Свет мой, зеркальце, скажи… [20]

Любовь к себе, похоже, слишком часто остается неразделенной.

Энтони Пауэлл



НАРЦИССИЗМ – болезненная самовлюбленность, обостренная склонность к самолюбованию и самовосхвалению. В научной литературе термин бытуем с конца 19 в. По наиболее достоверной версии, введен в научный лексикон английским врачом и публицистом Х. Эллисом (1859–1939), который в своей работе «Аутоэротизм: психологическое исследование» [21] описал одну из форм извращенного поведения, соотнесенную им с древнегреческим мифом о Нарциссе. Согласно этому мифу, отличавшийся необычайной красотой юноша Нарцисс отвергал всех женщин, добивавшихся его расположения и любви. Когда одна из отвергнутых им, нимфа Эхо, погибла от безответной любви (по преданию, несчастная иссохла настолько, что от нее остался только голос – эхо), богиня правосудия Немезида решила наказать Нарцисса: увидев свое отражение в воде, юноша так влюбился в него, что умер от истощения на берегу ручья, не в силах отвести взгляда от возлюбленного образа. На месте его смерти вырос красивый, но холодный цветок, получивший его имя. Образ Нарцисса нашел воплощение во многих художественных произведениях – скульптурах Поликтета и Челлини, полотнах Караваджо и Уотерхауза, и др.

В психологической литературе приоритет в исследованиях проблемы нарциссизма обычно отдается З. Фрейду, который впервые упомянул об этом явлении в 1905 г. в своей работе «Три очерка по теории сексуальности» (правда, еще без использования данного термина, который, согласно протоколам заседаний Венского психоаналитического общества, впервые прозвучал из его уст 10 ноября 1909 г.), а позднее посвятил ему специальную работу – «О нарциссизме» (1914). По мнению Фрейда, «либидо, оторванное от внешнего мира, обращается на собственное Я, и таким образом создается состояние, которое мы можем назвать нарциссизмом». В то же время Фрейд трактовал нарциссизм как закономерную стадию развития либидо. «Первичный нарциссизм» – это первоначальное состояние человека в раннем детстве, когда еще не оформились полноценные отношения с внешним миром. В ходе нормального развития ребенка его либидозные отношения с миром расширяются и укрепляются, но в особых обстоятельствах (среди которых крайний случай представляет душевная болезнь) либидо «отнимается» у объектов и переносится на себя («вторичный нарциссизм»). Но даже при нормальном развитии человек в течение всей своей жизни до некоторой степени остается нарциссом.

Небезынтересно, что Фрейд видел одну из форм развития нарциссизма в родительской любви (которую традиционно принято расценивать как высшую форму альтруизма). Ребенок воспринимается как нечто, являющееся, с одной стороны, частью родительского Я, а с другой – тем, чем это Я хотело бы быть. Поэтому родительское преувеличение достоинств ребенка и игнорирование его «обычности», а тем более недостатков, стремление убрать с его пути все препятствия, дабы он мог воплотить все неисполненные желания родителей, – расцениваются Фрейдом как возрождение родительского нарциссизма.

При том, что данная проблема была сформулирована Фрейдом весьма определенно, детального развития в его трудах она не получила. Зато многие психоаналитики – М. Кляйн, К. Хорни, М. Балинт, Х. Кохут и др. – уделили ей пристальное внимание. В психоаналитической литературе почти общепризнанным стало представление о нарциссизме как следствии дефектов семейного воспитания, недостатка эмпатии в детско-родительских отношениях.

Особого внимания заслуживает трактовка Э. Фромма, который подробно описал нарциссический тип личности. По мнению Фромма, уяснить суть нарциссизма можно только при условии высвобождения этого феномена из узких рамок теории либидо. Тогда нарциссизм можно определить как такое эмоциональное состояние, при котором человек реально проявляет интерес только к своей собственной персоне, своему телу, своим потребностям, своим мыслям и чувствам, своей собственности и т. д. Человек-нарцисс достигает чувства уверенности не ценой своих трудов и успехов, а благодаря тому, что он субъективно убежден в своем совершенстве, в своих выдающихся качествах и превосходстве над другими людьми. Поскольку на этом убеждении покоится его самооценка, ему приходится мертвой хваткой цепляться за свои нарциссические представления. Если они оказываются под угрозой, то человек воспринимает это как угрозу своим жизненным интересам. Нарцисс оказывается крайне уязвлен, если ему кажется, что его недооценивают, а тем более если его критикуют, указывают на его слабости и ошибки. Уязвленный нарцисс никогда не простит «обидчиков» – он испытывает такую жажду мщения, которая ни в какое сравнение не идет с реакцией на любой другой ущерб.

Большинство людей не подозревают о своем нарциссизме и обнаруживают лишь косвенные его проявления. Например, многим свойственно преувеличенное восхищение собственными родителями или детьми, нарциссическое по своей сути. Люди не считают нужным скрывать эти чувства, поскольку почтение к родителям и любовь к детям обществом одобряются.

Фромм также ярко описал явление группового нарциссизма, примеры которого постоянно можно наблюдать в общественной жизни. Групповое самолюбование с одной стороны цементирует любую общность, с другой – создает ее членам ощущение удовлетворенности, особенно желанное для тех, кто сам по себе мало что собою представляет и не имеет оснований гордиться собственной персоной. В группе даже самый ничтожный ее член может компенсировать ощущение собственной неполноценности чувством причастности к «великому народу», «истинной вере» и т. п. Соответственно, степень группового нарциссизма обратно пропорциональна реальной удовлетворенности жизнью. Характерно, что в общностях, сумевших создать большинству своих членов условия для самореализации и обеспечить достойный уровень жизни, крайне невысок уровень шовинизма, ксенофобии, религиозной нетерпимости. И наоборот!

Долгие годы исследования данного феномена привели специалистов к выводу, что так называемое нарциссицеское личностное расстройство представляет собой относительно самостоятельное психическое нарушение, требующее особого лечения (эффективность которого, несмотря на все предпринимаемые усилия, в большинстве случаев, увы, невысока). В ежегодно переиздаваемом справочнике Американской психиатрической ассоциации – своего рода «Библии» американских психиатров, аналог которой существует и в Европе, – в 1980 г. появился соответствующий раздел, с той поры постоянно дополняемый и уточняемый.

В то же время многие специалисты сходятся во мнении, что наряду с крайними случаями душевной патологии нарциссизм существует и в более «мягкой» форме. Причем в наши дни распространение именно такого, «пограничного» нарциссизма приобрело характер всемирной эпидемии, охватившей в первую очередь развитые страны Запада. Перефразируя название классической книги Хорни, впору говорить о нарциссической личности нашего времени. Формируется она под влиянием общественных настроений, идеалов и установок, характерных для современного западного общества.

Американский психолог Сэм Вэкнин, автор нашумевшей книги «Злокачественное самолюбие: новый взгляд на нарциссизм», утверждает: «Запад – это нарциссическая цивилизация. Здесь всячески поощряются нарциссические склонности и осуждаются альтернативные системы ценностей. С малых лет детей учат избегать самокритики, поощряют их к самообману насчет своих способностей и достижений, приучают к ощущению собственной исключительности».

Происходит это как правило под гуманистическими лозунгами, которые, казалось бы, трудно оспорить. В психолого-педагогической литературе стали уже общим местом призывы к формированию у детей чувства собственного достоинства, самоуважения, высокой самооценки. Ни у кого не вызывают недоумения призывы воспитать «поколение лидеров», хотя, если вдуматься, они не менее абсурдны, чем попытка сформировать оркестр из дирижеров или армию из маршалов. Для решения этих «благородных» задач используются все мыслимые и немыслимые средства. Так, в школах ряда американских штатов осуществляется официально санкционированная и финансируемая программа повышения самооценки учащихся, в рамках которой используется такой, в частности, прием: в начале учебного года каждому школьнику предлагается ознакомиться с буклетом под названием «Самая выдающаяся личность нашего времени»; под обложкой буклета находится одна-единственная страница из фольги – зеркало.

Что прививает такая политика – самоуважение или самодовольство? Таким вопросом задается Лилиан Кац, автор недавно вышедшей книги «Самоуважение или нарциссизм?» И заявляет: привитие формирующейся личности самоуважения без достаточных оснований приводит к плачевным результатам.

Много лет назад выдающийся американский психолог У. Джемс вывел формулу, согласно которой самоуважение человека можно представить в виде дроби, числитель которой составляют его реальные достижения, а знаменатель – его амбиции и притязания. Иными словами, самый надежный способ повышения самооценки (лучше которого за прошедшее столетие никем не предложено) – с одной стороны, не завышать свои притязания, с другой – добиваться реальных, ощутимых успехов. Если, образно говоря, поставить телегу впереди лошади, то есть культивировать высокую самооценку в отсутствие действительных успехов да еще на фоне завышенных амбиций, это путь не столько к благополучию, сколько в противоположном направлении – к депрессии и неврозу.

Джемс, вошедший в историю психологии скорее как мыслитель, нежели исследователь, своими суждениями лишь наметил многие направления последующих психологических изысканий. Опираясь на его идеи, психологи ХХ века провели множество интересных экспериментов и наблюдений, касающихся самосознания и самооценки. И установили: самооценка человека начинает формироваться еще в раннем возрасте, причем преимущественно – под влиянием внешних оценок, то есть тех, которые дают человеку окружающие люди (сначала родители и воспитатели, потом товарищи и коллеги). Когда эти оценки не опираются на реальные заслуги и достоинства, высокая самооценка, конечно, может сформироваться, но в этом случае она имеет невротический характер и часто принимает форму спесивого самолюбования и презрения (порой весьма агрессивного) к окружающим. Понятно, что налаживанию взаимоотношений с людьми такая позиция не способствует. Рано или поздно человек становится изгоем. А можно ли это назвать жизненным успехом?

Психолог Никлас Элмер из Лондонской школы экономики установил, что люди с завышенной самооценкой гораздо более склонны придерживаться расистских взглядов, а также отличаются повышенной агрессивностью, нередко приводящей к противоправным насильственным действиям. У заключенных английских тюрем невысокая самооценка встречается редко, завышенная – гораздо чаще. Те, кто считают себя достойными всяческих благ, часто готовы добиваться их за счет окружающих, любыми средствами, в том числе нечистоплотными и даже противоправными. А такой путь ведет не к вершинам жизненного успеха, а к общественной изоляции, порой в самом буквальном смысле – за тюремной решеткой.

Минусы заниженной самооценки очевидны и бесспорны, и было бы неправильно призывать людей к самоунижению. Верно сказано: «Если вы сами невысоко себя цените, мир не предложит вам ни гроша больше». Человек, который сам себя не любит, тем самым невольно провоцирует аналогичное отношение окружающих. Но, оказывается, и нереалистично завышенная самооценка чревата неприятностями. Идеалом, как и в большинстве подобных случаев, выступает «золотая середина» – умеренная, адекватная самооценка, соизмеримая с реальными достоинствами и достижениями. Вместо того, чтобы безосновательно пыжиться от самодовольства, необходимо трезво отдать себе отчет в своих сильных и слабых сторонах, дабы разумно культивировать первое и компенсировать второе. Надо помнить: самоуважение, не подкрепленное уважением окружающих, подобно мыльному пузырю, яркому снаружи, но пустому внутри, который к тому же рано или поздно лопается. И заботиться следует не о раздувании этого пузыря, а о том, чтобы заслужить одобрение со стороны тех, чьим мнением мы дорожим. Понятно, что для этого необходимо на деле продемонстрировать свои достоинства. И тогда адекватная, здоровая самооценка сложится не из эмоций, а из фактов.