Глава 11. Пол и различные виды деятельности.

В этой главе речь идет об участии мужчин и женщин в общественнополезной деятельности: учебе, труде, общественной работе, службе в армии. Вы узнаете о причинах лучшей успеваемости девочек в учебе, о различиях юношей и девушек в склонностях к той или иной профессии, о том, почему некоторые ученые считают, что мальчиков и девочек лучше учить раздельно. В главе обсуждаются многие вопросы, связанные с профессиональной деятельностью мужчин и женщин: имеются ли мужские и женские профессии, почему так мало женщин - бизнесменов и руководителей предприятий и учреждений, почему у женщин возникает "страх успеха", могут ли женщины быть хорошими политиками, какие функции выполняют женщины, служащие в армии, и т. д.

11.1. Пол и учебно-воспитательная деятельность.

Воспитание и обучение детей в школе во многом зависит от того, как дети того или иного пола воспринимаются учителем, какие роли он приписывает мальчикам и девочкам, а главное - учитывает ли их половые особенности при подаче учебного материала и воспитании. Ведь вся учебно-методическая литература практически бесполая. По этому поводу В. Д. Еремеева и Т. П. Хризман пишут: "Во многих методических пособиях, рекомендациях, учебниках, книгах мы видим неумолимое: "Ребенок в 1 год должен... в 4 года должен... к 7 годам должен..." И приводятся таблицы по возрастам: что должен уметь бесполый ребенок. А вот таблицы таких сравнительно мало существенных для будущей жизни ребенка (да простят нас педиатры) показателей, как рост и вес, составлены отдельно для мальчиков и девочек. Значит, вес тела разный, вес мозга, соответственно, разный, а все то, что является результатом их деятельности (произвольные движения, восприятие и анализ информации, мышление, память и т. д.), одинаковое? Конечно, нет" (с. 14).

Дело, естественно, не в таблицах с разными для мальчиков и девочек нормативами развития психических функций (например, в отношении интеллекта такие таблицы есть), а в том, насколько правомочными будут эти нормативы, если одни авторы отмечают различия по этим функциям, а другие их отрицают. И все же зерно истины в этом высказывании авторов есть: нужны обоснованные рекомендации о том, как воспитывать и учить мальчиков и девочек. Разве справедливо, что девочек чаще хвалят, с ними чаще рассуждают, а когда разговаривают с мальчиками, то чаще всего ограничиваются прямыми указаниями (отнеси, сходи, перестань).

Важно и другое: нужно корректировать оценки, которые дают педагоги (да и вообще взрослые) мальчикам и девочкам. Опрос учителей, проведенный В. Д. Еремеевой и Т. П. Хризман, на предмет выявления характеристик их учащихся, выявил, что негативные характеристики приписывались мальчикам значительно чаще, чем девочкам. На вопрос - какие "самые хорошие" и "самые плохие" дети запомнились учителям за многие годы их работы - в первом списке преобладали девочки, а во втором - мальчики. Мальчики в глазах учителей чаще неряшливые, молчаливые, возбудимые, упрямые, нетерпеливые, с излишне высоким самомнением. Девочки же более старательные, застенчивые, владеющие собой, ловкие, боязливые, нерешительные. Неудивительно, что у 19 из 20 воспитательниц детского сада в ранжированном списке их воспитанников (по наименьшему числу негативных качеств) все первые места заняли девочки. В школе из 14 учительниц первые места отдали девочкам 11, а последние места мальчикам - 9. В то же время психолог, оценивая тех же детей, не дал явных предпочтений ни мальчикам, ни девочкам.

Приведенные примеры свидетельствуют о разном подходе педагогов к мальчикам и девочкам на интуитивном уровне, во многом ведущем к неадекватному отношению к детям разного пола. В то же время на осознанном уровне, несмотря на понимание различий между лицами мужского и женского пола в способностях, интересах и склонностях, особенностях поведения, педагогика до сих пор остается бесполой. Единственно, где учитываются половые различия - уроки труда, но и это вызывает негативную оценку некоторых психологов (Н. В. Ходырева, 1997). Бесполое обучение и воспитание вызывало (Г. Компейре, 1910; Современные..., 1913) и вызывает сейчас (Г. М. Бреслав, Б. И. Хасан, 1990; В. Д. Еремеева и Т. П. Хризман, 2001) у многих психологов, нейрофизиологов и педагогов беспокойство по поводу искаженного воспитания мальчиков и девочек и неадекватности способов их обучения, а в итоге - развития их личности. По данным А. С. Волович (1990), среди тех учащихся выпускных классов, которые в наибольшей степени соответствуют школьным требованиям, подавляющее большинство (85 %) составляют девушки. А юноши, попавшие в число таковых, обладают традиционно женскими качествами: примерное поведение, усидчивость, исполнительность и т. п.

Образы мальчиков и девочек в сознании педагогов. В. Л. Ситников (2001) показал, что в сознании педагогов гендерные установки выражены больше, чем в сознании детей. Так, образы "абстрактных" детей разного пола в сознании одного и того же учителя имеют больше различий между собой, чем образы реальных мальчиков и девочек. Между образами конкретных девочек в сознании педагогов и Я-образами этих же девочек имеется больше достоверных различий, чем между соответствующими образами мальчиков. При этом имеются существенные различия между педагогами и студентами педагогического вуза в том, как они представляют "абстрактных" мальчиков и девочек. По негативной модальности суждения педагогов более близки к тому, как мальчики отражают самих себя, суждения студентов более близки к тому, как отражают себя девочки.

Интерес мальчиков и девочек к разным предметам. Многие авторы отмечают различия в характере познавательных интересов мальчиков и девочек: девочкам присущ интерес к предметам гуманитарного цикла, а мальчикам - естественнонаучного. Еще Н. Д. Левитов (1962) выявил, что наибольшее число выборов у мальчиков получила математика, а у девочек - литература.

М. А. Меньшикова (1979) обнаружила отчетливые половые различия в учебно-познавательных интересах учащихся 5-10-х классов. Эти данные представляют особый интерес в связи с большим контингентом обследованных школьников (более 5000) во многих регионах бывшего СССР, а также в связи с тем, что исследование было проведено путем двух срезов с интервалами между ними в 10 лет. Это позволило судить о том, насколько устойчивы выявляемые тенденции.

Повсеместно у юношей на первом месте стоит устойчивый интерес к математике, на втором - к физике и на третьем - к истории. Девушки тоже предпочитают математику, затем (по убывающей) литературу, химию и физику. При этом есть различия между городскими и сельскими школьницами. У сельских школьниц на первом месте стоит литература, на втором - химия и лишь затем математика.

Из предметов, которые не нравятся, у юношей на первых местах находятся иностранный язык, астрономия, обществоведение, а у девушек - физика, география, астрономия, обществоведение.

По данным Э. Э. Грузиной (2001), у студентов математического факультета 60 % юношей считали самыми любимыми предметы, связанные с программированием, а 65 % считали их самыми главными. Число таких девушек было значительно меньшим (соответственно 17 % и 41 %).

Очевидно, что интерес к разным учебным предметам у мальчиков и девочек разный в силу их природных различий в направленности на восприятие и познание окружающего мира. Д. П. Барам (1984) приводит данные о соотношении среди восьмиклассников лиц с преобладанием образных или вербальных компонентов познавательных процессов. Оказалось, что среди тех, у кого преобладали вербальные компоненты, было 13 мальчиков и 6 девушек, а среди тех, у кого преобладали образные компоненты, - 3 мальчика и 16 девушек. Эти данные весьма красноречиво говорят о том, что среди девочек больше лиц с преобладанием первой сигнальной системы, по И. П. Павлову, а среди мальчиков больше лиц с преобладанием второй сигнальной системы. Естественно, это не может не отразиться как на интересе к различным предметам, так и на успеваемости по ним.

По данным Д. П. Барама, интересы к разным предметам у первосигнальщиков и второсигнальщиков выглядят следующим образом (табл. 11.1).

Таблица 11.1. Средний балл выраженности по группам учебных интересов

Группы
Физкультура, труд
География, биология, история
Русский и английский языки
Русская литература
Математика, физика, химия
Преобладание вербального компонента
13
13
2
15
8
Преобладание образного компонента
4
12
1
18
1
Достоверность различий
Р < 0,01
   
Р < 0, 05
Без преобладания того или другого компонента:     
мальчики
24
17
8
3
13
девочки
17
12
11
23
4
Достоверность различий   
Р < 0,01
Р < 0,05

В этой таблице обращают на себя внимание различия между мальчиками и девочками, у которых отсутствует преобладание одной из сигнальных систем. У девочек явно выражена склонность к изучению литературы и языков, а у мальчиков - к точным дисциплинам (математике, физике и химии), а также к труду, физкультуре, истории, географии и биологии.

Е. А. Шумилин выявил различное понимание значимости любимого предмета у юношей и девушек. Юноши чаще, чем девушки, отмечают его влияние на умственное развитие (соответственно 55 % и 42 %), а девушки чаще, чем юноши, - на его значимость в народном хозяйстве (соответственно 26 % и 19 %).

Совместное или разнополое обучение? Различия в способностях мальчиков и девочек, выявленные психологами, также являются основанием для постановки вопроса о разнополом обучении детей. Так, по данным Ю. Б. Юдовиной (2001), в процессе изучения английского языка девочки улучшили свои показатели по вербальному интеллекту в большей степени, чем мальчики. Это согласуется с лучшей выраженностью вербальных способностей у лиц женского пола, о чем говорилось в разделе 5.5. В то же время уровень общего и невербального интеллекта даже среди одаренных детей выше у мальчиков, чем у девочек (С. С. Савенышева, 2001).

Споры о достоинствах и недостатках совместного или раздельного обучения мальчиков и девочек продолжаются до сих пор (A. Foon, 1988). В школах совместного обучения девочки реже выбирают для углубленного изучения математику и естественные науки. В то же время в школах раздельного обучения естественные науки выбирают многие девочки. Это рассматривается как доказательство гендерных влияний (установок общества) на интересы к тем или иным учебным дисциплинам, что приводит к снижению желания серьезно учиться у многих учениц школ с совместным обучением (J. Jones, 1990).

Однако давление противоположного пола испытывают и мальчики, особенно в младшем возрасте в связи с опережающим развитием девочек. В. Д. Еремеева и Т. П. Хризман сообщают об эксперименте, проведенном в Нижнем Новгороде: в детском саду мальчики и девочки воспитывались в однополых группах. Для девочек ничего не изменилось, а мальчики после некоторого трудного периода адаптации вдруг удивительно раскрылись, начали бурно развиваться, так что воспитатели их просто не узнавали. Если девочки забегали к мальчикам поинтересоваться, как те живут, то мальчикам девочки были совсем не нужны.

До сих пор в мире существуют две модели организации школьного обучения: американская, в которой обучение мальчиков и девочек осуществляется совместно, и европейская, где для мальчиков и девочек существуют раздельные школы. Для каждой из этих моделей существует своя идеология. Для совместных школ декларируются товарищеские, дружеские и равноправные отношения между мальчиками и девочками. Полагают, что в результате совместного общения мальчики будут "обогащаться" положительными качествами девочек (сдержанность, деликатность) за счет их смягчающего и возвышающего влияния, научатся уважать женщин, а девочки под влиянием общения с мальчиками освободятся от излишней робости, станут менее легкомысленными. Если же мальчиков и девочек будут воспитывать и обучать раздельно, то это помешает в будущем созданию семьи.

Эти несколько наивные ожидания и опасения явно уступают по весу отрицательным сторонам совместного обучения. Г. М. Бреслав и Б. И. Хасан справедливо отмечают тот факт, что в определенный возрастной период "слабый" пол становится явно сильнее "сильного" пола, поскольку девочки в своем развитии на год-полтора опережают мальчиков.

Более раннее половое созревание девочек приводит к явному рассогласованию их психологических установок и ожиданий с установками мальчиков. Девочки хотят, чтобы к ним относились уже не как к бесполым существам, у мальчиков же эти пожелания и требования не находят понимания и соответствующего ответа, так как они остаются в половом отношении физиологически инфантильными, хотя формально и признают половую дифференциацию и специфику взаимоотношений между полами. Больше того, у мальчиков в этом возрасте появляется тенденция не только к избеганию общения с девочками, но и к полному с ними размежеванию.

Противники совместного обучения отмечали в начале XX в., что установление товарищеских отношений между мальчиками и девочками приводит к уменьшению браков среди образованных людей, так как сила физиологического притяжения обратно пропорциональна чувству дружбы (Современные..., 1913). Конечно, это объяснение выглядит надуманным, но бесспорным остается факт, что романтическая любовь исчезает, а вместе с ней и глубина чувств. С утратой идеализированного образа, отмечает Г. М. Бреслав (1987), исчезают и ориентиры для самосовершенствования любящих друг друга юношей и девушек. Мы все больше становимся свидетелями правоты Г. Компейре, который говорил, что "в один прекрасный день может оказаться, что остался только один женский пол, но исчезла женственность" (1910, с. 86). И действительно, по данным Г. М. Бреслава и Б. И. Хасана, и девушки, и юноши называют желательными у женщин такие традиционно мужские качества, как мужественность, независимость, уверенность в себе, целеустремленность, которые доминируют над чисто женскими качествами. У учащихся 8-9-х классов явно преобладают силовые, грубые формы взаимодействия, причем девушки успешно используют именно "мужские" средства.

Парадокс современной общеобразовательной школы состоит в том, что содержание учебных планов и учебных предметов имеет явно технократическую и естественно-научную направленность, т. е. в основном мужской уклон. Осуществлять же эту стратегическую линию должны в большинстве своем учителя-женщины, предъявляющие требования (прилежание, усидчивость, дисциплинированность), которые ближе девочкам. Школьные требования нацелены на тщательность выполнения заданий, проработку деталей, в заданиях велика доля исполнительства и мало творчества. Все это ставит в более выгодное положение девочек, так как женщины обычно лучше выполняют задачи не новые, типовые, шаблонные, но требующие усердия, тщательности. Предварительные объяснения задания исключают этап поиска, который присущ мужскому интеллекту. Мальчику надо до всего дойти своим умом, тогда он лучше поймет и запомнит принцип решения задачи.

Успешность выполнения интеллектуальных тестов и учебная успеваемость. Определение успешности выполнения различных интеллектуальных тестов (стандартизированных тестов достижений) показало, что мальчики начальной школы получали значительно более высокие баллы в заданиях, относящихся к естественным и общественным наукам и к математическому мышлению, девочки - в орфографии, употреблении языка и в арифметических вычислениях (L. Terman, Miles, 1936; A. Traxler, G. Spaulding, 1954).

В США анализ результатов Предварительного теста академических способностей (PSAT) с 1960 по 1983 г. тоже выявил статистически значимые половые различия: девочки, в среднем, показали лучшие результаты в грамматике, орфографии и более высокую скорость восприятия информации. Мальчики, в среднем, отличались лучшим пространственным воображением, большими успехами в математике в старших классах и более развитыми механическими способностями. Не было выявлено различий в способности рассуждать при работе со словесным, числовым и образным материалом (Г. Крайг, 2000).

Вопрос о соотношении школьной успеваемости и пола изучался многими учеными. Однако полученные результаты сильно расходятся: по мнению одних авторов лучше успевают мальчики, по мнению других - девочки, третьи вообще не обнаружили различий. Об этом, например, свидетельствуют данные, приведенные в работе В. Н. Васильевой и Н. А. Васильева (1979) - табл. 11.2. Как видно из этой таблицы, девочки лучше успевают, чем мальчики, в основном до 7-го класса. Затем успеваемость у тех и других становится практически одинаковой.

Таблица 11.2. Общая успеваемость школьников разного пола, среднегодовые баллы

Класс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
Девочки
4,0
4,4
4,4
4,1
4,0
4,2
4,0
3,7
3,6
3,9
Мальчики
3,9
4,0
4,4
3,5
3,7
3,9
4,1
3,4
3,6
3,8

Среди девочек реже встречаются отстающие и чаще - хорошо успевающие (E. Lincoln, 1927; J. Summerskill, C. Darling, 1955). Даже в авиационных училищах женщины получают лучшие оценки, чем мужчины, с тем же самым показателем способностей (M. Gordon, 1953).

Неуспеваемость у мальчиков отмечается в 2 раза чаще, чем у девочек, а по данным многих стран среди неуспевающих 75 % составляют мальчики. Неудивительно, что, несмотря на более высокие в среднем показатели интеллекта, отсев из вузов значительно выше среди юношей (В. П. Багрунов, 1984).

Т. В. Фомичева и А. И. Ходор (1978) изучали этот вопрос на большом контингенте детей 7-8 лет (633 мальчика и столько же девочек). В младших классах успеваемость девочек по основным предметам (чтение, письмо, математика) заметно выше, чем у мальчиков. Найденные различия были небольшими, но статистически значимыми. Особенно значимыми были различия по письму. Сочинения девочки пишут лучше, у них больше связности и описательности, больше внимания уделяется деталям, хотя по фантазии они не превосходят мальчиков. Среди отличников девочек было 67,4 %, а среди учащихся с удовлетворительными отметками - 56 % мальчиков.

Авторы объясняют лучшую успеваемость девочек более ранним созреванием у них головного мозга, по сравнению с мальчиками. Думается, однако, что это не единственная причина; ведь и в более старших классах девочки учатся лучше, чем мальчики, да и в институтах прослеживается та же тенденция. Объясняя различия в успеваемости по письму, Т. В. Фомичева и А. И. Ходор сами указывают одну из таких причин: присущую в большей степени девочкам аккуратность и тщательность. Кроме того, авторы выявили, что среди подготовленных к школе девочек было больше, чем мальчиков (соответственно 57,4 % и 42,6 %). Это тоже могло оказать влияние на различия в успеваемости на первых ступенях обучения (в первом полугодии).

Различия мальчиков и девочек в успеваемости в начальных классах обусловлены тем, что в одном классе, по существу, сидят дети разного возраста: в среднем мальчики по темпам развития моложе девочек на 1-1,5 года. Вследствие этого у девочек начальных классов лучше развиты лингвистические способности, играющие важную роль в обучении. Девочки имеют превосходство в почерке (за счет большей ручной ловкости), пишут аккуратно, что может влиять на оценку письменных работ (E. Lincoln, 1927). Нельзя не учитывать влияния на школьные отметки большей дисциплинированности, усидчивости и прилежания девочек, что, во-первых, производит благоприятное впечатление на учителей и, во-вторых, способствует лучшему усвоению учебного материала. Наконец, в начальных классах преподают женщины, поэтому девочкам легче идентифицировать себя с ними. Не исключено, что методы преподавания учителей-женщин больше соответствуют потребностям девочек, чем мальчиков. Все это создает более сильную мотивацию учения у девочек по сравнению с мальчиками.

Снижение успеваемости девочек в ранней юности К. Гиллиган (1989) объясняет тем, что внешняя привлекательность и соответствие общепринятым гендерным стандартам оказываются для них важнее, чем хорошие отметки в школе. Возможно, это и так, однако по данным моего исследования среднегодовой балл успеваемости все равно был выше у девушек, чем у юношей (соответственно 14,2 и 13,4 балла). Можно предположить, что это в какой-то степени было связано с тем, что у данных девушек был выше и мотив достижения, обусловивший, очевидно, большее их прилежание в учебе.

Лучшая успеваемость представительниц женского пола в старших классах обусловлена, скорее всего, их большей ответственностью к учебе, но в то же время это сопровождается их большей психической напряженностью.

Это, кстати, объясняет тот факт, что к концу учебного года, как показано в исследовании А. Н. Горшковой (1999), состояние у девочек гораздо хуже, чем у мальчиков (табл. 11.3).

Таблица 11.3. Динамика психоэмоционального состояния у старшеклассников в течение учебного года, процент случае в

Состояние
Пол
Начало года
Конец года
Благоприятное
Девушки
91,5
37,7
Юноши
65,2
58,6
Неблагоприятное
Девушки
6,7
49,0
Юноши
28,2
21,0

На основании обзора зарубежных работ Дж. Мак-Геч (J. MacGeoch, 1942) считает, что половые различия в быстроте научения малы и непостоянны, а разнообразие получаемых результатов объясняется или характером предъявляемого материала или небольшим числом испытаний.

В работе Л. Термана (L. Terman, 1946) также указывается на зависимость неодинаковых результатов от характера материала. Он ссылается на ряд авторов, которые выявили преимущество в успеваемости девочек, если учащиеся находились на низших ступенях обучения и задания были простыми. Однако при более сложных арифметических заданиях преимущество имеют уже мальчики. Сходные данные получил Д. Кенрик (D. Kenrick, 1987): у девочек успеваемость по математике лучше, чем у мальчиков, но только в том случае, когда программа, по которой они учатся, не очень напряженная. При более насыщенной математической программе успеваемость школьниц резко снижается.

Говоря о математических способностях мужчин и женщин не следует забывать, что имеются разные разделы математики, которые требуют разных способностей. Одно дело алгебра, другое дело - геометрия как наука о соотношениях и пространственных формах. В старших классах девочки лучше справляются с алгеброй (оперирование с буквенными символами!), а мальчики - с геометрией (оперирование с пространством!). Да и преподаватели высших учебных заведений отмечают, что именно для студенток начертательная геометрия является камнем преткновения.

Некоторые авторы объясняют лучшую успеваемость мальчиков по математике тем, что математика и точные науки считаются в большей степени мужскими дисциплинами, поэтому даже учителя пребывают в уверенности, что мальчики более способны к математике, чем девочки, и уделяют им больше внимания при преподавании этого предмета. Делаются даже выводы, что учителя вообще больше внимания на уроках уделяют мальчикам, чаще спрашивая их, чаще оценивая их успехи, дают возможность мальчикам решать задачи самостоятельно, а девочкам оказывают помощь и т. д. и т. п. Остается, однако, непонятным, почему тогда таким же образом не объясняют лучшую успеваемость девочек по языку и литературе. Создается впечатление, что ученых психологов-женщин просто раздражает всякое отставание женщин от противоположного пола, в то время как их преимущество в чем-то перед мужчинами воспринимается как само собой разумеющееся и не требующее объяснений.

На самом деле девочки часто получают более высокие отметки даже по тем предметам (например, по математике, истории), в отношении которых при стандартном тестировании мальчики обнаруживали большие достижения, чем девочки (T. Lentz, 1929).

Кроме большего прилежания девочек, это можно объяснить тем, что преподавание математики в основном ведется учителями-женщинами, которые учат решать математические задачи способом, рассчитанным на лучшее развитие у них самих и у девочек вербальных способностей. Так, они при решении геометрических задач обозначают все углы и стороны буквами и дальше оперируют буквенными символами и с выученными шаблонами-теоремами. Собственно геометрические (пространственные) методы решения задач, свойственных мальчикам, учителя-женщины не используют. Мальчики же при решении этих задач мысленно поворачивают сравниваемые фигуры в пространстве и накладывают их одну на другую. Таким образом, метод обучения, предлагаемый учителем-женщиной, создает оптимальные условия для обучения девочек, но вступает в противоречие со способностями мальчиков.

Лучшая успеваемость девочек, обусловленная большим их прилежанием и женским стилем обучения, создает не одинаковые условия при отборе учащихся обоего пола для дальнейшего обучения в 9-11-х классах. Ведь школьная администрация не очень охотно идет на перевод в 9-й класс школьников с невысокими отметками. Практика же показывает, что половина талантов во время обучения в школе были троечниками. Все это приводит к тому, что на высшее образование в основном претендуют и имеют больше шансов попасть в вуз вследствие лучшей подготовленности представительницы женского пола. Ситуация во многих технических вузах с традиционно мужскими специальностями такова, пишут Г. М. Бреслав и Б. И. Хасан, что руководители вуза радуются, если половина студентов оказывается мужского пола.

Стили научения. В зависимости от того, как человек собирает и перерабатывает информацию, выделяют различные стили научения, которые представлены у мужчин и женщин в различном соотношении. Информацию можно собирать посредством конкретного опыта или абстрактной концептуализации, а обработка информации происходит либо путем рефлексивного наблюдения, либо путем активного экспериментирования. Исходя из этого Д. Колб (D. Kolb, 1976) выделил четыре стиля научения:

- аккомодирующий: конкретный опыт + активное экспериментирование;

- дивергирующий: конкретный опыт + рефлексивное наблюдение;

- ассимилирующий: рефлексивное наблюдение + абстрактная концептуализация;

- конвергирующий: абстрактная концептуализация + активное экспериментирование.

М. Филбин с коллегами (M. Philbin et al., 1995), используя разработанный Колбом "Вопросник личностных стилей", установили, что большинство мужчин (48 %) из их выборки использовали ассимилирующий стиль, поскольку им нравилось разрабатывать модели и таксономии. Только 8 % мужчин пользовались дивергирующим стилем, так как полагались в основном на воображение. У женщин распределение различных стилей было более равномерным: дивергирующий и конвергирующий стили использовали по 28,9 %, аккомодирующий - 22,2 %, ассимилирующий - 20 %.