, накапливается негативизм отношений, дело доходит до личных оскорблений, общие интересы семьи отодвигаются на задний план, а у ее членов нарастают стрессовые состояния.

Третий вариант: уход от разрешения возникшего противоречия. В целом такой прием нельзя признать правильным: конфликт остается, а развязка лишь оттягивается. Однако положительно здесь то, что появляется время для обдумывания претензии, для принятия решения.

Четвертый вариант: сглаживание конфликта. Это позволяет снять напряженность, добиться нормальных отношений, но не всегда.

Пятый (самый приемлемый) вариант: компромисс. Это открытый поиск наиболее удобного и справедливого для обеих сторон решения. Здесь обязательны равенство прав и обязанностей, откровенность требований, взаимные уступки.

Снять напряженность и найти оптимальное решение помогает соблюдение следующих условий разрешения конфликта:

• сужение «площадки» спора до минимума;

• управление отрицательными эмоциями;

• стремление и умение понять позицию друг друга;

• осознание того, что в ссоре почти всегда нет правых;

• умение и стремление супругов решать конфликт с позиции доброты;

• недопустимость приклеивания ярлыков друг другу;

• как можно чаще использовать юмор;

• всегда помнить, что спор должен касаться только возможных вариантов разрешения возникшей проблемы и вестись во имя единения.

При разрешении конфликта традиционный вопрос «Кто виноват?» стоит заменить другим: «Как нам быть?»

Естественно, этими правилами не исчерпывается арсенал допустимых средств конструктивного разрешения семейных конфликтов. Известный чешский психотерапевт С. Кратохвил разработал своеобразную супружескую тактику, такую форму коммуникации с партнером, следование которой способствует предупреждению возможных конфликтов, напряженности в отношениях, конфронтации и ссор.[12] В частности, он рекомендует использовать позитивные формы поведения, предполагающие подавление агрессивных чувств или, по крайней мере, их внешних проявлений.

С целью установления благоприятного психологического климата в семье С. Кратохвил советует ориентироваться на следующие приемы супружеской тактики. Эти приемы были положены в основу практического руководства, текст которого выдавался в супружеской консультации партнерам на дом.

Практические советы по предупреждению семейных конфликтов

1. Интересоваться партнером. Для того чтобы иметь хорошие отношения с брачным партнером, необходимо постараться лучше узнать его: интересоваться им, его мнением, его увлечениями. Стараться узнать не только его положительные качества, но и пытаться понять его слабые стороны. Тому, кто интересуется лишь собственными проблемами, будет трудно контактировать с людьми и, естественно, со своим спутником жизни. Понимание другого значительно сокращает число поводов к проявлению агрессии.

2. Слушать партнера. Умение внимательно слушать обеспечивает хороший контакт с людьми и часто бывает более ценным, чем умение говорить. И семья в этом плане не является исключением. Например, обрушившийся на только что вернувшегося с работы мужа нескончаемый поток слов жены о последних соседских новостях, о непослушании детей, о нехватке какой-то вещи в ее гардеробе и т. д. вряд ли будет способствовать установлению благоприятного психологического климата в семье.

В подобной ситуации мужу остается только молчать и сосредоточиться на своих мыслях, которыми он надеялся поделиться с женой. Тактичная жена сначала позволила бы высказаться мужу и внимательно выслушала его, а потом ненавязчиво рассказала бы ему о своих делах и проблемах.

3. Говорить о том, что интересует партнера. Часто бывает недостаточно только внимания слушателя. Говорящий должен чувствовать, что собеседник не только слушает, но и следит за ходом его мысли, понимает его. Поэтому необходимо заботиться о том, чтобы супруга или супругу интересовало содержание беседы.

4. Не злоупотреблять критикой. Часто критика бумерангом возвращается туда, откуда она вышла. Если мы начинаем критиковать, можно не сомневаться: нам отплатят тем же. Когда жена говорит мужу, что он небрит и плохо выглядит, она может получить и такой ответ: «Сначала посмотри на себя, как ты выглядишь». Критика должна включать и позитивные элементы, она не должна задевать достоинства партнера, а скорее «подталкивать» его к самокритике. Не следует делать критические замечания в форме нападок, критика не должна быть прямой: критикуя партнера, необходимо одновременно похвалить что-то положительное в нем.

5. Быть осторожней с приказами. Большинство людей не любят, когда им кто-то приказывает, напоминает об их обязанностях, особенно это касается супружеских отношений, брака, где партнеры чувствуют себя равными. Чтобы избежать спонтанного, естественного сопротивления приказам, следует облечь их в форму вопроса или просьбы о помощи.

6. Понимать свои ошибки. Если своевременно понять свои ошибки и исправить их, то ссоры или конфликта можно избежать. Когда мы добровольно принимаем на себя как ошибку то, что в прямом смысле ошибкой не является, мы можем успешно овладеть конфликтной ситуацией.

7. Помнить, что стоит за похвалой. Обычно мы ругаем то, что нам не нравится. Когда же нам что-либо нравится, мы чаще всего молчим. Если мужу по вкусу блюдо, приготовленное женой, он ест его молча. Когда же еда ему не нравится, он начинает высказывать претензии. С точки зрения супружеской тактики должно быть наоборот.

В разговоре целесообразно слегка идеализировать партнера, говорить о нем так, как если бы он уже стал таким, каким мы хотели бы его видеть.

8. Войти в положение другого. На спорные вопросы каждый смотрит несколько под иным углом и видит их по-своему.

Например, муж опоздал к ужину, к которому жена давно ждет его. Он, усталый, нервный, сосредоточен на своих мыслях, отодвигает недоеденный ужин. Обиженная жена уходит в другую комнату, между супругами нарастает напряжение. Жена думает, что муж невнимателен по отношению к ней. Она не знает, что на работе у него было много хлопот и дел, которые не выходят у него из головы, а он не догадывается, что жена хотела сделать ему приятный сюрприз в виде вкусного ужина в спокойной милой обстановке, полагая, что доставит ему удовольствие.

Если каждый попытается поставить себя на место другого, постарается понять ситуацию и переживания партнера, будет более терпим к нему и найдет правильный выход из положения, это позволит избежать конфликтов.

9. Не ссориться. Деструктивная ссора не решает возникшей проблемы, а лишь усиливает напряженность и чувство несправедливости. Принцип «не ссориться» вовсе не предполагает полного молчания – тактически он означает «быть выше ссоры», участвовать в разговоре, но при этом не противоречить тому, что говорит партнер. Если мы начинаем возражать партнеру, повторяя «ты не прав», «это твоя вина» и т. д., мы как бы даем ему понять, что он глуп или плох, а мы сообразительнее и лучше: это любому будет неприятно. Тем самым мы лишь затрудняем принятие нашего мнения, даже если оно правильно.

10. Улыбаться. Приветливая улыбка диаметрально противоположна конфликту. В присутствии добродушно улыбающегося человека у других пропадает желание ругаться и ссориться, скорее возникает столь же доброжелательное отношение. Настроение легко передается. Если вы будете улыбаться партнеру, то можете быть уверены, что и он ответит вам улыбкой. Приветливость и доброжелательность одного вызывают аналогичную ответную реакцию у другого, снимая напряжение.


Следует отметить, что при всякой возможности необходимо отдавать предпочтение методам, облегчающим общение и позволяющим открыто обсуждать проблемы и способы их решения.

Но если супругам не удалось добиться взаимопонимания и разногласия в семье все-таки привели к конфликту? Американские психологи Ян Готлиб и Кэтрин Колби предлагают ряд советов по избеганию деструктивных ссор супругов и получению возможности примирения и углубления гармонии.[13]


Не надо

1. Извиняться раньше времени.

2. Уклоняться от спора, третировать молчанием или заниматься саботажем.

3. Использовать ваше интимное знание другого человека для удара ниже пояса и издевательств.

4. Притягивать не относящиеся к делу вопросы.

5. Симулировать согласие, лелея обиду.

6. Объяснять другому, что он чувствует.

7. Нападать косвенно, критикуя кого-либо или что-либо, представлявшее ценность для другого.

8. «Подкапываться» под другого, усиливая его неуверенность или угрожая бедой.


Надо

1. Ссориться наедине, без детей.

2. Ясно сформулировать проблему и повторить аргументы другого своими словами.

3. Раскрыть ваши позитивные и негативные чувства.

4. С готовностью выслушивать отзывы о своем поведении.

5. Выяснить, в чем вы сходитесь и в чем расходитесь и что из этого наиболее значимо для каждого из вас.

6. Задавать вопросы, которые помогут другому подобрать слова для выражения своих интересов.

7. Ждать, пока спонтанная вспышка стихнет, не отвечая тем же.

8. Выдвигать позитивные предложения по взаимному исправлению.


Как уже неоднократно отмечалось нами, от супружеских конфликтов чаще всего и больше всего страдают дети. Если ссора возникла в присутствии детей, ее следует закончить по-хорошему. Дети должны видеть, что родители помирились и единство восстановлено. В зависимости от семейных традиций и темперамента следует выразить примирение и чисто внешне, например, подать друг другу руки или сделать иной жест, выражающий обоюдное согласие. Это не всегда легко сделать, но этого можно избежать, если родители умеют вовремя сдерживать себя.