Раздел 2. Женские сказки

Женские архетипические сюжеты


...

Сюжет четвертый – «Женское коварство»

Этот древний сюжет наполнен драматизмом. Главная героиня оказывается в центре женской интриги, в результате которой она теряет свое семейное счастье. Наиболее ярко этот архетипический сюжет представлен в сказках «Сестрица Аленушка, братец Иванушка», «Белая уточка», «Камень терпения», «По колено ноги в золоте», «Финист – ясен сокол», «Сказка о царе Салтане», а также в мифе об Амуре и Психее.

Женское коварство по отношению к героине проявляют и посторонние колдуньи, насылающие на нее порчу, и родные сестры, одержимые завистью.

Композиция данного архетипического сюжета такова:

1. Героиня приобретает возлюбленного и семейное счастье; получает возможность некоторое время наслаждаться подарком судьбы; но, с другой стороны, закладывает основу для женской зависти.

2. Возлюбленный героини отлучается по неотложным делам и оставляет ее одну.

3. Беззащитная героиня становится жертвой жестоких женских интриг; период испытаний героини

4. Спасение героини и восстановление справедливости.

В начале сюжета героиня получает подарок – любящего мужа, социальный статус, возможность долгой и счастливой жизни. Но потом муж отлучается из дому и вокруг героини завязывается интрига, порожденная женским коварством. Не каждая женщина выдержит счастье своей соперницы, даже если она – родная сестра. Что же говорить о совершенно посторонних тщеславных колдуньях?!

Древняя основа данного сюжета представлена в истории об Амуре и Психее.[14]

У неких царя с царицею было три дочери. Двое старших – умные, замужние женщины. Младшая – Психея, отличалась красотою удивительною. Многие люди поговаривали даже, что она – воплощение самой богини любви Афродиты. Конечно, сравнение со смертной не пришлось по нраву Афродите и она приказала своему сыну Амуру внушить Психее любовь к самому последнему из смертных. Амур же, увидев прекрасную царевну, сам влюбился в нее. Скрыв свои чувства от матери, он подготовил для возлюбленной прекрасные чертоги.

Между тем, отец Психеи был весьма озабочен тем, что дочери его не найти жениха. Не было среди юношей настолько дерзкого, способного предложить руку и сердце земному воплощению богини. Царь обратился к оракулу, который предрек, что среди смертных Психее не найти жениха. Как обычный смертный, царь истолковал текст пророчества в соответствии со своими представлениями, и немало опечалился. Не удивительно – ведь ему предстояло оставить дочь на вершине утеса и предоставить ее своей судьбе. Любому отцу понятно, что с таких прелюдий счастливая жизнь не начинается.

Надо сказать, Психея мужественно приняла свою участь, даже не зная о том, какой подарок приготовил ей Амур. Когда провожающие ее в последний путь отбыли, девушку подхватил легкий ветер Зефир, друг Амура, и перенес ее в прекрасные чертоги. Где она отдохнула и пришла в себя, не веря еще в чудесное избавление от того, чего и сама не знала. Ночью к ней вошел некто и сделал ее своею супругою, о чем она, впрочем, ни сколько не пожалела.

Началась жизнь Психеи в прекрасных чертогах в полном довольстве с невидимым, но вполне осязаемым мужем. Он приходил к ней ночью, дарил счастье, но поставил условие – она не должна его видеть и даже просить его о том, чтобы он показал ей свой облик. Все шло прекрасно и Психея была счастлива.

Но, наверное, от большого счастья, а, может быть, и от скуки, Психея все чаще стала вспоминать свой дом, родителей и сестер. Она начала упрашивать мужа пригласить ее сестер в гости, но Амур (а это был именно он!) отговаривал ее. Он говорил ей, что сестры могут не выдержать ее счастья, и тогда придет беда. Психея клялась возлюбленному, что она скорее умрет, чем откроет сестрам свою тайну отношений с невидимым мужем.

Наконец, Амур не выдержал уговоров жены и разрешил ей встретится с сестрами. Но взял с Психеи слово – сохранить тайну их отношений. В этом случае, у беременной Психеи родится бессмертный мальчик. Если она нарушит данное слово – родится смертная девочка. Конечно же, когда Психея давала клятву мужу, она была уверена, что сдержит ее. Но…

Стоит ли говорить, что сестры, попав в чертоги Психеи, поняли, что она замужем за богом, и даже может родить дитя божественное. Зависть не замедлила поселиться в их сердцах. Они не могли допустить такого взлета своей младшей сестры, а потому задумали дерзкое преступление.

В свой второй приезд, они привезли сестре острый нож. Они сказали Психее, что разгадали тайну ее мужа. Причем, не без помощи оракула. А уж его авторитету определенно можно доверять.

Так Психея узнала от сестер, что муж – страшное чудовище, которое специально откармливает ее, чтобы в скором времени съесть. А уж кого она родит от него – и говорить нечего. Только они, заботливые сестры, могут помочь спасти ситуацию. Именно для этого они и принесли Психее острый нож. Ей нужно ночью обезглавить мужа, опередив его. В противном случае всех ждет гибель.

Завистливые сестры проявили чудеса красноречия, убеждая Психею. И она решилась на преступление. Супруг уснул, она взяла нож и зажгла светильню. Каково же было ее изумление, когда на месте ужасного чудовища она увидела прекрасного юношу! А кем еще мог оказаться бог любви?! Лампа дрогнула в ее руках и масло пролилось на плечо Амуру. Он проснулся от боли и объявил жене, что покидает ее навсегда. У него нет выбора – он предупреждал, он просил ее не поддаваться влиянию сестер, но главное – она нарушила свою клятву. Бедная Психея смогла только ухватиться за мужнину ногу, и он пронес ее над полями и горами. Силы покинули ее, она упала на берегу ручья. Она не хотела жить дальше и кинулась в ручей, но его дух, не желая ссориться с Амуром, милостиво вынес ее на берег…

Дальше Психея пришла сначала к старшей сестре и рассказала, как выполнила ее задание. Как на месте чудовища оказался бог любви, который немедленно выгнал преступницу Психею из своих чертогов. Старшая сестра даже не дослушала историю, взошла на корабль, приплыла к тому утесу, с которого Зефир доставлял ее в чертоги Психеи. Там она кинулась со скалы, в надежды, что ее подхватит нежный ветер и она окажется в объятиях Амура. Но Зефир, конечно же, ее не подхватил, и она разбилась. Та же история произошла со средней сестрою.

Так завершился сюжет о коварных завистливых сестрах. Как разворачивалась жизнь Психеи дальше – это уже другой архетипический сюжет, сюжет «мачехи и падчерицы». Психея, пройдя все испытания, получила бессмертие, но родила смертную девочку, ибо нарушила данное мужу слово. Новорожденную назвали Счастьем (Удовольствием, Наслаждением – в других версиях). Психея символизирует душу, обретшую бессмертие, Амур – любовь. Так союзе бессмертных души и любви рождается смертное счастье… Но это уже другая часть истории.


Завистливые сестры перекочевали из древнего мифа во многие женские сказки и разрушили счастье многих героинь.[15] Что же зашифровано в этом архетипическом сюжете и кто такие сестры?

Сестры символизирует интриганок и искусительниц, умело манипулирующих и героиней и героем сказки. Например, ткачихе и поварихе довольно долго удавалось дурачить царя Салтана. Героиня сказки в начале еще наивна и социальна слаба, чтобы распознавать и противостоять изощренным манипуляциям со стороны тех, кому она доверяет.

Сестры «ловят» героиню на незнании теневой стороны жизни, наивности, доверчивости, покорности, инфантильности. Они берутся строить жизнь за нее, решают, что и как ей делать.

Собственно, на социальном уровне сказочный шифр понять несложно. В жизни многих женщин встречаются матери, сестры, близкие подруги, активно «желающие ей добра». Они делают все возможное, чтобы посеять семена раздора между женщиной и ее возлюбленным. Они приводят неопровержимые доказательства того, что «муж гуляет», что «он негодяй и чудовище», что «он тебя использует» и прочее. Женщина, которая свою мать, сестру, подругу знает гораздо дольше чем возлюбленного, теряет покой, оказывается между двух огней. Кому верить? Близким женщинам или любимому мужчине?

В реальной жизни ситуация может запутываться еще и тем, что женщина, зная о коварстве близких, не верит им, а верит возлюбленному, хотя все, что о нем говорили, было правдой. Но как отличить правду от лжи? Кто из близких врет? Понять это непросто.

Получается, что в древнем сюжете о завистливых сестрах зашифрован важный женский урок правды и доверия? Кому и когда верить? Близким женщинам или возлюбленному? Как разобраться – на чьей стороне правда?

И здесь важно понимать, что подобные вопросы, на самом деле. – ЛОВУШКА. Обратимся к истории Психеи. Ей лгут сестры, но ей не всю правду о себе говорит и муж. Она оказывается в условиях недостатка информации о возлюбленном. Несмотря на то, что Психея дает слово не искать этой информации и сохранять тайну, – неосведомленность становится ее уязвимым, слабым местом. Той нитью, той струной, на которой легко играть манипулятору.

«В условиях недостатка информации о возлюбленном женщина становится уязвимой», – так можно сформулировать сказочный шифр. Женщина не может объяснить поведение, реакции любимого и сразу же в ее душе начинают расти тревога и недоверие. Она попала в ловушку под названием «страх быть обманутой». И теперь она обязательно будет обманута, либо завистливой женщиной, либо возлюбленным.

Урок обмана, дезинформации – серьезный урок. Как его грамотно пройти? С одной стороны, можно проверить собственные чувства, а также способность прощать. С другой стороны – можно проверить людей.

В этом жизненном сюжете женщина проходит проверку на мудрость и умение работать с информацией. Если она угодила в ловушку – ее будут одолевать сильные чувства: тревога, страх быть обманутой, разочарование, недоверие, злость, отчаянье, обида. Только ее воля и здравый смысл помогут ей выбраться из ловушки. Но ни в одной из сказок героине не удается обойти ловушку «страха быть обманутой». Из чего следует, что попадание в ловушку, это необходимая составляющая важного жизненного урока. Хотя бы один раз через это нужно пройти. Хотя бы один раз нужно поддаться на провокацию женского коварства, чтобы научиться глубже понимать человеческую природу и особенности текущей ситуации.

Еще одна ловушка этого сюжета – «ловушка однозначности». В нее загоняет женщину вопрос: «Кому верить?». То есть подразумевается, что правда может быть только на одной стороне. Либо правы близкие женщины, либо прав возлюбленный. Третьего не дано. Когда мать, сестра или подруга говорят женщине: «Твой муж тебе изменяет», а супруг при этом клянется в вечной любви, это означает, что кто-то из них врет. И женщина должна сделать выбор – найти лжеца. Это и есть «ловушка однозначности».

Урок в том, чтобы понять – обе стороны могут оказаться как лжецами, так и правыми. Можно нанять частного детектива и провести расследование, можно прислушиваться к своему внутреннему голосу или сердцу. Но лучше – закрыть уши. Есть ситуации, когда правду, тем более, однозначную, искать опасно. Однако информация пришедшая от близких женщин, так или иначе, сеет в душе женщины сомнение в возлюбленном. Ей будет чрезвычайно сложно относиться к нему, как прежде. И это начало ее испытаний, это начало ее взросления. Зрелая женщина бережет свою душу, свои чувства, ценит любовь и не дает права непроверенной информации разрушать себя. От какого бы носителя она ни исходила. Все неоднозначно…

В этом сказочном сюжете содержится предупреждение для матерей, сестер и близких подруг, которые вовсе не из-за зависти или коварства хотят сообщить женщине травматическую информацию о ее возлюбленном. Допустим, они узнали о нем достоверный компромат и хотят предупредить свою дочь, сестру или подругу. Но как это сделать корректно? И стоит ли это делать не просчитав все возможные риски и последствия? В «ловушку однозначности» угодить так легко. Будет казаться, что совершаешь правое дело, изобличая неверного предателя, но… это только завязка серьезной жизненной драмы.

Однако сестры Психеи вовсе не из любви и заботы о ней оговорили Амура. Двигатель их коварной манипуляции – зависть. Психея нарушает баланс благополучия в сестринской группе. Она единственная счастлива в браке. Все благополучие достается ей одной. Разве это справедливо? – считают сестры.

«Почему ей – все, а мне – ничего?!», – этот вопрос нередко возмущенно задают женщины. И начинают плести интриги с верой в то, что восстанавливают справедливость. Черная зависть нередко рядится в светлые одежды защиты справедливости. Это тоже ловушка. Психея не отбирала у сестер счастье, оно досталось ей как подарок. Правда, с «отсроченным платежом» испытаний.

Сестры тоже проходят урок – испытание счастьем ближнего. И не выдерживают его. Они попадают в еще одну ловушку – «ловушку сравнения». Начинают сравнивать свою жизнь, с жизнью сестры и понимают, как много их амбиций не реализовано. Они считали себя умными и удачливыми, но оказалось, что младшая сестра лучше их. Это настоящий удар. Сестры считают, что они больше достойны счастья, чем Психея, они лучше ее. Немало женщин и мужчин попадают в эту ловушку. И зависть, зародившаяся внутри, начинает точить их, толкая на опасные поступки.

Но зависть делает сестер уязвимыми. Услышав рассказ о трагедии Психеи, каждая из них, желая стать женою бога любви, бежит навстречу собственной гибели. Сказочный шифр прост – зависть делает человека уязвимым, разрушает его душу и личность. Но как спасти себя от нее?… Сестры не дают ответа.

Коварные сестры способны оговорить младшенькую перед ее возлюбленным – царем. Например, в сказке «По колено ноги в золоте» было так.

«Вот много ли мало ли времени прошло, собрался царь по своим делам и в далекие края уехал. А царица в это время сына родила. По колено ноги в золоте, по локоточки руки в серебре, на каждой волосинке по жемчужине. Понесла старшая сестра царевича в баню. В предбаннике ударила его по спине да и говорит: «Был ты царский ребенок, будь ты серый волчонок!». Оборотился царевич волчонком и в лес убежал. А старшая сестра грамоту пишет: «Обещалась твоя царица принести хорошего ребенка, а принесла щенка. Я его велела в колодец бросить». А царь ей в ответ: «Первая вина не считается. Моей жены обижать не смей!». Ну ладно, хорошо; много ли, мало ли времени прошло, – родила царица второго сына. По колено ноги в золоте, по локоточки руки в серебре, на каждой волосинке по жемчужине. Понесла его средняя сестра в баню мыть. Ударила по спине и говорит: «Был ты царский ребенок, стань серый волчонок!». Оборотился царевич серым волчонком и в лес побежал. А средняя сестра царю пишет: «Обещалась твоя жена принести хорошего ребенка, а принесла щенка. Я велела его в колодец бросить». А царь ей в ответ: «Первая вина не считается, а вторая вина прощается, подождем, что дальше будет». Много ли, мало ли времени прошло, – родила царица третьего сына. И хорош, и бел, и румян, и на ногу резв, да мальчик, как мальчик, как у всех женщин рождаются. Тут старшая сестра царю грамоту пишет: «Обещалась твоя жена принести хорошего ребенка, а принесла гнилой пенек, я его велела в печку бросить!». Тут царь ей в ответ: «Третья вина не прощается. Куда хочешь жену с глаз моих долой прогони». Велели сестры большую бочку выкатить. Посадили в нее царицу с царевичем и пустили в море-океан».[16]


Конечно, по поводу этого отрывка у человека, знакомого с законами деторождения, может возникнуть вопрос: как царица умудрилась родить двоих сыновей без участия царя? Но для нас сейчас не это важно.

Необходимо понять, почему царица позволяет сестрам за своей спиной писать депеши своему мужу? Почему она не спрашивает сестер о судьбе своих сыновей – куда они делись после бани? Почему героиня не знает о том, что ее родные сестры – колдуньи? Словом, откуда у сестер такая власть над героиней и ситуацией в целом?

Можно увидеть в этой ситуации действие матриархального принципа – младшая в женском роду беспрекословно подчиняется старшим женщинам. Ее удел – принимать свою участь и доверять течению потока жизни, верить, в то, что все сделанное сестрами когда-нибудь должно привести ее к счастью. Собственно, так и происходит.

Однако не стоит подобное поведение героини воспринимать как прямое руководство к действию. Важно понимать, что героиня – непростая женщина. Сестры у нее колдуньи, да и сама она способна без участия мужа рожать детей. Причем, не обыкновенных, а «по колено ноги в золоте».

Возможно, в этом сюжете зашифрован древний ритуал женкой инициации, практикуемый в матриархальной культуре. Надо сказать, что жрицы матриархальных культов проводили весьма жестокие ритуалы, да и сами не отличались особой кротостью и милосердием. Не исключено, что сестры – это старшие жрицы, помогающие героине выйти на новый уровень Силы. Переход в новое качество не происходит быстро, он связан с лишениями и страданиями.

Рожденные героиней необыкновенные мальчики – символическое проявление ее потенциальных возможностей. Ей показывают, на что она, в принципе, способна. Однако текущий уровень развития ее души, а также уровень ее Силы не соответствуют показанным возможностям. Потому она лишается своих необыкновенных детей, рожает обычного мальчика, который становится для нее помощником в долгом инициирующем путешествии. Когда героиня выходит на достаточный уровень зрелости и Силы, ее необыкновенные дети возвращаются к ней, сбрасывая волчью личину.

Итак, на глубинном, несоциальном уровне завистливые сестры – инструменты инициации героини. Ее пассивность – одна видимость. Во всей этой ситуации она активно трудится НА ВНУТРЕННЕМ ПЛАНЕ. В сказке эта внутренняя НЕВИДИМАЯ ГЛАЗУ работа зашифрована: мы знаем о героине то, что она вынашивает и рожает.

Собственно, ВЫНАШИВАНИЕ И РОЖДЕНИЕ – главные внутренние процессы женской работы. Об этом уже говорилось выше.

Получается, что героиня сказки вовсе не покорная и пассивная. Она осознанно проходит женское посвящение, наращивает свою Силу. Работа, которую она проделывает, невидима глазу. Это работа ее мысли, ее чувств, ее души.

То же самое происходит с женщиной, когда она выстраивает в голове и душе новую жизненную программу, разбирается в сложившейся ситуации, взвешивает разнообразные последствия принимаемых решений, постигает новые тонкие знания, творит молитву. Так происходит символическое «вынашивание». И вот, она приходит к решению, ясности, – так происходит символическое «рождение».

На социальном плане завистливые сестры – искусительницы. Этот шифр легче разгадать в мифе. Но на глубинном, тонком плане сестры – это жрицы, инициирующие героиню на новый уровень зрелости и Силы. Этот шифр легче разгадать в сказке.

Интересно разобраться, как влияет женское коварство на взаимоотношения главных героев, мужчины и женщины. В сказках «Сестрица Аленушка, братец Иванушка», «Белая уточка», «Камень терпения» коварная сестра (или подруга, колдунья), устранив с помощью колдовства и обмана героиню, сама занимает ее место. Появляется «ложная жена».

На социальном плане здесь зашифрована ситуация супружеской измены и символически описаны те страдания, которые испытывает обманутая жена. Пребывание Аленушки на дне морском с камнем на шее, перипетии и слезы Белой уточки, потребность излить душу Камню терпения, – все это символы женской боли, связанной с несправедливостью ситуации.

В сказочном сюжете справедливость восстанавливается, «ложная жена» наказывается, супружеская пара воссоединяется. Более того, сказочный сюжет повернут таким образом, что мужчину невозможно обвинить в предательстве, в измене. Он – также пострадавшая сторона. Однако он, вовремя проявив бдительность, спасает свою жену.

Здесь зашифрована идея женской виновности в мужской измене. Во всем виновата колдунья (сестра, подруга). Она околдовала мужа героини, она устранила соперницу. Другими словами, ответственность за разрушение семьи лежит на женщине, желающей стать «ложной женой». Мужчина склонен поддаваться на женский обман и манипуляцию.

В этом контексте завистливые сестры, колдуньи, подруги – символизируют охотниц, для которых объектом охоты является мужчина. Это неудивительно, герой данного архетипического сюжета всегда является носителем высокого социального статуса и больших возможностей. Он – бог, царь, князь. Словом, «лакомый кусок».

В социальной жизни мужчины, занимающие достойное положение в обществе, располагающие властью и материальными ресурсами, – это объекты женской охоты. Избранница царя – опасная конкурентка. Охотницы не остановятся ни перед чем, чтобы получить свою добычу. И в жизни в который раз разыграется древний сказочный сюжет…Но пройти через него – это важна часть женского посвящения.

В сказке зашифровано предупреждение женам современных «богов, царей, князей»: будьте осторожны с женщинами, среди них много охотниц. Можно, конечно, начать собственную встречную «охоту на охотниц», расставлять сети, выстраивать интригу, ограничивая активность потенциальных соперниц. Но в сказках нет указаний на подобный стиль поведения героини. Такая игра может увести женщину от самой себя, сделать недоверчивой, жесткой, тревожной.

Давайте переместимся на глубинный, тонкий уровень анализа и с этой позиции перечитаем этот древний сюжет.

Начнем со сказки «Сестрица Аленушка, братец Иванушка».

«Скоро сделали свадьбу, царь с Аленушкой стали жить себе, и козленочек с ними – гуляет себе по саду, а пьет и ест вместе с царем и царицею. Вот поехал царь на охоту. Тем временем пришла колдунья и навела на царицу порчу; сделалась Аленушка больная, да такая худая и бледная. На царском дворе все приуныло; цветы в саду стали вянуть, деревья сохнуть, трава блекнуть. Царь воротился и спрашивает царицу: «Али ты нездорова?» – «Да, хворая», – говорит царица. На другой день царь опять поехал на охоту. Аленушка лежит больная; приходит к ней колдунья и говорит: «Хочешь, я тебя вылечу? выходи к такому-то морю столько-то зорь и пей там воду». Царица послушалась и в сумерках пошла к морю, а колдунья уже дожидается, схватила ее, навязала на шею камень и бросила в море. Аленушка пошла на дно; козленочек прибежал и горько-горько заплакал. А колдунья обернулась царицею и пошла во дворец. Царь приехал и обрадовался, что царица опять стала здорова».[17]


В сказке «Белая уточка» происходит чуть иначе, но ситуация близкая.

«В некотором царстве, некотором государстве жил-был царь с молодой женой. Хороша была царица, – словно березка на поляне, – и бела, и кудрява, и нравом ласкова. Все ее любили, только не любила ее старшая сестра. И та хороша была – и бела, и кудрява, да сердцем черна, нравом жестока. Крепко она сестре завидовала, на счастливое ее житье зарилась. Только год прокатил, как поженились молодые. Не успел еще царь на жену наглядеться, не успел с ней наговориться, не успел ее наслушаться, а уж надо было ехать ему в дальний путь по делам, покинуть жену на чужих людей. Что делать? Говорят, век обнявшись не просидеть. Долго плакала молодая жена, долго царь ее уговаривал. Повелел он ей не покидать высокого терема, дворцового сада, ни в поле не ходить, ни в леса не ездить, чужих советов не слушаться, чужих людей в дом не пускать. Попрощался с молодой женой и уехал в дальний путь. ну, день прошел, и другой прокатил; скучно царице. Целый день у окошка сидит, на дорогу глядит, на шитье шелковое слезы роняет. без любимого веселья нет, без хозяина – дом сирота. Вот послала она гонца-скорохода к батюшке своему за старшей сестрой. «Все, – думает, – мне веселее будет». Приехала старшая сестра по дому бродит, на богатства любуется, а все ей не нравится. Что няньки-мамки делают – все не так. И кушанья ей не солоны, и перинушки плохо взбиты, и полы плохо метены. Сестрица ее уговаривает, все по ее делает, а ту угомон не берет. Ну, так день идет и другой идет. Вот раз говорит царице старшая сестра: «Не могу я все по терему сидеть, хоть бы по саду прошлись, тоску развеяли». Надела царица белый шелковый сарафан, повязала белый шелковый платочек, обула красные сапожки и сестрой в сад пошла. В саду цветы – не налюбуешься, в саду яблоки – не наешься, в саду воздух – не надушишься. А старшей сестре все не так, все плохо. И цветы не ярки, и яблоки горьки, и воздух худой. Пристала она к царице: «Выйдем да выйдем за ограду, там ручей течет, хрустальная вода льется». Подошли они к ручейку. «Солнце палит, – сестра говорит, – водица студеная так и плещет. Умой свое белое личико». Наклонилась молодая царица над ручьем, а сестра ударила ее между плеч и говорит: «Плыви по воде белой уточкой!». И поплыла царица по ручью белой уточкой, красные ножки. Взволновался ручей, забурчал ручей, с цветов роса посыпалась – злое дело видят, а сказать не могут. А сестра побежала ко дворцу, затужила, закричала, всему миру поведала: утонула, дескать царица в прозрачной воде! Потужили люди, а делать нечего. Зажила сестра во дворце хозяйкой. У нее люди не ходят, а бегают, не едят, не спят, коровы не поены, лошади в мыле стоят. Тут царь вернулся; рассказали ему про горе; он затужил, запечалился, на свет глядеть не хочет, все царицу-березку вспоминает. А белая уточка на хрустальном ручье слезы льет. От тех слез набух ручей, разлился ручей, побежал за ограду, по царскому саду. По ручью белая уточка плавает, а за ограду не идет».[18]


В обоих историях героиню, прежде всего, выманивают из дома. Таким образом, ее лишают естественной защиты, она становится уязвимой для колдовства. Что же здесь зашифровано?

Дом, терем символизируют территорию безопасности героини. Дома ей ничего не угрожает. Поэтому и муж, уезжая, наказывает ей не выходить из дома. Другими словами, он говорит: «Не теряй защиту, поддерживай ее». Речь идет о защите на четырех связанных между собой уровнях:

– физическом – защита жизни, здоровья,

– эмоциональном – ограждение себя от расходования энергии на переживание деструктивных чувств

– ментальном – недопущение деструктивных мыслей и идей, понимание последствий различных мыслей и действий

– духовном – защита своей души и системы ценностей

Героиня сказки – юная женщина, ее собственная защита не устойчива. У нее недостаточно жизненного опыта, духовной зрелости и Силы, чтобы удерживать защиту самостоятельно. Поэтому колдунье легко навести на Аленушку порчу, а старшей сестре несложно морочить голову будущей Белой уточке и выманить ее из терема.

Здесь зашифрован тонкий женский урок – встреча с замаскированным злом. Распознать природу зла героиня не может в силу собственной незрелости. Ей придется пережить все последствия деструктивного воздействия на нее, чтобы выработать собственный иммунитет.

Ситуация колдовства по отношению к героине символизирует прививку против деструктивного, манипулятивного воздействия. Раз переболев, героиня становится более зрелой, приобретает иммунитет. Теперь уже она сама сможет устанавливать собственную защиту на всех четырех уровнях.

Героиня способна делать это потому что прошла «ловушку доверчивости». Она угодила в нее, наивно веря в доминанту светлой стороны колдуньи и старшей сестры. Существует поговорка, отражающая психологический закон проекции: «Каждый меряет других людей по себе». Если в человеке много добра, он, прежде всего, будет видеть в других лучшие качества. Но если в человеке немало зла, он станет подмечать в других, прежде всего, недостатки и пороки. Такой взгляд, безусловно, проективен, но – наивен. Люди не являются отражениями друг друга. Они очень разные. Но только на определенном уровне зрелости можно научиться тонко распознавать скрытую природу человека, его истинные мотивы и замыслы. Здесь не помогут психологические тесты – только духовная и личностная зрелость. Чтобы их приобрести, нужно пройти «ловушку доверчивости» и не озлобится на людей.

Еще один важный аспект данного архетипического сюжета – попадание героини в воду. Своеобразное «крещение». Аленушку колдунья скидывает в море с камнем на шее. Белая уточка оказывает в чистом ручье. Героини «Сказки о царе Салтане» и «По колено ноги в золоте» – отправляются в морское путешествие в бочке.

Вода – «древний универсальный символ чистоты, плодородия и источник самой жизни. Во всех известных легендах о происхождении мира жизнь произошла из первородных вод, женского символа потенции, лишенной формы».[19] Кроме того, вода является символом бессознательного, иррационального; а также символизирует женскую Силу.

В эпизоде взаимодействия с водой героиня обновляется, переходит в иное, новое качество. Заново рождается. Вероятно, здесь также зашифрованы элементы древнего ритуала женской инициации.

Соприкосновение со злом, с женским коварством, изменой может переродить женщину, вывести ее на качественно иной уровень развития. Так можно трактовать сказочный шифр. Главное, не попасть в «ловушку жертвы» и не обозлиться на весь мир. Не «мусолить», не перемалывать деструктивные чувства, а, меняя собственное качество, тонко осмысливать жизненный урок.