История гипноза


...

Научные теории

Гипнозу не раз пытались дать точное определение. Но можно сказать, что все они содержат в себе разного рода неточности. В большинстве своем определения являются лишь отражением понимания проблемы их автором, но они не дают объективной оценки состоянию сознания, которое называется гипнотическим.

С одной стороны, это объясняется тем, что сам гипноз изучен мало, несмотря на его длительную историю, и до сих пор не существует четкой разницы между многообразными состояниями сознания. Иначе говоря, до сих пор неясно, что присуще самому гипнозу, а что зависит от прямого или косвенного внушения. По одним теориям, ведущую роль играет внушение, по другим – существует особое гипнотическое состояние. Для одних является несомненным, что гипнотическое состояние – это что-то вроде частичного сна, другие уверены, что гипноз существует «в себе». Сложность в определении понятия гипноза состоит еще и в том, что гипнотический транс – явление динамическое, то есть непостоянное, и изменяется в зависимости от психотерапевтической ситуации. Кроме того, в гипнотические связи человек погружается вне зависимости от глубины транса. Транс может иметь либо психологическую, либо физиологическую направленность, и от этого зависит состояние пациента во время гипноза.

Кроме того, существует сложность в определении того, находится человек в состоянии гипноза или нет. Так, иногда больной и не осознает, что находится в гипнотическом состоянии, а иногда, наоборот, симулирует его. Гипноз может быть сознательным, подсознательным или бессознательным. Потому и нельзя говорить о какой-то одной теории, что ни одна из существующих не включает в себя все многообразие ситуаций и состояний. Однако основные виды теорий выделить можно. Их три: теории павловской школы, теории экспериментальной психологии и психоаналитические теории. Рассмотрению этих теорий и посвящена следующая глава.

Теории павловской школы

Теории павловской школы также называются нейродинамическими. Их главный принцип состоит в том, что гипноз – это пограничное состояние между сном и бодрствованием, частичный, неполный сон, или частичное торможение. А контакт между гипнотизером и испытуемым налаживается благодаря тому, что, как говорилось выше, существуют так называемые сторожевые центры.

И. П. Павлов, как известно, проводил свои эксперименты на животных. В 1925 году был успешно осуществлен опыт по созданию сторожевого центра у собаки, условный рефлекс которой был на звук трубы, означавший приближающийся прием пищи. Собака, находясь в состоянии сна, просыпалась, только лишь услышав звук трубы, после чего ей давали еду. Несмотря на то что кора головного мозга находилась в заторможенном состоянии, сторожевые пункты оставались активными. Этот эксперимент и послужил основой для того, чтобы начали говорить о гипнозе как о частичном сне.

Лаборатория И. П. Павлова располагалась недалеко от Санкт-Петербурга. Ученый работал в некоей башне молчания – помещении, изолированном от окружающего мира. Именно здесь он и вывел теорию о разделении рефлексов на условные и безусловные.


По теории И. П. Павлова, в состоянии гипноза можно выделить три фазы.

1. Уравнительная. Фаза, в которой абсолютно все раздражители, вне зависимости от интенсивности, действуют одинаково.

2. Парадоксальная. Стадия, когда слабый раздражитель вызывает сильную реакцию, в то время как сильный, наоборот, практически никакой реакции не вызывает.

3. Ультрапарадоксальная. Стадия характеризуется тем, что реакция вызывается на такой стимул, на который клетки головного мозга в обычном состоянии не реагируют.

В физиологических, то есть обычных, состояниях эти фазы продолжаются недолго, однако при патологии они могут длиться неделями и месяцами.

Исследование выдвинутой гипотезы на животных было облегчено отсутствием у них речи, или второй сигнальной системы, каковой речь является. Первую сигнальную систему, то есть реакции на внешние раздражители, нельзя считать равной второй. Но, из-за того что Павлов не анализировал бессознательных наслоений у пациента в состоянии аффекта, появлялись сложности. Необходимо учитывать, что отношения между людьми основываются не только на речи. И все же слово является одним из самых важных факторов влияния даже после того, как гипнотизируемый проснулся: словом вызывается ряд разнообразных действий, которые направлены на человеческую личность.

В гипноидных стадиях могут развиваться неврозы, но это всего лишь обычная форма борьбы против стрессорного агента.


Говоря о гипнозе и явлениях, с ним связанных, необходимо коснуться выводов, которые сделал Павлов, о восприятии, эмоциях, памяти, внимании и мотивациях. Ученый утверждал, что ощущения являются далеко не бессознательным психологическим процессом, а, напротив, функцией, носящей осмысленный характер. Восприятие необходимо для обеспечения ориентировки в окружающем мире, мышление же постольку, поскольку связанно с речью, являет собой процесс, который позволяет получить абстрактные знания. Внимание – это состояние, при котором вся психическая деятельность концентрируется на каком-то отдельном объекте. Благодаря этому необходимая человеку информация откладывается в памяти, а ненужная отсеивается. Память может быть генетической, то есть наследуемой, индивидуальной, приобретенной, эмоциональной, когда запоминаются эмоции и чувства, и словесно-логической, которая характерна только для человека.

Различают четыре вида памяти: генетическую, индивидуальную, эмоциональную и словесно-логическую.


Если применить это к сознанию, то словесно-логическая память, по мнению Павлова, является высшей формой отражения действительности. Сознание – это объединение всех вышеназванных форм психических процессов и состояний человека. То есть оно вмещает в себя ощущения, восприятия, внимание, чувства, волю и представления. В ответ на раздражитель или приобретенную информацию наступает ответная реакция. Но если данная информация не является важной для человека, то реакция на сигнал замедляется. В обратном случае, когда информация представляет собой ценность, ответная реакция требует работы всей нервной системы.

Сон, вне зависимости от его природы, является активным физиологическим процессом, хотя у спящего не наблюдается реакции на происходящие события.


В любом случае, даже когда сознание отключается, на уровне подсознания остается связь организма и окружающего мира.

И. П. Павлов продолжительный период изучал природу сна. Он опирался на аналогичность торможения во время естественного сна и вызванного и смог выяснить, в чем состоит истинная природа гипноза. Павлов доказал, что, когда человек спит, его мозг работает в еще более активном режиме, чем когда он находится в состоянии бодрствования. То есть это – естественное физиологическое состояние, в котором организм полностью утрачивает активные связи с окружающей средой.

Итак, по мнению Павлова, гипноз – это сон, который наступает медленно, но во время него замедляются все реакции организма. Торможение охватывает все участки головного мозга, вплоть до подкорки, замедляются и ослабляются даже дыхание и сердцебиение. Павлов выделил два состояния в периоде сна: ортодоксальное и парадоксальное. Одно сменяет другое 6–7 раз за ночь. Мы можем запоминать сны, если просыпаемся в период парадоксального сна. Однако если спящего разбудить в переходном состоянии от ортодоксального к парадоксальному периоду, возможны нарушения в психической деятельности.

Теория Павлова все же не до конца объясняет понятие гипноза. Часть положений опирается на гипотезы, а потому рассматривать нейродинамическую теорию как единственно верную нельзя.


Позже многие ученые проводили свои исследования относительно гипноза и вносили доработки в павловскую теорию. Среди ученых следует выделить такие имена, как С. И. Консторум, М. С. Лебединский, А. М. Свядощ, В. Е. Рожнов.

Теории экспериментальной психологии

Иначе к рассмотрению феномена гипноза подходят сторонники теории экспериментальной психологии К ним относятся К. Хэлл, Б. Ф. Поршнев, Р. Уайт, Дж. Сарбин, П. Жане, А. Добрович, Вейзенхоффер и др.

Явление внушаемости

Кларк Леонард Хэлл – американский психолог (1884–1952), был последователем учения И. Бернгейма, который считал, что гипнотизма в природе не существует, есть лишь явление внушаемости.

Хэлл использовал в своих изысканиях математическую логику и создал абсолютно новую дедуктивную теорию поведения.


В 1933 году Хэлл начал исследовать внушаемость и ее границы. Хэлл был психологом-бихевиористом. Бихевиоризм (от англ. behaviou – «поведение») – это учение, основанное на том, что только поведение можно рассматривать как психологическую реальность, которую можно наблюдать и на параметры которой можно воздействовать. Хэлл утверждал, что, когда человек находится в состоянии внушаемости, его словесные процессы пассивны, а потому речевые побуждения гипнотизера не встречают никакого сопротивления и успешно реализуются. Бернгейм выдвинул подобную гипотезу, по которой внушаемость является своеобразным умением поддаваться воздействию идеи, которая воспринимается мозгом. Позже эта идея, или внушение, успешно воплощается.

В 1941 году вследствие открытия фактора мотивации особое состояние сознания получило новое толкование. Первым этим заинтересовался Р. Уайт. Он полагал, что все действия испытуемого направлены на достижение какой-то конкретной цели, которую ставит перед ним гипнотизер. Другими словами, находясь в состоянии транса, внушаемый выполняет все приказы гипнотизера, которые тот отдает.

Дж. Сарбин утверждал, что в действиях человека, находящегося под действием гипноза, немаловажное значение имеют так называемые ролевые игры, являющиеся формой социально-психологического поведения, реализующегося в гипнотическом состоянии.


В середине 1960-х годов теории перечисленных ученых ощутимо дополнили исследования М. Орна. Он пытался определить саму сущность, природу гипноза. Это явление либо продукт социума и культуры, либо имеет собственное происхождение, вне зависимости от истории человечества. Орн заметил интересную закономерность: действия человека, вводимого в гипнотическое состояние, прямо зависят от того, какое именно представление о гипнозе является доминирующим в настоящее время. Для того чтобы понять причину такой закономерности, Орн провел несколько интересных опытов.

Факт внушения имеет место быть даже до начала сеанса гипноза, так как его участники уже представляют себе, как будут себя вести.


Проводя первый опыт, Орн сделал следующее: своим студентам он сказал, что в состоянии транса у внушаемых происходит каталепсия поднятой руки, то есть, если гипнотизер поднимет руку загипнотизированного, она задержится в этом положении. В действительности у испытуемых проявляется каталепсия обеих рук, но студенты об этом не знали и приняли слова профессора за правду. Когда же Орн проводил с ними сеанс гипноза, студенты демонстрировали каталепсию одной руки.

Гипнотизер играет роль всемогущего человека, а внушаемый, наоборот, убеждает себя в том, что не в силах противиться требованиям и командам экспериментатора. Если же один из участников сеанса играет свою роль неубедительно, гипноз не удается.


Подобное поведение испытуемых объясняется тем, что ученый уже внушил им, как нужно себя вести. То есть была поставлена задача, которую студенты выполнили. Необходимо также упомянуть о том, что иногда внушаемый совершает те действия, которые гипнотизер не просил делать вслух, а внушил бессознательно. Состояние транса всегда двустороннее: каждый из участников сеанса старательно играет свою роль, то есть делает то, что ждет от него второй.

Для определения природы любого психотерапевтического процесса или состояния следует отделить его от всех социально-культурных факторов.


Орн не смог дать определенного ответа на вопрос о природе гипноза, так как не существует людей, которые не находились бы под влиянием социальной среды. Факторы среды имеют важное значение как в гипнозе, так и в психотерапии. Успешность проведения гипнотического сеанса находится в прямой зависимости от того, какое господствует представление об этой терапии. Например, если лечение признано недейственным и больному сообщили это, то вполне возможно, что применение данного метода не приведет к выздоровлению.

Ролевые игры

Исследователь Б. Поршнев в 1974 году сделал попытку истолковать эволюцию особых состояний сознания. Для этого он воспользовался последними исследованиями и открытиями в археологии, антропологии, физиологии и лингвистике. Он вывел следующий принцип: высшие психические функции человека являются внутренними социальными отношениями. Также Поршнев доказал, что вторая сигнальная система, то есть речь, сформировалась из другого общения индивидов – влияния одного на действия другого.

Идею необходимости применения ролевых игр гипнотизируемым поддержал и развил психотерапевт А. Добрович. Он выделил большое количество ролей, с помощью которых человеку внушается все, что необходимо гипнотизеру. Роль осознается испытуемым бессознательно, но улавливается мгновенно.

Роль божества – главнейшая роль. То есть если испытуемый ассоциирует в подсознании гипнотизера с божеством, то гипнотический сеанс наверняка пройдет удачно и гипнотизируемый исполнит все задания экспериментатора.

Это открытие было сделано на основе того факта, что среди всех зон коры головного мозга, отвечающих за речь, прежде остальных была сформирована лобная доля.


Каждой роли соответствует свой определенный цвет спектра. Роль божества, согласно идее Добровича, символизирует белый.

Роль кумира символизирует оранжевый цвет.


Добрович также обозначил следующие роли:

– покровитель. Это могущественный, но расположенный к испытуемому человек. Ему соответствует красный цвет. «Покровитель» внушает благоговение и трепет по отношению к себе, но при этом служит опорой в страданиях и бедах;

– кумир. Одна из популярных ролей для гипнотизеров, выступающих перед большим количеством народа, то есть на публике. «Кумиром» восхищаются, он гипнотизирует своим обаянием;

– хозяин. Он не только защищает и одобряет, но и наказывает. Одобрение следует заслужить четким выполнением всех приказов «хозяина». В противном случае может последовать наказание. По отношению к «хозяину» гипнотизируемый испытывает страх, смешанный с благоговением. Его символизирует желтый цвет;

– авторитет. Он уже не так всемогущ, как «хозяин» или «покровитель», но к его мнению также прислушиваются. Он может в равной степени совершать как положительные, так и отрицательные поступки по отношению к внушаемому;

– виртуоз. Способен совершить невозможное, именно этим и привлекает публику, удерживает ее внимание. Его действия могут быть направлены как на достижение блага, так и наоборот. Этой роли соответствует голубой цвет;

– удав. Получает удовольствие, когда, образно говоря, бьет в самое больное место. Гипнотизируемые испытывают страх по отношению к нему, потому что он абсолютно подчиняет себе волю, не оставляя шанса преодолеть его влияние. Цвет этой роли синий;

– дьявол. Воплощает в себе зло во всех возможных смыслах. Зло, которое он приносит людям, не имеет первопричины и цели. Роль дьявола прямо противоположна роли божества. Удерживая в своих руках власть той же силы, «дьявол» испытывает невообразимую ненависть ко всему человечеству.

Роль авторитета соответствует зеленому цвету.


В 1993 году по инициативе А. Тхостова термин «социально-психологическая роль» заменили термином «миф», что означает «развернутое магическое имя».

По мнению А. Добровича, предпочтительней всего на гипнотических сеансах использовать роли покровителя и авторитета. Но при исследовании всех этих ролей оказывается, что все они всего лишь разновидности роли божества.


Психоаналитические теории

В 1961 году ученик Бернгейма Р. Барбер попытался доказать, что любое гипнотическое явление, начиная с изменения сенсорных систем и заканчивая желудочно-кишечными, достижимо и без погружения в сон у людей, имеющих наибольшую склонность к внушению. Его опыты и эксперименты доказали, что наибольшее значение в возникновении психофизиологических реакций имеет фактор взаимоотношений.

Бессознательная активность

Кроме того, необходимо отметить важность теории Жане, которая значительно повлияла на последующие исследования ученых в этой области. Жане утверждал, что в некоторых ситуациях определенные течения сознания отделяются от остальных и становятся активными, причем здесь идет речь о бессознательной активности. Также в связи с этим можно упомянуть и раздвоение личности и даже появление множественных личностей. Зафиксированы случаи, когда у больных наблюдалась данная форма диссоциации. Это Фелида, Мари Рейнольдс (1811), а также Элен Смит.

Жане в своих трудах упоминал, что бессознательное имеет большое значение, но мысль эту не развивал.

Психоанализом занимался известный ученый Зигмунд Фрейд. В результате он лег в основу его теории, главной целью которой первоначально было объяснение инстинктивных желаний индивидуума. Он создал множество трудов, главные из которых «Психология масс и анализ человеческого я», «Я и оно», «О клиническом психоанализе» и др.

Психологическая связь между внушаемым и гипнотизером

Фрейд и его последователи имели собственное отношение к гипнозу и внушению. Фрейд утверждал, что связь между гипнотизером и внушаемым является аналогом эротической связи. То есть гипнотические отношения – это состояние влюбленности при отсутствии прямой сексуальной направленности. При этом значительную роль играет подчинение, когда гипнотизер является идеалом, сверх-я в сознании подчиняемого.

Последователем Фрейда был известный австро-американский психиатр Пауль Шильдер (1886–1940), который утверждал, что больной наделяет врача мистическими свойствами, тем самым воплощая в жизнь свои воображаемые сценарии (инфантильные фантазмы). Также Шильдер отмечал важность физиологических факторов, связанных с психологическими.

Еще один ученый, венгерский психиатр Шандор Ференци (1873–1933), заострял внимание в своих работах на возможности реактивации эдипова комплекса. Известно о существовании позитивной и негативной форм этого комплекса. Для первой характерно появление у ребенка сексуального желания, которое направлено на родителя противоположного пола, и соперничества с родителем его пола. В негативной форме, напротив, любовь проявляется к родителю того же пола, а ненависть – к родителю противоположного пола. Гипноз для освобождения от этого комплекса предусматривает либо «материнский» подход, основой для которого служит любовь, либо «отцовский», основанный на страхе.

Нарциссизм

Имеется и другая психологическая проблема, или нарушение, – нарциссизм.

Нарциссизм проявляется обычно в раннем детстве, когда либидо ребенка обращено на себя (первичный нарциссизм). Также существует и вторичный нарциссизм, когда либидо уже в более позднем возрасте снова обращается на собственное я человека. Английский ученый Эрнст Джонс (1879–1958) исследовал проблему в контексте понятий сверх-я и нарциссизма. Он полагал, что нарциссизм – это важная составляющая в ауто– и гетеровнушениях.

Нарциссизм получил свое название по имени героя древнегреческого мифа, Нарцисса, влюбленного в собственное отражение.


Свой взгляд на проблему имел и австро-американский психолог Отто Ранк (1884–1939).

Он утверждал, что причина любых комплексов – как эдипового, так и нарциссизма и прочих психических нарушений – лежит в психотравме рождения. То есть ребенок во время выхода из материнского чрева испытывает сильное потрясение, которое позже перерождается в другие патологии.

Эго-анализ

Одно из направлений психоанализа – эго-анализ, разработанный З. Фрейдом и Г. Гартманом. По их мнению, собственное я пациента – это пограничное состояние между оно и сверх-я. Впоследствии психологию я изучали последователи З. Фрейда – Мертон М. Гилл и Роберт Найт, которые с помощью опытов выявили связь между «колебаниями глубины гипноза» и состоянием я. Эти эксперименты представляют сложность и в наши дни, потому что нельзя точно определить глубину гипноза. Исследователи и врачи вынуждены опираться на описания переживаний самого пациента.

Следует заметить, что далеко не все больные способны четко описать собственное состояние, что еще больше усложняет задачу врачей.


Теория перенесения

Считалось, что гипнотическая ситуация возникает в результате так называемого перенесения на гипнотизера тех эмоций, которые ранее испытывал внушаемый к своим близким.

Также существует и обратный процесс, то есть перенесение чувств психотерапевта на личность больного, – контрперенесение. Ирма Бренман-Пик, Мертон М. Гилл и Роберт Найт, опираясь на данные, представленные самими больными, проведя систематизацию всех полученных во время гипнотических сеансов наблюдений, сделали вывод, что глубина транса может изменяться в зависимости от того, как проявляется механизм защиты.

Углубление транса может служить не только для получения сексуального вознаграждения, но и для защиты от агрессивных побуждений.

Пациент может погрузиться в более глубокий транс потому, что будет стараться скрыть свое отрицательное отношение к гипнотизеру. С этой целью он как бы преувеличивает свою покорность.


Таким образом, можно сделать вывод, что теория перенесения помогает уточнить взаимоотношения больного с психотерапевтом. И при этом настоящая теория применима не только к гипнозу: она неспецифична и может наблюдаться при разных методах психотерапии.

Так называемое вознаграждение, управляющее перенесением, осуществляется следующим образом. Во-первых, гипнотизер одаривает пациента словами, что действует на больного как словесное поощрение. Во-вторых, слова ассоциируются с пищей: если внушение ассоциируется с потреблением вкусной пищи, оно принимается пациентом, в обратном случае внушение не удается.

Речь или молчание весьма важны в гипнозе. Имеются как словесные, так и бессловесные формы внушения. По мнению некоторых исследователей, сила гипноза снижается при словесном внушении и наилучшего результата можно добиться посредством соответствующей атмосферы.

Другие ученые утверждают, что молчание может спровоцировать разочарование, которое отразится на всем эффекте перенесения. В 1962 году была проанализирована роль словесного метода в гипнозе. Психологи пришли к выводу, что врач обязан в продолжение гипнотического сеанса не выказывать собственных эмоций. Несмотря на то что перенесение в этом случае происходит заторможенно, речь только усиливает отчуждение больного.

На самом деле невозможно доказать, играет словесный фактор тормозящую роль или нет, так как его значение в большой степени зависит от стадии гипноза.

Перенос в гипнотических состояниях изучали Лоренс Кьюби (британский ученый, член Американской ассоциации психоаналитиков и психиатр) и Сидней Марголин (психоаналитик из Денвера, штат Колорадо). Их перу принадлежит статья «Процесс гипнотизма и природа гипнотического состояния». В ней нашла отражение попытка ученых объединить в одну систему психологические и физиологические факторы в теории гипноза.

Психотерапевт должен испытывать доброжелательность по отношению к пациенту, стремиться оказать как можно больше внимания, которое больной воспринимает как помощь.


Кьюби и Марголин утверждали, что следует разграничить и по-разному объяснить такие стороны феномена особых состояний, как гипнотическое внушение и гипнотическое состояние. До них эти два термина никак не истолковывались несмотря на то, что они имеют отличия как в психологическом, так и в физиологическом планах. Эти различия четко прослеживаются в технике перенесения.

Исследователи выяснили, что индукция гипноза достигается не только методом перенесения, но и с помощью физических манипуляций. Также не всегда перенесение, которое происходит в стадии индукции, служит индуктивным агентом.

Л. Кьюби и С. Марголин объединили павловскую и психоаналитическую теории гипноза. Они выяснили, что во время индукции стимулы, не исходящие от гипнотизера, не улавливаются пациентом, то есть данный субъект совмещается с внешним миром, предоставленным гипнотизером. В этом случае пациент играет роль ребенка, а психотерапевт – роль родителей.


Сенсомоторная сторона гипноза

Американские ученые М. Гилл и И. Бренман-Пик, включили в уже известные психологические понятия данные экспериментальной психологии и физиологии.

М. Гилл и И. Бренман-Пик – преподаватели психоанализа; проделанная ими работа потребовала огромного количества средств и велась на протяжении 20 лет. В исследования были включены несколько тысяч студентов психологических факультетов, свыше ста врачей-психиатров и огромное количество больных.


Раньше в понятии гипноза рассматривались только инстинктивные силы (перенесение и мазохизм, то есть унижение гипнотизируемого), а к сенсомоторной стороне гипноза не проявляли должного интереса. Однако Гилл и Бренман восполнили этот пробел, занявшись изучением телесной стороны гипноза. Они использовали работы Кьюби и Марголина, а также труды сотрудников и выпускников школы Хебба.

В школе Хебба изучали явление сенсорной депривации, или афферентной изоляции. Эти понятия означают изменения в психике человека, лишенного сенсорной информации, то есть информации, поступающей через органы чувств. Так, заключая субъекта в ванну с водой в респираторной маске или в кубическую клетку, можно проследить возникновение регрессивных феноменов и серьезных психических расстройств: галлюцинаций, бреда, депрессии.

Во время гипноза собственное я испытуемого не устранено, как предполагалось раньше, а видоизменено в результате регрессивного процесса.


По мнению Гилла и Бренмана, в гипнозе выделяют два фактора регрессии: перенесение и сенсорную депривацию. Гипнотизер использует оба фактора одновременно: сначала оказывается воздействие на инфантильные импульсы субъекта, а затем происходит ограничение контакта субъекта с окружающей средой. Эти два фактора тесно связаны друг с другом, и если регрессивный процесс возникает посредством одного из факторов, то следует ожидать проявления другого.

Психологическая патология

В некоторых позициях точки зрения Гилла и Бренмана расходятся с теориями Кьюби и Марголина. Главное различие состоит в том, что первые настаивают на установлении контакта между гипнотизером и пациентом, вторые же, наоборот, считали возможным проведение гипноза без гипнотизера. По мнению Кьюби, роль отношения важнее в гипнозе без гипнотизера, чем при его участии. Кьюби полагал, что в этом случае гипнотизируемый воспринимает некие образы, которые в его сознании наделяются покровительством и авторитетом. В одной из своих работ ученый писал: «По существу речь идет о переносе в чистом виде, даже если отсутствует объект, реальный или воображаемый, осознанный или неосознанный, которому можно было бы придать функции покровительства, к чему мы в целях самозащиты мало-помалу приучаемся с детства».

Возможно, благодаря этой теории Кьюби родилась вера в ангела-хранителя – невидимого защитника, заботящегося о человеке.


Кьюби полагал, что если человек не в состоянии управлять адаптивными, то есть приспособленческими, функциями, то появляется психическая патология. Подобную гипотезу выдвигал И. П. Павлов, пытавшийся с помощью гипноза объяснить такое заболевание, как шизофрения. Часть ученых видела в шизофрении форму злокачественного аутогенного состояния сознания.

Переход к гипнотическому состоянию

Кьюби стремился понять процесс и способ перехода к гипнотическому состоянию или выхода из него. Ученому были важны эти переходные процессы потому, что отделить нормальное состояние психики от патологического можно лишь установив процессы, посредством которых человек переходит из одного состояния в другое. Гипноз – наиболее оптимальное состояние для проведения подобных исследований: как раз в состоянии внушения эти процессы контролируются гипнотизером.

Причины процесса перехода из одного состяния в другое могут быть самыми разными: как физиологическими, так и психологическими. А потому для их изучения необходимо участие психоаналитиков, нейрофизиологов, фармакологов, психологов и других специалистов.


Взаимосвязь между внушением и переносом также представляет собой достаточную сложность для анализа. Что касается внушения, то его механизмы не были точно определены, а процесс возникновения переноса многим ученым казался малопонятным. Первоначально само понятие внушения не принималось новой техникой психоанализа, но позже этот термин ввел З. Фрейд. Он подчеркнул, что внушение – это изменяющийся фактор в явлении перенесения, причем успех психоанализа не определяется перенесением или внушением.

По мнению Фрейда, внушение в психоанализе и в других методах психотерапии можно использовать разными способами. Так, в психоанализе исключение внушения происходит посредством отрицания перенесения.


В 1963 годуанглийский психоаналитик Гарольд Стюарт развил теорию, противоположную теориям З. Фрейда и Ш. Ференци о гипнотических отношениях. Последние считали взаимоотношения гипнотизера и пациента мазохистскими: речь шла о сексуальном подчинении внушаемого внушающему. Стюарт же являлся сторонником идей Гилла и Бренмана, которые рассматривали гипноз как сложное взаимодействие влечений и защитных функций, где важное значение имеет агрессивное отношение испытуемого. Последний ощущает по отношению к первому противоречивые эмоции: любовь странным образом сплетается с ненавистью.

Гарольд Стюарт предпринял попытку объяснить способность вызывать у субъекта воспоминания в состоянии гипноза. Он полагал, что, находясь в состоянии транса под влиянием гипнотизера, освобождается от собственного сверх-я и дает выход воспоминаниям, которые он прежде подавлял.


Особые состояния сознания

Рассматривая теории психоанализа, нельзя не сказать о Карле Юнге (1875–1961), известном швейцарском психологе и философе, основателе аналитической психологии. Лишь ему удалось радикально пересмотреть все теории и гипотезы западной психологии и психотерапии, затронув также вопрос об особых состояниях сознания.

Карл Юнг совершенно отлично от Фрейда понимал явление бессознательного. Ученый утверждал, что есть и сознательное и бессознательное, причем второе является разумным принципом, представляющим собой связь человека с обществом и миром. Эти две стороны человеческой психики являются взаимодополняющими элементами, не исключая друг друга и не доминируя. Без одного не существовало бы другого; наличие бессознательных процессов является необходимым условием для нормального функционирования психики.

В качестве бессознательного могут выступать сновидения, невыраженные эмоции, невысказанные слова.


Карл Юнг создал понятие архетипа, или доминанты. Архетип – это изначальные общечеловеческие образы, которые определяются каждым человеком, хоть и по большей части неосознанно.

В бессознательном Юнг выделял два слоя: личный и сверхличный. Ученый исследовал особые состояния больных и свои собственные, например сны, иллюзии, галлюцинации, фантазии, и пришел к выводу, что для всех этих феноменов характерны образы, присущие разным периодам истории человечества. Далее он высказал догадку, что существует еще бессознательное, являющееся общим для всех людей, то есть коллективное, или расовое, бессознательное. Это особый сверхличный слой, отделенный от личного. Его содержание может быть везде, так как сверхличный слой является всеобщим. Личное бессознательное представляет собой хранилище потерянных, забытых или вытесненных воспоминаний и образов, не достигших сознания. Архетипы являются отражением вечного мирового опыта, готовностью восстанавливать сходные мифические представления.

Мифологию Карл Юнг определял как результат особых состояний сознания всего человечества. А индивидуальные мифы – это переживания отдельного человека в состоянии внушения, или транса.


Юнг считал, что человеку необходимо уметь отделять свое собственное я от коллективной психики. Это нужно для того, чтобы энергия субъекта нашла подходящий ей диапазон. Только в этом случае индивид сможет полноценно существовать в обществе. Чем глубже человек осознает себя, тем сильнее сужаются границы личного бессознательного и тем больше человек ощущает себя причастным к остальному миру. Иначе говоря, личные амбиции и эгоистичные желания отвергаются, а сам человек соединяется с миром.

Юнг полагал, что гипнотизер в представлении больного может играть разные роли: роль отца, любимой, матери. Нетрадиционными воплощениями считаются роль демона, дьявола или бога.


Свою теорию Юнг развивал в книгах «Психология бессознательного», «Трансформации и символы либидо». В последней он изложил свою точку зрения по отношению к либидо. Фрейд рассматривал его как биологическую силу, для Юнга же либидо являлось космическим принципом, жизненным порывом. Кроме того, в «Трансформации и символах либидо» были приведены феномены, когда психически больные люди могли цитировать выдержки старинных текстов, восстанавливать образы прошлых лет. Это также служит доказательством существования коллективного бессознательного.

К «коллективному бессознательному» обращался итальянский психиатр Роберто Ассаджиоли (1888–1974), создатель психосинтеза – теоретико-методологической концепции психоразвития и саморазвития человека. Разработанная им система представляет определенный интерес и имеет большое значение в исследованиях феноменов особых состояний. По мнению ученого, человек постоянно находится в состоянии роста, в котором наибольшую важность имеют положительные, творческие стороны человеческой деятельности. Также отдельно выделена роль волевого компонента.

Система психосинтеза Роберто Ассаджиоли имеет сходные черты с системой Карла Юнга.


Система психосинтеза Ассаджиоли складывается из низшего и среднего бессознательного, сверхсознания, сознания, сознательной и высшей самости. Низшее бессознательное отвечает за эмоции и основные потребности. Среднее бессознательное включает в себя накопленный опыт, а сверхсознание является средоточием высшей психической деятельности. К сверхсознанию относятся вдохновение, интуиция. Сознание – это чувства и мысли, анализирующиеся индивидом. В этом аспекте выделяется понятие «сознательная самость», то есть ясное осознавание. Высшая Самость – это то, что существует отдельно от ума, сознания и тела.

Р. Ассаджиоли принадлежит введение понятия субличности, то есть той части личности, которая существует независимо от нее. Например, это социальные роли, которые людям приходится играть в своей повседневной жизни.


Структурно-семиотические теории

Позже психоаналитические теории приобрели иное направление. Так, во Франции образовалось новое течение в области психоанализа – структурно-семиотическое. По данной теории, мир и человек являются аналогами текстов и их суммы. Из этой трактовки вытекает следующий принцип: человек работающий (homo faber) превращается в человека, живущего в мире символов (homo signum symbolicum).

Образы

В гипнотических и других особых состояниях сознания появляются символические образы, которые являются особым языком, порожденным бессознательным. Понимание феноменов особых состояний сводится к расшифровке этих образов, то есть переводу языка символов на общепонятный язык сознания. Таким образом, психотерапевт выступает в роли переводчика.

Французский психиатр Жан Лакан (1901–1981) писал: «Бессознательное структурировано, как язык, и порождается им». Он попытался объединить психоанализ с такими науками, как энтология, философия, литература, антропология, лингвистика. Лакан выделял в человеческой психике три явления: реальное, воображаемое и символическое. Реальное само по себе непостижимо; Лакан определяет его как «вещь-в-себе». Человек не может воспринимать мир реальным, так как в сознании каждого существует свое собственное представление об окружающем мире, отличающееся от представления других людей. Воображаемое – это то, каким образом мы воспринимаем вещи и явления.

Даже когда нам кажется, что мы наблюдаем реальное, действительное, на самом деле это всего лишь наше представление, часто ошибочное. Воображаемое свойственно не только людям, но и животным, которые способны воспринимать целостные образы.


В процессе своего развития человек сталкивается с разными образами. Как пример можно привести так называемую стадию зеркала, когда ребенок впервые узнает себя в зеркале. Одновременно с радостным узнаванием своего зеркального я происходит и отчуждение, потому что в отражении человеку видится идеал, к которому он будет стремиться всю жизнь. З. Фрейд утверждает, что индивид завидует своему зеркальному, относится к нему с долей агрессии и испытывает неприятные чувства при виде своего отражения в зеркале.

Дети, больные аутизмом, являются людьми, не принявшими условий окружающего мира.


Символическое – это третье явление человеческой психики, которое образуется под влиянием речи других людей. По утверждению Лакана, человек становится заложником речевого поля окружающих еще до своего рождения. Под понятием «символическое» подразумевается система любого языка, любой порядок.

При неврозах пациент должен освободиться от символического порядка, при психозах же, наоборот, восстановить утраченный порядок.


Чем дальше проникает сознание одного человека в поле речи другого, тем сильнее происходит отчуждение от своего собственного я. Иначе говоря, окружающие уже заранее присваивают словам и поведению ребенка именно то значение, которое они сами видят, не оставляя первому права выбора. И ребенок должен принять условия и согласиться именно с тем значением, которое другие припишут его поступкам. Если он не примет этих правил, то никогда не станет полноценным членом общества.

Хотя Лакан протестовал против применения гипноза, сам он достаточно долго управлял сознанием людей, собирающихся слушать его лекции. Особыми способностями он прославился даже среди своих коллег, достигнув уровня популярности Месмера.


Из всего вышесказанного следует, что мы и сами не в силах осознать, что именно хотим выразить словами, так как следуем установкам, внушенным с детства.

Если рассмотреть особые состояния сознания с этой точки зрения, то можно определить их таким образом: это дискурсы, то есть речь, которую необходимо перевести на понятный окружающим язык. Обязанность психотерапевта состоит в оказании помощи пациенту в осознании его истинных желаний и отделении их от навязанных установок.

Лакан считал гипноз опасным оружием, так как с его помощью можно подчинять себе людей. А потому ученый призывал запретить исследования в области внушения и гипноза. Свою деятельность он относил к области психоанализа и отказался даже объяснять симптомы заболевания с помощью гипноза, тем более лечить людей посредством его.

Гено– и фенотексты

В 1996 году французский исследователь литературы и языка, титулярный член Парижского психоаналитического общества (SPP) Юлия Кристева (род. 1935) в работе «Семиотика» ввела термины «генотекст» и «фенотекст».

Генотекст – понятие абстрактное, означающее изначальную систему символов и знаков. Оно определяет способность различать я и не-я, субъект и объект, отличать хорошее от плохого. Другими словами, это система, которая с рождения заложена в человеке и на которую не влияет речь другого, это бессловесный, или довербальный, уровень функционирования личности.

Генотексты – основа для фенотекстов. Это составленные по правилам языка, упорядоченные тексты, с помощью которых происходит общение и взаимодействие между людьми. В качестве фенотекстов выступают обычные фразы, которыми люди обмениваются друг с другом, высказывания, которые помогают человеку выразить свои желания.

Особые состояния сознания наиболее сильно связаны с генотекстами, поскольку в условиях гипноза человек наиболее приближен к самораскрытию.


Когда пациент повествует о своих переживаниях, находясь в гипнотическом состоянии, он передает впечатления либо с помощью пересказа, либо имитируя чужую речь и интонации. Данный вид воспроизведения называется миметическим копированием, он подобен цитированию. Иначе говоря, человек совершает попытку повторить нечто значимое и для достижения этой цели применяет цитирование.

Главная цель психотерапевта – расшифровка «послания», то есть анализ рассказа пациента для того, чтобы понять причины проблем и патологий личности.

Французский философ-семиотик Ролан Барт (1915–1980) был одним из таких исследователей. Он предложил метод текстового анализа. Ученый утверждал, что в каждом тексте заложен не один, а множеством смыслов. Главное – текст является потоянно меняющимся феноменом, который не подчиняется никаким системам и стандартам. В задачу психотерапевта входит не увидеть единственный смысл, а выделить всевозможные значения, отследить пути смыслообразования текста. Проведя подробный анализ проблем пациентов, Барт сделал вывод, что причиной патологий является также не одна-единственная проблема, а их комплекс. А потому и в рассказах больных наблюдается большое количество смыслов.

Существует множество путей передачи текстов: имеется большое количество значений, цитат, символов, ассоциаций, с помощью которых больной описывает свое самочувствие и состояние.


В тексте Барт выделил пять кодов, то есть специфических значений, дающих представления об определенной структуре. Коды являются чем-то виденным ранее и отражают уже пройденный этап.

Акциональный (проэретический) код отражает поступки и действия субъекта, происходящие в действительности, например встречи, ссоры, разговоры.

Семный код отражает скрытые смыслы (коннотации) и символы, которые пациент может подразумевать в своем рассказе. Семный код образуют разные слова, имеющие ассоциативное значение.

Символический код является системой, имеющей антитезы, или противоположности.

Как известно, мир складывается из элементов, имеющих противоположные значения, однако без одной противоположности не может существовать другая.


Пациент видит лишь одну сторону проблемы, не видя ее решения. Цель, стоящая перед психотерапевтом, – понять смысл антитезы, то есть решить проблему больного.

Энигматический код (от enigma – «загадка») – вначале определяет загадку, под которой подразумевается проблема пациента, а потом ищет путь к ее разгадке. Но сложность состоит в том, что человек не всегда в силах точно ее сформулировать. Психотерапевту приходится опираться на возникающие ассоциации, чтобы решить проблему.

Культурный код могут составлять символы, связанные с литературными традициями, историческими эпохами, областями знаний и искусства.


Последний, пятый код – культурный (код референции), который помогает соотнести символы, содержащиеся в речи пациента, с объектами и явлениями из реального мира. Культурный код может обладать множеством значений: социальными, научными, географическими, политическими. Все это нужно для того, чтобы соотнести рассказ пациента с конкретным временем, людьми, местом.

Эта процедура имеет сходство с чтением текста на иностранном языке: чтобы понять его, необходимо точно улавливать оттенки значений, нюансы.


Особенность существования этих пяти кодов состоит в том, что они не проявляются в речи человека по отдельности, но всегда присутствуют все вместе, образуя замысловатое сплетение из пяти разных голосов. Первому коду, акциональному, соответствует голос эмпирии, второму – голос личности, третьему – голос символа, четвертому – голос истины, последнему – голос знания. Психотерапевту необходимо уметь отличать один голос от другого, а это очень сложно, потому что в речи больного они очень тесно переплетены друг с другом. В случае если врачу удастся различить все голоса, то он сможет определить загадку в четвертом, герменевтическом коде и решить ее, тем самым избавив пациента от проблемы.

В 1980 году финский философ и логик, профессор университета Флориды, член Американской академии наук и искусств, а также Академии Финляндии Карло Яакко Юхани Хинтикка (род. 1929) ввел понятие «возможные миры». Это особое состояние сознания субъекта, в котором он либо погружен в прошлое, либо воображает будущее. Разумеется, эти «путешествия» совершаются благодаря творческой фантазии, так как без нее невозможно думать о последующих событиях. Внушаемый погружается в такое состояние, если психотерапевт использует соответствующие слова: «к счастью», «уже», «давным-давно», «слишком», «все еще», «возможно», «наверное».

Российский психолог, специалист в области фундламентальных и прикладных исследований познавательных процессов Борис Митрофанович Величковский (род. 1947) в 1986 году предложил делить текст на ментальные пространства, то есть такие области, в пределах которых текст будет иметь конкретный смысл, определенные категории времени и пространства. Проанализировать текст можно, поняв смысл, заложенный в каждом ментальном пространстве данного текста.

Ментальное пространство – это результат творчества конкретного человека, так как даже общекультурное ментальное пространство имеет особенность трансформироваться в сознании человека и восприниматься им по-особому.


В ментальном пространстве заключена реальность, то есть представление конкретного человека о событиях, предметах и явлениях. Сюда могут входить мечты, воспоминания, восприятие себя и окружающих, ощущение пространства и места.

Как уже было сказано, у каждого есть свое понимание окружающего мира, поэтому одно и то же явление у разных людей имеет разный смысл.

Жозеф Делёз определил понятие «связь событий и предложений, их описывающих». Таким образом, чтобы понять суть явления, необходимо найти слова, которыми это явление можно охарактеризовать. Существует и противоположность смысла – бессмыслица, или парадокс, нонсенс, которую невозможно отделить от него, так как оба эти понятия едины. Ошибочно считать, что бессмысленное нелогично: логика в бессмысленном есть, но уловить ее рационально мыслящий субъект не в состоянии. А потому смысл символов, которые возникают в особых состояниях сознания, неоднозначен.

З. Фрейд выделял категорию первофантазмов, которые определяют в дальнейшем поведение человека. Его концепция имеет сходство с теорией К. Юнга об архетипах.


Если принять высказывания субъекта как текст, парадокс в данной системе рассматривается фонемой, а нонсенс – морфемой, то есть носителем отдельных значений. В свою очередь, как в любом языке образуются фразы, так и язык бессознательного основан на сочетаниях слов, или семантемах. Предложениями выступают фантазмы, то есть несуществующие конструкции, в которых осуществляются желания и мечты субъекта. Обычно фантазии есть у каждого человека, но в патологии они наполняют психическую реальность субъекта бессознательными желаниями, которые заменяют настоящую реальность. Ненормальные, патологические фантазмы наблюдаются у больных истерией, сексуальных извращенцев, психически невменяемых людей. Самой известной формой фантазма является сновидение.

Экзистенциальные теории и теории гуманистической психотерапии

Первые экзистенциальные теории появились в середине ХХ века, когда уже имевшиеся учения перестали отвечать на возникающие вопросы. Так, психоанализ и бихевиоризм не могли объяснить с достаточной полнотой особые состояния сознания. Согласно новым теориям, каждый человек неповторим и уникален, то есть является индивидуальностью. Отсюда был сделан вывод, что наибольшей жизненной ценностью обладают свобода и значимость индивидуальности. Все эти новые теории основывались на философии датского теолога, сторонника субъективной диалектики личности Сёрена Кьеркегора и феноменологии немецкого философа Эдмунда Гуссерля (1859–1938), который с идеей «жизненного мира» как изначального социально-культурного опыта оказал влияние на экзистенциализм и философскую антропологию. Последователи экзистенциального направления – Ж. П. Сартр, А. Камю, М. Хайдеггер, Л. И. Шестов, Н. А. Бердяев, К. Ясперс.

Первое важное положение экзистенциальных теорий – это неизбежность смерти. Нельзя не думать о смерти, так как отрицать ее глупо и неестественно. Каждый человек в какой-то момент жизни осознает, что он не будет жить всегда. Осознавать же неизбежность конца значит находиться в особом состоянии сознания.

Каждый случай, каждая болезнь неповторимы, а значит, и курс лечения должен быть для всех разным.


Вторым принципом является положение о неповторимости личности (что уже отмечалось ранее). Это означает, что применительно к лечению психических патологий каждому пациенту необходимо особое, индивидуально подобранное лечение.

Швейцарский психолог Людвиг Бинсвангер (1881–1966) явился создателем направления дазайн-анализа, по которому главной целью врача является помощь индивиду в процессе познания собственных возможностей для того, чтобы тот мог использовать их для решения своих проблем. При этом необходимо заметить, что в экзистенциальной психотерапии не существует такого понятия, как «психические заболевания». Психически больной человек обладает другой точкой зрения на окружающий мир; он создает в воображении свое собственное пространство, в котором и живет, но он не способен быть свободным в этом мире. Поэтому и рождается невротическая тревога, которая приводит к ухудшению состояния пациента.

По этой теории, имеется далеко не один способ существования. Если человек живет только для себя, то речь идет об одномерном способе существования. Дуалистический способ относится к двум людям, любящим друг друга и живущим друг ради друга. Если человек конкурирует или находится в конфликте с группой людей, он живет плюралистическим способом. Различают еще и четвертую стратегию – человек, «затерявшийся в толпе». Такой способ носит название анонимного.

В течение своей жизни человеку необходимо развиваться и совершенствоваться. Если этого не происходит, то, значит, идет процесс деградации. А это, в свою очередь, может привести к серьезным психическим патологиям.


Один из представителей экзистенциального психоанализа французский философ и публицист Жан Поль Сартр (1905–1980) утверждал, что главное – это свобода человека, то есть право иметь собственное мнение по отношению к какой-либо ситуации или явлению. Философ полагал, что если на пути человека к какой-то цели встает неразрешимая проблема, то ему необходимо просто отказаться от цели и проблема самоустранится. Другими словами, не в силах человека изменить мир (устранить проблему), но в его руках возможность изменить собственное отношение к нему или пассивно избежать препятствия.

Свобода предполагает выбор цели, но не требует ее достижения.


По мнению Сартра, человек является единственным источником нравственности. Его сознание должно соответствовать истинному сознанию, то есть, говоря словами философа, «Пользуясь своей свободой, будь самим собой».

Еще один сторонник экзистенциальной теории австрийскийй психолог и психиатр Виктор Франкл (1905–1997) считал, что философские рассуждения о смысле жизни основываются на недовольстве человека собственной жизнью. Действительно счастливый индивид испытывает удовольствие от настоящего момента и принимает жизнь такой, какая она есть. Он не страдает, занимаясь поисками ответов на извечные философские вопросы, не пытается найти оправдание своему существованию. Он понимает, что жить стоит просто ради того, чтобы наслаждаться каждым мгновением, каждой минутой. Достичь подобного состояния удовлетворенности можно, внутренне совершив некий сдвиг в сознании, чтобы восстановить нарушенную гармонию. В этом случае жизнь будет восприниматься как чудесный дар без раздумий, имеет ли она какой-то смысл или нет.

В 1976 году был разработан наиболее популярный подход в изучении особых состояний сознания – гештальттерапия. Автором этой методики является немецко-американский нейропсихиатр Фредерик Перлз (1893–1970). Основным принципом его теории является целостность всех вещей. То есть люди объединяют отдельные предметы в гештальты, или целостности. Вся природа также является гештальтом, в котором все взаимосвязано. Внутри этого целого выделяют «фигуры» – изменяющиеся, неустойчивые элементы. Основное условие прогресса состоит в дыхании и понимании своих эмоциональных и физических процессов.

Свое мнение касательно патологических состояний личности выражал американский психолог-экзистенциалист Абрахам Харольд Маслоу (1908–1970). Он занимался с людьми, испытывающими внезапные мистические, или пиковые, переживания. Несмотря на то что такие переживания принято считать серьезными нарушениями, Маслоу был уверен, что часто они несут положительное воздействие, так как после их испытания люди начинали проявлять склонность к самореализации. По мнению Маслоу, патология является нереализованностью возможностей человека, и избежать ее можно, лишь найдя поле для проявления собственного потенциала.

Теория целостности мира имеет определенное сходство с принципами йогов: изменяя дыхание, мы можем изменять и свое состояние – достигнуть спокойствия или, наоборот, почувствовать тревогу.


Американский психолог Карл Рэнсом Роджерс явился создателем клиенттерапии, суть которой заключается в том, что человек развивает свои положительные качества и способности лишь в подходящей для этого среде. Психотерапевту, по мнению ученого, необходимо помогать своему пациенту реализовать его возможности, найти им применение.

Итак, по экзистенциальным теориям, основная проблема в отдаленности человека от его собственных эмоций и чувств, а главная задача психотерапевта в том, чтобы помочь пациенту найти свое предназначение и место в обществе. Метод лечения – введение субъекта в состояние гипноза.