МЕХАНИЗМЫ ЖИЗНЕННОГО ДЕЙСТВИЯ. ЗАМЕТКИ ПО ПСИХОФИЗИОЛОГИИ ТРЕНИНГА. ОДАРЕННОСТЬ И НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ

СКОЛЬКО У НАС ОРГАНОВ ЧУВСТВ?


...

СТРАННЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПАМЯТИ

Все рефлексы, все, чем занимался наш мозг привза-имодействии с миром, весь опы человека хранится в кладовых памяти, которая поставляет основной материал дл творческого процесса.

Наука еще не знает точно, на чем и как это записано. Словно стрекоче киносъемочный аппарат и. крутится лента магнитофона-беспрерывно, в течение все Жизни. Рак образно выражается С. Лем в книге "Соля-рис", эта запись представляе собой белковую структуру, записанную "языком нуклеиновых кислот н многомолекулярных асинхронных кристаллах". Последние научные данные таковы: процессам запоминания имеет непосредственное отношение нуклеиновая кислота РНК (рибонуклеиновая кислота), а на образование новых ее видов, вероятно, воздействует ДНК (дезоксирибону-клеиновая кислота), которая является хранителе наследственной памяти.

А может быть, правы сторонники электрической теории памяти, и процесс запоминания - это не только изменения химических структур, но и бесчисленны комбинации разных электрических кодов, на которые настраиваются миллиард сверхмалых приемных станций нашего мозга?

Во всяком случае, ясно одно-ни одна из этих молекулярных записей не забываетс организмом и хранится до самой смерти. Есть множество подтверждений этому.

Приведем один примечательный случай, описанный Н. Рубакиным в книге "Среди тай и чудес".

Жила в Англии служанка, безграмотная двадцатилетняя девушка. Однажды он захворала, у нее начался сильный жар. В тяжелом бреду она вдруг заговорила н непонятном для окружающих языке. Позвали специалистов. Что же оказалось? Эт темная, забитая девушка, никогда не учившаяся в школе, говорила в бреду н греческом, на латинском, на древнееврейском языках! Еврейские пророчеств сменялись греческими изречениями, текстами из латинской библии,-и все это был отчетливо, точно, с торжественной интонацией. Никогда прежде она не умела этого, да и не поверила после выздоровления, что говорила в бреду.

Решили было, что на нее снизошла божественная благодать. А потом выяснили, что детстве она провел несколько лет в доме одного старика священника. Он любил после обед прогуливаться по комнате и громко читать вслух древние книги. Девочка и н думала запоминать эту декламацию, да и не смогла бы всего запомнить. А во запомнилось!

О забавном случае сообщили газеты недавно. Некий Эдвард Смит, житель город Бирмингема, поставил в тупик английских психологов: находясь в состояни опьянения, он разговаривает только на арабском языке и на двух средиземноморски диалектах. Будучи же трезвым, он не имеет ни малейшего представления о них.

Запоминаются не только слуховые восприятия. Человеческий организм как б запечатлевает весь комплекс своего жизненного действия - в прямо последовательности и связи по времени. Аппарат запоминания снабжен как б внутренними часами и внутренним календарем, непрерывно действующими в организме.

Эт обнаруживается в опытах, которые кажутся неправдоподобными.

Один опыт описан профессором К. И. Платоновым в книге "Слово как физиологически и лечебный фактор". В 1929 году случилось профессору лечить больного, страдавшего тяжелой формой истерического невроза. Больной выздоровел, а год через полтора приехал случайно по делам службы в город, где он лечился, и К. И.

Платонов решил воспроизвести у него, в виде эксперимента, следы прошлог патологического состояния. Цитируем: "Приведя его в состояние внушенного сна, ему внушили: "Сегодня у нас 20 декабря 1929 года (дата его поступления стационар), проснитесь!" При этом в разговоре мы сознательно совершенно н касались его прошлой патологической симптоматики. Р. проснулся, и действительн мы увидели перед собой прежнего больного: выражение лица тревожно-угнетенное, с страхом озирается по сторонам, на вопрос отвечает неохотно, раздражен. На предложение встать и идти в палату ста оглядываться по сторонам, ища палку, без которой он тогда не мог ходить.

Словесной инструкцией: "Спать!" был быстро усыплен, после чего ему было сделан внушение обратного характера: "Сейчас 20 февраля 1931 года, проснитесь!"

Проснулся с хорошим самочувствием, содержание сеанса не помнит".

Второй опыт описан Б. К. Кажинским в книге "Биологическая радиосвязь". Почтенно старушке было внушено, что ей 8 лет. Ее спросили, умеет ли она читать и писать.

Она заявила, что учится в первом классе. Когда ей предложили написать свое имя фамилию, она вывела круглыми детскими буквами "Люба Мальцева". Слово "отъезд" она написала через букву "ять", как требовало старое правописание. Позднее, нормальном состоянии, когда ей предложили снова написать свою фамилию, он сначала сказала, что без очков писать не может, а когда нашла очки,-быстро, совсем не по-детски написала: "Любовь Алексеевна Мальцева". Слово "отъезд" написала без "ятя", по-нынешнему, очень удивилась, когда ей показали прежню запись и она узнала свой детский почерк.

Запомним эти странные особенности человеческой памяти. Для разработки наиболе продуктивной мето- дики совершенствования своего человеческого "инструмента" нужно привлечь все известные нам сегодня закономерности в деятельности нервной системы.

Например, анализируя механизм сновидений, мы можем яснее представить себ структуру ассоциативног мышления.

Вот отрывок сновидения, записанного одним из студентов тотчас же по пробуждении:

"Кто-то,- я не осознаю, кто,- идет вместе со мной по проселочной дороге. И говорит мне книжными словами: "Все течет, все изменяется. Да?" "Нет!- говорю вслух,-не все течет, не все изменяется",- а сам думаю про себя (это во сне-то!), поймет ли мо собеседник, что я хочу уверить его в неизменности моего отношения к нему? Н кого я уверяю? - мелькнула мысль, я поворачиваю голову, смотрю и никого рядом с собой не вижу. Вижу реку.- бурлящий поток среди камней.

Вижу деревья на берегу. Березу. Мы. сидим под березой (и теперь я уже знаю вижу, с кем) и спорим, сегодня ли нам уезжать или завтра. На поезде ил самолетом. Вижу поезд. Нет, не поезд, а дачную электричку. Но еще сижу по березой. Один. Слышу мерный перестук колес по рельсам. Думаю: "Надо бежать, а т опоздаю". Эта мысль сразу же превращается в движение: я, оказывается, не сиж под березой, а уже бегу, как будто давно. Странно бегу- задыхаясь и недоумевая, почему я так неудобно бегу, машу обеими руками одновременно, правой и лево вперед, правой и левой назад... Я просыпаюсь и в момент пробуждения ловлю себ на том, что "как будто дышу" быстро и часто, а руками "как будто машу". Когд это ощущение исчезает, я вспоминаю сон".

Анализ любого сновидения прежде всего убеждает нас: каким бы бессвязным, нелогичным и хаотическим ни было сновидение, оно всегда питается запасами и кладовых нашей памяти. То, что я видел во сне, - все это когда-то прожило мо тело. Или все это проходило в моих фантазиях. Но в других комбинациях. И разное время. Вот это-то и интересно. Значит, существуют связи межд определенными прожитыми и осознанными чувственными образами, и эти связи могу оживать при благоприятных обстоятельствах.

Я слышу внутренним слухом слово "течет", и слово это вытягивает из кладово ассоциативной памяти образ реки. Река вызывает видение деревьев на берегу.

Психология bookap

Деревья вызывают образ одной памятной мне березы и т. д. Еще примечательнее-единство мысли и движения. Я думаю: "надо бежать". Эта мысл приводит к представлению, как я бегу, но тут оказывается, что я уже бегу,-мысл неразрывна со всеми механизмами тела, которые совершают движение. Мало того, выясняется, что я не только представлял себе это в воображении, а чт неподвижное тело мое совершало движения, только в микроскопической дозе: двигались руки и ноги, чувствовалось частое дыхание.

Так обнаруживает себя природа мысли. Мысль-это рефлекс, заторможенный в свое двигательной части, и всякая мысль есть слово в состоянии начала мускульно деятельности,-так говорил еще И. М. Сеченов.