Часть V. Обстановка, близкая к боевой: усиление воздействия.

Ваше внутреннее состояние.

"Спокойствие, только спокойствие".

Астрид Линдгрен "Карлсон, который живет на крыше"

"Трус вечно болтает о мужестве".

Персидская пословица

Хотим мы того или нет, но всегда и во всем главное - это сила духа (независимо от того, что подразумевается под словом "дух"). В нашем контексте имеется в виду внутренняя готовность человека защищать себя. Но даже для того, чтобы озвереть, надо вначале успокоиться и правильно оценить обстановку, Как это сделать?

Давайте исходить из того, что в человеке все взаимосвязано - и тело, и эмоции, и способность двигаться, и способность рассуждать. Поэтому ключ для сохранения самообладания в экстремальной ситуации - это правильное дыхание. Что нам по этому поводу рекомендуют специалисты?

При возникновении стрессовой ситуации следует взглянуть вверх, сделав при этом глубокий вдох, и, опуская глаза до уровня горизонта, плавно выдохнуть, максимально освободив легкие. Обычно достаточно двух-трех полных вдохов-выдохов. Одновременно можно представить себе очень глубокий по насыщенности голубой цвет (это уже из йоги). Идеально при этом - улыбнуться,

Такой прием можно использовать, например, перед "вызовом на ковер" к начальнику. Но что делать, если времени на все это нет? Что делать, если отпугнуть кого-то надо мгновенно?

Тогда лучше всего использовать специальное силовое дыхание - ибуки. Для этого делается быстрый вдох через нос. Наполнив живот воздухом, его с силой выдыхают через рот в течение пяти секунд с полным расслаблением мышц. Лучше всего в этот момент представить себя коброй в боевой стойке. И, выдыхая воздух, столь же яростно и грозно зашипеть. При этом желательно оскалить зубы.

Человек, который оскаливает зубы в момент опасности, вызывает страх у агрессора и лишает его уверенности в превосходстве. А это уже в определенной мере - сглаз.

Теперь давайте, совместим приятное с полезным. Проделайте такое упражнение.

Поглядите в зеркало. Сделайте дыхание ибуки, но, выдыхая, прошипите (только внятно!) какую-нибудь фоносемантическую формулу порчи. Ну, к примеру: "Жабры разорву!" Или: "Кынжал захотэл?!" (если, конечно, внешность позволяет вам "работать под абрека"). Как именно? А вы повторите для начала перед зеркалом раз сто, на следующий день еще раз сто - пока не начнете пугаться того, кто в зеркале.

Для мгновенного отпугивания можете также использовать фразы, уже зарекомендовавшие себя:

* "Душу выжму до кожуры";

* "Рожу разрежу";

* "Глаза изрежу";

* "Рожу разворочу";

* "Жопу раздеру";

* "Скоро рожу разворотишь";

* "Уши узлом завяжу";

* "Размозжу рожу";

* "Сразу заражу проказой".

Что еще?

"Лучшее средство самозащиты - бежать без оглядки".

Н. Н. Ознобишин, один из создателей боевого самбо

"Отвечай на удар ударом, а на улыбку улыбкой".

Александр Грин

"Трусы становятся смелыми, если замечают, что их боятся".

У Шекспир

"Я люблю храбрых; но недостаточно быть рубакой, - надо также знать, кого рубит!"

Фридрих Ницше

А еще необходимо быстро оценить ситуацию. Для чего? Чтобы знать, что делать дальше: говорить, бить, убегать.

Что надо оценивать? Давайте возьмем крайний случай: угроза нападения на улице ("не крайние случаи" легко потом можно будет смоделировать самостоятельно).

В каждой конкретной ситуации работает взаимодействие трех взаимосвязанных факторов: возможности агрессора, ваши возможности и внешние условия (освещенность, наличие других людей, наличие предметов, которыми можно обороняться, и т. п.).

Для начала, разумеется, надо понять намерения вашего оппонента. Представляет ли он для вас угрозу? Это уже зависит от вашего опыта. Не зря говорят, что "у страха глаза велики" - но говорят и другое: "Волков бояться - в лес не ходить".

Идеально, конечно, избегать ситуаций, в которых вы можете оказаться в роли жертвы. В свое время одному из авторов приходилось выступать с лекциями на правовые темы в коллективах. Людей, между прочим, интересовало не только то, "сколько и за что" могут дать, но и - что делать при нападении.

Правда, иногда просто удивляешься человеческой наивности. Одна девушка спросила, что же делать, если на нее во время вечерней пробежки нападут насильники. Автор на всякий случай поинтересовался, где она предпочитает бегать. И она, вполне естественно этак, ответила, что бегает в районе заброшенного кладбища. Ей, конечно, объяснили, как себя ведут в таких случаях, но подчеркнули, что лучше выбрать для пробежек другое место. А для мужской аудитории есть старая милицейская мудрость: "Не суй свой нос туда, куда собака хвост не совала".

Ну ладно, ситуации бывают разные, от нападения не застрахован никто. Так что же надо знать о возможном противнике?

От грабителей иногда есть возможность "откупиться" (если вы не вооружены, не умеете хорошо драться или бегать). К сожалению, часто нападают вовсе не с корыстной целью (или не только с ней); порой цель нападения - изувечить или убить (причем, "из спортивного интереса").

Чаще всего этим отличаются следующие категории преступников:

* шизофреники параноидального (то есть бредового) типа (маньяки-садисты);

* люди с неадекватными реакциями на окружающих (например, психопаты);

* больные с антисоциальным типом личности (их характеризует полное отсутствие чувства вины и того, что называют совестью).

Последние, наверное, наиболее опасны. Их не зря называют "отморозками". Для них агрессия - норма поведения. Поэтому, если такая встреча все же состоялась, то после того, как вы произнесли формулу порчи (если успели), надо или сразу же скрываться, или наносить упреждающий удар в жизненно важный центр. Иначе вашей "порче" - грош цена.

"Сильный эффект дает в таких случаях мгновенный переход к исполнению роли психопата. Дикие крики, рычание, безумное выражение лица, текущая изо рта слюна или пена на губах - все это действует на противника угнетающе. Понятно, что без предварительных тренировок подобную роль хорошо не сыграешь... "Отмороженного" или пьяного остановит только потеря сознания, перелом конечности, сильнейший болевой шок. Никогда не ограничивайте себя в выборе средств самозащиты, никогда не щадите нападающих. Запрещенных приемов в жестокой драке не бывает, благородство в схватке с бандитами - просто глупость".

А. Е. Тарас

* * *

Восточная пословица гласит: "Незаряженного ружья боятся двое". Тот, у кого ружье, и тот, кому ружьем угрожают. Ведь ваш противник - тоже человек. И он, между прочим, тоже не знает наверняка, с кем связывается. А надо ему связываться с психом?

Есть один старый милицейский прием (хотя применяют его не только в милиции). Если противник один и стоит прямо перед вами, перед нанесением упреждающего удара взглянуть ему в глаза (чтобы он ваш взгляд почувствовал), а затем быстро взгляд перевести, поглядев так, словно вы увидели кого-то за его спиной. Если это сделать умело, то, как правило, человек инстинктивно оборачивается. Это мгновение следует использовать только с одной целью - бить на поражение. Иногда дополнительно к взгляду уместен крик: так, словно вы увидели за спиной агрессора своего сообщника. Например: "Давай!" Безусловно, для применения этого приема необходима предварительная тренировка.

Как определить, что человек для вас опасен? По его поведению, мимике, взгляду, словам. Очень редко агрессор не пытается запугать предполагаемую жертву. Не запугивают или профессиональные убийцы, или очень хитрые маньяки. Обычно любой агрессор понимает, что надо сломить жертву морально. Для этого используется и мимика, и словесные угрозы, и ненормативная лексика, и демонстрация оружия.

Часто сигналом того, что ожидается нападение, служит вторжение в вашу "интимную зону" (50 см от тела). Естественно, мы говорим не об очереди или общественном транспорте, но если на темной улице к вам неожиданно очень близко подходит человек - это сигнал опасности.

Помните напутствие специалиста. А. Е. Тарас, бесспорный авторитет в науке о трудных ситуациях, говорит:

1. Лучшая оборона - это атака.

2. Лучшая атака - внезапная.

3. Атака должна быть максимально...болезненна для противника (то же самое с порчей, давайте жалеть не противника, а себя).

4. Нужны запрещенные приемы или оружие (та же самая порча - тоже оружие - прим. авт.).

5. Сражаться с оружием лучше, чем без него.

"МОРДА лопатой".

"Считаю, что правду о гипнозе должны знать все".

Вольф Мессинг

Мы уже употребляли как-то выражение, вынесенное в название главы. И это - не из любви к жаргонным словечкам. Для авторов данного труда эти слова стали своего рода специальным термином, имеющим строго определенное значение. Какое?.

В книге одного из самых известных эстрадных гипнотизеров Вольфа Мессинга "Моя жизнь" есть такой эпизод.

Идет 1910 год. Вольф решает бежать из дома, расположенного в еврейском местечке Гора-Калевария близ Варшавы. В кармане у него восемнадцать грошей. События, согласно описанию Мессинга, далее развиваются так (курсив в тексте наш).

"Я пошел на ближайшую станцию железной дороги. Вошел в полупустой вагон первого попавшегося поезда. Оказалось потом, он шел на Берлин. Залез под скамейку, ибо билета у меня не было - последнее преступление в моей жизни. И заснул безмятежным сном праведника. А было мне тогда одиннадцать лет...

Была глубокая ночь. Поезд приближался к Познани. В дверь вагона вошел кондуктор. Он осторожно будил заснувших пассажиров, тряс их за плечи и проверял билеты. Так же быстро, но неизбежно, как восход солнца, он приближался ко мне. По временам он наклонялся и заглядывал под скамейки. Вагон был плохо освещен - огрызками свечей на двух стеклянных фонарях на его концах. Под скамейками лежали мешки и узлы пассажиров. И поэтому он заметил меня тогда, когда заглянул непосредственно под мою скамейку.

- Молодой человек, - у меня в ушах и сегодня еще звучит его голос, - ваш билет...

Нервы мои были напряжены до предела. Я протянул руку и схватил какую-то валявшуюся на полу бумажку. Наши взгляды встретились. Всей силой страсти и ума мне захотелось, чтобы он принял грязную бумажку за билет. И он взял ее, повертел в руках. Наконец, сунул ее в тяжелые челюсти компостера и щелкнул ими... Протянув мне назад "билет", он еще раз посветил мне в лицо, подобревшим голосом сказал: "Зачем же ты с билетом - и под лавкой едешь? Вылезай, есть же места..."

Вольф Григорьевич был чрезвычайно талантливым артистом и умел напускать туман, как никто другой. Опять же, не зря говорят: "Не приврать - истории не рассказать". Но давайте предположим, что все, что он пишет в своих мемуарах, чистая правда. Тогда написанное можно прочесть, по меньшей мере, на двух языках. Человек легковерный поймет по-своему, но для скептика все может быть иначе.

Мы уже говорили, что оценивать ситуации следует, исходя из взаимодействия трех связанных факторов: 1) возможностей оппонента, 2) ваших возможностей; и 3) внешних условий.

Давайте проведем анализ ситуации с Вольфом Мессингом с учетом указанных трех факторов.

1. Внешние условия. Глубокая ночь: спать хочется всем, в том числе, кондуктору. Вагон плохо освещен. В полутьме можно и не разглядеть, что за бумажку ему подали.

2. Возможности кондуктора. Судя по рассказу, он человек не агрессивный, культурный ("осторожно будил"). От монотонной, однообразной работы (проверка билетов, заглядывание под скамьи) он действует автоматически, то есть, находится в естественном трансовом состоянии.

Помимо этого, могут сработать во множестве (пусть, необязательно) и другие факторы.

Возможно, кондуктор любит детей.

Возможно, он не любит трудности (сами посудите: что делать с малолетним безбилетником - высаживай его, отводи в полицию, что-то пиши и т. п.)

То есть, желания найти безбилетного (тем более, малолетнего) пассажира у него, скорее всего, нет. Подсознательно он желает, чтобы при проверке все было нормально.

При этом он плохо видит в слабо освещенном вагоне. Свой фонарь у него наверняка тусклый и неудобный (ведь это 1910 год). Взять "билет" и идти в конец вагона к источнику света, чтобы рассмотреть? Неохота - потом еще назад возвращаться. Легче увидеть то, что хочется увидеть. Тем более, учитывая поведение мальчика.

3. Поведение Вольфа. Как себя ведут малолетние безбилетники? Убегают, прячутся, огрызаются, умоляют или плачут. А здесь? Протягивает "билет". Да еще совершенно открыто и честно смотрит прямо в глаза. И ни тени боязни в поведении и во взгляде.

* * *

Принимая во внимание все вместе взятое, кондуктор вполне может увидеть именно то, что он желал бы увидеть. А затем даже пожалеть маленького и запуганного пассажира.

Вот это все в комплексе и называется - "морда лопатой".

У Ярослава Гашека есть забавный рассказ на эту тему. Он называется "Магическая сила взгляда".

"Однажды пан Вашатко рассказывал в кафе о своем удивительном путешествии по Африке (в котором на самом деле он видел только Каир и Александрию). Среди прочих чудес, каких он в Африке насмотрелся, пан Вашатко упомянул, что его научили там при помощи силы взгляда укрощать самых диких зверей, да и людей тоже.

— А не могли бы вы оказать воздействие таким путем, скажем, вон на того высокого господина, что сидит напротив? - спросил его один из присутствующих.

— Разумеется! Я прикажу своим взглядом, и он подойдет к нашему столу.

Пан Вашатко повернулся лицом к высокому господину и целых две минуты сверлил его пронизывающим взглядом.

Действительно, через две минуты незнакомый гигант поднялся, подошел к столу, за которым сидел пан Вашатко, поднял руку, как для приветствия, и... влепил ему сразу две такие "дружеские" пощечины, что бедняга свалился со стула.

- Так, - обращаясь к гипнотизеру, произнес за тем великан удовлетворенно, - а теперь попробуйте-ка еще раз так же нахально пялить на меня глаза!"

Вежливость - наше оружие.

"Доброе слово и кошке приятно".

Русская поговорка

Нынешний хороший знакомый в прошлом был хулиганом, причем не мелким. Сам он говорит, что судьбу его круто изменила армия. Он стал нормальным человеком, а почти все его бывшие друзья-подельники - кто в тюрьму на пятнадцать лет попал, кого расстреляли...

И вот, будучи уже начальником городского уголовного розыска, он рассказал следующее (передается практически в оригинале).

"В тюрьме, слова Богу, не бывал. Но подряд четыре раза по пятнадцать суток - это было. Несколько раз нашей компании такой срок "выписывали". Дадут, а мы сбежим. Опять поймают, еще накинут, мы опять сбежим. Был, в общем, у нас такой период.

Потом собрались и решили: пойдем сдадимся. За то, что сдались добровольно, нас, всех шестерых, в одну камеру посадили. Ну, сидим мы, освоились. Вместе доже весело!

Через какое-то время подсаживают к нам в камеру двоих. И они, не зная, что мы все заодно, начали "права качать". И с кого начали? С меня - я самый маленький в камере, самый щуплый. А я в то время любил всегда вежливо разговаривать, "на вы". Вот и тогда, в ответ на любой "наезд": "Ну что Вы, зачем же Вы так, разве я что-то плохое к Вам имею, ведь мы с Вами - культурные люди".

Эти ребята, видимо, приняли меня за интеллигентного придурка. Ну, что касается интеллигентности, то наша компания была - сплошь интеллигенты. Мы и по улице ходили в габардиновых костюмах, при галстуках. А как особый признак интеллигентности, у каждого - финка.

И вот стою я в камере перед "новичками" и интеллигентно их успокаиваю. Мои друзья тихо за животы держатся. А я - все одно и то же: "Ну что вы ребята, зачем вы так..."

Те ребята, наверное, решили за мой счет авторитет в камере заработать. От вежливости моей расслабились, естественно. А я на нары заскакиваю (чтобы повыше было), и сапогом одному из них - по морде. Он - к стене. А мой друг (к слову, двухпудовой гирей восемь раз подряд мог перекреститься) "новичку" по башке - крышкой от параши. Второго даже бить не стали, он сам под нары полез. Понял, что мы все вместе. Так они весь срок у нас под нарами и провели".

Между прочим, рассказчик был действительно интеллигентным человеком. Просто разговор шел в мужской компании, к тому же в милицейской.

И в качестве "морали" рассказчик тот вывел, что речь культурная весьма выгодна. Особенно в беседе с незнакомцем. Если он человек культурный - то понятно, почему. А если перед вами агрессор, то он склонен путать вежливость со слабостью, и это усыпляет его бдительность. Судите сами: "Ну, что Вы, ах, зачем Вы..." И после этого резко - сапогом. Конечно, прием хулиганский, но ведь как аукнется...

Отрицательные галлюцинации.

"По стене ползет паук. Ты не бойся - это глюк".

Из фольклора московских хиппи

Авторы не сразу решились включить данный материал в книгу. Причины, по которым они сомневались, будут понятны ниже. В конце концов, мы решили сделать это, с одной стороны, более-менее подробно; с другой стороны, мы остереглись давать полный набор слишком конкретных технологий.

А пока начнем с того, что галлюцинации бывают двух видов: положительные и отрицательные. Положительные - когда человек видит (слышит, чувствует) то, чего реально нет. Отрицательные - когда человек не видит (не слышит, не чувствует) то, что есть. Случаи, когда человек видит (слышит, чувствует) нечто взамен того, что есть в реальности, чаще относят к положительным галлюцинациям. Что касается положительных галлюцинаций, то вызвать их довольно просто: с помощью гипноза ли, фармакологии ли... Отрицательные галлюцинации - сложнее и интереснее. Они имеют существенное прикладное применение. Судите сами: человек, которому внушили отрицательные галлюцинации, не видит другого (того, с кем ему неприятно встречаться, или вора, который его обворовывает, или сотрудников милиции, которые являются его арестовывать). Или он, глядя на дорогу, по которой несется поток машин, видит, что дорога совершенно пуста (со всеми вытекающими последствиями). Или не видит поджидающего его в подъезде убийцу. Он не видит, как из сейфа в его кабинете на его глазах извлекают важные документы. Или...

Хорошо это или плохо? Никак. Все зависит от того, кто и с какой целью все это применяет. Если преступник - плохо, если работник правоохранительных органов - хорошо.

В чем еще преимущество отрицательных галлюцинаций?

Обычно люди помнят все. Все, что видели, слышали и чувствовали. Помнят, даже если не запоминали. Помнят, даже если забыли.

Классический (и при том абсолютно реальный пример). Свидетель, проезжая на поезде, глядел в окно. На параллельной с железной дорогой автотрассе он видел автомобиль. Следователю необходимо было установить номерной знак этого автомобиля, (это был автомобиль преступников).

Свидетель был погружен в гипнотический транс. Ему было внушено, что он вновь едет в том же поезде и видит тот же автомобиль. Затем ему было внушено, что он смотрит на автомобиль в бинокль, настраивает резкость и видит цифры на номерном знаке. Он их назвал. В результате оперативно-розыскных мероприятий была найдена именно та машина, и было достоверно установлено, что именно она находилась на шоссе. Преступники были изобличены.

Что же касается воспоминаний забытого (даже вследствие гипнотического внушения), то здесь возможности гипноза крайне велики. Под воздействием гипноза человек может вспомнить практически все. Но... Повторимся - то, что он видел, слышал или чувствовал. А если - нет? Если и не видел, и не слышал? Тогда на нет - и суда нет. Поэтому, одно дело - внушить человеку, что он что-то забыл (но дайте другое внушение - и он это вспомнит); и совершенно другое - сделать так, чтобы он вообще ничего не видел. Или (что почти одно и то же), чтобы он видел не то, что было на самом деле.

Исходя из этих исключительных возможностей отрицательных галлюцинаций, авторы и решили поберечь пока от широкого круга читателей готовые формулы наведения таких галлюцинаций. Ведь данная книга не планировалась к изданию под грифом "совершенно секретно".

В то же время авторы имеют полное основание утверждать, что создать отрицательные галлюцинации можно без применения психотропных или иных фармакологических средств, а также без длительного воздействия на психику. "Клинические" и "полевые" испытания полностью это подтвердили. Причем проводить такое "кодирование" можно совершенно незаметно для субъекта. Например, едет человек в автобусе или в метро, а рядом стоят двое пассажиров, которые о чем-то беседуют между собой. А в разговор включают ключевые фразы кодирования, выделяя их. Субъект слышит эти фразы - со всеми вытекающими последствиями. И таких способов великое множество. Приведем только один алгоритм:

1. Резкое привлечение внимания клиента и разрыв шаблона.

2. Переключение внимания на другой объект.

3. Внушение новой программы поведения.

Резко привлечь внимание можно тысячами различных способов. Можно взорвать световую гранату. Или уколоть булавкой. Или "случайно" наступить на ногу. Или... Все зависит от ситуации, места, времени, личности клиента и вашей фантазии.

Разорвав шаблон, необходимо привлечь к чему-то внимание. Цыганки, например, успешно используют для этого свои национальные костюмы и украшения (все многоцветное, яркое, блестящее). Однако это может быть все, что угодно: и вертящаяся по полу дымовая шашка, и яркая булавка на галстуке, и "горящий", выразительный взгляд, и определенные слова или фразы.

Что же касается новой программы поведения, то она должна быть предельно простой, понятной для подсознания. Если к тому же команда является фоносемантической формулой, если она "врезается" в подсознание, то надежность ее применения повышается в десятки раз. Такие формулы, как правило, являются формулами жесткого кодирования.

Употребление частицы "не" для наведения отрицательных галлюцинаций допустимо, если человек находится в сомнамбулической стадии транса. А это обычно достигается при официальном наведении транса. В "полевых" условиях это вряд ли возможно, поэтому команды должны даваться только в положительном ключе. В зависимости от ситуации, команда может даваться один раз, а может повторяться.

Поскольку знание фоносемонтических формул наведения отрицательных галлюцинаций может принести немалую пользу, нами был разработан и опробован на практике целый ряд таких формул. Надежность их достаточно высока. Удерживают нас от их публикации отнюдь не снобизм или нравственные побуждения (все зависит от того, кто и когда это применяет), а именно большая надежность таких формул. На наш взгляд, это все же для литературы с грифом "ограниченный доступ".

И еще. Вышеуказанная схема наведения отрицательных галлюцинаций может не подействовать на человека, прошедшего специальную психологическую подготовку (например, на бойца спецназа). На того, кто "запрограммирован" вначале выстрелить, а затем уже обдумать, что происходит вокруг. На большинство же "обычных" людей это действует хорошо.

Возможность быстрого и надежного наведения отрицательных галлюцинаций имеется. Это объективная реальность, "факт, от которого, - как говорил Остап Бендер, - нельзя отмахнуться".

Примеры отрывочных фоносемантических формул для наведения отрицательных галлюцинаций:

Вижу, дорога совершенно голая; Страшно слепнешь; Звуки глуше, глуше; Дрожь страшная, дрожу, дрожу; Гляжу, вижу сквозь, наружу; Все совершенно прозрачное; Слышу, будто оглох; Мороз по коже дерет; Нужное слышу глуше; Кишки куражатся; По коже дрожь; Когда в подъезд захожу, пусто; На дорогу выхожу, глаза закрываю; Жара, душно, воздух нужен; Красное вижу, газ жму; Слышу шум, шум, шум; Сердце жмет, страшно жмет, аж режет; Глаза режет ужасно; Ноги страшно дрожат, упаду; Ужасно плохо вижу; Душно, уж вижу, оглохнуть можно; Выхожу, сразу тьма в глазах; В животе изжога; Низ живота будто режет; От воды изжога; Вижу, зря живу; Надежды уже нету больше; Слышу ужасно, плохо ужасно.

Людоеды и этика.

"Тот, кто самоуверенно заявляет, что хорошие манеры везде одинаковы, а люди - везде люди, никогда не выезжал из своей деревни".

Роберт Энсон Хайнлайн

"Слесарю - слесарево, а кесарю - кесарево".

Русская поговорка

Двадцать девять лет, с 1843 по 1872 год, шли так называемые маорийские войны. Самое сильное в то время в военном отношении государство - Великобритания - воевала с дикими племенами, населявшими Новую Зеландию. Воевать было за что: удобное географическое положение, благоприятный для европейцев климат, природные богатства.

Маорийцы пришли в Новую Зеландию на тысячу лет раньше европейцев, имели богатую культуру, но только-только начинали переходить к рабовладельческому строю. Особенностью маорийцев было то, что в их среде повсеместно распространено было людоедство.

Объяснялось это просто: кроме людей, из млекопитающих в Новой Зеландии в то время жили только собаки и крысы. Сейчас страна занимает одно из ведущих мест в животноводстве, а сто пятьдесят лет назад коренное население страдало белковым голодом (примерно такая же картина наблюдалась когда-то и на островах Карибского бассейна).

И маорийцы считали само собою разумеющимся кушать своих пленных. Это считалось совершенно естественным. Пытать пленных перед этим тоже было в порядке вещей.

Но вот парадокс. Англичан очень удивляло, почему маорийцы никогда не нападают на обозы с оружием и продовольствием. Когда они задавали этот вопрос пленным маорийцам, те совершенно искренне отвечали: "А как же вы будете тогда воевать?"

То есть и понятия о нравственности, и понимание тактики и стратегии войны коренным образом отличались от европейских. Все было поставлено с ног на голову.

Данный пример наглядно может продемонстрировать, что в этом мире нет ничего универсального. Действительно, люди отличаются один от другого. И, помимо всего прочего, обусловлено это той социальной средой, в которой человек воспитан.

Поэтому, применяя "оружие-слово", крайне желательно, а иногда просто обязательно, учитывать такие особенности человека, как его воспитание, уровень образования и культуры, социальное положение. То, что прекрасно подействует против высокопоставленного хама, может оказаться малодейственным против уличного хулигана. И наоборот. Поэтому лучше иметь различные заготовки, различные фоносемантические формулы, которые можно применять в разных ситуациях.

Охотники знают, что нет смысла стрелять медвежьим жаканом по зайцам или куропаткам. Глупо стрелять в волка мелкой дробью. А иногда вообще лучше всего действуют силки и капканы.

Внешнее поведение наводящею порчу.

"Если плюнуть в пасть льва, лев станет ручным".

Джон Стейнбек

"Если дух слаб, то не помогут ни приемы рукопашного боя, ни оружие".

Имай Лихтенфельл, создатель одной из самых
эффективных систем самозащиты "Крав-мага"

      "Война - это путь обмана".

Сунь Цзы, китайский полководец VI в. до н.э.

  "Хороший понт - дороже денег".

Старая милицейско-уголовная истина

Начнем с примеров.

* * *

Не обязательно быть настоящим. Не обязательно даже выглядеть и вести себя, как настоящий. Главное, чтобы другие считали, что вы выглядите и ведете себя, кок настоящий...

Девушка приехала в командировку в один из городов Приморья. Остановилась она не в гостинице, а у знакомых. Вышло так, что ей пришлось поздно возвращаться домой. Было уже темно. Возле самого дома из темноты навстречу ей вышла группа парней. Все молодые, на вид подростки. Но все выше ее на голову. Их было человек шесть.

"Время не подскажете?" - с издевкой в голосе спросил один. "Первый час". "Самое время потрахаться". Остальные довольно заржали. Видно было, что они сперва собирались насладиться беспомощностью жертвы. Рядом детская площадка с домиками, если затащат туда - это все. К сожалению, девушка не походила на Синтию Ротрок, с шестерыми ей не справиться. Впрочем, она не справилась бы и с одним. Обидно и то, что она - судебный исполнитель, отлично знала, что по ночам в городе опасно.

Что делать? И тут она вспомнила недавний разговор в суде. Ей рассказали, что "вором в законе", "смотрящим" в городе является кавказец Мамед. Он же возглавлял самую крупную в городе организованную преступную группировку.

Гордо распрямив плечи, девушка обвела подростков снисходительно-твердым взглядом. "Ладно, но только не здесь, идем ко мне. Но смотрите, чтобы каждый. И чтобы каждый - не меньше десяти раз". Ее голос вдруг приобрел металлическую твердость. "А если меньше, то завтра сами перед Мамедом на карачки встанете. И по связке х... в ж... тогда гарантирую".

Дальнейшее поведение подростков свидетельствовало о полном отсутствии у них воспитания и культуры. Не извинившись и даже не попрощавшись, они сразу растворились в темноте. Через минуту она была дома. Выпив три чашки горячего чая и поплакав с полчаса, она пришла в норму.

* * *

Проведем краткий анализ. Имея определенный опыт, девушка быстро оценила обстановку. Предъяви она свое удостоверение, это только ухудшило бы ее положение. Физически не справиться, не убежать, звать на помощь бесполезно, не успеешь крикнуть - рот зажмут. К тому же крик могли и не услышать.

Она выбрала довольно удачную модель поведения - изобразила "подругу бандита". Подростки никак не могли быть в числе подручных Мамеда. Не тот возраст, не то поведение. Однако вероятность того, что они о нем знают, была выше средней. А раз знают - знают и о том, что потом с них "спросят". И как "спросят"!

Девушка имела крайне смутное представление о том, как ведут себя "бандитские подруги". Подростки, впрочем, тоже. И ее поведение полностью вписалось в их представления об этом. Произошел очень красивый разрыв шаблона. Фонетически сказанная фраза не была ни страшной, ни сильной. Однако смысловое содержание фразы было как нельзя к месту. Приняв во внимание богатое воображение подростков, можно предположить, что они довольно живо представили, что их ожидает.

Кроме того, девушка сумела своим поведением показать, что она находится на "своей территории". Главную же роль сыграло прекрасно сымитированное отсутствие страха.

Таким образом, для наведения порчи совсем не обязательно быть страшным. Довольно и того, что страшным вас будут считать другие.

В жизни для получения нужного результата совсем не обязательно всегда "быть". Иногда достаточно "казаться". Но - и это важное условие - "казаться" вы, должны не сами себе (по крайней мере, не только себе), а другим. Вспомним хрестоматийный пример: Хлестаков из бессмертной комедии Гоголя.

* * *

В университете со мной учился один парень. Был он значительно старше нас. И в армии успел отслужить, и техникум с красным дипломом окончить, и в шахте поработать. Занимался культуризмом и был здоров как бык. В общем, нам, вчерашним школьникам, он казался солидным. И не только нам: на преподавателей он тоже мог произвести впечатление.

Была у него интересная манера отвечать на семинарах. Он мог нести всякую чушь с таким многозначительным видом, что частенько неопытные преподаватели (не обязательно молодые, а именно неопытные) попросту терялись. Говорил он не всегда связно, но с крайне важным видом, делая порой многозначительные паузы, тоном, не терпящим возражений. Так, словно это он вел занятие.

А на тот случай, если кто-то из преподавателей, окончательно запутавшись в несоответствии интонации и смысла ответа, пытался пискнуть: "Вы так считаете?", у него была "козырная" фраза, после которой ему ставили самое меньшее "четверку". Гордо посмотрев на преподавателя, он изрекал: "Маркс так считает". Эта грубая фраза добивала неопытных преподавателей, которые с Марксом в то время спорить не смели.

Надо сказать, что с опытными преподавателями, которые могли послать его за первоисточником, он так не шутил, ситуацию контролировал. Но и с опытными преподавателями его постоянно выручал многозначительный вид, особенно на экзамене, к концу которого преподаватель уже слушает "в четверть уха".

Правда, когда он окончил университет, его манера общения мало помогла ему. Скорее, помешала. Ведь многозначительный вид надо было подкреплять делами. И прежде, чем он набрался опыта и стал настоящим специалистом, он набил много - шишек.

* * *

Зато я знаком с одним имиджмейкером. Интересно, что, создавая другим имиджи, он имеет несколько собственных. У него есть имидж врача (первая профессия - психотерапевт), есть имидж "сексуального гиганта", есть имидж "живого классика".

Однако у него есть и еще один интересный имидж. Стоит только посидеть с ним за одним столиком в ресторане, и этот имидж сразу же бросается в глаза. Причем, не мне одному. Забавно, конечно, но некоторые известные коммерсанты нашего города принимали его - за кого бы вы думали? За "крестного отца мафии". И позднее интересовались, а с какой целью прибыл в город этот "крестный отец".

Почему так происходило? Ну ладно, внешность: солидная массивная фигура, дорогой костюм, галстук с золотой булавкой. Ну, допустим, манера курить поочередно ментоловый "Салем" и "Беломор", как-то по-особому пуская дым. Но ведь не это главное, хотя мелочи тоже играют большую роль.

А что же главное? Видимо, манеры человека абсолютно уверенного в себе. Человека, который все время слушает, слушает, и если вдруг что-то скажет, то это будет чем-то крайне важным. Манеры человека - "аккумулятора информации". Вид настолько многозначительный, что для большинства именно с таким видом ассоциируется образ настоящего "пахана". В том числе и для тех, кто таких "паханов" видел не только в кино. Минимум жестикуляции и максимум уверенности в себе, в своих силах, в своем авторитете. Причем без всякой наигранности.

Я поинтересовался у него, где он такому научился. Он объяснил, что срисовал этот образ с Дона Корлеоне из фильма "Крестный отец". Ради интереса я пересмотрел заново этот фильм. На мой взгляд, Марлон Брандо, хоть и хорош, до образа моего знакомого явно не дотягивает...

* * *

Известный специалист в области самообороны, заслуживающий глубокого уважения Анатолий Ефимович Тарас говорит: "Все стараются казаться, вместо того чтобы быть - так в обыденной жизни. На войне же приходится быть, а не казаться..."

Применительно к теме нашего разговора это означает, что недостаточно просто изображать кого-то - надо быть таким, чтобы в это поверили. А быть таким можно, только затратив силы и время на тренировки. Просто притворяться сильным невозможно, надо быть сильным (в первую очередь - сильным духом). Можно притворяться каратистом или культуристом, но только до определенного момента. То же самое и здесь. Людей дурачить можно, но недолго. Об этом надо помнить.

Конечно, можно легко отпугнуть поведением. То есть, не используя сглаз или порчу, а, к примеру, неожиданно плюнув в лицо агрессору. Но при этом желательно сразу же воспользоваться замешательством и ткнуть злодея электрошокером или двинуть кастетом в основание носа. А для этого надо не только иметь эти предметы, но и уметь ими пользоваться. В противном случае последствия вашего поведения непредсказуемы. Сглаз и порча же могут сослужить добрую службу во многих случаях.

И опять - о невербальном и паравербальном поведении при наведении порчи. Безусловно, в этом деле надо быть немного актером. Как им стать?

Самый простой путь - работать по системе Станиславского, то есть, попытаться пережить те чувства, которые вы демонстрируете. А это значит: испытывать злость, ненависть, и т. д.

Можно действовать и иначе - просто притвориться. Один известный американский киноактер как-то пожаловался своему старшему коллеге, что никак не может вжиться в роль. Тогда ему посоветовали не вживаться в роль, а просто сыграть. И актер просто сыграл. Фильм с его участием получил "Оскара" за лучшую мужскую роль (естественно, в исполнении этого актера).

Поэтому, если не получается "вжиться в роль", можно просто притвориться. Но притвориться тоже надо умело. Начинать надо, в первую очередь, с тренировки взгляда и выражения лица. Надо быть конгруэнтным произносимой фразе, то есть выглядеть злым, страшным, сильным.

Попробуйте для облегчения задачи, глядя при тренировке в зеркало, произносить мысленно (но только мысленно!) какую-нибудь семантически плохую фразу (типа "Убью, козел!"). Запомните выражение своего лица и взгляда, доведите его до автоматизма.

Чтобы изобразить на лице презрение, можно мысленно попробовать другую фразу (например, "У, сука!"). Ну и так далее, пока вы не начнете принимать необходимое вам выражение лица по своему желанию.

Научиться этому гораздо проще, чем убеждать себя, что вы этого не сможете. Помнить надо об одном. При наведении порчи от вас должна исходить прямо-таки волна уверенности, что произойдет именно то, что вы говорите. И неважно, что вам ваше поведение может показаться нелепым. Важнее то, каким это поведение кажется другому. И чем несуразнее вы себя поведете, тем больше у другого шансов получить порчу. Ведь один только ваш несуразный вид может привести его в замешательство, а несуразное поведение - тем более.

* * *

Я люблю плавать, и несколько раз в неделю мы с женой ходим в бассейн. В это воскресное утро народу в раздевалке Дворца спорта было много, человек сорок.

Шли соревнования по волейболу, и, кроме посещающих бассейн, переодевались волейболисты.

Дежурила бабка, которую про себя я сразу же окрестил "психологическим вампиром". Ее истерические вопли доставали всех. "Та самая", - подумал я, вернувшись после бассейна в раздевалку. Жена мне говорила, что в женской раздевалке иногда дежурит "настоящая ведьма", прет на всех подряд, причем без всякого повода. Теперь, похоже, она дежурила в мужской раздевалке. И все сорок здоровых парней и мужчин молча это сносили. Ну, вроде, все приличные люди, не будешь же с бабкой ругаться.

Что делать? Может, тоже промолчать? И, как у других, на все воскресенье настроение будет испорчено? Но не будешь же с ней ругаться, несолидно. Навести "цыганскую порчу"? Но все остальные тут при чем? Они ведь тоже пострадают.

И тогда, страшно выпучив глаза, громовым голосом я не произнес - провозгласил: "Покайся, грешница! Покайся!". Бабуля опешила. Действительно, стоит такой, в плавках, с бородой - то ли поп, то ли чеченец. Глаза, не мигая, сверкают, "морда лопатой" - серьезная-я-я. И, как заведенный, дьяконским голосом, нараспев: "Покайся, в церковь ступай, лишь у батюшки прощения вымолишь!"

Попыталась что-то сказать, а ей опять: "Покайся, грешница, в церковь ступай!" Мужики тоже опешили. Стоят, слушают, смотрят. Молчат, понять ничего не могут.

Длилась комедия минуту, не больше. Воплей никто теперь не слышал (она и говорить-то перестала). Ушел я с самым серьезным и важным видом. А уж как на душе-то было легко! Еще легче стало на следующий день: мне сообщили, что утром в понедельник бабуля уволилась. Правда, ходила ли в церковь - не знаю, врать не буду. Но все равно - мелочь, а приятно.

Краткий анализ. Фразы, которыми наводилась порча, были плохими и страшными фонетически. Они не были по звучанию сильными, это смягчало воздействие их на посторонних людей. По смыслу же они были адресованы конкретному человеку и не затрагивали других. Соответствующее невербальное и паравербальное оформление речи, а также многократные повторы усилили воздействие фраз на адресата.

Почему я упомянул Бога и церковь? Давно заметил, что старые люди боятся не столь уж и многого. Испугать их трудно. Да и чем, собственно, я мог ту бабулю испугать? Но вот, когда жизнь заканчивается, и впереди неизвестность... О, это уже другое дело! Тогда упоминание Бога на очень многих действует отрезвляюще.

А иногда очень удобно использовать мнение, которое сложилось о вас. Или самому создать такое мнение. И поэтому, слегка забегая вперед...

Мнение о мнении.

"Я не утверждаю, что мистики нет - просто я ею не занимаюсь".

С. Горин, психотерапевт

"Мурка задумчиво в небо глядит:
      Может быть, там колбаса пролетит?
      Мысль, что бывают еще чудеса,
      Даже приятнее, чем колбаса".

В. Друк

"Сиди с важным видом - скажут: "Ходжа!"

Турецкая пословица

"Смелость делают из хорошо дрессированной трусости".

В. Брусков

Давно замечено: если человек ожидает чуда, то, скорее всего, чудо с ним произойдет. Правда, не всегда именно то чудо, на которое человек рассчитывал.

Именно на ожидании чуда зачастую строятся психотехнологии "колдунов", "экстрасенсов", да и многих психотерапевтов. Напомним о том же А. М. Кашпировском.

Но все-таки достаточно часто человек получает именно то, на что настроился. Если человек настроился на исцеление - велика вероятность, что он его получит. Если человек, обратившийся ко мне, настроился на то, что я ему помогу - скорее всего, он получит помощь. Если он настроился на конфликт - случится конфликт. Это происходит практически всегда, при общении любых людей и в любых ситуациях.

Если же настрой резко "обломить", происходит разрыв шаблона - со всеми вытекающими последствиями.

Но сейчас мы хотим поговорить о настрое. Человек настраиваться на общение с вами может по-разному. Он может что-то заранее узнать о вас от других (специально или случайно). Он составляет свое мнение в первые полторы минуты знакомства по вашему внешнему виду, манерам, голосу, мимике и т. д.

Он может почувствовать к вам доверие или недоверие. Причем, если первоначальное личное мнение можно еще как-то впоследствии изменить, то мнение, сформированное заранее, на основе чих-то рассказов, изменить крайне трудно.

Учитывая то, что наведение порчи связано подчас с предрассудками, граничащими с мракобесием, порою очень выгодно заранее создать миф о себе: человеке, обладающем особенными способностями. Это, конечно, не обязательно. Но если человек, например, опасается вас уже заранее, то испугать его в конкретный момент намного легче.

Точно так же, если человек верит, что вы способны ему помочь, возможность этого намного увеличивается. Поэтому в некоторых случаях можно не только не пресекать различные слухи о себе и своих способностях, но и умышленно способствовать их распространению.

Причем можно использовать здесь все, что угодно. Например, об одном из авторов книги иногда говорят либо как о телепате, либо как о человеке, обладающем кожным зрением. Он это не подтверждает, но и не отрицает. Он (просто ради развлечения) может, поглядев пару минут на пять-шесть двадцатизначных чисел, легко их запомнить. Либо, поглядев минуту на календарь (за любой год), назвать день недели любой даты.

Если добавить чуть-чуть фантазии, то легко сойти и за телепата, и за экстрасенса. Например, отвернув календарь от себя, проводить ладонью перед ним - отсюда легенда о "кожном зрении". Или попросить кого-нибудь называть дату, смотря в календарь. Называя соответствующий день недели, зарабатываешь репутацию телепата.

Хотя, конечно, совершенно ничего экстрасенсорного здесь нет. На самом деле все заключено даже не в сверхразвитой памяти (хотя человек, о котором идет речь, легко может запомнить сто-двести несвязанных между собой слов и воспроизвести их в любой последовательности). Все дело в системе запоминания. В системе, имеющей определенные алгоритмы, помогающие запомнить необходимое. Эту довольно простую систему (в цирках она используется много лет) он освоил за один день. Тех, кого это интересует, можем адресовать к книге Ю. К. Пугача "Развитие памяти".

В то же время на людей, которые любят рассуждать о "биополе" или "всеобщей космической информационной системе" (Где слов-то таких нахватались? Ведь ничего не читают!), демонстрация таких возможностей действует обычно ошеломляюще. Ничего умнее они не могут придумать, как провозгласить человека "экстрасенсом". Разубеждать их в этом - дело ненужное и неблагодарное. Пусть верят. К тому же верят они и в то, что человек действительно может сделать "что-то такое".

Между прочим, в первые минуты после таких демонстраций эти люди находятся в легком трансе. В это время очень удобно проводить любое внушение. Главное, чтобы сама демонстрация прошла гладко. А дальше все - за счет инерции мышления. Проверили тебя раз, другой, третий, четвертый... Потом верят без проверки.

Создавая о себе миф, желательно использовать любые возможности. Знакомый психотерапевт как-то наводил транс на одного парня, используя технику бессистемного вращения головы. А перед этим немного перепил кофе, в результате руки слегка дрожали. И парень вдруг спросил: "А у вас руки от гипноза дрожат?". После ответа "да" транс приличной глубины наступил сразу же.

Смех смехом, но мы заметили, что стоит только человеку, долгое время ожидающему чего-то, получить даже косвенное подтверждение, что это уже наступило - все, для него это действительно уже наступило.

Есть хрестоматийные примеры об ожидании смерти. Вот один из них. Когда-то в средние века студенты решили проучить надзирателя в университете за его постоянные доносы. Они похитили его на улице, притащили в подвал, где устроили настоящий суд, на котором зачитали все его грехи. Суд приговорил бедного надзирателя к смерти. Студенты притащили плаху с топором, затем вошел "палач" в маске. Приговоренному завязали глаза, положили его на плаху, а затем ударили по шее мокрым полотенцем. Потом со смехом предложили подняться и выпить с ними. Как вы понимаете, это было невозможно: надзиратель был мертв.

Другой книжный пример (за истинность обоих отвечает редактор книги, где мы это прочитали). В XIX веке в одной из тюрем провели эксперимент. Приговоренному к смерти сказали, что ему вскроют вены. Ему завязали глаза, сделали на коже предплечья неопасный надрез, а руку потихоньку стали поливать теплой водой. Он умер, а вскрытие якобы подтвердило, что изменения в организме были похожи на изменения, связанные с обескровливанием.

То, что ожидание беды (и даже смерти) неизбежно приводит к этой беде - действительно научный факт. Виною этому страх. Именно страх создает самореализующуюся программу поведения человека.

Когда в молодости один из авторов занимался тяжелой атлетикой, его тренером был замечательный человек. Он был и заслуженным мастером спорта, и заслуженным тренером, и судьей международной категории. Был он и прекрасным спортсменом, и прекрасным педагогом. Но самое интересное в этом человеке было связано с тем, что постоянно он носил морскую тельняшку. Она виднелась и под спортивным костюмом, и под рубашкой.

Что здесь интересного? А то, что было связано с тельняшкой. Об этом рассказал не он сам, а другие люди. Но почему-то мы в это верим (возможно, потому, что хотим верить, а возможно, потому, что говорили это люди разные и достаточно солидные).

В 1945 году ему было семнадцать лет, и это был призывной возраст. После призыва он прошел начальную подготовку и был направлен на японский фронт. И транспортный корабль, на котором он находился, был потоплен японской подводной лодкой. Из всех находившихся на корабле в живых остался он один. Вода была теплой, и это помогло избежать переохлаждения. Но более суток он (в семнадцать лет!) держался на плаву. Советское военное судно подобрало его, а моряки подарили пареньку тельняшку, сказав, что теперь он самый настоящий моряк. С тех пор постоянно он носил тельняшку (конечно, уже не ту самую) в память о своем втором рождении.

И кстати, после этого он успешно воевал танкистом на японском фронте. А после войны получил высшее образование и стал выдающимся спортсменом.

Что помогло ему тогда продержаться на плаву в открытом море, без всякой надежды на спасение? Что не спасло других (а они, наверняка, были)?

Человек, имеющий определенную программу поведения, будет ее выполнять. А программа может быть направлена и на жизнь, и на борьбу, и на совершенно противоположные вещи.

И поэтому при наведении порчи нас в первую очередь интересует вопрос о программировании поведения на несчастье, а при снятии порчи - о стирании этой программы. И то, и другое легче сделать, используя фоносемантические формулы. Именно их использование позволяет сделать результат заранее прогнозируемым.

В современных сибирских деревнях этнографы собирают подчас очень интересный материал. Например, такой рассказ.

В одну деревню заехали мужики переночевать. Хозяин избы поинтересовался, что у них за груз на санях. Ему ответили, что мешки с пшеницей. Хозяин спросил, кто будет груз караулить. Ему ответили: "А кто возьмет, так без меня никуда не уйдет".

Ночью вор попытался унести мешок с зерном. Взвалил мешок на плечо и начал ходить вокруг саней. Так и ходил до утра - и бросить не может, и уйти не может. Только утром он попросил прощения у владельца, и тот "освободил" его.

Мы, естественно, не утверждаем, что мистики нет. Но, если предположить, что мистика здесь ни при чем, то, скорее всего, вор слышал сказанное владельцем пшеницы. И, скорее всего, сказано это было так, что потенциальный вор получил конкретную программу на случай кражи. Предполагаем, что и поведение владельца пшеницы, и сама фраза были направлены на это. Вероятно, что люди, рассказывая позднее об этом, передавали только смысл фразы, а не ее звучание. Хотя, в принципе, порча легко наводится любой фразой. Об этом мы уже говорили.

Или еще один пример. Не такая уж давняя история. В СССР, как известно, народные целители в почете не были (зачастую - вполне справедливо). К одному из них, П. Утвенко, приехал как-то корреспондент республиканской газеты, печатного органа ЦК КП Украины. Было у него задание под видом пациента пообщаться с целителем, а затем написать про него статью (естественно, критическую). Разумеется, корреспондент об истинной цели своего приезда ничего не рассказывал. Однако, не успел тот и рта раскрыть, а целитель его уже "расколол". Он молча вывел его из дома, поставил возле забора и сказал: "Стоять будешь до вечера". Так и произошло.

Если провести краткий анализ, то все можно легко объяснить с позиций материализма. Во-первых, резкий разрыв шаблона. Не успел "здрасьте" сказать, а тебя уже гипнотизируют. Во-вторых, задание - заданием, а в душе-то все равно страх перед целителем, ведь многое о нем люди говорят. Ну и возможно, что у корреспондента, несмотря на столь ответственную работу, совесть все же была. В том плане, что его ведь послали не разобраться, а дали конкретное задание - раскритиковать. Порядочному человеку такое всегда неприятно. Видимо все это, вкупе с отработанным, профессиональным поведением целителя, и навело порчу. Каталепсия же при гипнозе - явление абсолютно обыденное.

Сами мы пробовали такое применять. Надо иметь в виду, что лучше всего это действует все же на разрыве шаблона. Формула жесткого кодирования, которую мы успешно использовали, была такой:

"Резко замри живо,
Знай же - уже криво,
Резко глаза открой,
Живо замри и стой!"
 

Конечно, это галиматья. Но мы и не ставили целью что-то объяснять - надо было вызвать каталепсию, и она наступала. Возможно, несуразность текста дополнительно усиливала замешательство.

Но, кажется, мы слегка отвлеклись. Давайте вернемся к разговору о поведении при наведении порчи: оно может быть или абсолютно несуразным или чересчур "суразным". Чаще всего, конечно, нам приходится выбирать "несуразную" модель поведения. Поэтому...

* * *

Примеры наведения порчи можно приводить бесконечно долго. В жизни они встречаются очень часто. Сейчас мы приведем пример литературный.

У замечательного писателя - классика приключенческого жанра Роберта Говарда - есть исключительно интересный в этом плане рассказ, который называется "Как избавиться от труса".

Рассказ об одном молодом человеке по имени Джо Донори, хорошем рудокопе, которому постоянно не везло из-за его трусости. Был он довольно хилым на вид и очень робким. Из-за этого всегда ему доставалось. И вот как-то, напившись, он от отчаяния решил покончить с собой. Но и на это смелости у него не хватило. Тогда он вспомнил, что в город приехал гроза всего Дикого Запада Демонюга Дратц. И Джо решается затеять с ним ссору, чтобы Демонюга убил его:

"Веселье в "Элите" было в полном разгаре.

Мужчины раскачивались, горланили и подкидывали на руках посетительниц салуна, весьма голосистых дамочек, но все они, и мужчины, и женщины, пьяные или трезвые, держались на почтительном расстоянии от дальнего конца стойки. Там, во всем великолепии томной царственности и неприступного величия, с печатью задумчивости на невысоком челе, стоял несравненный, непобедимый Демонюга Дратц. Настоящий убийца должен быть, прежде всего, блистательным актером, талантливым лицедеем.

Этот человек считался в Медном Бассейне чуть ли не живой легендой, хотя и впервые удостоил местное общество своим посещением. Впрочем, если уж говорить о легенде, то таким он слыл по всему Дикому Западу. О подвигах его слагались истории, от которых у слушателей бегали мурашки по коже, и никто из присутствующих, глядя на грозных размеров туловище, на неподвижное, изборожденное свирепыми складками лицо с узкими бойницами глаз, не знающих милости к павшим, на мохнатые бастионы насупленных черных бровей, не посмел бы усомниться в том, что истории эти содержат немалую долю истины.

Местные звезды салуна были все, как один, подавлены и немногословны, в том числе Грохер Гробер, рудокоп, колоссальных размеров, объединивший вокруг себя всех бойцов Медного Бассейна. Он даже попытался, улучив минутку, незаметно и ненавязчиво покинуть заведение; но в то самое мгновение, когда двери салуна, скрипнув, замерли, остановленные его предусмотрительным жестом, а Грохер счел своим полным правом перевести дух, в двух шагах от него возникла из полумрака тщедушная фигурка, и тонкие, на удивление цепкие пальцы исступленной хваткой сдавили ему плечо.

- Донори! - с легким неодобрением покачал головой Грохер. - Я ведь, по-моему, уже говорил сегодня, чтобы ты не совал свое рыло туда, где собираются приличные люди...

- Демонюга Дратц там?! - взвизгнул Донори, не удостоив его вниманием.

От неожиданности Грохер язык едва не проглотил, и потому связная речь далась ему с превеликим трудом.

- Ух!.. Ну... Ну, да, а... а что... то есть... он-то там... а ты чего... это... зачем?

Но Джо уже успел протиснуться к дверям, и Грохер, сжигаемый любопытством узнать, какие общие дела могли связывать самого жалкого труса во всей округе с самым безжалостным убийцей на всем Диком Западе, поспешил зайти следом. Джо уже много месяцев, не показывался в "Элите", однако в прошлом столь часто удостаивался грохеровской ласки, что сей достойный муж давно уже заметил безответную кротость коротышки. Теперь уже Грохер видел белое, как мел, лицо и ходящие ходуном плечи. Будто в салуне было сто градусов мороза...

В стихии грубой и примитивной, где людьми обуревают буйные, необузданные страсти и стихийные порывы, нередко возникают неожиданности самого скверного пошиба, и между отъявленными грешниками, обретавшимися в "Элите", своим чередом вспыхивали незапланированные и необъяснимые стычки. Однако с чистой совестью можно утверждать, что ни разу души их не были столь близки к тому, чтобы избавиться от черствого цинизма, как в описываемый нами вечер. Ибо нет в мире человека, которого бы не страшило необъяснимое, и потому все пьяницы, танцоры и шулеры в один миг превратились в ледяные изваяния при звуке малознакомого голоса, который проблеял:

- Кого я вижу! Демонюга Дратц! Ну, вот мы и встретились, вонючий скунс!

Танцы, игры, разговоры оборвались - их участники, казалось, были одновременно настигнуты какой-то лютой, поистине скоропостижной кончиной. В наступившей гробовой тишине шейкер для взбивания коктейлей, выскользнув из онемевшей руки буфетчика, с грохотом прокатился по полу, точно послание Небес, возвестившее приход Судного дня. В дверях заведения, все еще силясь захлопнуть рот, из которого вырвались эти умопомрачительные слова, застыл некто иной, как Джо Донори.

Коротышка Джо Донори во всеуслышание обругал Демонюгу Дратца!..

Сильные духом и телом мужчины перестали дышать, ожидая, что вот-вот разверзнутся Небеса. Наблюдатели же поскромнее едва не задохнулись от ужаса, испугавшись, как бы оскорбленный громила не включил в план мести всех присутствующих скопом. А месть неизбежно должна была пасть на голову несчастного безумца.

Что же до Дратца, то он вздрогнул и схватился было за рукоять кольта, болтающегося на бедра. Однако не стал вытаскивать его из кобуры и тупо уставился на обидчика.

Объятым ужасом наблюдателям сей взгляд послужил веским доказательством того, что наглец будет прикончен на месте самым зверским из известных способов, однако проницательный человек, найдись такой в "Элите", уловил бы в студенистых глазах убийцы выражение самого искреннего замешательства, если не сказать - смущения.

За долгие-долгие годы это был первый случай, когда Демонюга Дратц сталкивался с подобным к себе обращением. Те немногие - хотя и не столь уж незначительным числом - головорезы, что изъявляли желание переправить его на постоянное жительство к праотцам, были представлены людьми, как осмотрительными и скрытными, так и, напротив, азартными и вспыльчивыми, но даже последние относились к нему с должным почтением. Кроме того, среди них никогда не было мозгляков.

Это еще более усложняло дело. Дратц не был знаком с Джо. Если бы этот маньяк оказался мускулистым гигантом, его поступку все же можно было бы подыскать объяснение, поскольку, наперекор прогремевшей в веках пословице о том, что полковник Кольт уравнял в правах все человечество, большая часть последнего не верила в ее справедливость и продолжала считать, что пуля, выпущенная мускулистым гигантом, должна быть более действенна, чем выстрел человека, обладающего, скажем, габаритами Джо Донори... который теперь шагал вперед, заставляя людей испуганно жаться к стенкам, словно по бару двигался прокаженный. От Джо не укрылось, что внимание присутствующих переключилось с него на человека, одиноко стоящего в дальнем углу заведения, и с гадким ощущением в желудке он понял, что видит перед собой страшного убийцу. От этого зрелища все его существо едва не охватила судорога, но ненадолго: кровь его бушевала, сдобренная алкоголем и отчаянием, порожденным годами бесславной трусости, а также, чуть в меньшей степени, драматизмом переживаемого мгновения. Даже в эту роковую минуту он ловил на себе пристальные взгляды людей, и эти взгляды значили очень многое. Всю жизнь Джо мечтал о том, чтобы хотя бы ненадолго превратиться в центр внимания, и мечта его, наконец, сбылась. Настал час мести, и, коль скоро Джо сжег за собой все мосты, надо было выжать из него все до последней возможности.

Он подошел к угрюмо молчавшему Дратцу и взглянул на него с наглым прищуром.

- Эй, Дратц! - взвизгнул он глумливо, однако не сумел унять ни дрожи в голосе, ни холодной испарины, вновь окропившей чело. - Эй, ты, что ли, здесь из себя самого крутого строишь? Ты, сука драная? Ты, дерьмо собачье?

По всему заведению прокатился жуткий, сдавленный звук, который одновременно издали все наблюдатели этой душераздирающей сцены. Джо непроизвольно закрыл глаза, приготовившись немедленно расстаться с жизнью. Через пару секунд он с удивлением обнаружил, что жизнь прощаться с ним не торопится, и снова открыл - точнее сказать, вытаращил глаза. Демонюга до сих пор не достал кольт; он смотрел на коротышку с медленно нарастающим изумлением.

Демонюга привык действовать быстро, но думать быстро он не привык. Однако где-то на задворках его сознания созревала страшная мысль.

Наконец он заговорил:

- Никак жизнь наскучила, приятель? Ты пойми, мне что укокошить тебя, что в морду плюнуть разницы никакой.

После этих слов завсегдатаи "Элиты" решили, что грядущая развязка посрамит их самые кровавые ожидания.

Бедный Джо едва удержался на ногах. И коль скоро в поступке его сказывалось отнюдь не присутствие духа, но чистейшее помешательство, неудивительно, что у него стали подгибаться колени. Из страха окончательно лишиться ума и в самый неподходящий момент пойти на попятную он приказал себе действовать решительнее. Разумеется, целью его было самоубийство: следовало довести бандита до такого состояния, чтобы он не поленился пристрелить Джо. Быстрая смерть ("Я не заставляю долго мучиться тех, кто мозолит мне глаза", - любил говорить Демонюга), да к тому же от чужих рук - ведь своя рука у Джо на такое не поднялась, - самое подходящее решение. В придачу есть возможность без лишних хлопот обессмертить свое имя, а герою, прилюдно поносившему самого Демонюгу Дратца, бессмертие обеспечено на века.

Однако Демонюге, казалось, было угодно продлить агонию, и Джо впал в настоящее буйство. Дратц, судя по всему, даже брезговал тратить на него лишние крупицы пороха!

- Давай-давай, укокошь меня! - рявкнул Джо. - Крутого строишь? - Джо рванул на себе рубашку и попер прямо на остолбеневшего громилу; он уже не кричал, а скулил; слова его тонули в рыданиях, но присутствующие посчитали это проявлением нечеловеческой ярости. - А говорят, стоит тебя обложить, и зови гробовщика!.. Чего вылупился, как ящерица? Давай начинай!

- Слышь, приятель, - проговорил Демонюга странным, сипловатым голосом. - Что ты суетишься? Какие у тебя со мной дела? Я тебя не знаю, в первый раз вижу...

Озарение, посетившее Демонюгу, стало нестерпимо ярким. Этот коротышка был каким-то страшно крутым парнем, настолько крутым, что не боялся цепляться даже к нему, к Демонюге... И, наверное, хорошо подготовился. Не мог же он сунуться сюда просто так, с голыми руками!.. Но где угроза? Парни с пушками, затесавшиеся в толпе? Заряд тротила под полом? Мелкокалиберные револьверы в рукавах?.

На лбу Дратца, в свою очередь, выступил холодный пот. Демонюга был, конечно, не какой-нибудь пугливый воробышек, но тут творилась настоящая жуть. Этот малыш наверняка все рассчитал!..

Ни с кем опыт не может сыграть такую зловещую шутку, как с громилой, на протяжении долгих лет привыкшим встречать только боязливо-заискивающее отношение и внезапно столкнувшимся с наглецом, который делает из бывалого бандита откровенное посмешище. И чем выше ценит себя такой бандит себя, тем более он склонен завышать неизведанную силу противника. Большинство громил - люди очень ранимые и возбудимые, чистые ягуары в человечьей шкуре. Ягуар - хищник яростный и отважный, однако случалось, что и ягуары уносили ноги от взмаха девичьего платочка. Демонюга Дратц задрожал, как пожухлый лист в осеннюю пору. Занемела и опустилась лежавшая на кобуре рука.

- Давай рассудим, чем я тебе мешаю? - хрипло промямлил он. - Я лично к тебе ничего не имею. Честное слово!.. Давай... - Демонюга откашлялся. - Давай, может, хлопнем по стаканчику и забудем про всякую чепуху.

Но Джо уже плохо понимал, что хочет этот человек. У него на уме сейчас было одно: кошмар, в который он влип, кажется, грозил продлиться. И разум его помутился окончательно.

- Да ты просто дешевка! - проверещал он, лихорадочно подыскивая обидные слова, способные, наконец, сбить с этого людоеда брезгливую спесь. - Ты просто шестерка! У меня ножа перочинного в кармане нет, а у тебя два ствола на поясе! Ты трус! Наверное, стреляешь в человека, только тогда когда он к тебе спиной стоит!

Джо замолчал, чтобы перевести дух. Словно в тумане он видел посиневшие, искривленные губы Дратца. Они шевелились, но Джо почему-то не слышал ни единого слова. И тогда, в последнем припадке обуявшего его бешенства, Джо занес руку и влепил бандиту смачную пощечину.

Демонюга пригнул голову, глаза его вылезли из орбит.

- Чтоб ты сдох, койот! - заорал он. - Что ты ко мне привязался? Мало крови людской пустил, да? Хочешь меня укокошить? Ну, так стреляй, не жди...

И Демонюга, выписывая между столами замысловатые кренделя, рванулся к выходу. Неуклюже вломился в двери салуна, распахнул их настежь и навсегда канул в ночь. С той поры он за семь миль объезжал этот проклятый Медный Бассейн..."

Далее в рассказе говорится о том, что происходило с посетителями салуна, которые долго не могли придти в себя. Когда Джо ушел, они долго спорили о случившемся. И, наконец, сошлись на том, что Джо - явно беглый каторжник, за которым у полиции список трупов в милю длиной.

"... Настоящие парни разбираются друг с другом не из-за какой-то вшивой дележки, им просто нужно понять, кто чего стоит!..

- Да-а, кто бы мог подумать, был такой робкий, кроткий...

- В тихом омуте черти водятся!.."

И с того дня Джо, убивший в себе труса, становится грозой горного дела, получает приличную работу и уважение к себе, которого его никто не мог лишить.

Психология bookap

Мы думаем, что комментарии к рассказу излишни.

А теперь мы бы хотели перейти к теме, без раскрытия которой понять суть гипноза, на наш взгляд, в принципе невозможно. И без этого, естественно, разговор о порче был бы неоправданно примитивен.