Прохожий, гуляя по лесу, встретил дровосека, который долго, упорно и безуспешно пытался распилить дерево Подойдя поближе и оценив, почему не движется эта работа, прохожий спросил:
— Мне кажется, что ваша пила совершенно затупилась. Почему бы вам ее не заточить?

— Для этого у меня нет времени, — простонал дровосек, — я должен пилить!

Притча

Не нужно ли и вам «заточить свою пилу»?


СПОР В НАШЕЙ ЖИЗНИ

Поданным ряда исследователей, успех человека в сфере постоянного делового общения на 85% зависит от его коммуникативной компетентности и лишь на 15% — от его узкой профессиональной подготовки. Семеро из десяти уволенных работников расстаются со своим местом не потому, что не справлялись со своими обязанностями, а из-за разногласий и конфликтов с коллегами, на основании чего можно заключить: именно умение конструктивно общаться с окружающими людьми нередко становится определяющим фактором успеха.

Значение спора в жизни человека достаточно велико, поскольку он является важным элементом межличностного общения и взаимодействия людей, а также неотъемлемым этапом процедуры принятия любых решений, которые затрагивают их интересы.

Личность человека отождествляется с его неповторимостью, непохожестью на других людей. По определению М. М. Бахтина, личность всегда находится «на границе», а культура общения, сосуществования с другими людьми прежде всего является культурой взаимодействия «границ». Из всего многообразия способов общения диалог может считаться самым универсальным, поскольку образует связь между людьми. Мышление человека всегда является диалогом. Еще Платоном было замечено, что человек постоянно испытывает тягу к тому, чтобы делиться своими мыслями с другими людьми и получать их поддержку. Человек всегда мысленно адресован к другому человеку, к оценке его и своих позиций в диалоге. Кроме того, мышление человека основывается на том, что он постоянно прогнозирует возможные мнения других людей, их оценки и отношения в ответ на свои поступки.

В современном взгляде на диалог как основу общения наибольшее внимание отводится таким его характеристикам, как способность понять позицию другого человека, сопоставить ее со своей, определить степень понимания партнером своей позиции, выработать умение возражать собеседнику, доказывать и опровергать различные высказывания, отстаивать свою позицию, стремиться к согласию и взаимопониманию. Поскольку для человека «существовать» означает, прежде всего, «существовать вместе с другими и для других», он живет и совершает открытия в себе и в окружающем мире, только находясь в активном диалоге с другими людьми. Это помогает и лучшему пониманию самого себя, так как предполагает умение развивать не только внешний, но и внутренний диалог. Последнее нередко рассматривается как свидетельство социальной зрелости человека.

Диалогические отношения — это почти универсальное явление, пронизывающее всю человеческую речь и все отношения и проявления человеческой жизни вообще, все, что имеет смысл и значение Где начинается сознание, там... начинается и диалог.

Михаил Бахтин

В связи с этим и ситуацию спора можно рассматривать как одну из абсолютно естественных форм межличностного общения. Можно уверенно утверждать, что полное единство точек зрения, абсолютное совпадение позиций, мнений, взглядов у разных людей или различных социальных групп невозможно. Это убеждение представлено в культуре многих народов. Например, в Японии в течение многих веков считают, что, когда человек произносит что-то, он тем самым невольно подчеркивает, что его мнение отличается от мнения собеседника. Именно поэтому он и высказывает его, в то время как если люди думают одинаково, им, вероятно, следует молчать.

Не только представители разных идейных, политических и социальных течений, но даже люди, считающие себя единомышленниками, не могут всегда думать совершенно одинаково. Сомнения (co-мнения), необходимость выбора из нескольких возможностей тоже несут в себе полемичность. Если различия во взглядах и плюрализм мнений — явление абсолютно нормальное, то столь же естественна и борьба позиций, столкновение мнений, стремление переубедить в диалоге оппонента и доказать свою правоту. При этом следует помнить, что для успешного разрешения спорной ситуации у ее участников должна быть возможность опираться хотя бы на минимальное количество общих исходных положений, иначе не имеет смысла, точнее — безнадежно вообще вести спор.

Спор — это норма жизни. Если в вашей жизни нет споров, проверьте, есть ли у вас пульс.

Чарльз Диксон

Вступая в общение, его участникам следует сразу согласиться с тем, что их точки зрения в чем-то могут расходиться друг с другом. И естественно, спор предполагает наличие хотя бы минимальной свободы мнений. Многим людям бывает трудно принять, что различные взгляды по определенному вопросу могут быть нс только равноправными, но и одинаково верными. Между тем эта установка предполагает терпимость к иной точке зрения, готовность и способность человека к компромиссам и соглашениям, что нередко обусловливает достаточно нелегкий путь к их достижению.

Общего у всех людей только одно: все они разные.

Роберт Зенд

Неверно утверждать, что разные люди имеют разные мнения относительно одного и того же предмета. Один и тот же предмет не является одним и тем же для разных людей, будь то футбольный матч, кандидат в президенты, коммунизм или шпинат.

Плаус Скотт

Как это часто случается, наиболее трудно людьми усваиваются самые простые истины. Идеи размежевания и противостояния, доминирования и подавления психологически даются человеку значительно проще, чем идея компромиссов и сближения, партнерства и сотрудничества.

Там, где все думают одинаково, никто не думает слишком много.

Уолтер Липпман

Чем меньше думаешь, тем больше у тебя единомышленников.

NN

Спор представляет собой столкновение различных мнений, позиций, точек зрения, в ходе которого спорящие стороны приводят аргументы в поддержку и обоснование своих позиций и критикуют, по их мнению, несовместимые с собственными представления другой стороны.

Для того чтобы возник спор, необходимо, чтобы точка зрения, высказанная одним из участников диалога, подверглась сомнению, то есть не была принята как нечто само собой разумеющееся. При этом для спора даже не нужно, чтобы были высказаны прямо противоположные точки зрения. Простейший вариант спора состоит в том, что выдвинутая одним человеком позиция или идея сталкивается с сомнением со стороны другого Такие споры могут протекать вполне спокойно, ничем не напоминая ссоры или перебранки Важно только иметь в виду, что противоположностью положительного утверждения («Верно то, что...») может быть нс только отрицательное («Неверно то, что...»), но и «нулевая» точка зрения («Не уверен, правильно ли, что...»). Нередко споры могут быть гораздо более сложными по своей структуре, при этом их сложность может зависеть от многих факторов Следует иметь в виду, что отстаивать (аргументировать) в споре необходимо не только «положительные», утверждающие что-либо позиции, но и «отрицательные», поскольку утверждение определенной позиции в споре может содержать отрицание («Я не думаю, что у женщин нет собственной логики»).

Споры могут быть единичными и множественными В единичном ставится под сомнение и соответственно может оспариваться точка зрения, которая относится только к одному утверждению, тогда как во множественном споре сомнению подвергается позиция, относящаяся к нескольким утверждениям Единичный спор может быть вызван утверждением типа «Женщины водят машину лучше, чем мужчины». Но если утверждение станет более развернутым («Женщины водят машину лучше, чем мужчины. Они вообще более внимательны и дисциплинированны. Многие ответственные задания следует поручать именно женщинам»), то тут явно возникает множественный спор, поскольку в нем высказано несколько утверждений, каждое из которых может стать тезисом самостоятельного спора, и поэтому все они требуют своей независимой и, главное, корректной аргументации.

Человеческое общение держится на том, что люди — разные, и нужно научиться признавать и ценить отличия одного человека от другого. Став одинаковыми, мы сразу перестаем быть интересными и нужными друг другу. Эту опасность отметил еще Ф. Честерфилд1: «Хотеть, чтобы каждый рассуждал, как я, — все равно что хотеть, чтобы каждый был моего роста и сложения... Поэтому несправедливо преследовать, а равно и высмеивать людей за те их убеждения, которые сложились у них в соответствии с их разумом и не могли не сложиться иначе».


1 Честерфилд Ф Письма к сыну М , 1971


Трагические последствия всеобщей нетерпимости к чужому мнению, взаимодействия по принципам «Кто не с нами, тот против нас» и «Если противник не сдается, его уничтожают» наглядно продемонстрированы многочисленными примерами из нашей недавней истории. «С еретиками не спорят, их просто сжигают», — разве эта идея - только история Средневековья и не имеет отношения к сегодняшней действительности?

Я прощаю людям, которые не разделяют моего мнения; я не прощаю им, если они имеют свое.

Шарль Талейран

Людовик XIII собрал узкий круг придворных, чтобы услышать их предложения и выбрать наиболее подходящее имя для своего новорожденного сына. После непродолжительной дискуссии победителем в этом «конкурсе» стало предложение назвать его Людовиком XIV.

...У Петра I однажды спросили, чем отличается гласность от плюрализма.

— Гласность, — объяснил им самодержец, — это когда бояре в Думе вслух обсуждают мои единственно верные решения, а плюрализм — это когда они потом размышляют над тем, в какой из великого множества монастырей они будут сосланы.

Исторические байки

В одной из поправок к Конституции США, утвержденной в 1964 году, отмечается: «В ходе свободных дебатов ошибочные заявления бывают неизбежными, но право их публичного выражения надлежит оберегать, дабы свобода выражения имела простор». В Конгрессе США даже существует галерея для свободного доступа всех желающих послушать парламентские споры, что рассматривается как своеобразная школа умения вести политическую полемику.

Один из парадоксов спора заключается в том, что после столкновения позиций и их прояснения обе стороны становятся богаче, каждая из них приобретает новую информацию, новые идеи и предложения.

Встреча двух личностей подобна соединению химических веществ. Если между ними возникает реакция, они оба изменяются.

Карл Юнг

Важно, что при этом лучше узнается и сам собеседник. Однако все это богатство обретает истинную ценность только тогда, когда между участниками спора возникают взаимное доверие и стремление к взаимопониманию, подтверждаемые их конструктивным взаимодействием.

Меж ними все рождало споры
и к размышлениям влекло
племен минувших договоры,
плоды наук, добро и зло,
и предрассудки вековые,
и гроба тайны роковые,
судьба и жизнь в своем чреду,
все подвергалось их суду.

Александр Пушкин «Евгений Онегин»

Из спора рождается размышление

Лев Выготский

Если двое людей полностью согласны друг с другом, чаще всего бывает так, что ошибаются они оба

Иоганн Гете

— Люди постоянно сравнивают меня с Аленом Делоном

— Да между вами нет ничего общего!

— Вот и они говорят мне то же самое

NN

Существование в человеческом общении множества различных мнений, отражающих разные версии в понимании одних и тех же фактов или событий, является отнюдь не недостатком объясняющих способностей и качеств человека, определенным образом оценивающего спорную ситуацию, а скорее его достоинством, даже преимуществом. Известный физик Лео Сцилард, начав вести личный дневник, однажды заметил своему другу, что не думает в дальнейшем его публиковать. Он просто собирается фиксировать в нем некоторые факты своей жизни, чтобы Бог был «в курсе дела». На это его друг возразил, что Бог и так, без этого дневника, все знает. «Да, конечно, — отвечал ему Сцилард, — все факты он, безусловно, знает, но ему ведь совершенно точно не известна моя точка зрения по поводу них и мое к ним отношение».

Плюрализм мнений является важной предпосылкой конструктивности общения, особенно делового, поскольку опираться можно только на то, что оказывает сопротивление.

Не всякая критика есть мысль, но всякая мысль есть критика Мысль не имеет другой формы существования

Фазиль Искандер

Примечательно, что в китайском языке иероглиф, означающий «столкновение, конфликт», состоит из двух частей. Верхняя переводится как «опасность», нижняя — как «скрытая возможность». Стоит также вспомнить, что столь популярные раньше слова «оппортунизм» и «оппортунист», несущие в русском языке явно негативную идеологическую и эмоциональную окраску, происходят от совершенно нейтрального английского «opportunity» — «возможность».

В получившей в середине XX века достаточно широкую популярность конфликтологической теории социального развития (Р. Дарендорф, Л. Козер, К. Болдинг и др.) конфликт и спор как один из вариантов его разрешения рассматриваются в качестве универсального механизма социального прогресса и регулирования. Согласно этим представлениям, открытое общество развивается через баланс возникающих в нем и разрешающихся конфликтов и споров — это помогает устанавливать четкие правила социального взаимодействия, сплачивать группы людей, совершенствовать их интеграцию и самосознание, поскольку конфликтность, в соответствии с природой самого человека, отражает наличие у него определенных, значимых для него потребностей, которые он стремится удовлетворить. Одна из этих потребностей связана с самосохранением, что часто служит почвой для конфликтного общения с другими людьми.

В последние годы в психологии активно изучается вопрос о том, как формируется творческая личность. Среди условий, стимулирующих развитие творческого мышления, выделяют и развитие его критических качеств. Многими учеными подчеркивается тесная связь критического мышления и творческого потенциала человека. Это в определенной мере опровергает широко распространенные представления о только негативном характере критичности, настроенной на «плохие» идеи, — она позволяет одновременно замечать и их достоинства. Поэтому критичность несет в себе несомненный позитивный эвристический потенциал и придает системе мышления человека более систематизированный, гибкий и в целом — более эффективный характер, что, безусловно, очень важно для формирования конструктивного межличностного общения.

Пары противоположностей обладают естественной тенденцией встретиться посередине... Это результат конфликтов, которые нужно выстрадать... Их нужно прожить. В действительности нужно подогревать такие конфликты, пока они не достигнут полного размаха, так что противоположности могут медленно сплавиться друг с другом . Я полагаю, что правильную формулу найти нелегко, но если это удается, — вы становитесь целостным, а это и есть смысл человеческой жизни

Карл Юнг

Широко распространены представления, скорее, даже мифы, о том, что спор — это поиск истины. Они опровергаются достаточно простой мыслью, ясно высказанной еще несколько столетий назад:

Споры вокруг какого-нибудь положения ничего не говорят о его истинности иной раз несомненное вызывает споры, а сомнительное проходит без возражений Споры не означают ошибочности утверждений, равно как всеобщее согласие — его правильности

Блез Паскаль

Однако спор и сам по себе может рождать проблему в общении.

Говорят, что посередине между двумя противоположными мнениями лежит истина. Никоим образом! Между ними лежит проблема.

Иоганн Гете

Для решения этой проблемы и необходимо умение достигать согласия, находить компромиссы, что даже при серьезных расхождениях во взглядах и позициях разных людей может создавать почву для их эффективного взаимодействия и успешного сотрудничества.

...И оба сошлись не на страх, а на совесть,
колеса прогнали сон.
Один говорил: «Наша жизнь — это поезд»
Другой говорил: «Перрон».
Один утверждал: «Нам открыта дорога
на много, на много лет».
Второй отвечал «Не так уж и много,
все дело в цене на билет».
А первый кричал: «Нам свобода награда,
мы поезд куда надо ведем».
Второй отвечал «Задаваться не надо,
как сели в него, так и сойдем».
... И оба сошли где-то под Таганрогом,
среди бескрайних полей.
И оба пошли своею дорогой
А поезд — пошел своей.

Андрей Макаревич

Столкновение точек зрения, приводящее к спору, нередко воспринимается как наличие определенного кризиса в отношениях сторон в таком диалоге. Уместно вспомнить, что древнегреческое слово «кризис» означает «рассмотрение». Разрешить его — значит обсудить ситуацию, проанализировать ее и достичь компромисса, договориться о взаимоприемлемых решениях.

Чтобы разрешить спор по поводу какой-либо позиции или точки зрения, тот, кто ее выдвигает, должен быть готов принять на себя активную роль по ее отстаиванию и аргументации, а тот, кто подвергает ее сомнению, становится ее оппонентом. Распределение этих ролей происходит на самой начальной стадии спора, когда его стороны определяют для себя, достаточно ли у них точек соприкосновения, чтобы осуществить серьезную попытку корректно разрешить спор в соответствии с теми правилами, которые являются для них взаимно согласованными. В противном случае нет смысла переходить к аргументации: конструктивный диалог окажется невозможен.

На практике основные проблемы возникают у того участника рождающегося спора, который активно высказывает свою позицию. Именно ему приходится сталкиваться с любыми сомнениями и возражениями, в которых оппонент чувствует себя неограниченным. Поэтому инициатору активной позиции необходимо с самого начала для себя точно знать, достаточно ли твердо стоит он на своей точке зрения и насколько он готов ее отстаивать и обосновывать. В этом заключается одно из базовых правил конструктивного спора: каждый, кто высказывает определенную позицию, должен, если это потребуется, быть готовым ее защитить, поскольку иначе в спорах наблюдалась бы ситуация, когда каждый сам решал бы, защищать ли ему свою позицию от критики собеседников или нет.

Есть, однако, два исключения из этого правила. Первое состоит в том, что участниками спора должно быть сразу согласовано отсутствие необходимости еще раз доказывать одну и ту же позицию, если она уже была убедительно доказана в диалоге с тем же оппонентом при тех же условиях или при том же соотношении дискуссионных ролей. Иначе такой спор может продолжаться бесконечно. Второе исключение из приведенного правила предполагает, что нет необходимости (часто нет и самой возможности) отстаивать свою позицию, если антагонист не признает начальные условия или не соблюдает общие правила диалога в споре. Если с самого начала становится ясно, что нарушение правил спора одним из участников не позволяет достичь желаемого взаимопонимания, это означает, что спор конструктивно разрешен не будет, поэтому и продолжать его бессмысленно

Если выдвигаемое в процессе общения утверждение (или точка зрения, которую можно считать синонимом позиции в споре) необходимо аргументировать и защищать — его приемлемость для оппонента находится под вопросом. Точка зрения нуждается в защите тогда, когда с ней не вполне согласны, причем независимо от того, является ли это несогласие явным или только предполагаемым. Предметом спора становятся различия во мнениях. Его разрешение вовлеченные в него стороны стремятся выполнить с помощью аргументации, которая должна относиться к доказываемому положению (точке зрения). Именно это отличает аргументы и точку зрения в споре от любых других высказываний. Они изначально не имеют четких характерных описаний ни по форме, ни по содержанию.

Аргументация в защиту высказанных позиций может быть простой и краткой, состоящей из одного довода (или уловки в роли довода), а может быть сложной и тщательно сконструированной. Соответственно этому и спор бывает сложным в большей или меньшей степени — в нем может быть высказано несколько позиций, относящихся к разным предметам. Это означает, что нередко представляемые аргументы вовсе не относятся к доказываемому положению (точке зрения).

В далекой и не очень цивилизованной стране аборигены съели посла одного из европейских государств. Когда из этого государства пришел резкий протест, аборигены им ответили «Ничего страшного! Вы тоже можете съесть нашего посла у вас»


Многие споры не могут завершиться успешно, так как в них основная позиция явно не высказана — эти споры имплицитны (неявны).

В простейшем случае в «ткани» спора существует и отстаивается только одна точка зрения. Если отстаивается большее количество позиций (точек зрения), то они могут относиться к одному и тому же предмету ил и к разным. В этих случаях одномоментно происходит больше одного спора.

— Ты не должен возражать против моего курения.

— Почему?

— Я же не возражаю против того, что ты не куришь.


Ясно, что в данном случае собеседники спорят и что одна из сторон свою позицию аргументирует. Если эта попытка окажется успешной, спор внешне будет завершен компромиссом, но, по сути, — преобладанием позиции одного из участников. Как ни парадоксально, это вполне вероятно при том некорректном стиле аргументации, который мы видим, поскольку здесь усматривается, как минимум, одна скрытая (и достаточно сомнительная) посылка, оставшаяся невысказанной (непроизнесенной), однако она необходима для конструктивного разрешения спора и потому должна стать явной, чтобы спор завершился компромиссом. Важно иметь в виду, что если в процессе спора выразительность или масштабность точки зрения существенно меняется, то это уже не та изначальная точка зрения, с которой начинался спор. В этом случае он нередко становится множественным или заменяется новым спором.

Точка зрения, высказываемая в споре, может иметь любое содержание. Она может выражать мнение человека относительно любых событий, фактов, идей, отношений — всего, чего угодно: например, что тираны — люди психически инфантильные, что альтруизм — это хорошо замаскированный эгоизм, что уверенность — непременный залог успеха, что заложенное в генах человека важнее воспитания и влияния социальной среды и т. д. Необходимость аргументированно отстаивать подобные утверждения означает, что приемлемость этих позиций для второго участника диалога, как минимум, находится под вопросом, и это следует считать вполне естественной ситуацией в процессе общения.

Один из достаточно нелегких вопросов, возникающих в споре, связан с ясностью обсуждаемой в споре точки зрения. Обычно людям она кажется понятной, часто она узнается просто по контексту высказывания. Более того, в самом стиле высказывания нередко заключены недвусмысленные показатели того, что мы имеем дело с точкой зрения, которая может быть оспорена:

«Вот почему тебе лучше поделиться этим с другими людьми».

«Итак, ты не должен этого делать».

«Другими словами, это единственное, что остается».

«Я это понимаю так: даже если это не поможет, то точно не повредит».

Существуют определенные условия правильности и корректности в ведении спора, предполагающие, что его участник, выдвигающий свою позицию, верит в то, что второй участник (слушатель) автоматически не принимает, по крайней мере полностью, эту точку зрения, но потенциально готов принять ряд определенным образом сформулированных утверждений (аргументов) вес поддержку и они будут для него приемлемы. Поэтому в споре самостоятельной и очень важной частью является дискуссия по поводу приемлемости представленной аргументации и выяснение того, может ли быть выдвинутая точка зрения успешно защищена с помощью аргументов против критики и сомнений. Следует вместе с гем отметить, что решение спорной проблемы часто происходит с минимумом аргументации, если участники спора на начальном этапе успешно и «грамотно» провели выяснение спорных позиций. Кроме того, избыток аргументации в диалоге, связанный с преобладанием стратегии убеждения собеседника, даже логически корректной, во многих случаях не позволяет конструктивно разрешить спор. Довольно часто различия в позициях не устраняются чистой логикой, поскольку отстаивать свою точку зрения человека вынуждает прежде всего необходимость защищать самооценку или самолюбие.

На логическом уровне аргументация и разумность в диалоге образуют собой неразрывную связь, поэтому, описывая критерии «разумности» в общении, многие исследователи считают, что именно разумность должна лежать в основе корректной аргументации. Правда, критерии разумности разным людям представляются весьма неоднозначными, поэтому по поводу приемлемой в споре аргументации также существует множество точек зрения. Поскольку она рассматривается как неотъемлемая часть спора двух людей (или групп людей), которые стремятся преодолеть различия во мнениях, основной критерий разумности для них состоит в том, способствует ли представляемая аргументация достижению этой цели.

Спор прекращается, когда устраняется различие в позициях или точках зрения сторон. При этом, естественно, подразумевается, что не использовались некорректные способы, вынуждающие человека отказаться от своего мнения Может произойти формальное урегулирование разногласий, когда различия в позициях были оставлены без внимания. Иногда такого же результата можно достичь путем запутывания оппонента или психологического давления на него, вплоть до угроз и оскорблений. Самый «воспитанный» и невинный способ улаживания спора — подбрасывание монетки для определения «победителя». Можно достичь того же результата, пригласив беспристрастного, насколько это возможно, арбитра, который точно знает, кто в этой ситуации прав, и вынесет вердикт об этом.

Спор разрешается только тогда, когда кто-нибудь отказывается от своих возражений или сомнений, потому что его убедила аргументация оппонента. Однако иногда это происходит в связи с тем, что он понимает, что его собственная аргументация нс может переубедить оппонента.

В идеальном варианте разрешение спора проходит четыре стадии:

1. Стадия конфронтации, на которой устанавливается, что между участниками диалога происходит спор, и они формулируют конфликтующие между собой точки зрения.

2. Стадия начала дискуссии, в течение которой обсуждается стремление (или отказ от него) к разрешению спора с помощью корректной и приемлемой аргументации. Здесь обе стороны договариваются о «правилах игры».

3. Стадия аргументации, на которой один из участников спора защищает свою позицию, а его оппонент систематически ее критикует, добиваясь дополнительной аргументации, пока у него еще остаются возражения или сомнения. Это решающая стадия в течение спора.

4. Подведение итогов спора, которое отражает его разрешение и характер этого исхода, определение того, чья точка зрения оказалась в итоге более аргументированной и условно победившей.

Завершив спор, оппоненты могут начать другой диалог, приводящий к новому спору или несколько измененному варианту предыдущего, в котором роли спорящих могут поменяться. Тогда весь процесс начинается сначала.

Для успешного течения и разрешения спора необходимо как можно более четко и обстоятельно определить расхождения и различия в позициях сторон. Только тогда, когда становятся ясными все аспекты, даже детали этих позиций в споре, появляется возможность для его успешного преодоления. Поэтому в идеальном варианте они выясняются еще на этапе конфронтации, которая предшествует процессу критического диалога — собственно, дискуссии. При этом представляется вполне естественным, что конструктивному разрешению спора способствует атмосфера, в которой люди могут свободно выражать свою точку зрения или высказываться против другой точки зрения, по крайней мере выражать сомнение в ее достоверности. Эта свобода относится и к ограничениям в отношении выдвигаемых позиций или взглядов, и в отношении людей, их выражающих.

Отсутствие ограничений в отношении конкретного человека, высказывающего и отстаивающего свою точку зрения во взаимодействии с другими людьми, должно означать, что речевые приемы, которые он использует, не должны сопровождаться предварительными условиями, связанными с профессией, социальным статусом или положением человека, поскольку право на Свободу мнения, как и на свободу противоположного мнения (или со-мнения), неотъемлемо. Поэтому еще одно правило конструктивного спора заключается в требовании, согласно которому стороны в диалоге нс препятствуют друг другу в свободном выражении как своих взглядов и точек зрения, так и относящихся к ним возражений или сомнений.

Это правило нередко нарушается двумя способами. Один из участников спора может накладывать ограничения на содержание другой точки зрения либо он стремится вообще ограничить право другой стороны выдвигать любую иную, отличную от его собственной, позицию. Этим он ограничивает свободу оппонента в споре. Вводимые кем-либо из участников спора ограничения в содержании означают, что определенные вопросы или темы исключаются из обсуждения, а некоторые, наоборот, могут быть объявлены «неприкосновенными», их нельзя подвергать сомнению и тем более критике. Естественно, что и первый, и второй варианты содержательных ограничений могут блокировать конструктивное разрешение спора и усилить напряжение в отношениях между людьми.

Ущемление личной свободы и права оппонента на высказывание другой позиции нередко является способом его своеобразного «устранения». Например, на оппонента можно оказать давление, чтобы помешать ему выразить и обосновать свою точку зрения Можно поставить под сомнение либо открыто обесценить его компетентность, знания, объективность, возможно, даже честность и порядочность. Для этого нередко используются различные уловки, успешность которых максимально высока, если они направлены не только на личность оппонента, но и на аудиторию слушателей, присутствующих при таком споре, которых также необходимо убедить в своей правоте.

Спор является одним из важнейших элементов в принятии совместного решения. В этом отношении представляется весьма спорной (простите за каламбур) рекомендация Дейла Карнеги2: единственный способ одержать верх в споре — это уклониться от него. «Избегайте споров, как вы старались бы избежать землетрясения или встречи с гремучей змеей». В девяти случаях из десяти, считает Карнеги, спор кончается тем, что каждый из участников еще больше, чем до этого, убеждается в своей абсолютной правоте. «В споре нельзя одержать верх. Нельзя потому, что если вы проиграли в споре, значит, вы проиграли, если же одержали верх, то тоже проиграли», — настаивает Д. Карнеги. Но еще задолго до него с призывом воздерживаться от споров, как от бесполезного занятия, обращался Ювенал, считавший, что мнения людей подобны гвоздям — когда по ним колотят, они погружаются по самую шляпку и просто перестают быть видимыми. «Чем больше выигранных споров, тем больше потерянных друзей» — довольно распространенная иллюзия. Еще одним вариантом этой идеи является представление: «Хочешь быть всегда правым — приготовься к одиночеству», что также должно удерживать от споров.


2 Карнеги Д. Как приобретать друзей и оказывать влияние на людей. М., 1990.


Интересно то, что во многих пособиях3, предлагающих различные рекомендации по достижению делового успеха, спор считается по своей сути деструктивой формой общения, которая ведет только к конфронтации и усилению конфликта вследствие обилия негативных характеристик спора, важнейшие среди которых — его традиционная неуправляемость и постоянное соскальзывание в область взаимных упреков и обмена различными некорректными приемами. Поскольку, по мнению этих авторов, основное содержание спора — борьба и стремление к победе над противником любой ценой, то представляется вполне логичным и даже полезным избегание спора, тоже, видимо, любой ценой.


3 См., например: Курбатов В. И. Стратегия делового успеха. 1995.


Ни один человек, который решил действительно преуспеть в жизни, не должен тратить время на личные споры, не говоря уже о том, что он не должен позволять себе выходить из себя и терять самообладание. Уступайте в крупных вопросах... и уступайте в более мелких вещах, даже наверняка зная, что правы только вы. Лучше уступить дорогу собаке, чем допустить, чтобы она укусила вас.

Авраам Линкольн

У идеи о необходимости избегать споров, свойственной многим людям, есть вполне рациональный мотив, связанный с тем, что они пытаются достичь удовлетворяющего их равновесия между активным стремлением к достижению собственных интересов и целей и, одновременно с этим, необходимостью сохранять хорошие отношения с окружающими. Поэтому многие люди ощущают необходимость «лавировать» между жесткостью или даже просто уверенностью в себе, в отстаивании своей позиции и уступчивостью, готовностью поступаться своими интересами и менять свою точку зрения ради сохранения мира и спокойствия в отношениях с другими людьми. Важно иметь в виду, что очень часто разногласия между людьми действительно возникают из-за разного понимания ими того, как складывается их общение и что его осложняет, из-за рассогласованных взаимных требований и ожиданий.

Очевидно, что постоянное следование «рекомендации» избегать споров нереально, потому что принципиальный отказ от спора равнозначен отказу от общения с другими людьми, а также от удовлетворения своих интересов и потребностей, поскольку наивно полагать, что другие люди всегда и без возражений будут идти навстречу и уступать.

Довод против необходимости вести спор, заключающийся в том, что человека, убежденного в своей правоте и активно отстаивающего свою позицию, переубедить невозможно, явно несостоятелен. Действительно, часто спор завершается тем, что его участники расстаются еще более уверенными в своей правоте и еще менее внимательными к позиции собеседника. Но это во многом зависит от манеры ведения спора, оттого, насколько корректна аргументация и как проходил сам диалог. Если бы спор не приводил к изменению позиций сторон и к их сближению, было бы непонятно, что позволяет достигать согласия в трудных переговорах, что приводит к изменению убеждений человека и что рождает его сотрудничество с другими людьми.

Мне не известен верный путь к успеху, верный же путь к неудаче — стараться угодить всем.

Билл Косби

Если идти в разные стороны, можно, в конце концов, встретиться

Михаил Жванецкий

Идея необходимости избегать споров укоренилась в культуре многих народов. Например, японцы вообще не пытаются что-либо доказывать друг другу и тем более яростно спорить, что так свойственно европейцам. Они считают, что слова следует произносить только для того, чтобы рождать гармонию, а не разногласия или даже раздор, и убеждены, что истина присутствует везде и ее крупицы принадлежат каждому.

Безусловно, спор — не единственное средство достижения взаимопонимания между людьми. Но нередко без него невозможно решение конкретной проблемы, поскольку общение, нередко неизбежно связанное со столкновением разных точек зрения, является элементом любого взаимодействия. Как ни странно это звучит, спор изначально предполагает определенную общность исходных позиций оппонентов, их общий базис. Противоположные либо противоречащие точки зрения не могут существовать одна без другой. Это аналогично тому, как, казалось бы, не может быть ничего более противоположного, чем левое и правое, например, левый и правый башмаки. Но каждый из них имеет смысл своего существования постольку, поскольку существует второй, и оба они друг без друга абсолютно бесполезны.

У тех, кто стоит по разные стороны баррикады, все-таки есть что-то общее.

Фредерик Боднар

Всякий спор опирается на определенные предпосылки принципиальной возможности согласия в точках зрения оппонентов, иначе он изначально невозможен. Общность исходного базиса (например, наличие общей для участников диалога проблемы, которую им предстоит совместно решать) формирует платформу, на которой развертывается сам спор. Если оппоненты с самого начала совершенно не понимают друг друга и не имеют даже минимальной «территории» согласия хоть в чем-то, они не способны спорить и, соответственно, не смогут прийти к более широкому согласию. Спор не имеет решения, если спорные позиции с самого начала не имеют пересечений. Вступая в спор, важно также исходить из предпосылки, что стороны, как минимум, «равны» по своим знаниям и интеллекту, иначе они просто не заметили бы противоположной позиции, не поняли ее, не обратили на нее внимания, не вступили в диалог друг с другом, тем самым потеряв возможность услышать другую точку зрения. Аналогично тому, как аппетит рождается во время еды, мысль нередко рождается во время диалога с другим человеком.

Умные люди всегда согласны друг с другом, при условии, что они понимают, о чем идет речь

NN

Понимание — уже начало согласия

Бенедикт Спиноза

Расхождение взглядов может служить превосходной общей платформой.

Лешек Кумор

Приведенную выше позицию убедительно отстаивает польский философ Т. Котарбиньский: «Кто хочет выявить истину, тот не менее усердно ищет ее и в убеждениях или предположениях противника, хотя последние вначале и нс согласуются с его собственными взглядами. Чтобы извлечь ее оттуда, он старается помочь противнику найти для его мысли слова, которые наиболее точно выражали бы ее. Он пытается понять противника лучше, чем тот сам себя понимает. Вместо того, чтобы использовать каждый слабый пункт аргументации противника для низложения, развенчания и уничтожения того дела, которое тот отстаивает, участник предметной дискуссии прилагает усилия к тому, чтобы извлечь из утверждений противника все то ценное, что поможет выявлению истины. И в этом нет противоречия. Это как бы определенное разделение труда: "Ты будешь пытаться отстаивать свою гипотезу, а я — свою. Я буду пытаться опровергнуть твои утверждения, а ты — мои. Давай опровергать все, ибо только таким образом можно выявить то, что опровержению не поддается. То, что при этом устоит, и явится совместно найденной истиной. Пусть она и окажется единственным победителем в этом споре». Можно считать, что если у определенной точки зрения нет оппонента, —- скорей всего, у нее нет и собственных сторонников, хотя бы в виде внутренней аргументации, которая бы в таком споре проверялась на прочность.

... Если стоишь ты чего-то,
без врагов не проживешь ...
Ну, что за жизнь, когда кругом
одни друзья и их не счесть...
Никто не стал твоим врагом,
не заслужил ты эту честь .
Не вестник боли и беды,
а дум высоких верный знак,
и за последние труды
награда мне — мой новый враг.
...Враг меня работать учит
и спасает от тоски.
Нет друзей верней и лучше,
чем заклятые враги.

Александр Дольский

В случае замены слова «враг» на более мягкое слово «оппонент», стихотворение А. Дольского в целом могло бы хорошо иллюстрировать представление о неизбежности и даже полезности спора в общении.

Ради бога, не говорите «да», пока я не закончу говорить!

Даррил Занук

Мысль Д. Занук хорошо ассоциируется с замечанием Эпикура о том, что в споре, как это ни парадоксально, часто побеждает проигравший. Завершая спор, он приобретает новое знание, предложенное оппонентом, тем самым интеллектуально обогащаясь, тогда как победитель нередко только утверждает свою позицию и остается «при своем». Однако это может относиться только к таким вариантам спора, которые ориентированы на поиск истины, — это благоприятно влияет на сам стиль диалога и на то, как обсуждаются разногласия.

Если сойдутся два таких человека и для обоих их данная мысль не кажется уже совершенно готовой и припечатанной истиной, и оба они смотрят на спор как на средство проверки, то спор иногда получает особый характер какой-то красоты. Он доставляет, кроме несомненной пользы, истинное наслаждение и удовлетворение, являясь поистине «умственным пиром». Тут и сознание расширения кругозора на данный предмет, и сознание, что выяснение истины продвинулось вперед, и тонкое, спокойное возбуждение умственной борьбы, и какое-то особое эстетическое, интеллектуальное наслаждение. После такого спора чувствуешь себя настроенным выше и лучше, чем до него, даже если приходится «сдать позицию», отказаться от защищаемой мысли. Некоторое неприятное сознание этого совершенно может отойти на задний план по сравнению с другими впечатлениями.

С. Поварнин

Спор имеет самое непосредственное отношение к формированию и укреплению убеждений человека. Речь идет о том, что для осознания человеком своих убеждений и готовности их отстаивать необходимо наличие у них некоторой внешней или внутренней «оппозиции», реальной или мысленно представляемой. Не осознававшиеся ранее установки и различные представления могут становиться убеждениями, когда их истинность и обоснованность («прочность») кем-то оспаривается и подвергается сомнению или если им противопоставляются другие взгляды и установки. Наличие такой «оппозиции» может служить мощным и продуктивным фактором, придающим убеждениям человека большую прочность

Узнать или даже понять в диалоге точку зрения другого человека — не значит согласиться с ней. Однако если вы лучше постигнете его образ мышления и позицию, то это может позволить в определенной степени пересмотреть свои собственные представления по поводу спорной позиции. Но это отнюдь не является ценой за лучшее понимание взглядов других людей, это во многих случаях выгодно, поскольку помогает улучшить взаимодействие с ними.

Вопросы, касающиеся спора, давно и активно изучаются психологами Среди них можно отметить следующие:

□ Как сформировать совместное решение, то есть достичь согласия в споре?

□ Какую роль в процессе принятия группового решения играет предшествующая ему дискуссия?

□ Каковы последствия принятия согласованного решения для всей группы и для каждого участника в отдельности?

□ Какую роль играет необходимость и возможность высказывания своего мнения в процессе групповой дискуссии и принятия решения?

Американским психологом Куртом Левиным еще в середине прошлого века, в годы Второй мировой войны, были проведены исследования, позволившие в определенной степени ответить на эти вопросы. Суть его эксперимента заключалась в сравнении эффективности того, как воздействуют на мнения и позиции людей разные формы убеждения: традиционная (чтение им лекции) и новая, необычная для них форма (выработка собственного группового решения на основе предварительно проведенной групповой дискуссии).

Эта работа осуществлялась им в рамках государственной кампании, направленной на то, чтобы убедить американцев активнее употреблять в пищу мясные субпродукты, поскольку количество привычного для американцев мяса в магазинах во время войны резко снизилось. По убеждению К. Левина, проведение простой рекламной кампании было заведомо неэффективно, поскольку ее идея противоречила традициям питания, связанным с устойчивыми групповыми нормами. В связи с этим он организовал свое исследование таким образом, чтобы в нем участвовали в основном домохозяйки, разделенные на две большие группы. В результате эксперимента в группе женщин, слушавших лекции, только 3% участников изменили свое мнение и согласились пользоваться предложенными продуктами и рецептами их приготовления, в то время как в группе, где проводились дискуссии и все имели возможность высказывать и отстаивать свою точку зрения, число таких участников возросло до 32%.

Как можно интерпретировать полученные результаты? Очевидно, что участники лекций пассивно выслушивали предлагаемые им рассуждения и предложения, имея альтернативу — соглашаться или отвергать их. Но во время лекций большинство из них решения для себя не приняло, и поэтому никакой внутренней поддержки этого решения, связанной с убежденностью в его правильности, у них также не было. В такой группе не возникала новая социальная (групповая) норма, которой могли бы в дальнейшем следовать участники. Между гем в ходе групповой дискуссии или спора большинство членов другой группы чувствовали себя включенными в принятие решения. Они могли убедиться, что другие члены этой группы также защищают свою точку зрения, что укрепляло их собственную позицию, но тем не менее позволяло шаг за шагом продвигаться к согласованному решению, которое стало своеобразной групповой нормой, поддержанной и принятой участниками этого спора. Такой эффект стал возможным потому, что решение не было изначально навязано участникам извне, а родилось внутри группы в ходе высказывания своих позиций, их обсуждения и отстаивания путем определенной аргументации.

Анализируя эти результаты, можно отметить, как минимум, два важных обстоятельства:

1. Групповая дискуссия позволяет выявить столкновения различных позиций и тем самым помочь участникам спора увидеть разные стороны, аспекты обсуждаемой проблемы.

2. Если принятое согласованное решение рождается внутри группы и поддерживается участниками дискуссии, то значение его существенно возрастает, так как оно становится групповой нормой.

В настоящее время идет активный поиск различных эффективных форм конструктивного спора и групповой дискуссии, практическая ценность которых известна уже давно («Ум хорошо, а два лучше»). Среди этих форм можно отметить брейнсторминг («мозговой штурм»), синектику (буквально — «соединение разнородного») и др. Умение психологически грамотно и эффективно проводить групповые дискуссии рассматривается сегодня как одно из важнейших коммуникативных качеств, формирующих профессиональную компетентность руководителей различного уровня, менеджеров и других специалистов, работающих в сфере общения.

Понятие «спор» в толковых словарях определяется как словесное состязание, в котором каждый отстаивает свое мнение, то есть это борьба двух противоположных точек зрения по определенному вопросу. С. И. Поварнин, определяя спор как способ «разъяснения истины, проверки какой-либо мысли, испытания обоснованности ее», приводит несколько его вариантов: спор ради убеждения оппонента, спор ради победы, спор ради спора, спор - игра.

В отличие от спора, дискуссия — это не только метод решения спорных проблем, но и способ познания, позволяющий лучше понять то, что не является достаточно ясным. И даже если участники дискуссии не приходят в итоге к согласию, они тем не менее достигают лучшего взаимопонимания. Это можно объяснить тем, что высказывания участников корректной дискуссии обычно относятся к одному и тому же предмету, придавая обсуждению единую связующую нить.

Дискуссия возможна только между людьми с одинаковыми взглядами

Янина Ипохорская

Итак, цель дискуссии — достижение взаимопонимания и определенного согласия ее участников по обсуждаемым вопросам. Предполагается, что в настоящей дискуссии ни одна точка зрения не принимается без некоторой проверки на соответствие истине, а аргументация в ее поддержку — на надежность. Соглашение о правилах ведения дискуссии, о правилах «игры» обычно достигается заранее. Эти правила могут быть лаже установлены в сообществе задолго до того, как встретятся участники этой дискуссии, поэтому их имплицитность (неявность) не препятствует корректному ходу самой дискуссии, тогда как для спора часто необходимо, а во многих ситуациях и обязательно открытое (эксплицитное) обсуждение и согласование правил ведения спора. Средства, которые используются в дискуссии, должны признаваться всеми ее участниками как корректные и допустимые, даже если это относится к применению риторики или выражению эмоций. Использование неприемлемых, то есть несогласованных, речевых средств приводит, как правило, к прекращению дискуссии.

В споре же очень часто главной целью является не доказательство истинности собственного утверждения и уж тем более не поиск истины, а просто утверждение своей правоты. Поэтому столь часто спор ведется в неорганизованной, «нецивилизованной» форме, а борьба мнений или позиций достигает уровня открытого столкновения, отвержения, неприятия доводов оппонента, нередко — вместе с ним самим. Предмет спора часто не бывает достаточно четко определенным, а изменения этого предмета соответственно отражают не развитие спора, не повышение его качества, а появление новой неупорядоченности и хаоса.

Дискуссия — это обмен знаниями.

Спор — обмен невежеством.

Роберт Куиллен

В отличие от спора, дискуссия не приводит к конфронтации. Она связана с упорядоченностью и логической организованностью, коллективным взаимодействием, направленным на прояснение и обоснование истинности утверждения, которое служит тезисом диалога. Дискуссия стремится к всестороннему обсуждению предмета разногласий, а ее средствами служат не просто мнения и уж тем более не эмоции, а логически обоснованные позиции. Поэтому в дискуссии позиции сторон могут быть отнюдь не взаимоисключающими, а во многом совпадающими и взаимодополняющими друг друга. В процессе обсуждения предмет дискуссии развивается, само знание о нем становится более глубоким и упорядоченным, при этом — согласованным и компромиссным.

Целью полемики является не достижение согласия, а борьба, победа над оппонентом, триумф, подавление соперника в споре (греческое «полемикос» означает «враждебный, воинственный»). Воинственная наступательность — основа и характерная отличительная черта полемики. Средства, применяемые в полемике, не обязательно должны быть приемлемыми для всех участников. Каждый из них использует те приемы, которые позволяют ему достичь победы, при этом нередко не считаясь с тем, насколько это соответствует представлениям других участников о их допустимости. Вероятно, Эдгар По имел в виду именно такую ситуацию и ее последствия, когда писал, что в одном случае из ста вопрос усиленно обсуждается потому, что он действительно темен; в остальных девяноста девяти он становится темным потому, что успешно обсуждается.

В результате обмена мнений выясняется не истина, а число пострадавших

Амииад Шполянский

У нас истина рождается в драке. Хотя в драке рождается инвалид. А истину мы после драки узнаем по телефону.

Михаил Жванецкий

Возможность использования различных некорректных или недобросовестных приемов, разумеется, не может скомпрометировать саму идею необходимости, нередко и неизбежности спора в общении. Спор зачастую если не разрешает, то по меньшей мере проясняет характер обсуждаемой проблемы или хотя бы сам факт ее наличия. Однако он может приводить к противоположным результатам.

Что в этом случае происходит? Изначально относительно четкие позиции сторон в ходе спора начинают рассеиваться, в результате от их исходной ясности и убедительности не остается практически ничего. Столкновение разных представлений о дискутируемой проблеме может обнаружить не только ее сложность, но и неполноту знаний о ней. В этом случае спор вместо прояснения приводит к тому, что прежде, казалось бы, понятное положение вещей становится туманным и запутанным и, соответственно, более тревожащим Но даже и в этой ситуации спор не следует считать неудачным, все-таки он помог понять, что исходные представления сторон о существе решаемой проблемы были чрезмерно упрощенными или неверными.

Ясность оказывается более плодотворной, чем путаница, но не следует презирать плоды ни той ни другой

Уиллард ван Орман Куайн

Оживленные споры и бурные дебаты — характерная примета нашего времени. Вероятно, сегодня, как никогда ранее, остро стоит вопрос культуры спора, что неразрывно связано с культурой мышления, этическими аспектами общения и, как следствие этого, проблемой уловок в споре. Настоящая работа отнюдь не является пособием или собранием «рецептов» по использованию уловок против оппонентов в споре. Можно предвидеть утверждение о том, что если целью спора является достижение победы над оппонентом, то в этом случае применение уловок является допустимым, поскольку вполне вписывается в «правила игры», а возможно, даже является необходимым приемом для достижения цели. Знание изложенных здесь уловок поможет читателю в конструктивном разрешении проблем, возникающих в общении, когда его оппоненты осознанно применяют их против него.

Однако нередко участники спора используют уловки невольно, не зная их логических характеристик, что, в свою очередь, препятствует конструктивному решению спорного вопроса. Для таких случаев также полезно знать содержание уловок, но уже с иной целью — предотвратить их невольное использование нами. В этом отношении интересна мысль Людвига Витгенштейна: «О поведении, определяемом какими-либо правилами, мы можем сказать лишь то, что знающий эти правила человек понимает, когда он действует в соответствии с ними, а когда — нет. И хотя он иногда и не умеет достаточно четко сформулировать для себя эти правила, тем не менее он должен понимать, что означает ошибка».