ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Во многих книгах идёт речь о противодействии государственных деятелей и политиков техническому прогрессу, и моя книга — не исключение.

Но нужно признать, что есть политические деятели, которые, предвосхищая этот прогресс, пытались воспользоваться его плодами раньше времени. Ещё Ленин потребовал от учёных своей страны построить водородную бомбу, а Гитлер в 1935 г. пытался пустить в ход некоторые пси-орудия контроля, о чём я уже неоднократно говорил.

В связи с этим встаёт закономерный вопрос, стали бы политики вообще заниматься усовершенствованием оружия, будь они знакомы с работами американского историка Смайлса Маккинли, жившего в начале века и создавшего свою историческую концепцию, которая находит всё большее подтверждение. Он не считал, как Маркс, а за ним и Ленин, что политическая обстановка в стране в конкретный исторический период определяется классовой борьбой; на его взгляд, она зависит от степени развития и природы существующего на данный момент оружия. Простое оружие, доступное всем, порождает, по его мнению, демократию; так, мушкет, а затем револьвер, справедливо названный «уравнителем», породили американскую демократию. Напротив, наличие сложного и дорогого, недоступного широким массам населения оружия, производить которое под силу лишь могущественной державе, неизбежно приводит к диктатуре, как бы её ни называли. Когда он писал об этом, то имел в виду кирасиров. С тех пор танки, атомное, водородное оружие и межконтинентальные ракеты полностью подтвердили этот постулат.

Хотим мы того или нет, но с 1978 г. в США действительно властвует диктатура, управляемая военно-промышленным комплексом, такая же, какой была в своё время гитлеровская Германия и какой является Советская Россия.

Если следовать концепции Маккинли до конца, то возникает мысль — не приведёт ли оружие, описанное в данной книге и не представляющееся мне, ещё раз подчёркиваю, вполне достоверным, при условии, что оно будет доступно каждому как средство защиты, к возрождению демократии? Если каждый военнослужащий во время несения службы или при других обстоятельствах умел бы пользоваться некоторыми элементарными пси-возможностями, то он не чувствовал бы себя совершенно безоружным. Словом, все обладали бы скрытыми или явными пси-возможностями, даже если одна могущественная страна вкладывает в это дело огромные капиталы с целью монополизировать это открытие. Об этом моя книга «Вы — паранормальны».

Попробуем вообразить, что представляло бы собой общество, в котором большинство людей обладали бы пси-возможностями, как защитными, так и агрессивными. Возьмём общество, в котором миллионы людей владели бы психокинезом в такой мере, что могли бы отбрасывать нападающих силовым барьером. В этом случае вторжение извне, терроризм или государственные репрессии почти полностью лишались бы смысла. Конечно, вряд ли возможен, хотя писатели-фантасты об этом и пишут, силовой барьер пси, защищающий от атомной бомбы, использование которой, к счастью, весьма редко. Как только наступит время, когда можно будет выступать против существующих порядков, не опасаясь немедленного ареста, когда демонстранты перестанут бояться дубинок и стрельбы полицейских, когда плакаты на стенах домов не будут мгновенно срываться, мы неминуемо вернёмся к демократии. Впрочем, сразу придётся придумывать способ контроля, который не позволял бы использовать телекинез для фальсификации результатов голосования. Такой способ найти несложно, ведь уже есть страны, где для голосования задействованы машины.

Другой аспект реализации теории Маккинли: допустим, что каждый человек владел бы энергетическим генератором Павлиты, то есть мог бы производить электричество, используя самые примитивные аппараты из меди, алюминия или стали. Это обеспечило бы совсем простой возврат к демократии, стало бы триумфом экологов и самоуправления. Люди бы тогда покидали города и уезжали жить на природу, сами производили бы для своих нужд электроэнергию, сами бы обеспечивали себя питанием и одеждой. При современном развитии информатики возникнут такие профессии, которые позволяли бы жить на природе, а работать в трёхстах километрах от дома, используя электронную связь. Подобное общество было бы мало уязвимо для бомбардировок, даже ядерных. Лишённая энергетических, транспортных, радио- и телевизионных монополий, власть государства значительно сузилась бы. И, наконец, подумаем о цивилизации, где каждый обладал бы способностью передавать телепатические сообщения, источник которых изменить или заглушить было бы нельзя. Русские в особенности опасаются этого. Если все угнетённые, обитатели тюрем и концентрационных лагерей, жертвы пыток, могли бы мгновенно передавать мировой общественности свой крик протеста, многие государства оказались бы в замешательстве и были бы вынуждены соблюдать права человека.

Именно эта надежда питает мой интерес ко всяким странным явлениям, описанным в этой книге, а вовсе не интеллектуальное любопытство. Какая бы это была победа, если бы усилия разведывательных служб, изначально предназначенных для усиления диктатур, однажды привели бы к их падению и вернули бы демократию!

Однако пока наши познания в области пси-явлений слишком отрывочны для таких глобальных прогнозов. Не следует забывать о возможности отрицательных последствий использования пси-эффектов, если они станут достоянием лишь узкого круга людей, имеющих необходимые гены, и те будут считать, что им всё дозволено. Но не хочется думать о худшем. Ведь речь идёт о весьма неопределённых явлениях, даже не ограниченных человеческим родом, а весьма часто встречающихся и у животных.

Если предположить, что пси-явления известны лицам, стоящим на более или менее высокой ступеньке общества, то станут понятны усилия различных рационалистических обществ, препятствующих изучению этого феномена, всякие политические акты и отчаянные шаги диктатур сталинского типа. Несколько лет назад я назвал четыре вероятных причины оголтелого сопротивления некоторых учёных изучению пси-явлений: проделав эксперименты, они убедились, что пси-явлений не существует; они знают, что пси-явления существуют, но считают их опасными и стараются оградить от них человечество; их страшит конкуренция, так как после признания пси-явлений их бедная наука попросту сойдёт на нет; и, наконец, элементарная глупость. На самом деле речь идёт скорее о различных сочетаниях всех этих четырёх причин.

Однако результат этого противодействия противоположен тому, чего они добиваются. Чем больше официальная наука твердит, что никаких пси-явлений нет и быть не может, тем сильнее люди верят в самую невероятную чушь о летающих тарелках, радиовнушении или астрологии.

После того как существование пси-явления станет непреложным фактом, чего пока не произошло, возникнет проблема, можно ли научить ими пользоваться. Чтобы воспрепятствовать развитию негативных процессов, понадобится телепатическая полиция, ясновидящие детективы и многое другое. Судя по всему, политические руководители не отдают себе в этом отчёта. Они занимаются пси-исследованиями для военных целей, как когда-то разрабатывали атомное оружие. Русские первыми подняли тревогу, особенно когда эти исследования вышли за пределы лабораторий армии или полиции. Может быть, другие государства последуют их примеру. Если пси-явления существуют, согласно закону Маккинли, то маловероятно, что их удастся задушить повсюду.

Если любой, вооружившись технологией, способен изготовить ракетоноситель для водородной бомбы или генератор Павлиты, значит, чуть ли не все смогут проводить эксперименты по ясновидению и телепатии в полной тайне. При условии, что техника парапсихологии будет распространяться через небольшие группы лиц, без какой-либо рекламной шумихи, её эффект может обнаружиться слишком поздно.

Возьмём, к примеру, пиротехнику: если бы все полицейские архивы регулярно сгорали, появились бы такие же проблемы, как у немцев во время последней войны, когда участники сопротивления сжигали захваченные архивы. А зачем ограничиваться сжиганием архивов? Ещё ведь есть гаражи со стоящими наготове полицейскими машинами. Есть ведь и другая возможность, связанная с самой природой огня, как реакции окисления, ведущей к подъёму температуры, которая сведёт на нет магнетизм, — та самая точка Кюри. И пожалуйста, магнитные ленты полиции сотрутся.

Как мы видим, в интересах властей остановить пси-исследования, а не поощрять неистово, как они это делают. Но они никогда не слыхали о концепции Маккинли, потому и не ведают, что творят.

До ожидаемого наступления прихода экологической и самоуправляемой демократии, человечеству предстоит пройти любопытный переходный период развития и процветания секретных обществ, которые будут бороться с существующими порядками с помощью пси-явлений. Может быть, такие уже есть? Не знаю.


Ещё небольшое дополнение. Я находился в холле гостиницы «Стэдтлер» в Чикаго, когда услышал выстрелы. Выглянув в окно, я увидел, что по улице идёт процессия людей, одетых в красное с золотом, бьющих в барабаны и стреляющих в воздух. На мой вопрос служащий отеля ответил, что это тайное общество.

Существуют ли настоящие тайные общества? Если в них объединяются люди, чтобы заниматься деятельностью, нам недоступной, то эти группы тем самым не поддаются обнаружению. Создать тайное общество могут пси-лица, способности которых были развиты на правительственной службе, но которые предпочли держать их в тайне и умеют выявлять себе подобных. Умственные способности измеряются по тесту Каттеля до коэффициента 200. Выше этого коэффициента происходит трансформация количества в качество, и умственные способности переходят во что-то другое. В любом случае люди, чьё умственное развитие превышает коэффициент 200, предпочитают не распространяться об этом. Подвергаясь этому тесту, они стараются держаться средних показателей, не раскрывать своей одарённости, ибо это чревато неприятностями. Разве Эйнштейн не сказал перед смертью, что если бы можно было вернуться в прошлое, он предпочёл бы стать слесарем. Кстати, его слова американский профсоюз слесарей воспринял всерьёз и выслал ему золотой разводной ключ и сертификат, позволяющий работать на всей территории Соединённых Штатов.

Я часто задавался вопросом: не являются ли некоторые странные объявления в газетах способом общения между суперумными людьми? Они спокойно могли бы собираться в кафе, не привлекая к себе внимания, поскольку внешне это самые обычные люди. Так как обнаружить их практически невозможно, то такие группы могут существовать при любых политических режимах. Если они обучают своих членов одному из трёх пси-приёмов: самозащите, телепатии или производству энергии, к чему это может привести? Если, как я уже говорил, пси не является неким субстратом нашей животной природы, если оно предвосхищает будущее нашего общества, то оно может иметь место и в наши дни. Только тогда великим пророком надо было бы признать не Маркса, а Маккинли, который, кажется, вовсе не интересовался пси.

Пси-эффект обнаружит себя, если в какой-то момент вмешается в серьёзный конфликт и сорвёт с него покров тайны. Несомненно, это окажет губительное психологическое воздействие на людей, интересующихся пси-явлениями. Для сравнения вспомните, к чему привела угроза атомной войны: мировое общественное мнение было настолько травмировано, что теперь протестует даже против мирного использования ядерной энергии.

Не думаю, что силы пси возьмут на себя в ближайшее время решающую роль в войнах, другое дело — революция. Идея городской партизанской войны, которую по глупости распространяют левые, полный абсурд, учитывая имеющееся у местных властей оружие. Только массовое городское восстание способно развязать революцию в высокоиндустриальном обществе конца XX столетия: партизаны Че Гевары никак не повлияли на общую политическую ситуацию Южной Америки. Не является исключением и Северная Ирландия: у католических повстанцев нет ни малейшего шанса на победу, у англичан нет желания покончить с ними одним ударом по причинам сентиментальным и политическим одновременно. Но ситуация может измениться, если в Англии к власти придёт Народный Фронт, в этом случае городское восстание в Северной Ирландии будет потоплено в крови в течение десяти минут.

Примером подавления городского восстания на Востоке может служить бунт в Гданьске, в Польше. Иногда властям достаточно лишь рассказать об оружии, которым оно владеет, и необходимость применять его отпадёт. Именно поэтому прекратилась чёрная городская герилья, имевшая место в США каждое лето в 70-е гг. Показали по телевидению бронированные вертолёты, предназначенные для уличных боёв, — Никсон, не раздумывая, пустил бы их в ход, и волнения улеглись сами собой.

Сегодня городским повстанцам, вооружённым пулемётами и гранатами, не совладать с бронированной техникой, штурмовой авиацией и атомной тактической гранатой. Только пси-оружие способно принести победу городской революции при условии, что власть не воспользуется им первой. Интуиция подсказывает мне, что революционеры воспользуются пси-оружием раньше властей. После выхода «Утра магов» я убедился, что вера в силы пси — это фундаментальная константа в сознании молодёжи, недовольной существующим строем. Ведь именно молодёжь всегда начинает революционное движение. Вера молодёжи в пси поразила меня во время поездки в США в 1967 г. В центральном книжном магазине «Брентано» на Пятой авеню в Нью-Йорке, где меня хорошо знали, продавец, когда я вошёл туда, воскликнул: «Как жаль, что вы не зашли вчера, один хиппи купил две дюжины «Утра магов» для всех своих друзей». С тех пор я не раз замечал, что бунтующая молодёжь больше ссылается на пси, нежели на Маркса или Ленина.

В Германии в марте 1978 г. пресса опубликовала любопытное сообщение о связи между смертью Баадера и его последователей и оккультизмом.

Эта тенденция одинаково характерна как для СССР, Китая и стран Восточной Европы, так и для США и Западной Европы. Юные интеллектуалы, в особенности студенты, вполне могут заинтересоваться пси-явлениями и использовать их против власти в своих странах. А чего стоит хорошо организованная пропаганда, внедряющая в сознание молодёжи идею, что движением сопротивления руководят высшие мутанты, наделённые пси-способностями! Использование пси-оружия способно сместить чашу весов в сторону революции. Я, конечно, не допускаю, что сегодня с помощью пси-эффектов можно сбивать самолёты или глушить моторы броневиков, но влияние на человека, находящегося в самолёте и танке, можно. Также пси-явления могут влиять на правительственные средства информации. Машины, печатающие газеты и официальные плакаты, неожиданно ломаются, выходят из строя радио и телевидение. И всё — революция победила! Новоиспечённое революционное правительство окажется в таком же сложном положении, как и предыдущее, но это уже другая история.

В заключение хочу сказать, что в переходный период пси-способности могут быть использованы в военных целях, но в будущем возобладает их благотворный аспект. Секретная война оккультных сил закончится, уступив место миру, завоёванному оккультными силами.