ГЕОПАТОГЕННЫЕ ЗОНЫ ПО БАРСОВУ

В науке существует понятие "геопатогенных зон" (от греческого «гео» – Земля и «патос» – страдание, болезнь), то есть небольших участков земной поверхности, длительное пребывание на которых влечет за собой нарушение жизненных функций организма, болезни и даже смерть. Это явление известно давно. Еще в начале XIX в. медики обратили внимание на то, что есть дома, в которых из поколения в поколение у проживавших в них людей отмечалась повышенная по сравнению с соседними домами смертность, причем в основном от раковых заболеваний. Поскольку считать это явление наказанием за грехи, как утверждали церковники, ученые не могли, нужно было искать естественную причину загадочной напасти. Одним из первых в 30-е годы этим серьезно занялся немецкий ученый Густав фон Поль, опубликовавший в "Журнале исследований рака" отчет о результатах своих обследований, проведенных в Баварии. Выводы, к которым пришел Густав фон Поль, были ошеломляющими: оказалось, что кровати всех 58 умерших стояли дома в сильных геопатогенных зонах. Причиной заболевания, по мнению ученого, являлось "теллурическое излучение" (от латинского «теллус» – Земля), исходящее из недр в таких местах. Хотя ов самой его природе и расположении геопатогенных зон твердого мнения у исследователя так и не сложилось.

Следующий шаг в изучении этой проблемы сделал чешский врач Олдрих Юризек, тридцать лет проработавший окружным онкологом в Моравии. По счастливой случайности он был опытным лозоходцем и к тому же наблюдательным человеком. Увлечение лозоходством помогло ему установить характерную закономерность: там, где отчетливо проявляется эффект биолокации, плохо приживаются огурцы, сельдерей, лук, кукуруза, и наоборот, прекрасно себя чувствуют некоторые ядовитые растения, например, болиголов, наперстянка, переступень, осенний безвременник, словно природа специально хочет предупредить людей о таящейся в земле опасности.

Врач не преминул воспользоваться этой «подсказкой» в отношении людей. После длительных исследований Юризек обнаружил, что и тут дает себя знать "подземная патология". Он установил, что у людей, живущих в домах, выстроенных на дне бывших водоемов, в высохших руслах рек, излучинах, на пойменных и подтопляемых землях, значительно выше риск преждевременной смерти. Отсюда напрашивался однозначный вывод: геопатогенные зоны скорее всего возникают в результате перемещения подземных вод.

Привлечение к дальнейшим исследованиям геофизиков позволило сделать важное уточнение. Главным образующим фактором таких зон является не просто движение подземных потоков, а их пересечение, сброс подземных вод, вследствие чего рождаются вихревые образования и воронки. При этом существенную роль играют различного рода разломы в структурах подстилающих скальных пород, расположенных непосредственно под верхним слоем земли.

Как правило, серьезные научные открытия требуют солидной экспериментальной проработки с использованием соответствующей аппаратуры. Однако в нашем случае простенькая ветка-рогулька лозоходцев стала орудием познания сложных природных явлений, которые постепенно открываются исследователям, способным непредвзято взглянуть на объективные факты, какими бы «неудобными» они ни были. В числе тех, кто со всей серьезностью отнесся к существованию "гиблых мест", был польский ученый Родвановский из Варшавского политехнического института. Критически проанализировав все, что накопили практики и теоретики относительно геопатогенных зон, он предложил оригинальное объяснение их механизма: они появляются не случайно, а потому что точки пересечения подземных водных потоков действуют наподобие линз, усиливающих и фокусирующих на поверхность теллурическое излучение. Причем в определенных местах оно может быть настолько мощным, что способно отрицательно сказываться на человеке даже при его кратковременном пребывании в "гиблом месте".

Наглядным подтверждением его гипотезы служит статистика дорожно-транспортных происшествий. Во многих странах на Западе замечено, что на автомагистралях есть участки, где чаще обычного происходят автокатастрофы. Причем дорожное полотно там абсолютно ровное и прямое, покрытие в образцовом состоянии, а погодные условия во время трагических происшествий совершенно нормальные. Оставшиеся в живых водители позднее не могут объяснить, что заставило их, скажем, заехать на полосу встречного движения или свернуть к обочине. Но поскольку аварий без причин не бывает, а статистика дорожно-транспортных происшествий четко указывает на «роковые» участки, аварии объясняются воздействием геопатогенных зон на водителей. Можно предположить, что сильные излучения вызывают у них кратковременное расстройство координации, зрительные нарушения или даже потерю сознания. Во всяком случае в ФРГ дорожная полиция ведет регистрацию таких участков на автострадах и устанавливает специальные предупредительные знаки, которые должны помочь водителю справиться с внезапным ухудшением самочувствия, если оно вдруг произойдет.

Допустим, с автострадами дело более или менее ясно, ибо сама повседневная жизнь выявила геопатогенные зоны риска. А как быть с остальной поверхностью Земли, где и как искать их?

Обратимся к работам доктора М. Курри, директора Медико-биоклиматического исследовательского института в Баварии, подтверждающим предположения Густава фон Поля и Олдриха Юризека относительно важной роли геопатогенных зон в возникновении раковых заболеваний. Скорее всего, их действительно провоцирует теллурическое излучение, считает он. Причем губительная радиация проявляется не повсюду, а в специфических «узловых» точках особой земной сети, которая охватывает всю поверхность нашей планеты. Эта структура позднее была так и названа "сетью Курри".

Правда, среди ученых, занимающихся проблемой геопатогенных зон, нет единого мнения относительно размеров и конфигурации ячеек такой сети. Некоторые полагают, что они имеют форму многоугольника, другие – треугольника или даже ромба. Биолокационные же обследования выявляют не трех-, пяти-, шести – или двадцатиугольные структуры, а прямоугольные ячеи размером 2x2,5 метра ("сеть Хартмана") или 5x6 метров ("сеть Курри"). В книге известного американского исследователя К. Бэрда "500-летняя история лозоходства" приводятся данные об изменении размеров ячеек в глобальной "сети Хартмана" в зависимости от магнитной широты места. Ориентированная по магнитному меридиану С-Ю вертикальная сторона остается равной двум метрам, а горизонтальная (В-3) уменьшается по мере увеличения магнитной широты места: 40,5° – 2,06 м; 41,14° – 2,04 м; 47,48° – 1,84 м; 53,3° – 1,7 м; 56,13° – 1,5 м; 63,3° – 1,2 м. А вот с географической широтой такой четкой корреляции нет. Впрочем, это не имеет принципиального значения. Главное в другом: именно пересечение подземных водных потоков с узлами и линиями глобальной сети как раз и создает биологически активные зоны, опасные для живых организмов.

Однако ставить на этом точку рано. Впоследствии доктор Курри выдвинул гипотезу, согласно которой отнюдь не все узлы в предложенной им сети испускают губительные лучи. Иначе они представляли бы слишком большой фактор риска для человека. Он предположил, что узлы и соответственно их излучение делятся на две категории – со знаком плюс и со знаком минус. Причем положительное излучение благотворно действует на живые организмы. Ученые из Мюнхенского исследовательского общества по геобиологии не только подтвердили мысль Курри о поляризации излучения, но и установили, что длина его волны равна 21 сан-тиметру, то есть соответствует частоте молекулярного водорода – одной из активных составляющих солнечного электромагнитного излучения.

Но самыми впечатляющими, без сомнения, являются результаты исследований, которые проводились исходя из теории глобальной сети. Оказалось, что на нее реагирует буквально все живое. Так, некоторые породы деревьев, например дуб, лучше растут в углах ячеек, другие, хотя бы яблони, – в их центрах. Своеобразно влияет сеть и на насекомых. Муравьиные «дороги», по которым ползают в лесу рыжие муравьи, обычно проходят над границами ячеек, а комары и мухи по вечерам роятся над ее узлами.

Чем это вызвано, сказать трудно. Однако бесспорно, что те же птицы используют специфические свойства мест пересечения линий сети. Взять соек, которые осенью заготавливают желуди на зиму, а потом безошибочно находят их под снегом. Секрет открывается просто: они размещают свои продовольственные склады именно в узлах биолокационной сети. Там же строят гнезда и аисты. И вот что любопытно. Молния никогда не попадает в них, как бы высоко над землей они ни находились, а бьет в другие более низкорослые деревья, растущие рядом.

По свидетельству доктора медицинских наук В. Коновалова, известны случаи, когда скотные дворы ставили в геопатогенных зонах, и это вскоре сказывалось на здоровье коров. У них отмечалась повышенная заболеваемость, вплоть до туберкулеза, уменьшались надои, снижалась плодовитость. Подобные наблюдения натолкнули ученых на мысль провести специальные исследования, чтобы выяснить, могут ли биофизические аномалии оказывать столь заметное влияние на животных. Обследовав 24 000 мышей и других грызунов, экспериментаторы установили, что у контрольной группы, остававшейся за пределами геопатогенной зоны, рождаемость была на 15 % выше.

В свете столь впечатляющих результатов не приходится сомневаться ни в эффективности метода биолокации, ни в существовании геопатогенных зон. Кстати, и в жилых домах лозоходцы легко обнаруживают точки, где сильнее всего проявляется отрицательное теллурическое излучение. Отсюда следует однозначный вывод: нужно как можно меньше находиться в них, то есть не ставить там кровать или любимое кресло, чтобы не повредить здоровью. Показательно, что это явление давно нашло отражение в народных приметах. Не случайно в новый дом первой запускали кошку. Там, где она устраивалась спать, никогда не ставили кровати или лавки. Данные биолокационных обследований, проведенных в последнее время, свидетельствуют, что именно в таких местах наблюдается повышенное отрицательное излучение. Эту кошачью аномалию можно объяснить лишь тем, что для восстановления своего жизненного потенциала муркам, видимо, необходимы отрицательные зоны. Не отсюда ли идет поверье о черных котах – «подручных» ведьм? А вот собака, напротив, не станет лежать в «плохом» месте. Своим примером она как бы показывает хозяину, где ему грозит опасность. Нужно только запастись терпением и проявить наблюдательность. Кстати, есть еще одна любопытная примета: если в доме звонко поют птицы, то в нем нет мощных геопатогенных зон.

Конечно, в наши дни зачастую бывает затруднительно руководствоваться народными приметами. Далеко не у всех есть кошки, да и наблюдения предков относятся к прежним деревенским, домам, а отнюдь не к теперешним многоэтажным громадам. Не говоря уже о том, что многие вообще не верят в биолокацию, поскольку она не признается нашей официальной наукой. Тем не менее, не претендуя на истину в конечной инстанции, небезынтересно привести несколько способов выявления отрицательных зон, рекомендуемых лозоходцами. Первый из них – это обследование жилого помещения с помощью маятника. Им может служить подвешенное на нитке кольцо, гайка или маленькая гирька.

Держа маятник в руке, нужно медленно обойти комнату. Если где-то он начнет интенсивно раскачиваться, это признак отрицательного излучения.

Другой способ разработан латвийской группой биолокации, которой руководит кандидат технических наук Сергей Сергеевич Соловьев.

– Собственно, каждый из нас при помощи несложных приспособлений может научиться определять и измерять то, что регистрируют мастера-лозоходцы, – считает он. – Обольщаться, правда, не следует: потребуются месяцы и годы на изучение всех премудростей работы с лозой. Для начала возьмем медную или стальную проволоку диаметром от 3 до 6 миллиметров, согнутую под прямым углом. Ее вертикальная часть равна 15 см, горизонтальная – в два раза длиннее. А еще проще – металлическую кухонную терку, которую часто делают из пластины, насаженной на согнутый металлический стержень со свободной петлей – ручкой. Оператор держит такие индикаторы в правой руке, не сжимая пальцы. Горизонтальная часть лозы направлена вперед. Если регистрируемое излучение идет со знаком плюс, рамка поворачивается вправо, если минус – влево. Это относится к тем обследованиям, когда операторами работают люди с положительным зарядом. Индивидуумы с «минусом» встречаются крайне редко – всего около трех процентов. На всякий случай лучше изолировать ручку индикатора диэлектриком. Не рекомендуется также проводить опыты при сильном утомлении или после опьянения.

И еще один немаловажный момент. Древние зодчие и современные архитекторы на Западе всегда внимательно изучали местность, прежде чем построить дом, определяя, где проходят водные жилы и экранирующие пустоты, чтобы исключить негативное влияние на будущих обитателей здания. Впрочем, здесь есть одно «но». Группа биолокации из Риги установила, что при строительстве происходит, хотя и не всегда, смещение этих зон. Кроме того, нужно учитывать, что сама конструкция дома или строения, стоящего рядом с ним, может как бы вытолкнуть наружу или, наоборот, притянуть к себе близко проходящее отрицательное излучение. Наглядный пример – церковные храмы. Их архитектурная конструкция такова, что обязательно нейтрализует проявление геопатогенных зон внутри сооружения, отклоняя теллурическое излучение, но зато увеличивая его интенсивность в непосредственной близости от церкви. Поэтому очень опасно, если не сказать безрассудно, селиться рядом с религиозными культовыми зданиями, хотя наши архитекторы не принимают это во внимание и порой строят жилые дома буквально у стен древних соборов. В последнее время в целом ряде зарубежных стран, таких как Австрия, Англия, Бельгия, США, ФРГ, Япония, ведутся целенаправленные исследования в области биолокации и геопатогенных зон. В ФРГ, например, министерство исследований и технологий ассигновало на них около полумиллиона марок, причем работы возглавили профессора Г. Кениг и Г. Д. Бетц из Мюнхенского технологического университета, а в качестве операторов были приглашены специалисты по биолокации с мировым именем бельгиец Пауль Маркграфф и швейцарец Питер Тредувелл. В Австрии по заданию педагогического института в Зальцбурге эксперт-лозоходец К. Бачлер изучала проблему влияния геопатогенных зон на школьников. Она провела опрос 11 тысяч человек в 14 странах и проверила с помощью детектора геофизических аномалий 3 тысячи квартир и домов. Ей удалось установить прямую зависимость способностей детей от воздействия теллурического излучения. Больше того, все 500 случаев заболевания раком, выявленных австрийской исследовательницей, были связаны, как показали результаты биолокации, с пребыванием в геопатогенных зонах. Оно же вызывает и другие болезни – артрит, астму, рассеянный склероз, ревматизм, казалось бы, беспричинно появляющиеся у людей. Кстати, еще в 70-е годы венские онкологи профессора Нотхнагель и Хохенегт, поддержанные их берлинским коллегой доктором Зауербухом, рекомендовали пациентам, перенесшим операции по поводу рака, обязательно менять место жительства. Причина – воздействие теллурического излучения, провоцирующего рецидивы этого заболевания. Об этом же предупреждают видные специалисты-онкологи из ФРГ Д. Ашофф и Г. Нипер, а Мюнхенское исследовательское общество по геобиологии под руководством доктора Э. Хартмана выпустило солидную монографию под красноречивым названием "Болезнь как проблема местонахождения человека".

В свою очередь результаты многочисленных исследований, широко освещавшиеся в прессе, привлекли к себе внимание, как принято говорить, человека с улицы. Правда, его интересовали не столько научные проблемы биолокации и геопатогенных зон, сколько практический вопрос: как защититься от губительного излучения? А поскольку ученые не могут дать ответа на него, эту миссию не преминули взять на себя предприимчивые дельцы. Они принялись рекламировать и выпускать всевозможные устройства, датчики, экраны, якобы спасающие от воздействия губительных "лучей из недр", авторами которых выступали скороспелые изобретатели. Чего только не предлагалось ими для индивидуальной защиты во время сна и бодрствования: свинец и солома, алюминиевая фольга и шерсть, битый кирпич и кварцевый песок, голубая бумага и спирали из медной проволоки. Дело дошло до того, что западногерманский журнал «Шпигель» выступил с резко критической статьей "Психические бредни", в которой предупреждал против всевозможных поделок псевдоспасителей, выудивших из карманов немцев порядка 100 миллионов марок. А судья В. Виммер из западногерманского города Мангейма, собравший огромную коллекцию таких устройств, заявил в печати об их абсолютной неэффективности. Впрочем, иначе и быть не могло, ибо, не утруждая себя проверкой, они хватались за все, что угодно, начиная от листьев чая и опилок и кончая салатной приправой и мертвыми муравьями.

К счастью или к несчастью, этот бум не коснулся нашей страны. Но проблема защиты от патогенного теллурического излучения была и есть. Рано или поздно ученым придется решать ее. Как – это, конечно, их дело. Между тем в дореволюционной России интуитивная профилактика отрицательного воздействия геопатогенных зон носила широкий размах. Речь идет об обыкновенной герани, многократно высмеянном "любимом цветке мещан". Однако прошлый опыт свидетельствует, что народные средства, если они имеют длительную историю, часто несут в себе рациональное зерно. Конечно, вряд ли можно согласиться, что герань, как утверждают "сведущие люди", подобно громоотводу, отвлекает на себя губительные лучи. Но вот то, что она дает сильное положительное излучение – твердо установленный методом биолокации факт. Причем в этом плане она стоит в одном ряду с луком и папоротником, давно признанными в народе целебными растениями. И тут есть над чем подумать и поэкспериментировать.

Итак, пока вопрос о происхождении и физических параметрах каркасно-силовой сети Земли, порождающей геопатогенные зоны, остается открытым, представляется правомерной любая гипотеза, не противоречащая известным фактам.

В последнее время приобретает известность гипотеза, согласно которой наша планета – это живой и разумный организм. А мы только сосуществуем с ним, как и другие формы жизни. Причем те же НЛО, вызывающие столько споров, порождены самой Землей для контроля за нами. Больше того, сейчас наша планета начинает переходить к активному воздействию на человека и общество, содействуя положительным процессам и препятствуя, гася отрицательные.

В качестве примера первого кандидат физико-минералогических наук И. Яницкий приводит, в частности, энергетический щит, возникающий зимой вокруг Москвы в последние годы. Без него, считает ученый, из-за не-хватки энергетических ресурсов гигантский мегаполис неминуемо постигла бы катастрофа с непредсказуемыми последствиями для нашей страны, а в результате цепной реакции и для всего мира.

Когда же в том или ином социуме нарастают настроения взаимной вражды, злобы, ненависти, то есть усиливается отрицательная компонента коллективного сознания, происходят природные катаклизмы в виде землетрясений, ураганов и т. п. Земля как живой организм стремится избавиться от болезненного для нее фактора, отравляющего внешнюю оболочку планеты – ноосферу.

Следуя этой гипотезе, правомерно сравнить поверхность Земли с кожным покровом планетарного живого организма. Но, поскольку, как и в любом живом организме, в нем должны появляться «шлаки», своего рода отходы жизненных процессов, нужны каналы для их постоянного удаления. Причем вовсе не обязательно эти «шлаки» должны быть материальными по своей природе. С равной степенью вероятности они могут иметь полевую или лучистую энергетическую форму. И, если продолжить аналогию с кожей человека, усеянной порами, то почему бы и "кожному покрову" Земли не иметь их в виде узлов ячеек биолокационной планетарной сети, через которые происходит выброс «шлаков» в виде геопатогенного теллурического излучения?

А теперь несколько слов о геопатогенных зонах в жилых помещениях.

Геопатогенные зоны в жилом помещении безусловно есть, поскольку и сегодня градостроительство ведется у нас без учета аномальных полей. Дома возводятся на местах бывших свалок, засыпанных оврагов, на холмистых участках, изобилующих грунтовыми водами. И как следствие – многочисленные жалобы жильцов, особенно новоселов, на испытываемый дома дискомфорт, частые заболевания, угнетенное или возбужденное состояние, недомогания и другие тревожащие их симптомы.

Во многих городах уже созданы службы по обследованию квартир на наличие ГПЗ. Поэтому созрела необходимость, используя практический опыт операторов биолокации, разработать методику, отвечающую специфике выявления аномальных полей в жилых помещениях.

В жилом помещении наряду с геопатогенными зонами имеются аномальные поля, связанные с предметами интерьера, декора, обоями (например, фотообои, картины, ритуальные маски, "дары моря" минералы и т. п.), болезнями (раковые поля), вещами (некоторые синтетические материалы в одежде и мебели) и т. д. и т. п., то есть наведенные и наложенные поля. Следовательно, оператор биолокации, обследуя квартиру, должен проверить на наличие аномальных полей все, что стоит, висит, украшает стеллажи, «стенки», серванты, полки.

Из этого вытекает вторая специфическая особенность обследования жилой квартиры. Открытый участок, стройплощадку, лесной массив и т. п. можно проверить на ГПЗ по карте, чертежу, плану. Применительно к жилой квартире подобная методика безоговорочно исключается, поскольку она не учитывает элементы декора, интерьера, то есть наложенные и наведенные поля.

Обследуя квартиру на аномальные поля, необходимо тщательно проверить шкафы, углы, пристенные участки, т. к. в квартире может быть перестановка мебели и ее жильцы должны точно знать все опасные для здоровья места.

Обследование открытого пространства, производственных, помещений, строительных площадок не требует оконтурива-ния с точность до нескольких сантиметров, но именно такой ювелирной точности необходимо добиваться оператору биолокации при обследовании жилой квартиры.

Дело в том, что пока еще не найдены надежные экраны, которые могли бы защитить человека от аномальных полей. Следовательно, единственным радикальным средством защиты, от их разрушительного воздействия на наше здоровье является выведение спальных, рабочих, детских игровых мест из опасных зон. Но если учесть тесноту современных, загроможденных мебелью квартир, становится самоочевидно, что не всегда возможно в них осуществить перестановку мебели. Да и в ряде случаев в этом нет необходимости. Достаточно сдвинуть на несколько сантиметров диван, письменный стол, любимое кресло, чтобы вывести обитателей квартиры из опасной зоны.

Важную роль в жилой квартире играют не только сами элементы декора, но и их расположение, поскольку они взаимодействуют на полевом уровне как с людьми, так и между собой. Так, минералы и изделия из них, которые стали сегодня привычным украшением наших квартир, не только могут увеличить или резко уменьшить энергетический потенциал человека, но при полевой несовместимости между собой создать дисгармоничное аномальное поле отрицательной энергетики, разрушающей здоровье людей.

Точно так же комнатные растения, взаимодействуя с обитателями квартиры, могут положительно или негативно влиять на их здоровье, а вступая между собой в энергоинформационный обмен, будут либо способствовать взаимному нормальному росту, цветению, либо окажут друг на друга и на людей пагубное воздействие.

Таким образом, далеко не безразлично, чем мы украшаем наш дом и в каком соседстве располагаем элементы декора. Оператор биолокации должен обратить на это особенное внимание.

Обследуя квартиру, необходимо проверить на совместимость также и ювелирные изделия (металл, минералы, входящие в них составным элементом). Полевая несовместимость может стать причиной плохого настроения, самочувствия, быстрой утомляемости, раздражительности, угнетенного состояния. Быть может, поэтому у каждой женщины есть любимые и нелюбимые украшения.

Выявляя в квартирах аномальные зоны, оператор биолокации должен постоянно иметь в виду наложенные и наведенные поля.

Наложенные поля легко обнаружить на многих предметах в нашей квартире, Например, почти в каждой квартире сегодня можно найти раковины, морские звезды, кораллы. Когда-то это все были живые организмы. В момент гибели они как бы «запомнили» поле смерти. Сами по себе все эти «дарьпиоря» уже мертвы, но хранят на себе наложенное поле смерти, которое можно снять энергетизированной рукой или подольше подержав их под проточной водой. Наложенное поле снимется, и эффектная деталь декора, став безвредной, может служить украшением квартиры.

Точно так же тяжело больной человек оставляет на мебели, на вещах поле болезни, которое легко снять энергетизированной рукой.

В отличие от наложенных полей, наведенные поля генерируют, то есть наводят сами объекты – элементы интерьера, декора. Поэтому их снять невозможно, так как они постоянно возобновляются этими предметами.

Выдающийся английский ученый Джеймс Фрезер с четкостью формул эмпирически вывел два основных магических закона энергоинформационного обмена. Первый закон гласит: подобное воспроизводит подобное. Второй закон утверждает: если два объекта находились между собой хотя бы в одноразовой связи, эта связь на энергоинформационном, то есть полевом уровне продолжает сохраняться вне зависимости от времени и расстояния. Следовательно, наведенные поля «снять» нельзя, они будут постоянно возобновляться самими объектами, которые их генерируют. По это отнюдь не означает, что от красивых предметов интерьера и декора необходимо решительно отказаться.

Несколько примеров из собственной практики обследования жилой квартиры на аномальные поля.

Большая, светлая комната в этой квартире служила гостиной. Стены щедро были украшены зловещими, страшными масками духов Зла: привезенные из Африки, они создавали эффектный контраст с мирным уютом окружающих гостей дома предметов. Казалось бы, всего лишь элементы декора. Но люди почему-то чувствовали себя в этой комнате дискомфортно. У некоторых начиналась головная боль. Да и сами хозяева квартиры старались пореже бывать в гостиной. Даже телевизор предпочитали смотреть в спальне.

Повинны же в этом дискомфорте были наведенные поля. «Сработал» первый закон Д. Фрезера: "подобное воспроизводит подобное". В эти злобно ощерившиеся со зловещим оскалом маски была изначально, то есть по замыслу их творца заложена сама Идея Зла. И маски на полевом уровне постоянно ее генерировали, наводя поле Зла на комнату. Это и ощущали сами хозяева дома и их гости. Естественно, устранить причину недоброй роли масок в интерьере комнаты было невозможно, ибо она коренилась в них самих, была их сутью – порождать Зло, но и не обязательно следовало от них отказываться. Достаточно в подобном случае поднять украшающие комнату элементы декора выше уровня человеческого роста и тогда можно не опасаться подпасть под воздействие наводимой ими энергетики. Это и было рекомендовано сделать владельцам масок.

С наложенным полем справиться проще.

Две сестры, проживающие в большой трехкомнатной квартире с длинным коридором, обратились с просьбой проверить ее, так как по их предположению какие-то недоброжелатели навели на нее порчу или сглаз. Они мотивировали это тем, что каждый раз, возвращаясь домой, испытывали недомогание и головную боль. Обследование этой квартиры на аномальные поля помогло выявить причину их плохого самочувствия в стенах своего дома.

Вдоль всего коридора стояли стеллажи с удивительно красивыми "дарами моря". Здесь были крупные раковины, кораллы, губки, засушенные рыбы и крабы… Эти останки некогда живых организмов, естественно, «запомнили» в момент гибели поле смерти. Тяжелое некротическое поле разрушало живое поле людей, что и воспринималось ими столь болезненно. Это наложенное мертвое поле легко удалось снять энергетизированной рукой; и красивый интерьер коридора, не причиняя больше ущерба здоровью, радовал хозяек и гостей.

Однако в квартире оказались и наведенные поля. Одну из стен гостиной украшали фотообои: осенний лес, бурелом, мертвые сучья, пожухлые опавшие листья… И именно у этой стены стояли кресла, в которых у телевизора сестры проводили вечера. И опять вступил в силу первый закон Д. Фрезера: подобное воспроизводит подобное. Мертвый лес генерировал мертвое поле, поле смерти, которое ежевечерне разрушало живое поле человека. Это наведенное, то есть постоянно возобновляемое фотообоями поле убрать было невозможно. Но хозяйкам дома были даны соответствующие разъяснения и рекомендации заменить фотообои, а пока сделать перестановку, чтобы избежать воздействия некротического поля.

Действие второго закона Д. Фрезера ("Золотая ветвь", 1980) не менее драматично по своим последствиям. На стене уютной комнаты в небольшой однокомнатной квартире висели две картины, подаренные хозяйке дома ее другом, художником. На обеих были изображены деревянные деревенские церквушки. Церкви всегда возводились в специально выбранных для них местах с сильной положительной энергетикой. Церквушки явно были списаны с натуры. И, руководствуясь первым законом Д. Фрезера, правомерно было предположить, что эти картины воспроизводят мощную церковную благостную энергетику. Однако вопреки не только закону Д. Фрезера, но и логике обе картины наводили тяжелую, «больную» энергетику. Ясность внесла их обладательница. Оказалось, что картины подарил ей художник, страдавший тяжелой формой онкологического заболевания. Значит в действие вступил второй закон Д. Фрезера: два объекта, хоть раз бывшие в контакте, сохраняют энергоинформационный обмен вне зависимости от временной и пространственной протяженности. Картины несли на себе печать болезни их творца. Экспериментальная проверка подтвердила и правильность догадки, и верность самого закона Д. Фрезера: после смерти художника с картин исчезло и поле его болезни. Как и можно было ожидать, в соответствии с первым законом Д. Фрезера светлая, чистая церковная энергетика, которая излучалась обеими картинами, воссоздавала в комнате атмосферу особого благостного настроения и состояния.

При осмотре одной из квартир ее хозяйка – молодая талантливая художница, создающая прекрасные мозаичные панно теософского характера, поделилась своей тревогой. Часто в процессе работы у нее возникает ощущение, будто ее творения как бы высасывают из нее все силы. Настолько, что она в конце дня, полностью обессилев, с трудом добирается до дивана. Более того, ее преследует мысль, что на тех, кто приобретает ее мозаичные картины, они воздействуют болезнетворно, разрушая их здоровье.

Психология bookap

Художница, человек с высокой экстрасенсорикой, чутко и верно отреагировала на то, что происходило в процессе творчества на уровне энергоинформационного обмена. А то, что происходило, было вполне закономерно. Вот только, к великому сожалению, об этом не знали ни ее учителя, ни врачи, к которым она обращалась.

Камни на своих мозаичных панно художница подбирала по цвету, форме. А поскольку темой ее картин в основном были философски осмысленные сюжеты из Священного писания, преобладали в них серебристо-лавровые тона. А это – лазурит, оникс, мрамор… Но именно с этими минералами у художницы оказалась несовместимость на полевом уровне. И в процессе энергоинформационного обмена с ними во время работы резко падал ее энергетический потенциал, что она и ощущала столь болезненно.