Предписания.

1. Назначение предписаний.

Джей Хейли выделяет 3 назначения предписаний:

а) Главная цель терапии - сделать так, чтобы люди повели себя по-другому, и приобрели другой субъективный опыт. Предписания предназначены, чтобы произвести эти изменения;

б) Предписания используются для того, чтобы сделать взаимоотношения между семьей и терапевтом более интенсивными. Если предписание дано на неделю, то в течение этой недели терапевт постоянно присутствует в жизни семьи. Они думают: "А что, если мы не выполним предписание? Или выполним наполовину? Или изменим его и выполним по-своему?";

в) Предписания служат для сбора информации. Когда терапевт говорит людям, что делать, их реакция дает ему информацию о них и о том, как они отреагируют на желаемые изменения. Выполнят ли они предписания или не выполнят, забудут о нем или попытаются выполнить и потерпят неудачу, у терапевта будет важная информация, которую без предписания он бы не получил.

2. Типы предписаний.

Существуют 2 общих типа предписаний:

  • Прямые предписания даются, когда у терапевта достаточно власти, чтобы предписания были выполнены.
  • Непрямые предписания даются, когда у терапевта меньше авторитета и ему нужно работать непрямыми методами, чтобы достичь желаемых изменений.

Другими словами, когда терапевт дает прямые предписания, то он хочет, чтобы они сделали именно то, что он сказал. Непрямые предписания используются, когда терапевт хочет, чтобы изменения произошли более "спонтанно".

Начнем с прямых предписаний. Прежде всего, терапевту следует учитывать, что труднее всего настоять на том, чтобы человек прекратил делать то, что он делает. Это возможно только в том случае, если авторитет терапевта очень велик, а проблема очень незначительна.

Терапевт достигнет большего, если предпишет членам семьи вести себя по-другому, не так, как они вели себя раньше.

Как мотивировать семью, чтобы она последовала предписаниям. Во-первых, терапевт может объяснить клиентам, что предписания предназначены для достижения поставленных ими целей. Если цели членов семьи неодинаковы, следует объяснить каждому из них, как именно его предписание связано с его целью.

Во-вторых, терапевт может попросить членов семьи перечислить все, что они перепробовали для решения проблемы. Таким образом, терапевт избегает опасности предложить им то, что уже потерпело неудачу. Кроме того, терапевт после каждого пункта может повторять: "И это тоже не удалось". После того, как это перечисление будет закончено, члены семьи заметят, что все их попытки потерпели неудачу, так что у них будет больше мотивации выслушать предложения терапевта.

В-третьих, можно побудить семью поговорить о том, в какой отчаянной ситуации они находятся. Вместо того, чтобы их разубеждать и доказывать им, что ситуация не такая уж плохая, терапевт может согласиться с ними. Если ситуация будет выглядеть достаточно отчаянной, то они выслушают психотерапевта и выполнят его предписания.

В-четвертых, если члены семьи говорят, что ситуация улучшается, то терапевту следует предпринять прямо противоположный подход. Он может согласиться с ними, а потом дать им предписания, чтобы ситуация улучшилась еще больше.

В-пятых, если это возможно, стоит мотивировать членов семьи выполнить домашнее предписание, попросив их выполнить небольшие задания уже во время сеанса. Например, если терапевт во время сеанса просит отца вмешаться и помочь матери и дочери, то выполнение этого предписания в течение следующей недели будет восприниматься просто как продолжение.

Терапевту необходимо подбирать задания, подходящие семье. Например, некоторым семьям лучше преподнести предписания, как нечто небольшое и легко выполнимое. Это может подойти в случае с сопротивляющейся семьей. Другие семьи любят кризисы, у них развито чувство драматического, и им следует преподнести предписание, как нечто большое и значительное.

В некоторых случаях, терапевту лучше вообще не давать никаких мотивировок. Это подействует, если перед ним семья интеллектуалов, придирающихся к каждому слову и развенчивающих любую идею. В этом случае он может просто сказать: "Я хочу, чтобы вы делали то-то и то-то, и у меня есть свои причины для этого предписания, но я предпочитаю их не обсуждать. Я просто хочу, чтобы вы это сделали в течение следующей недели".

Кроме того, многие люди будут готовы выполнить любые предписания, только чтобы доказать, что терапевт был не прав и его метод не подействовал.

3. Четкость предписаний.

После того, как семья мотивирована, терапевту следует дать четкие инструкции. Вместо того чтобы говорить: "Мне интересно, не обдумывали ли вы случайно возможность сделать так и так" или "Почему бы вам ни сделать то-то и то-то", стоит сказать: "Я хочу, чтобы вы сделали это и это".

Если у терапевта есть какие-либо сомнения по поводу того, правильно ли его поняли, ему следует попросить членов семьи повторить задание. Тогда терапевт будет уверен, что если задание не было выполнено, то это не из-за непонимания.

Кроме особых случаев, следует дать предписание каждому члену семьи. Предписание можно выстроить таким образом, чтобы кто-то выполнял работу, кто-то помогал, а другие наблюдали за ней, планировали ее, проверяли, чтобы убедиться, что она сделана и т.д.

Если, например, отцу и матери дано задание договориться о чем-нибудь в течение недели, это задание следует сделать настолько точным, насколько возможным. Нужно указать, в какой день или дни им вести переговоры (например, вторник, четверг и суббота) и точное время. Одному ребенку можно поручить, чтобы он им напомнил, когда начать, другому - когда закончить. А третий может сообщить терапевту на следующем сеансе, к какому соглашению они пришли.

Во многих случаях, особенно если задание очень сложное, было бы неплохо попросить каждого члена семьи повторить свое задание. Терапевт также может обсудить с семьей, как они могут избежать выполнения задания. Например, он может спросить: "А что, если кто-нибудь забудет?" или "А вдруг кто-нибудь заболеет?" Таким образом, терапевт пресекает различные обходные маневры, которыми семья могла бы воспользоваться, чтобы не выполнить задания.

4. Отчет о выполнении задания.

Следующий сеанс терапевт начинает с проверки того, как было выполнено задание. В общем, существует только три возможности: задание выполнено, задание не выполнено или выполнено частично.

Если семья выполнила задание только частично или вовсе не выполнила, терапевту не следует легко к этому относится. Джей Хейли рекомендует 2 основных способа поведения терапевта в этой ситуации: "приятный" и "неприятный". "Приятный" способ - это извинения. Терапевт может сказать: "Должно быть, я не правильно понял вас или вашу ситуацию, давая такое задание, а иначе бы вы его выполнили". Таким образом, терапевт берет на себя ответственность за неправильные действия. После обсуждения, он может найти такое задание, которое семья выполнит.

В "неприятном" способе терапевт должен дать семье понять, что они потерпели неудачу. Это не означает, что они провалили терапевта, это означает, что они сами провалились. Терапевт осуждает их за то, что они, к сожалению, упустили эту возможность. Он может сказать членам семьи, что задание было для них очень важным, и они много потеряли, не выполнив его. И теперь они не смогут узнать, какую пользу это бы им принесло. Если по ходу сеанса, семья заговорит о каких-либо проблемах, терапевт может указать им, что, конечно, у них есть эти проблемы, ведь они не выполнили задание. Его целью является вынудить их сказать, что они хотят получить еще один шанс и выполнить задание. Если они так и сделают, терапевт может им сказать, что тот шанс уже упущен и его невозможно вернуть - они не могут теперь выполнить этого задания. Таким образом, терапевт устраивает ситуацию так, чтобы в следующий раз, когда он дает задание, они его выполняли.