ИНВЕНТАРИЗАЦИЯ


...

Свойства мыслей: субмодальности

В 1970-е годы мы с Джоном Гриндером выдвинули идею о том, что люди формируют мысленные представления (репрезентации). Наша идея была не нова. Грегори Бейтсон и Маршалл Маклюэн давно говорили об этом, но мы формализовали эту идею.

Мы определили мышление как мышление образами, мышление словами и мышление чувствами, вкусами и запахами. С тех времен я сделал шаг вперед. Я разбил каждую такую систему на отдельные компоненты. Свойства образов, звуков и чувств называются субмодальностями.

Человек обладает пятью органами чувств, с помощью которых получает информацию о внешнем мире. Затем он представляет себе мир, используя пять внутренних чувств. Один из способов человеческого мышления — это мышление образами, статичными или динамичными. Когда вам объясняют дорогу или когда вы сами объясняете дорогу кому-нибудь, все зависит от вашей способности сосредоточиться и мысленно представить, как добраться в нужное место. Создавая что-либо, люди должны сначала создать этот предмет мысленно, точно представив себе, как он должен выглядеть.

Эти образы обладают определенными свойствами. Например, подумайте о том, что вы делали вчера. Представляя себе вчерашний день, вы мысленно увидите, как вы делали или видели что-то. Вы можете увидеть статичную картинку собственных действий или вспомнить их как динамичный кинофильм. Как бы то ни было, это один из способов получить и проанализировать информацию об окружающем мире.

Мы можем также слышать внутренние звуки. Вспоминая что-то сказанное вам другим человеком, услышанную песню или что-то другое, мы слышим голос собеседника, певца или даже свой собственный… Все это примеры внутренних звуков. Эти звуки обладают разными свойствами. Стоит обратить на них внимание, и мы поймем, что они обладают разной громкостью, тембром и резонансом.

Ничем не отличаются от звуков и образов внутренние чувства. Испытывая чувство, мы можем ощущать его в конкретном месте собственного тела. Чувство где-то начинается, а когда мы обращаем на него внимание, оно может переместиться в другую точку. Люди часто пользуются подобными описаниями, говоря о страхах.

Они говорят что-то вроде: «У меня свело живот, потом пересохло во рту и закружилась голова». Люди постоянно говорят о том, что происходит в их внутренней реальности. Думая о чем-либо, мы представляем этот образ в конкретном месте. Образ имеет конкретный размер. Он расположен на определенном расстоянии. Рассматривая внутренние — ментальные — образы, мы понимаем, что они не идентичны образам внешнего мира. Однако мы считаем, что они представляют нечто такое, что находится перед нами и имеет определенный размер. Мы можем увидеть себя в образе, и это означает, что мы смотрим на него со стороны, то есть диссоциированы от образа. А можно не видеть себя в образе, то есть воспринимать его собственными глазами. Это означает, что мы ассоциированы.

Когда вы слышите внутренний голос, он может быть вашим собственным или чужим. Он может доноситься справа или слева. Он может быть направлен внутрь или наружу. Иногда внутренний голос звучит очень громко, а порой — очень тихо. Иногда наступает полная тишина. Совершенно не важно, откуда он исходит и какими качествами обладает. Важно замечать различия во внутренних голосах, которые звучат в разных состояниях.

В рамках психологии люди изучают чувства довольно давно. В начале своей карьеры я встречался с различными консультантами, психотерапевтами и психиатрами, которые работали с пациентами. Меня всегда удивляло, как часто людей спрашивали: «Что вы чувствуете в связи с этим?» И пациенты часто отвечали: «Я чувствую себя подавленным».

Они отвечали, не задумываясь над тем, что это слово означает. Пациенты не могли остановиться и увидеть, что слово, которое описывает состояние, превращается в слово, описывающее действия.

Когда люди говорят, что «чувствуют себя подавленными», они используют глагол. Говоря же, например: «У меня есть сомнения», они превращают глагол в существительное, то есть в событие или вещь. Когда человек говорит: «У меня фрустрация», это не означает, что у него есть целая корзина, заполненная чем-либо. Он находится в процессе фрустрации. Когда вы превратите состояние в процесс, то узнаете о нем гораздо больше.

Когда психотерапевты и психиатры говорят своим пациентам: «Что вы чувствуете, испытывая фрустрацию?» или «Что вы чувствуете, испытывая разочарование?» — они упускают самую важную информацию. Мы знаем, что есть другой способ обработки информации о мире. Понимание особенностей работы мозга подсказывает нам, что связь между всеми органами является настолько же сложной, насколько сложны связи внутри мозга. Только это позволяет нам мыслить чувствами.

Я хочу сказать, что наше тело не оторвано от мозга. Органы тела являются «продолжением» мозга. Когда люди говорят, что испытывают фрустрацию, очень важно задать им наводящие вопросы: «Где вы испытываете это чувство? Где оно начинается? В какой точке тела оно появляется? Куда переходит?» Чувства не могут быть статичными. Они всегда перемещаются в каком-то направлении.

Я знаю, что порой, испытывая страх, люди чувствуют, что все их внутренности скрутились в тугой узел. Но на самом деле процесс скручивания идет либо по часовой, либо против часовой стрелки. Каждый раз, когда мне говорят что-то подобное, я спрашиваю, где происходит такой процесс. Мне отвечают, что чувство появляется в животе или в груди. Впрочем, совершенно не важно, где это происходит. Важно то, что человек с этим чувством делает.

Иногда я спрашиваю: «В каком направлении движется ощущение?» И мне отвечают: «Оно неподвижно». Только взяв пациента за руку и заставив его вращать ею по часовой или против часовой стрелки, направо или налево, мы можем определить, в каком направлении движутся ощущения его тела. Это единственные по-настоящему доступные измерения.

Когда человек начинает думать о своем чувстве, то понимает, что верным является лишь одно из этих направлений. Из этого люди обычно делают вывод, что ощущение движется, пусть даже и минимально. Тот факт, что чувство движется, означает, что вы можете заставить его двигаться быстрее, медленнее, вперед или назад. Наши чувства не находятся вне нашего контроля. Большинству людей необходимо установить контроль над чувствами, потому что, установив контроль, чувства можно изменить.



ris1.jpg


Свойства ваших мыслей, то есть субмодальности, определяют то, как эти мысли на вас влияют. Совершая масштабные движения с чувствами, с которыми вы ассоциированы, вы ощущаете, что чувства становятся более интенсивными. Делая движения более мелкими и отстраняясь от чувства, вы понимаете, что они становятся слабее. Мы можем научиться пользоваться контролем над субмодальностями, чтобы вызывать необходимые чувства в нужные моменты. Я называю этот процесс управлением собственным мозгом.