Устранение навязчивостей.

У большинства людей есть какое-либо поведение или чувство, которое они обязаны иметь в определённом контексте. Например, некоторые люди обязаны поправить картину, криво висящую на стене. Они не могут хорошо чувствовать себя, оставив её висящей криво, даже если это чья-то чужая картина в чьем-то чужом доме. Некоторые люди чувствуют себя вынужденными есть шоколад; они не могут не есть его, если он оказывается поблизости. А если его нет рядом, они могут быть вынуждены пойти и купить его! Другим людям необходимо есть мороженое или хрустящие картофельные хлопья. Некоторым необходимо обязательно подобрать монетку, если они видят её на тротуаре, или проверять каждый телефон-автомат - нет ли там мелочи. Некоторые люди вынуждены читать газету от первой до последней страницы, даже вопреки своему желанию.

Большинство таких навязчивостей довольно тривиальны, хотя любая навязчивость, связанная с едой, может иметь значительные последствия. То, что мы называем "взрывом навязчивости", позволяет уничтожать даже очень интенсивные, сильные навязчивости, часто за несколько минут, - поэтому это очень мощная техника. Мы хотим, чтобы вы сначала испробовали её на какой-нибудь тривиальной навязчивости. Потом, после того как вы изучите этот метод, вы сможете применить его к более существенным формам поведения и гораздо более значимым для вас реакциям. Взрыв навязчивости великолепно подходит для тех форм поведения или реакций, которые слишком интенсивны, чтобы их можно было легко убрать с помощью других техник, таких как метод взмаха.

Разрушив навязчивость, вы по-прежнему будете способны совершать это действие; вы просто не будете принуждены к нему. Разрушив навязчивое желание есть шоколадные конфеты, вы по-прежнему будете способны их есть - вы просто не будете чувствовать тягу к этому. Однажды мы демонстрировали этот метод в работе с человеком, который хотел устранить навязчивую потребность немедленно отвечать на все записи на своем автоответчике. Впоследствии он по-прежнему быстро реагировал на большинство телефонных звонков. У него просто перестало подскакивать кровяное давление, если он откладывал ответ на звонок, который был менее важным.

Вы можете использовать эту технику и для того, чтобы избавиться от навязчивой потребности чувствовать гнев или прибегать к насилию. Однако, обучаясь ей впервые, не выбирайте реакцию, связанную с насилием. Важно хорошо знать, что вы делаете, прежде чем использовать её для чего-либо подобного.

Демонстрация: выявление субмодальных магнитов.

Мы собираемся сначала продемонстрировать, а потом обсудить, как и когда использовать этот метод экологичным путем. Для демонстрации, а также для последующего упражнения нам понадобится вполне тривиальная навязчивость; нечто, что вас действительно притягивает - но если бы вы избавились от этого поведения, то не пожалели об этом.

Сначала мы быстро продемонстрируем, как выявить субмодальности, которые вызывают навязчивость. После того, как все вы проделаете это в упражнении, мы продемонстрируем, как использовать субмодальности для устранения навязчивости. Кто хотел бы узнать, как работает его навязчивость?

О'кей, Рэчел, что вы вынуждены делать?

Рэчел: Я вынуждена есть шоколадные сердечки. Меня к ним так и тянет.

Есть что-то похожее, к чему вы относитесь нейтрально?

Рэчел: Меня не особо привлекает печенье. Я могу как есть его, так и не трогать.

Прекрасно. И вы не возражали бы, если бы эта навязчивость была разрушена, верно?

Рэчел: Вовсе нет.

Хорошо. Теперь я хочу, чтобы вы подумали о шоколадных сердечках и заметили, как они выглядят, когда вы думаете о них... А потом подумайте о печенье; заметьте, как оно выглядит в вашем воображении...

Теперь проверьте субмодальные отличия. Что отличает то, как вы видите шоколадные сердечки, от того, как вы видите печенье?

Рэчел: Шоколадные сердечки кажутся немного ближе. Они почти что выпрыгивают из тарелки. Мне кажется, что не вся картина ближе, а только сердечки. С печеньем такого нет.

Хорошо. Какие ещё отличия вы замечаете?

Рэчел: Шоколадные сердечки ярче, вокруг них почти что сияние. Это всё, что я замечаю.

Есть ли какая-либо разница в том, как эти вещи звучат для вас?

Рэчел: Нет. Нет, я не слышу ничего ни там, ни там.

Есть ли какие-либо различия в кинестетической системе, кроме ощущения принуждения?

Рэчел: Ну да, я чувствую, что меня тянет к ним.

Это часть вашей реакции: чувство принуждения. Мы заинтересованы только в том, чтобы обнаружить любые кинестетические ощущения, которые, возможно помогают создать эту реакцию.

Теперь у нас есть несколько отличий в субмодальностях, поэтому мы имеем некоторое представление о том, как мозг Рэчел кодирует "я вынуждена иметь нечто". В данном случае все субмодальности зрительные. Кодируя свои образы определенным образом, мозг Рэчел мгновенно знает, - просто глядя на образ - что она должна иметь, подобно сердечкам, а относительно чего у неё есть выбор, подобно печенью.

Следующий шаг - это проверка, выяснение того, какое из этих субмодальных различий является наиболее важным "магнитом", создающим её компульсивную22 реакцию.


22 Компульсия - непреодолимое иррациональное побуждение, импульс. (Здесь и далее все примечания Л. Миникеса).


Рэчел, посмотрите на образ шоколадных сердечек. Попробуйте сделать сердечки немного ближе. Заставьте их выпрыгивать из тарелки немножко больше. Это усиливает или ослабляет ваше принуждение есть сердечки?

Рэчел (Её лицо розовеет, и она делает движения ртом): Да, мне сразу же больше хочется их.

О'кей. Теперь отодвиньте сердечки назад в тарелку. Изменяет ли это вашу реакцию?

Рэчел: Это позволяет мне не хотеть их так сильно.

Теперь давайте попробуем изменить яркость. Сделайте шоколадные сердечки немного ярче. Изменяет ли это вашу реакцию?

Рэчел: Изменяет, но не так сильно. По-моему, когда я заставила сердечки больше выпрыгивать из тарелки, они одновременно сделались и немного ярче. Если я просто делаю их ярче, то не чувствую большого изменения.

То есть это показывает, что близость является ведущей субмодальностью; она направляет реакцию Рэчел, а также изменяет яркость. Давайте ещё кое-что проверим. Попробуйте усилить ореол...

Рэчел: Это заставляет меня хотеть их больше, - но не так сильно, как тогда, когда я заставляла сердечки сильнее выпрыгивать.

Попробуйте ослабить ореол...

Рэчел: Это заставляет меня реагировать на сердечки немного меньше, но я всё равно их хочу.

Теперь мы знаем, что ключевая субмодальность, которая "ведет" реакцию Рэчел, заключается в том, чтобы образ выпрыгивал ближе к ней и дальше от фона.

Упражнение.

А теперь мы хотим, чтобы вы все проделали эту часть друг с другом. На этом этапе мы хотим, чтобы вы дошли досюда. Удостоверьтесь, что выбираете навязчивость, которую вы не прочь потерять - потому что после упражнения у вас её, возможно, уже не будет. Вы можете спросить себя: "Будет ли без этой навязчивости чего-нибудь не хватать в моей жизни?" Поскольку вы собираетесь от неё избавиться, мы хотим быть уверены, что вам без неё будет лучше.

После того, как вы подумаете о своей навязчивости, подумайте о сходном поведении, которое вы не вынуждены выполнять. Если вы обязаны читать все комиксы, может быть, вы не должны читать все спортивные страницы. Если вы принуждены пить кофе, может быть, вы не обязаны пить чай - вы можете пить или не пить его. Если вы чувствуете чрезмерное принуждение мыть каждую тарелку на вашей кухне, может быть, вы не вынуждены подметать пол. Чем более схожи две формы поведения, тем лучше.

Для некомпульсивного поведения обязательно выберите что-нибудь нейтральное. Не выбирайте чего-то такого, что вас отталкивает, потому что отвращение и привлекательность на самом деле очень схожи. И то, и другое - формы навязчивости; отличается только направление навязчивости: отталкивание вместо притяжения. Если вы принуждены есть шоколад, выберите какую-либо пищу, которую вы можете есть, но не чувствуете, что обязаны её есть. Не выбирайте пишу, которая вызывает у вас отвращение.

Когда у вас будут эти два переживания - компульсивное и нейтральное - проделайте сравнительный анализ. Каковы отличия в субмодальностях, и какая субмодальность влечет навязчивость? Обязательно проверьте все системы восприятия. Обнаружьте отличие, которое меняет дело.

Есть несколько способов проверить, какие субмодальности являются ведущими. Мы могли бы попросить Рэчел посмотреть на печенье - нейтральное переживание - и заставить печенье выпрыгивать из тарелки. Мы могли бы выяснить, вызывает ли это ощущение принуждения есть печенье. Если вы проверяете таким образом, то проследите, чтобы человек изменял каждую субмодальность понемножку и весьма медленно. Если он делает это чересчур быстро, вы можете внедрить новую навязчивость! Немного менее опасно проводить проверку, изменяя саму компульсивную реакцию, как это демонстрировали мы. Проверьте каждое субмодальное различие между нейтральным опытом и опытом навязчивости. Хорошо проверить это обоими путями - попросить человека сделать картину ярче... а потом тусклее.

Хелен: Мы ищем единственную субмодальность?

При навязчивостях одна субмодальность обычно ведёт другие. Если вы найдете две ведущие субмодальности - хорошо.

Обязательно отыщите аналоговую субмодальность, которая вызывает навязчивость и которую вы можете непрерывно варьировать вдоль некой шкалы. Дискретная субмодальность не будет работать в этой технике. Позднее мы обсудим это детально.

После того как вы определите субмодальные различия и выполните проверку, чтобы найти ведущую(-ие) субмодальность(-и), мы хотим, чтобы вы сделали ещё одну вещь, которую мы не демонстрировали. Выясните, можете ли вы устранить навязчивость простым ослаблением ведущей субмодальности. Предположим, вы находите, что ведущей субмодальностью для вашего партнёра является размер; когда мороженое становится больше, он хочет его сильнее. Я хочу, чтобы вы выяснили, не могли ли бы вы избавиться от этой навязчивости, просто делая мороженое меньше на вид. Вы уже знаете, что это временно ослабляло переживание вашим партнёром навязчивости, когда вы проводили проверку. Вопрос в том, можете ли вы устранить таким путем навязчивость навсегда. Попросите вашего партнёра увидеть, как мороженое становится меньше, до тех пор, пока он не сможет посмотреть на мороженое и сказать: "Нет, теперь меня к нему не тянет", или "Я могу съесть его, но не обязан". Потом, после того как в течение нескольких минут вы поговорите о чем-нибудь постороннем, проведите повторную проверку. Попросите его подумать о мороженом и выясните, чувствует ли он принуждение съесть его или же продолжает чувствовать себя нейтрально. Мы хотим, чтобы вы выяснили, устранит ли навязчивость одно лишь ослабление ведущей субмодальности.

Поработайте над этим упражнением в течение десяти минут, а потом возвращайтесь для следующего шага.

План упражнения.

1. Подумайте о какой-нибудь второстепенной навязчивости.

2. Подумайте о чём-нибудь сходном, на что вы реагируете нейтрально.

3. Определите субмодальные различия.

4. Проведите проверку и найдите наиболее мощную "ведущую" субмодальность.

Обсуждение.

Том: Я работал с Бобом, и когда я спросил его о субмодальных различиях, он сказал, что никаких различий не заметил.

Если ваш партнёр не замечает различий - есть несколько других способов обнаружить важные субмодальности. Вы можете спросить: "Что вам нужно сделать с картиной навязчивости, чтобы это заставило вас хотеть её больше?" Часто человек просто скажет вам: "Если я делаю её больше - я хочу её сильнее".

Другой способ - сделать так, чтобы он попробовал сопротивляться навязчивости. Сначала подготовьте сцену. Если это шоколадные конфеты, вы можете сказать: "Вообразите тарелку шоколадных конфет прямо перед собой. Теперь повернитесь и отойдите от неё... Что происходит?

Хотите ли вы шоколадные конфеты сильнее? Как вы узнаете, что хотите их сильнее?" Обычно, уходя, он почувствует усилившееся желание, и вы можете попросить его заметить, что происходит с образом, когда желание усиливается. Обычно помещёние человека в сценарии, который преувеличивает желание, делает магнит более очевидным. Некоторые люди уступают своим навязчивостям настолько быстро, что у них нет времени осознать, что их к этому побуждает.

Один из ключей для того, чтобы помочь кому-либо получить доступ к навязчивости, - что дало бы вам нужную информацию - заключается в том, чтобы самому войти в состояние, подобное навязчивости именно этого типа. Если вы испытываете отношение типа "гм-гм", и действуете холодно и отстранение, как если бы вас не волновал объект навязчивости вашего партнёра - ваше несловесное поведение будет подталкивать его к диссоциированию от опыта и ослабит его реакцию. Это затруднит достижение им компульсивной реакции. Если вы передаете "состояние навязчивости" через все ваше несловесное поведение, он с большей вероятностью войдет в это состояние вместе с вами. "Что вы должны сделать с этим образом, чтобы это заставило вас хотеть его больше, так чтобы у вас слюнки потекли из-за этого страшно вкусного куска шоколада?"

Часто ведущим в результате окажется субмодальное различие "фигура/фон". В случае с Рэчел шоколадки становились ближе, в то время как тарелка оставалась на прежнем месте. Шоколадки были также окружены ореолом, который отделял их от фона.

Если человек не находит ничего такого, что принуждало бы его визуально, проверьте другие системы восприятия. Есть ли что-нибудь аудиальное или кинестетическое? Во время упражнения Чарльз говорил: "Я не вижу. Я не замечаю каких-либо отличий. Я не могу обнаружить, как изменить способ, которым это на меня воздействует". Я создала для него несколько сценариев, но мы не могли ничего найти. Я проверила несколько стандартных субмодальностей: "Сделайте это больше, пододвиньте ближе", но ни одна из них не оказала никакого влияния. Потом я спросила: "Ну ладно, а слышите ли вы что-нибудь?", и он мгновенно осознал голос. "Сделайте его громче". "О, да, это действует!" Таким образом, если человек не замечает никаких визуальных отличий, попросите его проверить другие системы восприятия.

Рут: Я вынуждена пить кофе, и мне кажется, что это чисто кинестетическое. Такое возможно?

Такое возможно, но не очень вероятно. Обычно, когда люди говорят вам "Это чисто кинестетическое" - они говорят о самом ощущении желания. Мы знаем, что это является ощущением. Мы же хотим знать, "Как ваш мозг порождает это ощущение желания? Вы, вероятно, не испытываете этого ощущения, думая о том, чтобы хлебнуть моторного масла. В чем отличие?" Обычно отличается сам образ кофе.

Если кинестетическое чувство является магнитом для вашей навязчивости пить кофе, то ощущением, которое вам нужно будет определить, должно быть тактильное или проприоцептивное чувство - ощущение кофе у вас на языке или во рту, - а не результирующее мета-ощущение желания.

У одного курильщика было странное тактильное ощущение, которое начиналось у него в шее, ползло вверх, ударяло в голову и начинало его накрывать. Критической субмодальностью была распространённость ощущения: когда оно распространялось шире, навязчивое желание курить становилось сильнее. Когда я попробовала это на себе, мне это тоже не понравилось! Если бы я испытывала это ощущение, я могла бы даже закурить! (смех) Это тактильное ощущение отличалось от чувства желания. Если вы получаете телесное ощущение, проведите проверку, чтобы удостовериться в том, что ощущение может быть использовано для создания желания, а не просто является ещё одним описанием самой этой реакции.

Что происходило, когда вы пробовали просто ослабить ведущую субмодальность для устранения навязчивости? Удалось ли кому-нибудь из вас сделать это?

Мужчина: Я мог ослабить её ненадолго. Но всегда казалось, что чувство навязчивости наползает обратно.

Это то, что обычно происходит. Если вы в состоянии навсегда устранить её простым ослаблением ведущей субмодальности, то это, возможно, было вовсе не то, что мы называем навязчивостью. Возможно, это было что-то более слабое, ближе к желанию. Если кому-то из вас удалось навсегда устранить "навязчивость" простым ослаблением ведущей субмодальности, возьмите какую-либо другую навязчивость и продолжите упражнение.

Большинство из вас точно определили, что управляет вашими навязчивостями, и вы сделали это очень тщательно. Это необходимо, когда вы впервые учитесь технике. Исследование её требует времени. Проделав это несколько раз, вы научитесь быстро определять ведущую субмодальность, наблюдая за клиентом, и вам не понадобятся проверять такой большой ряд субмодальностей.

Спрашивая о субмодальностях, следите за точностью языка. Спрашивайте в точности о том, что вы хотите узнать. Если вы скажете: "Сделайте это больше. Теперь что вы думаете?" - это будет недостаточно конкретно. "О, теперь мне это действительно нравится". Это не то, что вы хотите узнать. Вы хотите узнать, "Когда вы делаете это больше, вынуждены ли вы хотеть этого больше; в большей ли степени вы чувствуете принуждение?" Следите за тем, чтобы точно спрашивать о той реакции, которая вас интересует. Вас не интересует, вызывает ли изменение какую-нибудь другую реакцию. Анне больше нравился образ мороженого, когда она делала его больше, но она не чувствовала усиления принуждения съесть его. Иногда человек изменяет картину и внезапно огорчается или чувствует какую-либо другую эмоцию. Это может быть более интенсивная реакция, но это не та реакция, о которой вы должны узнать.

Навязчивости.

Навязчивости обычно имеют следующую последовательность из четырех элементов:

1. Репрезентация объекта навязчивости. Обычно она бывает зрительной, реже слуховой или кинестетической. Она позволяет человеку знать, что пришла пора ощутить навязчивость.

2. Субмодальное искажение репрезентации. Человек изменяет свою внутреннюю репрезентацию определенным образом. Несмотря на то, что в изменение может быть вовлечено более одной субмодальности, и оно может происходить в любой или во всех системах восприятия, обычно существует единственная аналоговая субмодальность - часто зрительная - которая запускает навязчивость и делает её принуждающей.

3. Ощущение навязчивости. Это кинестетическое мета-ощущение вынужденности делать что-то при отсутствии какого бы то ни было выбора.

4. Компульсивное поведение. Чувство навязчивости часто ведет к поведению, которое человек вынужден выполнять, - например, грызть ногти, есть конфеты и т. п. Если вы имеете дело с более обобщенной эмоциональной реакцией типа гнева, не исключено, что у человека отсутствует какая-либо конкретная поведенческая реакция.

Демонстрация: устранение навязчивости.

Теперь давайте продолжим и продемонстрируем Взрыв Навязчивости. Для устранения навязчивости мы воспользуемся уже собранной вами ранее информацией. У кого есть навязчивость, от которой он хотел бы избавиться?

Фред: У меня.

Ваши ведущие субмодальности уже определены? (Да.) Идите сюда. Мы можем узнать содержание?

Фред: Конечно. Я люблю фисташки. Я даже не могу говорить о них без того, чтобы у меня не текли слюнки.

Хорошо. Что вы должны сделать, чтобы заставить себя хотеть их сильнее? Вы ведь уже хорошо это умеете, верно? (Фред вздыхает, и глядит вверх.) Вы что-то видите, верно? Что вы делаете с образом, чтобы заставить себя хотеть его больше?

Фред: Я добивался всё более и более резкой фокусировки.

И это действует? Похоже, да! Проверял ли ваш партнёр какие-либо другие субмодальности?

Женщина: Да. Когда мы попросили его взять одну фисташку крупным планом и сделать её очень большой - это изменило ситуацию.

Хорошо. Были упомянуты три субмодальности: фокус, крупный план и размер. Я должна сделать следующее: либо найти ту единственную, которая заставляет остальные включаться автоматически, либо найти наиболее значимую. Фред, что вы видите в самом начале - картину с целой кучей фисташек, или одну фисташку, или что?

Фред: Это полная тарелка.

О'кей, тарелка, полная фисташек. Я хочу, чтобы вы взяли одну фисташку крупным планом... Да, наблюдая за ним, мы видим, что крупный план вызывает сильную реакцию.

Теперь верните её обычный вид, а затем увеличьте весь образ. Обратите внимание на свою реакцию.

Фред (низким, задыхающимся голосом): Вы имеете в виду... увидеть больше фисташек?

Это не то, что я имела в виду, но вы можете попробовать и это. Что происходит, когда вы это делаете?..

Фред: К моему удивлению, это не очень существенно меняет дело.

Мы не получаем того же несловесного ответа, не так ли? Он не выглядит принужденным в той же степени. Теперь, Фред, попробуйте взять эту тарелку фисташек и сделать каждую из них больше... Это тоже не заставляет его реагировать столь же сильно, как крупный план. Теперь верните фисташкам обычный размер, и сделайте тарелку фисташек очень отчетливой...

Нет, это тоже не действует. Давайте проверим другую субмодальность. Возьмите тарелку фисташек и подвиньте её ближе, вместо того чтобы брать крупный план.

Фред: Я даже чувствую их запах, когда делаю это!

Но заставляет ли это вас хотеть их сильнее? Нас не интересует, можете ли вы чувствовать запах...

Фред: Нет, я не хочу их сильнее.

Именно крупный план достает вас, не так ли? У всех слюнки текут! Нам следовало делать это перед обедом.

Фред: Я съел сэндвич с фисташками (смех)

Прежде чем мы взорвем вашу навязчивость, я хочу, чтобы вы знали, что у вас по-прежнему будет возможность есть и получать удовольствие от фисташек, когда вы этого захотите. Просто вы не будете вынуждены делать это. При этом условии, уверены ли вы, что хотите устранить свою навязчивость, или же она столь приятна, что вы хотели бы сохранить её навсегда?

Фред: Нет, нет, нет. Я не могу иметь фисташки поблизости от себя, потому что обязательно съем их все за один присест. Я бы хотел иметь способность хранить их в доме.

О'кей. Теперь, Фред, у вас есть образ тарелки с фисташками, верно? Вот что я хочу от вас. Возьмите образ тарелки и очень быстро возьмите одну из фисташек максимально крупным планом, чтобы заставить себя действительно хотеть её. Потом начинайте снова с картины целой тарелки фисташек, и снова быстро возьмите крупный план.

Я хочу предупредить вас, что когда вы станете делать это, то это усилит ваше чувство навязчивости. Если в какой-то момент вы почувствуете, что оно становится таким интенсивным, что вы не можете его выдерживать - это означает, что вы всё делаете правильно, и вам осталось ещё совсем немного.

Продолжайте брать одну из фисташек крупным планом до тех пор, пока вы не захотите её сильнее, чем когда-либо раньше. Повторяйте это до тех пор, пока вы не заметите качественный сдвиг в вашей реакции... Быстрее, быстрее...

Правильно, ещё быстрее, до тех пор, пока вы уже не сможете делать этого ещё быстрее - Правильно. Прекрасно! Мгновение назад что-то немного сдвинулось, верно?

Фред: Чересчур большая. Она становится чересчур большой и уходит. И взять больше нечего.

Можно описать это и так. Теперь давайте поговорим немного, а потом проведём проверку.

Фред: А может, кто-нибудь сходит за фисташками? (смех)

Хорошая мысль: мы устроим настоящую проверку! Когда вы думаете о фисташках сейчас, вы их хотите?..

Фред: Нет. Я не могу получить крупный план. Я просто вижу теперь полную тарелку. Обычно я вижу тарелку, а затем беру одну из фисташек крупным планом и хватаю её. Но сейчас я просто вижу тарелку.

Вы уверены? Постарайтесь вернуть крупный план.

Фред: Может быть, я мог бы над этим поработать, (смех)

Сэлли: Что, если бы тарелка фисташек была вверху и сбоку от вас?..

Фред: Что-то стало другим.

Сэлли: Изменилась локализация образа. Она была другой до того, как он взял крупный план.

Хорошее наблюдение. Когда он визуализирует фисташки сейчас, он смотрит в другое место, чем прежде. Это дополнительное подтверждение. Фисташки сейчас находятся там, где был образ, не вызывающий навязчивости. Кто-нибудь знает, где достать немного фисташек?

Фред: Их можно купить внизу, на первом этаже отеля.

Хорошо. Мы купим их и попробуем сегодня после обеда! Есть ли у кого-либо вопросы к Фреду?

Билл: Фред, какими были ваши внутренние ощущения, когда вы делали взрыв?

Фред: Я видел тарелку и брал крупным планом какую-нибудь одну, особенно отчётливую фисташку. И чем больше я делал это, тем больше чувствовал, будто что-то как бы удерживает меня.

А потом что случилось?

Фред: Ну, Это не было приятным ощущением. Та фисташка становилась всё больше и больше, и каким-то образом достигла такого размера, что не выглядела больше естественной.

Это типичное описание перехода порога. У вашего мозга есть порог с обоих концов спектра. Давайте возьмем пример кого-нибудь, кто вынужден есть шоколад, и ведущую субмодальность - размер. Если его картина шоколада очень маленькая, она выглядит просто как чёрное пятнышко и не будет оказывать воздействия. Небольшое увеличение картины позволяет человеку переступить нижний порог, когда мозг узнает её как нечто, к чему есть принуждение. Увеличивая размер, он чувствует всё большее и большее принуждение до тех пор, пока шоколад не выглядит слишком большим и его реакция переходит верхний порог. Когда шоколад слишком большой, его мозг больше не опознает его как нечто, что он принужден иметь. Теперь его мозг смотрит на картину и помещает её в другую категорию, вроде "нелепый" или "огромный". Если вы делаете это достаточно быстро, сдвиг становится необратимым.

Когда мы впервые познакомились с этим методом, Стив использовал его, чтобы взорвать свою навязчивость читать комиксы. Он вынужден был читать комиксы от корки до корки, даже те, которые ему не нравились. Если он пробовал отложить тот, который ему особенно не нравился, обычно вокруг этого комикса как бы вырастала серая, похожая на плесень субстанция. Чем дальше он удалялся от этого комикса, тем больше было плесени, и тем больше Стива тянуло обратно к комиксу. Поэтому он заставил её расти больше и больше, очень быстро, до тех пор, пока она полностью не перестала его принуждать. Потом он вернулся обратно и произвел проверку; когда он пропускал какой-нибудь комикс, который его не интересовал, то над комиксом как бы появлялся маленький черный контур сгнившей плесени. Его переживания изменились раз и навсегда.

Взрыв Навязчивости - это пример техники порога, в котором вы берете очень сильную реакцию и усиливаете её, вместо того чтобы пытаться её ослабить или устранить Вы усиливаете её так значительно и так быстро, что в определенной точке она переходит порог и "лопается". Это очень похоже на надувание воздушного шара. До некоторого момента каждый ваш вдох делает шар больше. Однако если вы продолжите вдувать воздух в шар, он, в конце концов, лопнет. После того как он лопнул, вы не можете вернуть шар, забрав назад последнюю порцию воздуха. В действительности вы вообще не сможете восстановить его без очень больших трудностей! Другим примером является перегибание куска металла или проволоки до тех пор, пока они не переламываются. После того как они сломались, вы не можете вернуть этот кусок проволоки простым её разгибанием.

Есть два способа произвести взрыв:

1. Одноразовое усиление субмодальности

2. Многократный метод храповика.

Первый способ заключается в том, чтобы быстро усилить ведущую субмодальность до такой крайней степени, что кинестетическая реакция пересекает верхний порог и лопается - как это сделал Стив. Если бы ведущей субмодальностью Фреда был размер, он мог бы взять ту тарелку фисташек и очень быстро сделать картину больше и больше, до тех пор, пока реакция не лопнула бы.

Метод храповика, который я использовала с Фредом, на самом деле является многократным быстрым последовательным повторением первого метода. В этом случае вы берете ведущую субмодальность и усиливаете её очень быстро. Потом снова начинаете с картины в первоначальном состоянии и снова быстро усиливаете субмодальность. Вы делаете это снова и снова быстро и последовательно, чтобы усилить кинестетическую реакцию принуждения. В качестве примера давайте предположим, что магнитом навязчивости является яркость. Я начинаю с того, что заставляю человека увидеть образ, а потом быстро увеличить яркость. Потом я хочу, чтобы человек мгновенно увидел образ с первоначальной яркостью и постепенно опять сделал его ярче. Вы быстро повторяете это раз за разом очень быстро, до тех пор, пока что-то не лопается. После взрыва его реакция изменяется, и он больше не испытывает принуждения.

Это очень похоже на использование автомобильного домкрата. Вы нажимаете на рычаг домкрата, и машина немножко приподнимается. Вы снова жмете на рычаг домкрата, и машина приподнимается ещё немножко. С каждым нажатием рычага машина поднимается выше и выше. Рычаг домкрата подобен субмодальности, с которой вы работаете с помощью метода храповика: размеру, яркости и т. п. Поднимающаяся вверх машина соответствует усилению вашего кинестетического ощущения принуждения. В обоих методах мы очень быстро усиливаем реакцию хотения чего-либо до тех пор, пока человек не переступает через порог и его реакция не разрушается. Когда навязчивость человека лопается, сдвиг обычно можно заметить и снаружи. Вы можете увидеть, как его несловесная реакция всё более усиливается, а потом внезапно перестает усиливаться и начинает ослабевать.

В обоих методах вы варьируете субмодальность вдоль шкалы, чтобы усилить кинестетическую реакцию. Вот почему вам необходима аналоговая, а не дискретная субмодальность.

Инерция, или длительность, в кинестетической системе - вот что заставляет работать метод храповика. Вы можете изменять внутренние образы или звуки очень быстро, без того чтобы рядом продолжал болтаться старый образ. Однако если вы испытываете действительно сильное ощущение, требуется гораздо больше времени, чтобы совершить сдвиг к какому-либо другому ощущению. Интенсивные эмоциональные состояния сопровождаются большим количеством гормональных и химических изменений, и вашему телу требуется некоторое время, чтобы вернуться к нейтральному состоянию. Предположим, к примеру, вы убеждены, что находитесь в смертельной опасности, и ваше тело начинает вырабатывать адреналин. Если потом вы понимаете, что на самом деле никакой опасности нет, всё равно вам требуется какое-то время, чтобы успокоиться кинестетически.

Поскольку ощущения имеют тенденцию к продолжительности, у вас есть время на то, чтобы очень быстро возвращаться к маленькой картинке и вновь, вновь и вновь делать её больше. Каждый раз, когда вы увеличиваете размер картины, ваши ощущения стартуют на том самом месте, где вы остановились перед этим, и становятся всё сильнее.

Сэм: Поэтому медленно ничего не получится?

Верно. Вы увеличиваете интенсивность навязчивости и можете только ухудшить её!

Фред: Если бы вы сделали это медленно, то я думаю, это заставило бы меня хотеть фисташек сильнее, потому что каждый раз, когда мы экспериментировали с моими субмодальностями - уф! у меня слюнки текли, и я хотел, чтобы картинка продолжала приближаться.

Люди часто совершают ошибку, продвигаясь слишком медленно. Делая это чересчур медленно, вы можете кончить тем, что усилите навязчивость человека и оставите его с этим: "О-о! Теперь я действительно хочу фисташек!"

Фред: И вы тоже, а? (смех)

Таким образом, если взрыв не работает, - вероятно, вы не побуждаете человека действовать достаточно быстро. Ну, а как вы можете сделать так, чтобы человек действовал быстро?

Деннис: Говоря быстрее и быстрее.

Верно. Если вы говорите о-оч-че-ен-нь ме-ед-дл-ле-ен-но, человек, возможно, не переступит порог. Вы можете также обозначить скорость с помощью быстрого жеста рукой или звука. Вы можете щелкнуть пальцами, или сказать: "Очень быстро - пффф!", или сделать что-нибудь другое, что позволит ему узнать, что "быстро" означает долю секунды! "Быстро" не означает пять секунд в сравнении с пятью годами. Несловесный сигнал может передать особое субмодальное изменение так же, как и скорость. Если вы хотите, чтобы он придвинул картинку поближе, можете поместить свою руку туда, где картина должна быть вначале, повернуть к нему ладонь, чтобы репрезентировать картину, а затем быстро приблизить к нему свою руку. Вы можете сказать:

"Позвольте вашей картинке быстро приблизиться к вам, вот так". Если вы хотите, чтобы он сделал картину больше, вы можете с помощью обеих рук изобразить рамку маленькой картинки, а потом быстро раздвинуть руки в стороны, расширяя рамку. Затем вы можете использовать эти жесты и звуки как якоря, чтобы помочь вашему партнёру сделать это быстро. Полезно также использовать структуры гипнотического языка, чтобы дать понять, что процесс начнет всё больше ускоряться сам по себе.

Демонстрируя этот процесс, вы можете быть не очень серьёзным - это даст вашему партнёру разрешение тоже вести себя не очень серьёзно. Возможно, чтобы перейти порог, ему понадобится вести себя не вполне обычно.

Билл: Как вы решаете, какую технику взрыва использовать: однократное наращивание или метод храповика?

Некоторые субмодальности могут увеличиваться без ограничений. Одна из них - это размер; теоретически вы можете увеличивать и увеличивать размер, не останавливаясь. Обычно вы можете взорвать этот тип навязчивости простым увеличением соответствующей субмодальности до тех пор, пока реакция не лопнет.

Однако другие субмодальности можно изменять в определенном направлении только до некоторой границы. Крупный план, например, можно брать лишь до определенного предела. С подобной субмодальностью вам, вероятней всего, понадобится метод храповика. Вы всегда можете испробовать однократное наращивание, а потом подождать немного и сделать проверку. Если навязчивость ещё не разрушена, вы можете продолжить и воспользоваться методом храповика.

Проследите, чтобы при методе храповика вы двигались только в одном направлении. Одна женщина была вынуждена читать "Нью-Йорк Таймс" и не хотела этого. Её желание читать газету усиливалось, когда она слышала, что внутренний голос становится тише; и она не могла добиться, чтобы её реакция лопнула. Она пробовала метод храповика, делая голос тише, потом постепенно громче, потом постепенно тише и т. д. Поступая, таким образом, вы заставите реакцию желания стать сильнее, потом слабее, потом сильнее. Я узнала, что она делает это, наблюдая за её руками, которые плавно двигались назад и вперед, когда она описывала попытки взорвать свою реакцию. Обычно вы можете определить по несловесным сигналам клиента, движется ли он с субмодальностью в обоих направлениях или же только в одном. Метод сработал у неё, когда она сделала голос тише, потом услышала, как он начинается громко и постепенно стихает; потом снова услышала, как он начинается громко и постепенно стихает и т. д.

Деннис: Разве нельзя вернуть навязчивость, просто прокручивая фильм о выполнении взрыва в обратном направлении?

Обратное прокручивание фильма не вернёт уничтоженное с помощью этой техники. Разрушив этим методом чью-то реакцию, вы не можете просто вернуться обратно той же дорогой. Прежде чем разрушить чью-то реакцию, досконально убедитесь, что человек хочет, чтобы её разрушили. Исследуйте, на что будет похожа его жизнь без навязчивости - потому что, переступив однажды порог, он уже не сможет вернуть навязчивость, вернувшись обратно тем же путем. Это немного похоже на протаскивание большой новогодней ёлки через узкую дверь. Если вы решите, что хотите вернуть ёлку обратно, вы не сможете просто протолкнуть её через дверь. Это не так просто. Мы научим вас, как создавать навязчивости, позднее, после того как вы научитесь их разрушать.

Проверка.

После выполнения взрыва не забудьте подождать минуту или две перед проверкой. Иногда человек сразу не замечает, что изменился, потому что ощущениям навязчивости требуется некоторое время, чтобы рассеяться. Когда вы спрашиваете его: "Вы всё ещё чувствуете принуждение?", он может ответить: "Мне кажется, что да". Поскольку кинестетическая система очень инерционна, перейдя порог, он может сразу не заметить этого.

Если вы проводите проверку немедленно, это не обязательно хорошая проверка. Это зависит от того, насколько сильными должны стать кинестетические ощущения, прежде чем они достигнут порога. Если ощущение навязчивости исчезает мгновенно - тогда вы можете быть уверены, что взорвали её. Но если ощущение ещё остается, вам может понадобиться немного подождать и провести повторную проверку.

Если Вы подождете пару минут, то кинестетической системе хватит времени, чтобы снова успокоиться, и человек может заметить, что он больше не в состоянии вызвать у себя ощущение навязчивости. Связь между образом и кинестетической реакцией прервана. Она сломалась, стала другой.

Продолжите упражнение. Дайте нам знать, если у вас появятся трудности и вы будете нуждаться в помощи.

План упражнения.

1. Убедитесь, что вы определили ведущую субмодальность.

2. Используйте однократное наращивание либо метод храповика с ведущей субмодальностью до тех пор, пока она не перейдет порог.

3. Сделайте паузу и проведите проверку.

Обсуждение.

В экологичном и эффективном использовании этой техники есть много тонкостей, поэтому давайте немного поговорим.

Сэм: В нашей группе это походило на тяжелые усилия достичь оргазма, который никак не наступал.

Фигурально выражаясь. Изменилась ли навязчивость позднее, когда вы проводили проверку?

Сэм: Да. Она исчезла. Но не было никакого колоссального прорыва или чего-либо подобного.

Мне нравится это описание. Многие люди не замечают, когда переходят порог, в особенности если реакция должна сделаться очень интенсивной, прежде чем лопнуть. Но если вы немного подождете, чтобы вашей кинестетической системе хватило времени заново успокоиться, вы можете обнаружить, что принуждения больше нет.

Темп.

Женщина: Возможно ли проделать это чересчур быстро?

Обычно люди выполняют этот процесс чересчур медленно, и их приходится торопить. Хотя изредка кто-нибудь действительно выполняет эту технику чересчур быстро. Если кто-то делает это очень быстро, и это не работает, - может быть, ему надо притормозить настолько, чтобы генерировать здоровую кинестетическую реакцию. Я многократно использовала этот метод, и мне только дважды понадобилось кого-то замедлять. Похоже было, что они изменяли субмодальности столь быстро, что у них не хватало времени для полной кинестетической реакции.

Боб: Моя навязчивость усиливалась так быстро, что я недоумевал, правильно ли я делаю и лопнет ли она вообще когда-нибудь. В конце концов, я не мог контролировать скорость, с какой это происходило. В ушах у меня стоял звон - а потом действительно: "Бум!"

Помните об этом, работая с другими людьми. Когда ощущение начинает становиться по-настоящему интенсивным, если человека это раздражает и он пытается сделать его менее интенсивным - это, скорее всего, не получится. Ваша начальная стадия должна включать предупреждение о том, чего надо ожидать - чтобы он знал, что делает всё правильно, когда ощущение навязчивости нарастает, и не пытался повернуть назад. Используя этот метод с клиентами, я сначала объясняю его, проводя аналогию с лопающимся шаром и ломающейся проволокой. Это готовит человека к тому, чтобы продолжать усиливать ощущение до тех пор, пока оно не лопается. Мы также хотели продемонстрировать вам, что этот метод не требует длинных предварительных объяснений, и мы наблюдали за малейшими признаками того, не отступает ли Фред.

Убедитесь, что вы не оставляете человека в состоянии усилившейся навязчивости. Если вы заставляете его нагнетать реакцию, но недостаточно для того, чтобы она лопнула - в действительности вы можете усилить навязчивость. Обычно это значит, что вы двигались недостаточно быстро.

Иногда каждое отдельное наращивание при методе храповика не заходит достаточно далеко, или же человек останавливается, лишь немного не дойдя до точки взрыва. Однажды один клиент сказал мне: "Я делал картинку такой большой, как вся познанная вселенная -и это всё равно не сработало". "Такая большая, как вся познанная вселенная" подразумевает некого рода конечную точку, поэтому я сказала ему: "Сделайте это снова, и на этот раз позвольте картинке продолжать увеличиваться и стать больше познанной вселенной". Он проделал это один раз, и его реакция была разрушена.

Сара: Что "разрушается", когда вы это делаете? Что "лопается"?

Вы разрушаете связь между картинкой человека, звуком или ощущением, и его кинестетической реакцией. Он по-прежнему будет в состоянии создавать образ, но этот образ не будет воздействовать на него так, как прежде.

Сильные эмоциональные реакции.

Для учебных целей мы просили вас проделать это с малыми навязчивостями, но этот метод одинаково эффективен и с сильными навязчивостями. Он работает также с сильными эмоциональными реакциями. Люди использовали эту технику для устранения навязчивостей, включающих пьянство, курение, чрезмерную зависимость от кого-то и т. п. Она превосходна для реакций, которые настолько интенсивны, что вы не можете их просто ослабить (что люди часто пытаются делать).

Хотя этот метод хорошо работает с эмоциями типа сильного гнева, будьте осторожны, если станете заниматься этим. При работе с некоторыми людьми, если вы усиливаете их гнев, возникает риск насилия. Многие люди никогда не прибегнут к насилию, независимо от того, насколько они разозлятся, так что они не будут представлять для вас опасности; однако об этом всё же следует помнить. Так как человек с хорошей предварительной подготовкой может удержаться от насилия, подготовьте его к тому, чтобы проделать взрыв быстро - чтобы он пересек порог раньше, чем успеет что-нибудь расколошматить. Если он движется слишком медленно и застревает во взвинченном состоянии, то он может прибегнуть к насилию. Если у вас есть какие-либо сомнения, можете позаботиться, чтобы возле вас был некто очень сильный, чтобы в случае чего он мог вас вызволить.

Один из наших учеников использовал эту технику с суицидными и гомипидными23 навязчивостями, и говорит, что это никогда не усиливало навязчивость необратимо. Однако, вследствие возможной опасности оставить человека в состоянии усилившейся навязчивости, я была бы очень осторожна. Если только вы не имеете очень большого опыта работы как с этим методом, так и с суицидными или агрессивными людьми, мы настоятельно рекомендуем отсылать этих людей к кому-нибудь другому, у кого есть необходимая подготовка.


23 Суицид - самоубийство, гомицид - убийство другого человека.


Неприятные реакции.

Когда вы используете этот метод при работе с реакциями, связанными с удовольствием - желанием пищи, секса, курения и т. п. - вам обычно нетрудно заставить человека усилить реакцию. Когда вы используете это с реакциями, которые человеку не нравятся, это может оказаться более трудным, потому что люди обычно не хотят испытывать нечто, подобное сильному гневу. В этой ситуации гораздо более важным становится предварительная установка рамки. Они не захотят этого делать, если не будут знать, что причина, по которой вы хотите заставить их чувствовать сильный гнев сейчас, заключается в том, чтобы им уже никогда не нужно было чувствовать неконтролируемый гнев в будущем. У них по-прежнему останется возможность разгневаться, но их собственный гнев уже не будет бесконтрольно управлять ими. То, что они переживут несколько секунд гнева сейчас, оправдывается тем, что таким образом они избегнут того, чтобы гнев много раз захлестывал их в будущем.

Этот пороговый эффект уже был использован под названием "терапия взрыва внутрь". Однако терапевты взрыва внутрь не знают о субмодальностях. Они пытаются преодолевать фобии, используя содержание, вместо того чтобы усиливать ведущую субмодальность. Они придумывают сценарии, в которых крысы ползут вверх по руке клиента и в его рот и т. п. Если вы используете содержание вместо субмодальностей, процесс становится гораздо более неуклюжим. Вы не можете двигаться столь быстро, вы также не можете двигаться к крайним полюсам субмодальностей, и, насколько я знаю, люди, выполняющие терапию взрыва внутрь, не знают о методе храповика и необходимости высокой скорости. Вследствие этого более вероятно, что клиенты застрянут в усилившемся состоянии и не перейдут порог. Теоретическое объяснение того, что происходит, у терапевтов взрыва вовнутрь также отличается. Они верят, что уничтожают реакцию тем, что организуют стимуляцию без последствий, свойственных реальному миру. Если бы это было справедливо, то фобии исчезали бы автоматически!

Экология.

Давайте поговорим об экологии. Каковы экологические соображения в этой технике?

Эл: Как пример из сегодняшнего упражнения: женщина в моей группе испытывала навязчивое желание есть на ночь соленые вещи. Её муж по вечерам любит играть в СиДи-Мэн и хочет, чтобы она сидела с ним. И вот она сидела в кресле, засыпая и не зная, чем заняться.

Поэтому еда могла дать какое-то занятие, чтобы она могла бодрствовать и проводить время с мужем.

Эл: Верно.

Что может случиться, если вы взорвали эту навязчивость и теперь она просто засыпает?

Эл: Ну, её муж может рассердиться, что она не сидит вместе с ним.

Верно, и их отношения могут ухудшиться. Действительно, в технике взрыва навязчивости нет ничего, что охраняло бы экологию. Это одна из немногих техник НЛП, которая устраняет реакцию, не давая ничего взамен. Что вы могли бы сделать в этой ситуации, чтобы позаботиться об экологии?

Эл: Как насчет использования метода взмаха?

Совершенно верно. Это как раз случай использовать взмах, чтобы направить её мозг в более полезном направлении.

Эл: Что бы вы использовали в качестве исходного образа, если бы уже взорвали образ навязчивости?

Используйте образ, который изначально создал навязчивость, и ту же ведущую субмодальность, даже несмотря на то, что этот образ больше не вызывает реакцию навязчивости. Если раньше человека принуждал размер, то проделайте взмах, используя размер. Во всех случаях, когда есть какие-либо указания на то, что навязчивость делает для человека нечто позитивное - как, например, навязчивая еда этой женщины помогает ей проводить время с мужем - после взрыва навязчивости нужно обязательно сделать взмах. Пусть она увидит себя такой, у которой есть много других выборов, как улучшать отношения с мужем. Даже если вы не знаете, что навязчивость имеет позитивную функцию, неплохо сделать взмах просто на всякий случай. Это не займет много времени и может оказаться очень важным. Мы постоянно используем метод взмаха после выполнения взрыва навязчивости.

Сара: А почему бы просто не использовать взмах? Почему вам нужно возиться ещё и с взрывом навязчивости?

Иногда реакция настолько сильна, что очень трудно заставить сработать метод взмаха или какой-либо другой метод. С очень сильной реакцией вам иногда требуется проделать сначала взрыв навязчивости. Это разрушает старый паттерн и даст возможность взмаху сработать. Это то, что сделал в одном сеансе Ричард Бэндлер. Когда он использовал один взмах, тот не сработал. Тогда он сделал так, чтобы клиентка забелила картинку, вызывавшую проблему, а вслед за этим повторил метод взмаха. На этот раз тот сработал.

Когда мы впервые познакомились со взмахом, Стив затратил около десяти минут на стандартный взмах с нашей наборщицей, которая выкуривала около полутора пачек сигарет в день. После этого она сократила курение примерно до одной сигареты в день. Спустя несколько месяцев она обнаружила, что её норма постепенно доползла до двух или трех сигарет в день. К этому времени мы познакомились со взрывом навязчивости. Коннире потребовались кое-какие макеты, и она провела около двадцати минут с наборщицей, определяя субмодальности-магниты и взрывая их. Хотя в этом случае сильнейшими казались слуховые субмодальности, она взорвала заодно и некоторые зрительные - просто на всякий случай. При немедленной проверке ни Коннира, ни наборщица не смогли с уверенностью сказать, изменилась ли реакция. Однако позднее наборщица попробовала закурить и сказала, что "не могла докурить сигарету до конца".

Мужчина: Один человек в моей группе не решался взрывать свою навязчивость до тех пор, пока не решил, чем он мог бы её заменить.

Хорошая мысль! Когда кто-нибудь не решается прибегнуть к взрыву, или же не может быстро и легко включиться в процесс, будьте бдительны. Это может означать, что есть экологические причины. Исследуйте - выполняет ли компульсивное поведение какую-нибудь полезную роль? Если это так, то позаботьтесь о том, чтобы человек понимал, что в конце у него будут другие способы поведения, служащие тому же назначению. Вы даже можете помочь ему создать эти новые выборы прежде, чем станете выполнять взрыв навязчивости.

Генерализация.

Женщина: Мы боялись взрывать навязчивость моей партнёрши, потому что меня беспокоило, не взорвет ли это всю её мотивацию, а не только навязчивость. Разве не плохо было бы взорвать и мотивацию?

Это вопрос о генерализации. Это зависит от того, как клиент думает о своем опыте. На другом семинаре мы просили каждого выбрать для взрыва что-либо тривиальное, и один человек выбрал "чистоту, мытье". Он не хотел быть столь компульсивным уборщиком. Однако когда он говорил об этом, он называл это взрыванием своей "аккуратности". Когда вы слышите что-либо подобное - если ваш партнёр говорит что-либо о мотивации, или использует какие-либо другие широкие номинализации, которые могут проходить через широкий ряд контекстов в качестве критериев - будьте предельно осторожны насчет использования этой техники. Аккуратность - это столь широко, что любое изменение, вероятно, генерализуется на всё подряд, что может породить проблемы. С ним именно так и случилось!

На следующий день он вернулся и сказал: "Вчера я взорвал аккуратность. Это было плевое дело; но потом я обнаружил, что не могу как следует вести машину домой". Другой участник сказал: "Да, я ехал за ним и могу подтвердить его слова!" Для него аккуратность была также качеством вождения автомобиля: его вождение было также "аккуратным". Если вы спрашиваете кого-либо, в чем заключается его навязчивость, и он даст вам широкую номинализацию, то должны сработать ваши экологические предохранители. Удостоверьтесь, что он взрывает только то, что он хочет взорвать. Если у вас есть какие-либо сомнения, поговорите с ним о том, как это контекстуализовать. "В каких ситуациях вы хотите оставаться аккуратным?" - "Ну, когда я веду машину". - "О, о'кей. Итак, вам хочется быть менее аккуратным только когда вы моете посуду; вы хотите взорвать только вашу навязчивость мыть посуду, верно?" - "Ну, я также слишком часто мою свою ванную; я не хочу делать и этого". Это побуждает его визуализировать две категории: одну, где он хочет устранить навязчивость, и другую, где он хочет её сохранить. Только если эти два контекста у него тщательно рассортированы, он может взорвать лишь те, в которых он хочет устранить свою навязчивость.

Взрыв навязчивости - техника, которую вам нужно будет использовать очень ограниченным образом. Поскольку этот метод не внедряет ничего взамен, обычно вам не нужно генерализовать его на всю жизнь человека.

Билл: Таким образом, вы говорите, что взрыв навязчивости не является генеративным24?


24 Генеративный - творческий, порождающий.


Не является в том смысле, как взмах. Он просто разрушает навязчивость. Он может быть чрезвычайно важным и полезным, и он может позволить вам делать всевозможные другие вещи. Но эта техника не генеративна, да вам и не нужно, чтобы она была таковой.

Билл: А. что случилось с этим аккуратным парнем?

Мы сделали так, чтобы он восстановил компульсивную аккуратность в контексте вождения машины. Теперь мы хотим научить вас, как создавать навязчивости - но сначала мы хотим быть твердо уверены, что вы знаете, как их разрушать, чтобы вы смогли избавиться от навязчивости, если совершите ошибку и создадите её неправильно. Мы настоятельно советуем вам быть очень осторожными в использовании этих приёмов до тех пор, пока вы не овладеете многими другими основными вспомогательными техниками НЛП.

Слуховые или кинестетические магниты.

Некоторые из вас заметили, что даже, несмотря на то, что ваши партнёры взорвали навязчивость визуально, они могли снова вернуть её обратно. Иногда они возвращают её через другую систему восприятия. Когда мы впервые обучались работе с навязчивостями, одна женщина взорвала свою навязчивость визуально - и, несмотря на то, что она не могла вернуть её визуально, она смогла вернуть её обратно аудиально, с помощью голоса. Взорвав её аудиально, она обнаружила, что по-прежнему может вызвать её обратно, используя кинестетический темп. Однако после того, как она взорвала и это, навязчивость исчезла. Она взорвала другую навязчивость, используя только кинестетический темп, и обнаружила, что не может вернуть навязчивость обратно ни визуально, ни аудиально. Взрывание навязчивости кинестетически одновременно взорвало её в других системах. Это показывает, что главный для неё магнит находился в кинестетической системе.

Вы можете подойти к этому двумя различными путями. Вы можете очень тщательно проверить все системы восприятия и найти сильнейшую ведущую субмодальность, которая создаст навязчивость. Или вы можете использовать ту зрительную субмодальность, которая, как вы знаете, создает навязчивость, взорвать се, а потом провести проверку. Может ли человек вернуть навязчивость обратно каким-либо другим путем? Бели он может вернуть её с помощью звука, взорвите и это. Если он по-прежнему может вернуть её с помощью ощущения, взорвите и это. По крайней мере, вы узнаете, какую систему в следующий раз использовать первой!

Одна участница семинара была в состоянии воссоздать навязчивость, самостоятельно переносясь с помощью взмаха в состояние принуждения. Мы преодолели это, отправив её с помощью взмаха в другое место.

Женщина: Можете ли вы привести пример взрывания ощущений?

Если кинестетический темп, - например, мое постукивание ногой - создаст навязчивость, и чем быстрее я постукиваю, тем большее принуждение ощущаю, то я могу постукивать ногой быстрее и быстрее и быстрее - либо по-настоящему снаружи, либо в воображении внутри - до тех пор, пока навязчивость не взорвется. Если компульсивную реакцию вызывает распространённость тактильного ощущения, то я могу сначала почувствовать точечное тактильное ощущение, а потом заставить его распространиться по всему моему телу, до тех пор, пока навязчивость не лопнет.

У одной женщины вызывало отвращение прикосновение её мужа. Чем ближе прикосновение было к определенной "интимной" зоне на её теле, тем большее отвращение она чувствовала. Если бы вы собрались это взрывать, то вам потребовалось бы сделать так, чтобы она начала чувствовать прикосновение далеко от этой зоны, и быстро передвигала его ближе, используя метод храповика.

Однако не забывайте о проверке на экологичность, когда работаете с чем-либо подобным. Я спросил эту женщину: "Вы уверены, что хотите, чтобы это было взорвано? Может быть, ваш муж прикасается к вам очень грубым, бесчувственным образом, и вам нужно осознавать это". В тот раз она сказала: "Нет, он прикасается хорошо. Я уверена, что не хочу чувствовать отвращение". Поэтому я помог ей устранить отвращение. Позднее она сказала мне, что некоторое время это работало, а потом её отвращение вернулось, и она осознала, что оно всё же содержало важное сообщение об их отношениях.

Это именно та стадия, когда многие думают, что потерпели с клиентом неудачу. Мы думаем об этом как о начале успеха. Эта женщина и вы теперь имеете важную информацию о вторичной выгоде, с которой надо что-то сделать, прежде чем какое-либо вмешательство сработает навсегда. Раньше эта информация не была доступна той женщине, но жизнь без отвращения в течение короткого периода времени привлекла её внимание к этой информации. Постановка экологического вопроса насторожила её в отношении возможной проблемы, настроив её на то, чтобы заметить проблему в будущем, если таковая появится. Теперь вы имеете возможность создать что-нибудь, что сработает по-настоящему и будет полностью экологично. Мы привели пример выполнения этого в конце главы о взмахе (Мэри).

Вне сознания.

Один человек, с которым я работал, не мог получить никакой осознаваемой репрезентации того, что его принуждало. Я заставил его притвориться, как если бы нечто усиливало его навязчивость. Сначала я привел ему несколько примеров других людей, переходящих порог, поэтому он был вполне подготовлен. Этот тип подготовки очень важен. Потом я заставил его притвориться, как если бы он усиливал ведущую субмодальность в своем собственном опыте, и усиливать её быстрее и быстрее, пока она не лопнула. Это оказалось для него эффективным.

Полярности.

Помните, как вы учились обходиться с полярностями в вашем Тренинге Практиков? Например, пациентка с булимией25 обычно имеет одну часть, которая хочет объедаться, и другую, которая хочет голодать и быть худой. Что, по вашему мнению, произойдет, если вы используете взрыв навязчивости только для одной из двух частей?


25 Булимия -навязчивое переедание, Анорексия -навязчивый отказ от пищи.


Сара: Другая часть, возможно, возьмет верх.

Да. Если вы взорвете её влечение к пище, и есть другая часть, которая хочет, чтобы она голодала, вы можете в конце получить аноректика. Булимия и анорексия находятся в близком отношении, и часто люди "спонтанно" (через взмах) перескакивают из одного в другое. Если некто имеет и влечение, и отвращение к чему-то, не забудьте взорвать также и отвращение. Один из способов проверить, нет ли тут двух частей, заключается в попытке найти нейтральную реакцию после того, как вы уже взорвали влечение. Если вы взорвали влечение к хрустящим картофельным ломтикам, и после этого человек чувствует отвращение к картофельным ломтикам - вы не закончили; вы получили другую часть, которой надо заняться. Если после взрыва человек демонстрирует нейтральную реакцию, - то есть выглядит и ведет себя так, как если бы у него был выбор - тогда вы закончили.

Другой способ проверки - с помощью всех обычных знаков неконгруэнтности или множества частей, описанных в "Рефрейминге".

Придание чему-либо важности.

Навязчивость по отношению к чему-либо, несомненно, организует ваше поведение. Как и другие виды мотивации, она направляет и фокусирует ваше внимание и усилия на овладение чем-то. В то же время сильная навязчивость жестко ограничивает ваши выборы и часто создает нечто вроде "тоннельного зрения".

Мотивация по направлению к результату даст вам гораздо большую гибкость касательно конкретного способа, каким вы её удовлетворите. В отличие от этого, навязчивость относится к чему-то конкретному, что, как вы надеетесь, удовлетворит вашей цели (целям). Достигнув объекта своего желания, вы часто обнаруживаете, что он не приносит всех тех выгод, которых вы ждали. Если вы вынуждены желать определенной вещи, вы можете пройти мимо многих других вещёй, которые могли бы удовлетворить вас гораздо больше. Ваши усилия получить то, что вы принуждены иметь, могут даже сделать окружающих вас людей несчастными и оттолкнуть их от вас. Многие люди, которых укусил "золотой жук", узнали это на тяжком опыте. Вероятно, вы можете вспомнить какой-либо случай в своем прошлом, когда ваша собственная навязчивость привела к неприятным последствиям. Хорошие торговцы часто очень искусны в создании навязчивостей. Одна из целей следующего упражнения - потренировать вас, чтобы вы были способны взрывать свои собственные реакции тут же, на месте, когда вы этого захотите. Это даст вам ещё большую способность управлять своим собственным мозгом, будучи свободными от чрезмерного влияния других. Вы можете использовать следующее упражнение, чтобы выяснить, каким образом вы делаете нечто важным. Это упражнение обычно выполняется в парах и тройках, так чтобы люди могли помогать друг другу, но вы можете проделать его и самостоятельно.

Упражнение.

1. Важная вещь. Подумайте о чем-нибудь, что когда-то ничего для вас не значило, но теперь является очень важным. Для этого упражнения подумайте о какой-либо вещи (а не о деятельности), которую вы "должны иметь". Найдите что-нибудь, из-за чего у вас почти что слюнки текут. Может быть, вы очень сильно хотите или обязаны иметь определенную картину или драгоценность. Компьютер, платье, сувенир или автомобиль могут быть для вас особенно важны.

2. Не важная вещь. Подумайте о чем-то, что для вас не важно. Обязательно выберите что-нибудь нейтральное, а не отталкивающее, т. е. важное для вас в негативном смысле. Если вы найдете объект, внушающий отвращение, вам понадобится сначала взорвать реакцию отвращения, чтобы сделать его нейтральным. Выберите что-нибудь тривиальное, что есть поблизости, что-нибудь вроде пластмассовой чашки, карандаша или журнала.

3. Сравнительный анализ. Найдите субмодальные отличия между 1 и 2, описанными выше, и проверьте, чтобы выяснить, какие из них с наибольшей силой делают не важную вещь важной. Если вы делаете это с кем-то другим, то не забудьте откалибровать несловесные сдвиги вашего партнёра, когда он говорит о том, что для него важно, в противоположность тому, что не важно.

4. Создание навязчивости. Выясните, что следует сделать, чтобы придать этой тривиальной и не важной вещи стабильную важность. Совершайте одно субмодальное изменение за раз, а потом делайте паузу, чтобы проверить, является ли изменение временным или стабильным. Выясните, что требуется сделать, чтобы придать вещи важность надолго.

5. Проверка. Проверьте, получили ли вы результат, вообразив, что кто-то другой не позволяет вам иметь это, или что кто-то другой владеет этим и может продать вам, если вы достаточно хорошо заплатите.

6. Взрыв навязчивости. Теперь "взорвите" важность этой вещи одним из двух способов: либо с помощью тех же субмодальностей, которые вы только что использовали, чтобы сделать нейтральную вещь важной; либо, если это не сработает, с помощью субмодальностей, которые вы использовали в упражнении на разрушение навязчивостей.

Если вы хотите лучше познакомиться с тем, как нечто становится для вас важным, и добиться большего умения в быстром взрываний ваших навязчивостей - прокрутите последние два шага упражнения несколько раз. Это способ создать "пуленепробиваемую" устойчивость против продавцов.

Когда нечто становится важным на длительное время - это следствие того, что определенные мощные субмодальности достигли более низкого порога. После того, как этот нижний порог уже достигнут, вы не можете сделать эту вещь не важной простым ослаблением тех субмодальностей, которые вы усилили. Взрыв навязчивости усиливает те же самые субмодальности и выводит их за более высокий, второй порог для того, чтобы вновь достичь нейтральности.

Когда вы уже знаете, какие субмодальности создают для кого-то навязчивость, вы можете тренироваться в создании навязчивости во время разговора - нечто, что обычно бессознательно делают хорошие продавцы. Мы впервые узнали этот паттерн от Ричарда Бэндлера три года назад, когда он проводил демонстрацию с мужчиной, которого мы будем называть Тедом. Субмодальностями, которые создавали для Теда навязчивость, были яркость и высота в его зрительном поле. Если Тед слышал, как голос (внутренний или внешний) описывал что-то с техасским протяжным произношением, это делало его репрезентацию выше и ярче. Ричард стал описывать обыкновенное жёлтое кресло, стоявшее в комнате, в медленной техасской манере: "Тед, я хочу, чтобы вы подумали о приобретении этого жёлтого кресла. Я думаю, это будет блестящая мысль, иметь это кресло наверху, в вашем офисе. В высшей степени интересно поразмышлять26 о том, как приобретение этого кресла позволит вашим клиентам видеть, как вы поднимаетесь в этом мире. Мне интересно, как освещение в вашем офисе будет отражаться от этого кресла? Что поднимается в вашем сознании, когда вы думаете о жёлтом кресле?"


26 "reflect" означает одновременно "размышлять" и "отражать" - прим. переводчика.


Говоря, Ричард использовал конгруэнтные жесты руками и движения головой, которые усиливали воздействие его слов. Например, на слове "вверх" он поднимал одну руку на шесть дюймов, а также приподнимал голову и откидывал её слегка назад. Вскоре это обыкновенное жёлтое кресло стало очень важным для Теда. Тед может развить навязчивость почти к чему угодно, что он видит в своем сознании выше и ярче. Для кого-нибудь другого это могло бы быть нечто, имеющее вокруг себя ореол определенного цвета.

Некоторые люди имеют гораздо большую сопротивляемость продавцам благодаря структуре того, как они создают навязчивости. Например, метод Лары заключается в том, чтобы видеть рассматриваемый объект окружённым несколькими другими образами, поясняющими, как она будет пользоваться объектом в реальности. Поскольку она не видит объект вне контекста, её гораздо труднее заставить произвольно думать о чем-либо как о важном. Вам потребуется построить много убедительных функциональных связей между объектом и другими целями в её жизни; и это должно быть сделано способами, которые действительно согласуются с её критериями. Человек, подобный Ларе, будет чувствовать потребность по отношению к относительно немногим вещам, и они обычно будут удовлетворять его критериям. Человек с более простой структурой построения навязчивости с большей вероятностью будет чувствовать потребность во множестве вещёй, многие из которых в действительности не будут удовлетворять его критериям и, в конце концов, будут валяться ненужными в его чулане или гараже.

Обычно ваша репрезентация объекта изменяется в сторону ваших "важных" субмодальностей, когда вы думаете, что объект соответствует вашим критериям "важного". К примеру, когда вы видите, что это достаточно полезно, это может выскакивать из фона. Когда это достаточно весело, оно поднимается, или когда достаточно престижно, оно окружает себя ореолом. Прямо прося кого-либо увидеть объект более ярким, более высоко или как-либо ещё, вы обходите критерии человека и идете прямо к субмодальному коду, который позволяет ему знать, что нечто соответствует этим критериям.

Поскольку вы обходите критерии человека, то, строя таким образом стабильную навязчивость, вам нужно быть особенно внимательным к экологии. Как и во взрыве навязчивостей, в создании навязчивостей нет ничего, что защищало бы экологию. Несмотря на то, что экология не преподается в большинстве тренингов для продавцов, мы, обучая их, подчеркиваем, что наиболее важный продукт, который вы можете продать, это удовлетворение. Удовлетворение ведет к повторным сделкам и хорошим отзывам. С помощью активных сильнодействующих техник вы можете продавать холодильники эскимосам - некоторое время. Но если кто-нибудь покинет вас довольным, он будет рассказывать об этом своим друзьям независимо от того, продадите вы ему что-либо, или нет - потому что это столь редкое переживание.

Мы включили этот раздел, посвященный построению навязчивостей, по нескольким причинам. Во-первых, потому, что он интересен сам по себе. Во-вторых, он помогает вам лучше понять то, как субмодальности работают в навязчивостях. В-третьих, может быть небольшое количество случаев, когда вы действительно захотите создать кому-либо навязчивость; вы будете знать, что делать, если вы взорвете не ту навязчивость, которую нужно.

Однако в большинстве случаев гораздо более генеративными и полезными для человека будет не построение слепой навязчивости в отношении конкретной вещи, а некоторые другие вмешательства НЛП Конкретные навязчивости обычно ограничивают выбор, превращая вас в нечто вроде робота. В отличие от этого, большинство вмешательств НЛП добавляют вашему поведению выборы и гибкость, делая вас более человечным.