Власть и организация.

Наблюдая за людьми, имеющими общую историю и общее будущее, можно заметить, что их взаимодействие организовано определенным образом. Если существует обобщение, приложимое к людям и другим животным, то оно звучит так: все существа, способные к обучению, вынуждены организовываться. Организовываться означает следовать закономерным, повторяющимся способам поведения и существовать в иерархии. Существа, участвующие в организации, формируют лестницу статуса или власти, в которой у каждого существа есть свое место в иерархии, есть вышестоящие и нижестоящие. Хотя в группах более чем одна иерархия, в зависимости от функций, ее существование неизбежно, потому что организация по природе своей иерархична. Если группа пытается организоваться на основе равного статуса ее членов, то, по мере развития организации, некоторые из них становятся более равными, чем другие.

Прежде чем продолжить дальнейшее обсуждение иерархии, может быть, лучше всего прояснить недопонимание, которое может возникнуть, когда речь идет о власти и иерархии. Хотя человек должен принять существование иерархии, это не означает, что он должен принять какую-то конкретную структуру или конкретную семейную иерархию.

Важно, чтобы терапевт не путал существование несправедливой иерархии со стратегией ее изменения. Если он видит, что ребенка в семье подавляют, это не означает, что он должен объединиться с ребенком против родителей, чтобы его "спасти". Результатом может быть еще более несчастный ребенок и еще более несчастные и жесткие родители. Прямо нападая на родителей, терапевт может чувствовать, что его действия морально оправданы, но целью терапии является не моральное оправдание терапевта, и обычно за это нападение расплачивается ребенок. Наивно нападать на родителей просто потому, что они имеют власть и являются частью эстблишмента, и это легко может привести к провалу терапии.

Все высшие животные не только формируют иерархические организации, важно также заметить, что иерархия поддерживается всеми ее участниками. Существа более высокого статуса поддерживают этот статус своими действиями, но существа более низкого статуса тоже будут подкреплять иерархию своими действиями, если существа более высокого статуса не подкрепляют свой статус. Когда животное или человек нарушают этот порядок, иерархия восстанавливается групповыми усилиями, и нижестоящие также активны, как и вышестоящие. (Сотрудничество нижестоящих с вышестоящими часто вызывало отчаяние революционеров).

Семья как иерархия включает в себя людей разных поколений, с разными интеллектуальными способностями и разным уровнем умений. Самая элементарная иерархия связана с линиями между поколениями. Чаще всего есть три поколения: бабушки и дедушки, родители и дети. Эти три поколения можно упрощенно представить как три уровня власти или статуса. В традиционной семье, как это все еще можно видеть в Азии, самый высокий статус и самая большая власть принадлежит бабушке и дедушке; родители на втором месте, а дети имеют самый низший статус. В западном мире, особенно в наше время, время резких социальных изменений, статус и власть бабушек и дедушек стали меньше. Поскольку бабушки и дедушки проживают отдельно, то власть часто принадлежит родителям, а бабушки и дедушки перешли в положение консультантов, если не стали совсем лишними. У специалистов-профессионалов есть тенденция заменять бабушек и дедушек в позиции авторитетов.

Тем не менее, каждая семья в любом случае должна иметь дело с вопросами организации в иерархию, и в ней должны быть выработаны правила, указывающие, кто будет иметь высший статус и власть, а кто будет находиться ниже. Когда индивидуум проявляет симптомы, то иерархическое устройство организации запутано. Путаница может возникнуть из-за многозначности, так что ни один не знает точно, кто находится с ним на одном уровне, а кто выше. Оно может быть запутано потому, что один из членов семьи постоянно вступает в коалицию с кем-то из вышестоящих против члена семьи одного с ним уровня, нарушая тем самым основные правила организации.

Когда положение членов организации в иерархии запутано или неясно, начинается борьба, которую наблюдатель охарактеризовал бы как борьбу за власть. Наблюдатель, придерживающийся теории присущей человеку агрессии или потребности во власти, мог бы сказать, что в борьбе за власть они удовлетворяют свои внутренние побуждения. Тем не менее, полезнее было бы охарактеризовать эту борьбу как попытку прояснить или выработать позиции в иерархии организации. Когда у ребенка приступы упрямства, и он не слушается маму, эту ситуацию можно описать как неясную иерархию. В таком случае мать часто показывает, что она главная, и в то же время обращается с ребенком как с равным, так что иерархия запутывается. Существуют разные объяснения, почему мать ведет себя так противоречиво. Можно сказать, что у нее нарушено мышление, если она выдает противоречащие друг другу сообщения. Например, если она спрашивает у ребенка, как его дисциплинировать, она ведет себя как главная, ставя во главе ребенка. Если терапевт берет за единицу более широкую группу, чем только мать и ребенок, он может заметить, что ребенок в коалиции с кем-то из вышестоящих в семье, например с отцом или с бабушкой, и поэтому у ребенка больше власти, чем у матери. Формально мать главная, так как она является родителем, но она должна просить у ребенка разрешения, чтобы дисциплинировать его, потому что у него есть власть. Включение более широкого межличностного контакта предлагает новые объяснения того, почему люди делают то, что они делают.

Если существует фундаментальное правило социальных организаций, то оно таково: в организации возникают проблемы, когда существуют коалиции, пересекающие линии между поколениями, особенно когда эти коалиции секретные. Когда у начальника есть любимчики среди подчиненных, он формирует коалицию, пересекающую линию власти, и объединяется с одним подчиненным против другого. Подобным же образом, если работник идет через голову своего непосредственного начальника и обращается к более высокому начальству и объединяется с ним против своего непосредственного начальника, то возникают трудности. Если управляющий объединяется с подчиненным против руководителя среднего звена, то появляются неприятности. Когда такие коалиции возникают время от времени, это не так уж значимо. Но когда последовательность такого рода становится организованной и повторяется снова и снова, тогда в организации появляются проблемы и члены организации страдают.

Последовательность.

Один из способов, как мы можем выявить иерархию, - это наблюдая за последовательностями в организации. Если мы видим, что мистер Смит велит мистеру Джонсу что-то сделать и мистер Джонс делает это, это может быть единичным событием. Но если это происходит снова и снова, мы делаем вывод, что мистер Смит выше мистера Джонса в иерархии. Структура состоит из повторяющихся взаимодействий между людьми. Осознание того, что целью терапии является изменение последовательности взаимодействия людей в организованной группе, стало революцией в психотерапии. Когда последовательность меняется, индивидуумы в группе тоже подвергаются изменения.

Терапевтическое изменение можно определить как изменение повторяющихся действий в саморегулирующейся системе - предпочтителен переход к более гибкой системе. Именно жесткая повторяющаяся последовательность с узким диапазоном определяет патологию.

По-видимому, для людей трудно, на самом деле, они даже испытывают нежелание наблюдать и описывать повторяющиеся закономерности в цепи из трех и более событий. Особенно большие трудности возникают, если мы сами участвуем в этих событиях. Например, терапевт может заметить, что жена постоянно его провоцирует. Возможно, что он даже распознает последовательность двух действий, заметив, что она провоцирует его после того, как он покритикует ее мужа. Тем не менее, по-видимому, труднее заметить, что ребенок вел себя грубо, отец дисциплинировал его, терапевт отреагировал нападением на отца, а затем жена спровоцировала терапевта.

Позвольте мне объяснить, как менялось преставление о последовательностях на примере детской психотерапии. Всего было три стадии: на первой стадии считалось, что проблема в ребенке, что с ним что-то не так. Существовала гипотеза, что он реагирует на интериоризированные прошлые переживания.

Затем, начали придавать значение роли матери, и было решено, что у ребенка проблемы во взаимоотношениях с матерью. Например, считалось, что мать беспомощна и некомпетентна и ребенок адаптируется к ее поведению. Чтобы объяснить поведение матери была выдвинута гипотеза, что она реагирует отчасти на опыт прошлого, а отчасти на ребенка.

Позже был обнаружен отец. Предположили, что поведение матери можно объяснить ее взаимоотношениями с отцом. Например, если мать вела себя с ребенком компетентно, то отец самоустранялся от семьи; но если она вела себя беспомощно и некомпетентно, то он включался в дело семьи. Также была предложена гипотеза, что ее неэффективное поведение с ребенком было способом поддержать отца, когда он чувствовал стресс и был в подавленном состоянии. Если мать была беспомощна, отец собирался с силами, чтобы помочь ей справиться ребенком.

Наконец, исследователи начали осознавать, что здесь действует система, и все ее участники ведут себя так, чтобы последовательность сохранялась. Состояние отца является продуктом его взаимоотношений с матерью и ребенком, а их состояние в свою очередь, связано с последовательностью взаимодействий, которая установилась у них с отцом и друг с другом.

Чтобы еще лучше прояснить последовательность, можно сделать простое описание повторяющегося цикла. Последовательность можно упростить до абсурда и свести ее до трех человек, каждый из которых способен на два "состояния". Есть отец, мать и ребенок, и каждый из них может быть либо компетентным, либо некомпетентным (про ребенка можно сказать, что он ведет себя хорошо или плохо). Поскольку эта последовательность представляет замкнутый цикл, то существует серия шагов, каждый из которых ведет к следующему и потом все снова возвращается к началу последовательности. Можно начинать это описание в любой точке цикла.

Шаг 1. Отец - некомпетентный. Отец расстроен или подавлен, он функционирует ниже уровня своих способностей.

Шаг 2. Ребенок - плохо себя ведет. Ребенок начинает выходить из-под контроля или проявлять симптомы.

Шаг 3. Мать - некомпетентна. Мать неэффективно пытается справиться с ребенком, у нее ничего не получается, поэтому отец вмешивается.

Шаг 4. Отец - компетентный. Отец эффективно справляется с ребенком и выходит из состояния некомпетентности.

Шаг 5. Ребенок - хорошо себя ведет. Ребенок овладевает собой и ведет себя как следует или нормально с точки зрения окружающих.

Шаг 6. Мать - компетентная. Мать теперь способна на большее, она ведет себя более компетентно с ребенком и отцом и начинает ожидать от них большего.

Шаг 1. Отец - некомпетентный. Отец расстроен или подавлен, он функционирует ниже уровня своих способностей, и цикл начинается снова.

Задачей терапии является изменение последовательности, то есть такое вмешательство, после которого она уже не может продолжаться. Заставить членов семьи "осознавать" последовательность, указав им на нее, ничего не изменит и может вызвать сопротивление, ведущее к провалу. Очевидно также, что изменить только одно звено последовательности или поведение только одного из трех людей обычно не достаточно, чтобы изменить последовательность. Следует изменить, по крайней мере, два способа поведения.

Последовательность такого типа следует воспринимать как пример нарушенной иерархии. Мать и отец относятся друг к другу не как партнеры, выполняющие руководящую роль в семье. Трудности в их взаимоотношениях, включая способы взаимной защиты, мешают им определить ясную иерархию в семье. По мере того, как терапевт побуждает их вместе заниматься ребенком, то, что мешало им совместно действовать становится очевидным. Также, кажется очевидным, что терапевт, присоединяющийся к ребенку против родителей, чтобы спасти его от них, не меняет последовательность и запутывает иерархию еще больше.