Боязнь роста [11]

Если вы намеренно собираетесь стать менее значительной личностью, чем позволяют вам ваши способности, я предупреждаю, что вы будете глубоко несчастливы всю жизнь.

Абрахам Маслоу



КОМПЛЕКС ИОНЫ – безотчетное внутреннее сопротивление полной реализации заложенных в человеке способностей, выступающее препятствием на пути личностного роста. Одно из важных понятий теории самоактуализации, разработанной А. Маслоу. Подобно тому, как З. Фрейд, формулируя понятие об Эдиповом комплексе, опирался на древний миф об отцеубийце и кровосмесителе Эдипе, Маслоу также использовал в своей конструкции легендарный образ. В Книге Пророка Ионы, составляющей одну из частей Ветхого Завета, повествуется о том, как Господь предначертал человеку по имени Иона роль пророка, с тем чтобы тот донес слово Божее до погрязших в грехе жителей Ниневии. Но Иона был очень напуган и предпочел уклониться от предначертанной ему роли (уже в древние времена было очевидно, что люди неохотно прислушиваются к истине и пророков не жалуют). Иона поспешил на корабль, который увез бы его подальше от Ниневии. Однако беглеца настигли еще более суровые испытания, чем те, что он мог вообразить, – выброшенный за борт во время шторма, он был проглочен китом и трое суток провел в его чреве, прежде чем был извергнут на землю. Пережитые испытания помогли Божьему избраннику проникнуться ролью пророка и достойно ее исполнить. Яркий образ библейского Ионы был избран Маслоу для придания наглядности и убедительности тому явлению, которое он усмотрел в человеческой психике.

Понятие комплекса, широко используемое в глубинной психологии, может показаться чужеродным для психологии гуманистической, одним из лидеров которой выступал Маслоу. Однако такое радикальное противопоставление этих двух направлений мировой психологии было бы ошибочным упрощением. Достаточно сказать, что само понятие «самоактуализация», введение которого нередко приписывают Маслоу, впервые было использовано еще Юнгом. Сам Маслоу свое отношение к идеям и понятиям глубинной психологии выразил так: «Сочинения З. Фрейда (я имею в виду изложенные в них факты, а не общую метафизику рассуждений) актуальны и для гуманистических психологов».

Немаловажно и то, что Маслоу испытал непосредственное влияние таких ярких фигур глубинной психологии, как А. Адлер, К. Хорни и Э. Фромм, с которыми он был лично знаком. При внимательном анализе работ Маслоу становится очевидна перекличка его рассуждений с некоторыми идеями названных авторов. В частности, это касается и комплекса Ионы.

Рассуждая о личностном росте, Маслоу справедливо указывает, что этот процесс – порой болезненный и небезопасный. Точно так же Фромм, говоря о свободе, отмечал, что она не тождественна безответственности – напротив, свобода с необходимостью предусматривает серьезную личную ответственность человека за каждый свой жизненный выбор, за собственную судьбу. Именно поэтому для многих свобода представляет собой не столько благо, сколько непосильное бремя, от которого они стремятся избавиться. «Бегство от свободы» – механизм, блестяще описанный в одноименной книге Фромма, – состоит в том, что заурядный человек предпочитает уступить обременительную свободу в обмен на гарантированный минимум стабильного благополучия. (И в наши дни приходится признать, что это явление не только чрезвычайно живуче, но и очень широко распространено.)

По мнению Маслоу, подобно тому как библейский Иона пытался уклониться от уготовленного ему служения пророком, многие люди также избегают ответственности, опасаясь в полной мере использовать свой потенциал. Они предпочитают ставить перед собой мелкие, незначительные цели, не стремятся к серьезным жизненным успехам. Такой «страх величия», возможно, является наиболее опасным барьером для самоактуализации. Насыщенная, полнокровная жизнь многим представляется невыносимо трудной. Корни комплекса Ионы можно усмотреть в том, что люди боятся оторваться от всего привычного, потерять контроль над тем, что уже есть.

На примере современного ему американского общества Маслоу отметил, что причиной многих проблем является материальное изобилие, «которое является предпосылкой возникновения таких патологических явлений, как скука, эгоизм, чувство элитарности… приостановка личностного роста». Развивающийся на почве самодовольной пресыщенности комплекс Ионы заключается в удовлетворенности достигнутым, отказе от реализации своих способностей во всей их полноте. «Люди, которых мы называем „больными“, – это люди, которые не являются тем, кто они есть, – это люди, которые построили себе всевозможные невротические защиты против того, чтобы быть человеком».

Собственно идея «избегания духовного роста» принадлежит А. Ангъялу. Маслоу вначале говорил о ней как о «страхе собственного величия» или «стремлении избежать зова своего таланта». Он писал: «Все мы обладаем неиспользованными или не полностью развитыми способностями, и совершенно очевидно, что многие избегают призваний, которые им подсказывает сама природа. Часто мы уклоняемся от ответственности, продиктованной, точнее, предложенной природой, судьбой, а иногда и просто случаем, и, подобно Ионе, тщетно пытаемся избежать своей судьбы… Мы не только амбивалентно относимся к своим высшим возможностям, но находимся в постоянном, универсальном, даже необходимом конфликте и двойственном отношении к этим возможностям… Мы, бесспорно, любим и восхищаемся всеми, в ком воплощается истина, добро, красота, справедливость и успех. И в то же время они вызывают у нас чувство неловкости, тревоги, смущения, возможно, зависти или ревности, определенное ощущение собственной неполноценности и несовершенства».

Этот комплекс и связанные с ним переживания напоминают описанный Адлером комплекс неполноценности, но в рамках своей теории Маслоу дает другую интерпретацию. Он полагает, что человек с этим комплексом чувствует себя так, как будто его специально заставляют ощущать себя неполноценным.

Показательным примером Маслоу считает веками сложившееся предубеждение, будто для женщины самоактуализация возможно только в домашней, бытовой сфере. Подчиняясь этой установке, которую им активно навязывает социум, многие женщины отказываются от поиска себя в иных сферах, замыкаются в традиционной роли – порой весьма комфортной, но узко ограниченной. Надо с удовлетворением отметить, что эти рассуждения Маслоу почти полувековой давности в наши дни звучат уже не настолько остро – сегодня впору уже сетовать на пренебрежение многими женщинами своей традиционной ролью в пользу обретения социального лица. В наши дни стало неловко быть домохозяйкой, а вот бизнес-леди, напротив, пользуются высоким общественным признанием. Сегодня женщину уже буквально подталкивают к тому, чтобы «состояться» не только и не столько в домашней сфере. Парадокс в том, что карьера для многих оказывается чуждой и явно тяготит, как тяготила когда-то их бабушек роль домохозяйки. Может быть, следовало бы внимательнее прислушаться не к рекомендациям глянцевых журналов, а к собственному внутреннему голосу? И не оттого ли так привлекательна для некоторых престижная роль «акулы бизнеса», что в другой – традиционной – роли они опасаются оказаться не на высоте?

Самоактуализация для Маслоу – это, в частности, умение прислушиваться к себе, к своим подлинным побуждениям. Однако, «большинство из нас прислушиваются не к самим себе, а к голосу мамы, папы, к голосу государственного устройства, вышестоящих лиц, власти, традиции и т. п.»

Ярким примером воплощения комплекса Ионы сегодня могут служить многие случаи прагматически ориентированного профессионального самоопределения. Многие молодые люди намеренно отказываются от реализации своих творческих задатков, которая не обещает быстрых и очевидных утилитарных выгод, общественного признания (часто извращенно понимаемого как возможность покрасоваться перед полчищами поклонников) и т. п. Опасаясь не достичь впечатляющих высот на поприще, к которому «лежит душа», молодой человек порой сознательно или безотчетно заглушает эти душевные стремления и избирает более надежный путь, не сулящий внутреннего удовлетворения, зато гарантирующий материальное благополучие. Ажиотажный наплыв в соответствующие вузы желающих получить юридические или экономические специальности совершенно очевидно объясняется вовсе не обилием тех, кто видит свое назначение в улаживании тяжб или подсчете чужих денег. Тяга к престижным специальностям объясняется банальным расчетом обеспечить себя надежным куском сдобного хлеба, часто даже вопреки подлинным склонностям человека. Можно не сомневаться, что многие из сделавших такой выбор вскоре вынуждены будут делиться своими высокими доходами с психотерапевтами – в попытках избавиться от душевной смуты. И помочь им смогут, наверное, не те, кто ищет источники неудовлетворенности в эротических переживаниях раннего детства или в неадекватных усвоенных навыках, а те, кто отдает себе отчет в защитных механизмах, обедняющих человеческое бытие.

В этой связи радует, что профессия психолога, ныне необъяснимым образом также оказавшаяся среди престижных, привлекает не столько своими прагматическими возможностями (хлеб психолога нелегок и черств), сколько перспективами самоактуализации. Хочется верить, что среди психологов комплекс Ионы распространен в меньшей степени, чем в иных сегментах социума. Против этого, вероятно, можно возразить, приведя в качестве примера тысячи «рядовых» психологов, намеренно или невольно ограничивших свою деятельность кругом банальных, маловажных задач, не стремящихся к профессиональному совершенствованию и довольствующихся скромными результатами. Конечно, большинство из нас никогда не сравнится по мощи интеллекта и глубине прозрений с Пиаже или Брунером. Тем не менее всем коллегам хотелось бы напомнить одно из определений, которые Маслоу давал самоактуализации. «Самоактуализация – это стремление хорошо делать то дело, которое человек избрал для себя. Стать заурядным специалистом – это не путь к самоактуализации. Человек должен сделать все, что в его силах, чтобы стать специалистом высокого класса или настолько хорошим, насколько позволяют ему его возможности». Если вы полагаете, что возможности эти крайне скромные, задумайтесь – не комплекс ли Ионы тому причиной?

Психология bookap

Правильная реакция на комплекс Ионы заключается в осознании своего безотчетного «страха и ненависти к правдивым, добродетельным людям, если вам удастся научиться любить высшие ценности в других, это может привести к тому, что вы полюбите их в самих себе и не будете больше их бояться».

В современных условиях, откровенно провоцирующих формирование опасного комплекса у многих людей, особенно – молодых, одной из важных и актуальных задач психолога является стимулирование стремления к самоактуализации, поощрение переоценки утилитарных ценностей, способных воспрепятствовать полноценному самоопределению.