Свеча на ветру.

Валентин Пономаренко для КО 2001.09.06

- Доктор, я умру? - робко спрашивает пациент.

- А как же! - радостно восклицает доктор.

Можно назвать это черным юмором, а можно - трезвым взглядом на жизнь. Каждый из нас хотя бы однажды задумывался о собственной смерти: неужели я, такой умный, красивый, стройный, неповторимый, когда-нибудь стану плешивым, подслеповатым и сгорбленным маразматиком, а потом и вовсе исчезну, а все, что меня окружает, останется и не заметит такой ужасной потери? Надо же как-то устранить эту несправедливость! Если нельзя жить вечно, то, по крайней мере, надо увековечить память о том, что Я здесь был!

Люди обыкновенные, но власть имущие, приказывали строить пирамиды имени себя, высекать на камне жизнеописание, сооружать мавзолеи, ...

Философы заботились о другом: надо сохранять и передавать потомкам опыт, нередко добытый очень дорогой ценой. Глиняные дощечки, папирус, берестяные грамотки, бумага, краткие надписи на камне донесли до нас пусть слабый, неполный и искаженный, но все-таки ощутимый образ наших предшественников.

Именно слово оказалось самым прочным человеческим творением. Разрушались "неприступные" крепости, погибали города, государства, империи, "нерушимые союзы" и цивилизации, а слово сохранялось и помогало прорастать в человеке новому качеству.

Последние тысячелетия существования человека не изменили его физически, однако наметилась тенденция к возникновению культурного слоя, который дает шанс на постепенное изживание в человеке его первобытной дикости. Эта тенденция была и остается крайне неустойчивой; ее прерывали войны, эпидемии, нашествия варваров, но шанс оставался.

Техническая цивилизация за последние три столетия привела человечество к вполне возможной катастрофе. Подобно тому как отдельный человек созревает физически раньше, чем сформируется его мораль, человечество также приобрело огромную мощь преждевременно; оно не успело стать достаточно умным, чтобы не злоупотреблять своей силой. Сейчас, пожалуй, именно это несоответствие представляет для людей наибольшую угрозу: помимо экологического и энергетического кризиса нельзя исключать и возможность самоуничтожения.

Роль ИТ в сохранении культурного наследия.

Известные и неизвестные библиотечные и архивные сокровища, которые являются уникальным наследием человечества, гибли и продолжают гибнуть в результате стихийных бедствий, в ходе военных действий и под разрушительным воздействием климата и погоды. Масштабы проблемы сохранения этой памяти человечества таковы, что они выходят за пределы возможностей ресурсов любой отдельной страны.

(Бюллетень ЮНИСИСТ "Общая программа по информатизации", т. 20, No 2, 1992 г., стр. 19)

Информационные технологии - одна из быстро растущих ветвей дерева технического прогресса. Чем выше мы взбираемся на это дерево, удерживаясь на нем всеми конечностями, тем труднее будет впоследствии, после засыхания дерева, осваивать прямохождение.

Библиотеки, архивы и музеи мира хранят огромное количество информации, бесценной не только для отдаленных, но и для наших ближайших потомков. Именно она может оказать главную помощь тем, кто переживет тяжелый переходный период распада технической цивилизации. Лозунг "знание - сила" останется не менее актуальным, чем сегодня. Предварительные оценки показывают, что все спасти уже не удастся; надо определять приоритеты, и это - забота экспертных комиссий.

В наихудшем положении оказались редкие и ценные книги и рукописи, а также картины. Длительное хранение в условиях, мало пригодных для их сохранности, привело к различного рода повреждениям и загрязнениям. Традиционные методы реставрации весьма времяемкие. Скорость разрушения уже давно превышает возможности реставраторов восстанавливать раритеты.

Именно с помощью ИТ можно обеспечить массовый ввод данных на машиночитаемые носители, создать достаточное количество высокопроизводительных рабочих мест реставраторов, а также обеспечить тиражирование высококачественных, предварительно отреставрированных электронным способом физических копий на долгоживущих (многие века) носителях: специальные пластмассы, ламинированная бумага, коррозионностойкие металлы и сплавы.

Тиражировать предстоит огромное количество не отдельных книг, а целых библиотек. То же относится и к произведениям изобразительного искусства. Следует учитывать будущую разобщенность и автономность не только малых городов, поселков и деревень, но и отдельных семей. На смену снобизму ("у меня есть то, чего нет ни у кого другого") придет необходимость иметь свой, буквально жизненно необходимый источник знаний, мудрости и вдохновения. Современные ИТ могут создавать копии шедевров живописи, практически не отличающиеся от оригиналов. Ценность такой копии для обычного владельца не меньше, чем значимость оригинала - для коллекционера раритетов. Вас ведь не смущает то, что вы читаете 278435-ю копию сказок Андерсена, а не рукопись автора?

Существование электронных версий проектов - явление временное, но оно имеет смысл, т. к. позволит принять участие в сохранении культурного наследия человечества максимальному количеству организаций и частных лиц без излишних бюрократических препятствий. Очень важно также, что можно будет избежать дублирования работ, проводимых участниками, и обмениваться опытом, технологиями, а также информацией, подготовленной к сохранению на физических носителях.

Вполне возможно, что необычный характер проекта во многих случаях приведет к замене "copyright" на "copyleft", ведь кроме авторского права на произведение нелишне вспомнить и о читательском праве на свободный доступ к информации, тем более что авторы многих произведений, которые войдут в сохраняемое наследие, жили и творили во времена, когда не было принято много раз продавать один и тот же товар.

Как идет процесс?

Понимание значимости культурных ценностей пришло к людям очень давно, несколько тысячелетий тому назад. Занимались этим почти всегда люди не совсем от мира сего или энтузиасты: жрецы, монахи, богатые коллекционеры, а также такие неординарные государственные деятели как, например, Петр I или австрийский император Франц II, в начале 19-го века создавший библиотеку, которая и сегодня является одной из лучших в мире.

На государственном уровне о культурном наследии начали задумываться относительно недавно, а соответствующие международные проекты стали достоянием новейшего времени: в 1956 г. ЮНЕСКО создала Международный центр по изучению сохранения и реставрации культурной собственности (ICCROM) в качестве межправительственной организации. В настоящее время в нее входят 93 государства и множество ассоциированных институтов.

Призыв ЮНЕСКО к созданию проекта "Память мира" прозвучал вовремя; ИТ в 1992 г. уже позволяли перейти от микрофильмирования и изготовления микрофиш к радикально новому способу хранения информации на оптических дисках и несравнимо более удобному доступу пользователей к компьютерным мультимедийным базам данных. Вполне естественно, "эхо" пришло с задержкой. Когда в том же 1992-м я предлагал систему автоматического ввода в компьютер многоязычных печатных текстов, в отделе информационного обеспечения библиотеки конгресса США мне сказали:

- А зачем? Нас устраивает ручной ввод рефератов, а оптических дисков мы имеем достаточно, чтобы хранить изображения страниц и фотоснимков.

Действительно, и у них, и в Колумбийском университете в Нью-Йорке я видел множество рабочих мест для ручного ввода каталожных карточек и рефератов. И все-таки понимание того, что "так дальше жить нельзя", наступило. В 1995 г. под эгидой библиотеки конгресса начались работы над проектом "Память Америки"; в 1997 г. возникли проекты "Память Канады", "Память Великобритании", а затем и другие национальные, а также интернациональные проекты.

Не вполне скоординированные работы ведутся в России.

Не ищите в Интернет данных по "Памяти Украины"; такого проекта нет даже в виде эскиза. Имеются только интересные и информативные сайты, созданные ведущими библиотеками, музеями и государственным комитетом архивов Украины.

Кто есть где?

На запрос "digital library" Google ответила, что найдено 519 000 ссылок, а по словам "цифровая библиотека" нашла 169 ссылок, т. е. в 3000 раз меньше. Подробно комментировать ситуацию нет необходимости.

На Западе очень быстро поняли, что библиотеки, архивы и музеи - это еще одно место, где очень большие деньги лежат. Даже приблизительную картину интересов пользователей в этой нише в статье обрисовать невозможно. Ограничусь примерами.

В США выполняется ввод текстов, рисунков и фотографий практически всех периодических изданий 19-го и 20-го веков. Создаются цифровые коллекции фотографий, выполненных с момента ее возникновения и до сегодняшнего времени. Мне удалось в Интернет найти, например, фотографии русских и украинских поселенцев на Дальнем Востоке начала 20-го века. В некоторых американских "загсах" выдают распечатки генеалогических деревьев заказчика. В музее при статуе Свободы создана база данных (тексты, фотографии, списки пассажиров и пр.) по иммигрантам 1890-1924 гг., т. е. о людях, которые создали основы современных США. Интерес к документам проявило около 110 миллионов потомков этих переселенцев.

Стараниями Билла Гейтса создана цифровая копия коллекции Третьяковки. Его же корпорация готовит значительное количество электронных книг. Многие из них озвучены (программный синтез речи по тексту) для обеспечения доступа слепых к библиотечным фондам.

В США создан цифровой архив рассекреченных материалов НКВД.

Библиотека Ватикана начала оцифровку своих уникальных коллекций древних книг, рукописей, старинных географических карт и пр.

В арабских эмиратах начата оцифровка средневековых и более поздних материалов.

Создается электронная библиотека крупнейшего в мире собрания армянских рукописей и книг в Матенадаране.

Действуют национальные программы Франции (Government digitising programme), Италии ("Innovation Citadel"), Великобритании (24-Hour Museum) и Японии (Gifu Prefecture and DAJA initiatives). Множество других интереснейших разработок вы сможете найти в Сети самостоятельно.

Что, где, почем?

Помимо "Памяти мира" существует проект Европейского Совета OPENHERITAGE (открытое наследие). В рамках общего бюджета более 3 млн. экю он объединяет партнеров из Франции, Италии, Великобритании, России, Японии, США и ставит своей целью создание новой модели территориальных культурных систем и обеспечения доступа к культурному наследию с единым порталом.

В Европе начата также работа над масштабным проектом создания всеевропейской виртуальной библиотеки. Участниками проекта стали национальные библиотеки Финляндии, Германии, Италии, Нидерландов, Португалии, Словении, Швейцарии и Великобритании. Кроме них, в работе участвуют Ассоциация национальных библиотек Европы (CENL) и итальянский Центральный институт архивов. Реализация проекта координируется Британской библиотекой, а необходимые для работы средства были выделены из исследовательской программы Технологий информационного общества (IST) Европейской комиссии. В создание цифровой библиотеки планируется вложить 1,2 млн. евро. Проект рассчитан на 2,5 года.

Вообще же меньше всего приходится рассчитывать на инициативу государства. Даже в богатых западных странах доля государственного участия весьма незначительна, и это, по-видимому, очень хорошо, потому что остаются широкие возможности для частного предпринимательства, если только оно не сковано абсурдными налогами.

В России, где это бремя несколько уменьшено, уже "прорастает трава сквозь асфальт". Предприниматель Андрей Волгин вернулся из Штатов на родину и вложил $1 000 000 долларов в сохранение редких и ценных книг и рукописей "Ленинки", главной библиотеки России. Это очень скромные деньги, если учесть, что взамен он получил право в течение 10 лет торговать электронными версиями материалов. За 2001-й год предполагается оцифровать книг больше, чем за 5 предшествующих лет. В стенах Библиотеки находится уникальное по своей полноте и универсальное по содержанию собрание отечественных и зарубежных документов с VI в. по нынешний на 247 языках мира, объем которого сегодня превышает 42 млн. единиц хранения. При современных темпах время работы по вводу книг в полном объеме оценивается чуть ли не в 300 лет.

Благодаря инвестициям промышленных компаний России (600-700 тысяч долларов) в апреле этого года в рамках проекта "Рубрикон" в сеть выложена не только 30-томная Большая советская энциклопедия, но и ряд интереснейших толковых и энциклопедических словарей. Популярность сайта оказалась такой, что сервер в первые дни работы "захлебнулся" и пришлось несколько дней потратить на его модернизацию.

Переоценка ценностей.

Не случайно несколько раз в тексте говорилось о сохранении культурного наследия и ни разу - о наследии научном. Это вовсе не означает, что его сохранять не следует, однако его роль в будущем (по-моему, к счастью для потомков) будет незначительна. Хотелось бы, чтобы не были утрачены произведения всех видов искусств и достижения мысли, обращенные к лучшему в человеке.

В большинстве своем мы реагируем на опасность только тогда, когда она уже проявилась. Такая задержка может оказаться фатальной. Своевременное осознание тоже может оказаться бесполезным, если повлиять на ситуацию оказывается не в наших силах. И, тем не менее, жизнь продолжается и продолжится. Вот что сказал по этому поводу американский философ образования Френк Смит: "Это звучит пессимистично, что столь многие центральные явления нашей жизни нам неподконтрольны. Но я не пессимист. Альтернативы существуют, если только мы откроем на них глаза. И я верю в людей (в людей вообще, не обязательно во власть предержащих). Мы просто должны перестать латать свое тонущее судно. Пора спустить шлюпки и грести к новым неизвестным берегам.".

Стоимость вполне приличного компьютера сейчас уже приблизилась к стоимости хорошего столика для этого самого компьютера, поэтому нет ничего удивительного, что новости об увольнениях ИТ-специалистов напоминают сводки с поля битвы. Компьютеризация работ по сохранению культурного наследия (национального и общечеловеческого) может оказаться благородной и перспективной нишей для "лишних" работников на весьма длительный период.