10. ВОЕННЫЙ ТЕЛЕКИНЕЗ


Такие люди, как израильтянин Геллер или француз Жирар, утверждающие, что способны передвигать отдалённые от них предметы и даже деформировать металл, не оставляют военных равнодушными. Армия всегда мечтала о силе, при помощи которой они могли бы, к примеру, уничтожать ракеты в полёте или сбивать их с цели.

Реми Шовен, человек с весьма серьёзной репутацией, приводит в своей книге «Вызов будущей войны» такой пример: «Время «X» плюс пять минут. Взрыва не происходит. Траектория ракеты кардинально меняется, и она удаляется от Земли по направлению к звезде Канопус. «Будь это так, было бы великолепно, но, по-моему, и Геллер, и Жирар, как и все прочие подобные медиумы, чистые шарлатаны по той простой причине, что пси-явления дают информацию, а не энергию; информация — не материя и не несёт в себе никакой энергии. Для тех, кто понимает в математике, это логарифм, поменявший знак энтропии системы. Но так как в основе информации лежит энергия, то теоретически можно представить себе и обратное явление, подчинённое законам физики, когда информация может порождать энергию. Польза от такой энергии была бы практически нулевая из-за ничтожности физической величины, именуемой «константой Больцмана». Если этот пример упростить, то, скажем, мысли всего человечества, сконцентрированные на атоме, не сдвинут даже электрон. Поэтому я скептически отношусь к погнутым ложкам Геллера.

Правда, ведь и я не без греха. Если уж установлено существование призраков умерших, так называемых «стучащих духов», то почему бы не быть и взаимно нейтрализующимся природным энергиям и не предположить возможность остановить эту нейтрализацию с помощью человеческого разума. Другими словами, я не верю в телекинез и готов доказать его несостоятельность, но в то же время я вынужден признать, что, несмотря ни на что, он имеет право на существование.

Использование телекинеза в военных целях привело бы к потрясающим результатам. Для уничтожения ракеты в воздухе необходимо довольно мощное и весьма дорогостоящее оборудование, поглощающее огромное количество энергии. А так хватило бы и нескольких человек, владеющих психокинезом, чтобы защитить Нью-Йорк или Москву, достаточно было бы лишь вывести из строя интегратор скорости ракеты.

Психологическое преимущество страны, которой удастся заставить мир поверить в то, что она располагает военным телекинезом, было бы колоссальным. Поэтому вполне логично предположить, что феномен Геллера используется израильскими спецслужбами для психологической обработки общественного мнения.

Однако представим себе, что в самом деле есть люди, способные деформировать металлы на расстоянии. Как практически использовать их в военных целях? Не следует воображать, что для взрыва на расстоянии атомной бомбы противника надо лишь нажать на ней кнопку. Так бывает только в детских; играх. Взрыву предшествуют сложные манипуляции. Обычно атомная или водородная бомбы заблокированы и для их разблокирования необходим сложный сигнал. Известно, что в Соединённых Штатах источник такого сигнала находится в «чёрном чемоданчике», с которым президент никогда не расстаётся. Разблокированная ракета приходит в действие только после получения другого сигнала: специальное оборудование, которое его даёт, определяет его характер и силу — взамен менее опасный взрыв на земле или совершенно ужасный взрыв в воздухе. Взрыв большой водородной бомбы на высоте пятьдесят километров над землёй уничтожает целый континент. Естественно, эти сигналы ультрасекретны. Я так детально всё это объясняю для того, чтобы показать, что человек, обладающий даром телекинеза, может взорвать такую бомбу лишь на страницах фантастических романов.

Ведь он должен воздействовать не больше не меньше как на направляющий механизм ракеты! Но современные ракеты направляются не радиоволнами, которые слишком легко обнаружить и заглушить, а автоматическими роботами, миниатюрными компьютерами, программа которых записана заранее: советская ракета нацелена на Чикаго, а американская — на Киев и так далее. Ракеты летят со скоростью десять километров в секунду. Человек, владеющий телекинезом, приглашается в зал управления; светящаяся точка, представляющая ракету, перемещается на экране, с момента пуска её ведут радары, размещенные на земле, на море и спутниках. Представляю себе удивление генералов, когда в строго засекреченный штаб приведут колдуна, посылающего свои сигналы летящей ракете.

Сегодня советские ракеты расположены в Средней Азии, в Тихом океане, а китайские — от Синтанга до Занзибара, так как эта прокитайская республика разрешила разместить у себя чужие ракеты. Погрешность в точности и попадании на расстоянии до десяти тысяч километров составляет порядка пяти километров. Вероятно, такая же точность и у американских ракет.

Если человек, владеющий психокинезом или телекинезом, знаком с механизмом управления, предположим он как-то воздействует на ракету. Однако такое знакомство, вне всякого сомнения, вызовет открытое возмущение служб безопасности.

Согласно предсказаниям Реми Шовена, в 1980 г. с террором будет покончено, а угроза ракетной войны ликвидирована. Неплохая мечта…

В своих прогнозах Шовен опирается на странную телефонную историю, случившуюся в Германии, в Розенхайме в 1968 г. Нотариус взял на работу девушку, которая, как выяснилось впоследствии, вызывала полтергейст. Неожиданно резко возросли счета за пользование телефоном. Невероятные количества звонков приходились на номер говорящих часов. Было сделано внушение персоналу, провели тщательное наблюдение за телефоном, но это ничего не дало; следующий счёт был ещё выше. Вызвали техников из телефонной компании, при помощи регистрирующих устройств и улавливающих детекторов они установили, что внутри аппарата происходила серия контактов, фиксирующих номер говорящих часов, хотя телефонная трубка не поднималась. Парапсихологи, к которым в конце концов обратился нотариус, рекомендовали уволить новую служащую. Профессор Ганс Бендер, занимавшийся этим случаем, убедил меня в полной его достоверности. Действительно, был зарегистрирован электрический ток, непроизвольно действовавший на неподвижный предмет с небольшого расстояния.

В случае использования телекинеза в военной области потребовался бы волевой удар, направленный на мишень, двигающуюся со скоростью десять километров в секунду и находящуюся на расстоянии в тысячи километров. Это существенная разница. Естественно, всё имеет своё начало: первая батарея Вольта была не в состоянии сдвинуть с места трамвай и первые опыты по расщеплению урана не выходили за стены лаборатории. Можно ли предположить такой же сенсационный прорыв в телекинезе, как в электричестве, и в парапсихологии, как в ядерной физике? Высокие армейские чины в этом не сомневаются.

Военные, не жалея средств, внимательно следят за исследованиями в этой области, консультируются со всеми, в том числе и явными мошенниками. Так, в 1974 г. американский морской флот ознакомился с работами Геллера и даже провёл несколько опытов в Центре испытаний оружия, используемого на поверхности. Он спешно направил трёх специалистов для участия в работах Стэнфордского института.

Один американский журнал серьёзнейшим образом занялся обсуждением вопроса, могут ли под воздействием воли портиться компьютеры или радарные установки. В это же время прошло официальное сообщение, что американский департамент обороны перевёл на английский язык все советские публикации о паранормальных явлениях, после чего в нашей прессе немедленно прекратились публикации на эту тему. Стэнфордский институт получил заказ, и в 1975 г. американские военные власти выделили ему сто миллионов долларов, треть которых пошла на паранормальные исследования. Действительно, «страх — хорошая вещь», как пошутил один американский писатель.

А в Англии министр обороны предложил контракт на триста тысяч фунтов стерлингов специалисту по телекинезу Мэттью Меннингу. Ни Жолио-Кюри, ни Ферми никогда не получали подобных предложений.

Если бы поинтересовались моим мнением на этот счёт, что случается довольно редко, я скорее посоветовал бы субсидировать пиротехников, которые усилием воли умеют поджигать горючие материалы. Экспериментально их способность подтверждена многократно. Этой проблеме посвящена книга Майкла Харрисона. Могу представить себе, как будет гореть арабская нефть, подожжённая израильскими пиротехниками. Но, насколько мне известно, этим направлением никто не занимается. В книге Мишеля Гранже «Наследие инопланетян» об этом даже не упоминается. Ну и мы тоже оставим эту тему.

И вернёмся к телекинезу. Как видим, он предполагает сотрудничество с военными штабами на самом высшем уровне. Такое сотрудничество, если оно, конечно, состоится, предполагает, что люди с нужными способностями начнут вести ракету по радару. Они разместятся в нескольких метрах от пультов автоматического управления ракет и будут пытаться деформировать их или воздействовать на них электрическим током. Самое сложное начнётся тогда, когда человек проникнет в тайны автоматики ракеты и попробует произвести деформацию металла или образовать поток энергии, которые привели бы к нужным результатам. Дело в том, что поломка в ракете противника, находящейся в воздухе, настолько опасна, что никаких случайных оплошностей быть при этом не должно.

Русские и американцы уже договорились, что в случае конфликта допускается бомбардировка лишь военных объектов. На Конференции по разоружению в Женеве другие страны наверняка согласятся с таким ограничением. Ракеты должны быть нацелены только на ракетодромы противника или на его арсеналы. Ни в коем случае нельзя нацеливать их на города. Только при этом условии ядерный конфликт оставит человечеству небольшой шанс на выживание, что подтверждено исследованиями Германа Канна и других экспертов. Любое разрушение города влечёт за собой страшные последствия. За один разрушенный советский город в течение последующих шести часов погибнут около 120 миллионов американцев и наоборот. Поэтому прежде всего необходимо не допускать разлаживания автоматики ракеты в полёте. Пусть уж она лучше достигнет своей цели. Ведь ракета, поразившая ракетную пусковую установку или морскую базу, совершит только военную операцию, в то время как разлаженная ракета, случайно упавшая на город, приведёт к всеобщей катастрофе. Поэтому прежде чем отважиться на столь рискованный шаг, нужно быть уверенным в точности попадания. По всей вероятности, автоматика предусматривает самоуничтожение ракеты, если в ней что-то разладится.

Военный телекинез страшен потому, что ракетная война не допускает ни малейших сбоев. Наобум выводя из строя автоматику, управляющую махинами, которые несутся со скоростью десять километров в секунду с бомбами в сто мегатонн, мы рискуем ввергнуть мир в катастрофу, от которой он уже не оправится.

Вместо того чтобы мечтать о том, как ракеты эудут проходить мимо своих целей и направляться к звёздам, а на перепуганную Землю наконец-то снизойдёт мир, надо посмотреть правде в глаза. Если Геллер — мошенник, то могут найтись другие — не мошенники. Вот и представим себе человека, заставляющего ракету уйти в стратосферу или перейти на круговую орбиту. Или посылающего электрический импульс, который изменяет направление ракеты; те, кто её запустил, обнаруживают это и уничтожают ракету. Тут придётся действовать очень быстро, пока ракета будет находиться в поле их влияния, а я не знаю, как далеко оно простирается. Преимущество будет на стороне того военного блока, который сможет точно управлять своими ракетами, потому что противнику придётся уничтожать свои, едва запустив.

В зависимости от политических симпатий, можно признать превосходство русских, китайцев, американцев или англичан, но только не французов, поскольку наши военные и наши политики не понимают серьёзности положения.12 Помню, как я направил президенту Полю Рено доклад о том, что сейчас именуется атомным оружием, и получил следующий сочувственный ответ: «Дорогой друг, значит, вы хотите бомбардировать линию Зигфрида альфа-частицами!» Когда я разбогатею, клянусь, я выгравирую эту фразу на стене в Хиросиме.


12 Не стоит всерьёз ориентироваться на сообщения средств массовой информации. Спецслужбы всех стран используют их для дезинформации, или просто замалчивают многие факты. Так что неизвестно, как французские спецслужбы на самом деле относятся к этой проблеме. (ред.)


Французские учёные занимаются пси-деформацией металлов, как, например, директор по науке в «Пекинэ-Юджин-Кульман». Предположим, что им даже удастся получить какие-то результаты, всё равно они никогда не убедят наших военных, а тем более политиков. Франция, которая могла бы иметь атомную бомбу к началу фашистского нашествия в 1940 г., когда-нибудь сильно пожалеет, что могла бы иметь психокинетическое оружие к началу советского нашествия в 19… г.

Другие страны, более заинтересованные в научных открытиях, нежели наша, имеют обширные исследовательские программы, которые, быть может, приведут к чему-то конкретному.