Глава 9 Почему с ними бывает сложнее даже чем в предыдущей главе

Есть два способа командовать женщиной, но никто их не знает.

Франк Хаббард



И в самом деле – почему? Казалось бы, может ли быть что-то хуже их болтливости, каверзных вопросов и тяги к выяснению отношений? Может, братья по разуму, может. А именно – их извечная потребность обустроить свою жизнь с максимальным комфортом. Вот говорят про декабристок. Мол, за любимым мужем, в ссылку, оставила свет… Ну и так далее. Ясное дело, Сибирь – это вам не Санкт-Петербург. Кажется, действительно подвиг и образец самопожертвования ради любви. Но если разобраться, что ожидало бы жен декабристов, останься они в столице? Высшее общество для них закрыто. Средства к существованию есть, но что с ними делать? Сидеть целыми днями взаперти, зная, что все будут смотреть на нее, как на прокаженную? И так же будут смотреть на детей. Это сейчас перестали тебя принимать в какой-то компании – плюнул и пошел с другой общаться. А тогда князья с графьями сплошь родственники да приятели. Куда от них денешься? Только в четырех стенах прятаться.

Как ни крути, а все-таки позор – муж в отсидке. На повторное замужество тоже рассчитывать не приходится. Кто жену каторжанина (пусть даже бывшую, хотя развод сам по себе был фокусом проблематичным) возьмет, кому честь мундира не дорога? Что же, ночи с кучером коротать? Гнусность. Альтернатива – поехать с супругом на каторгу или в ссылку. Условия, безусловно, неважнец, но, по крайней мере, не тычут все пальцем и не чувствуешь себя абсолютно беззащитной и этакой парией среди людей. А чего? Все вон вокруг либо ссыльные, либо каторжане. Все свои. Свое общество, свой свет. Относительный психологический комфорт. Да и жили в те времена ссыльные в условиях достаточно человеческих. Каторжанам доставалось, безусловно, но ссыльные были все-таки белыми людьми. Так что как ни крути, а по большинству показателей выгоднее было за мужем последовать на командировку, чем дома оставаться. Вот, собственно, и все самопожертвование. Нет, конечно, и любовь к мужьям свою роль сыграла. Возможно, даже и определяющую. Но не единственную.

Поэтому немного смешно выглядят женские протесты, когда им говорят, что ищут они всегда где потеплее. Многие, кстати, приводят в пример тех же декабристок. Мол, вон мы какие бодрые и хорошие. Впечатление такое, что они и сейчас все сплошь декабристки. Ха-ха! Плавали, знаем…

Так вот, об их стремлении к комфорту. Откуда такая нездоровая тяга держать свою попу в тепле, мы уже знаем. И бог бы с ней, с этой тягой, если бы дело ограничивалось только требованиями денег и всяких почестей. Подойди она и прямо скажи: «Милый мой человек, ты должен со мной носиться как с писаной торбой, всячески ублажать, холить и лелеять. Так распорядилась природа, и спорить с этим бесполезно. Так что начни с того, что купи мне новую шубку» – и все было бы легко и просто.

Вместо этого они уподобляются кошке, которая сидит с совершенно индифферентным видом рядом с человеком, держащим кусок колбасы. Она всячески демонстрирует, что на колбасу ей наплевать с высокой вышки, и сидит она здесь просто так, потому что нравится. Но если ей этот кусок несчастной колбасы не дать, через пару часов, когда вы забудете об этом, она вцепится вам в ноги.

Так ведут себя женщины. В ноги они, конечно, не вцепляются. Зато у них есть куча других способов заставить мужчину сделать то, что они хотят. Или наказать за то, что он им этого не дал.

Излюбленным женским оружием является их сексуальность. А во многих случаях – и единственным. Они убеждены, что, если эротично нам подмигнуть и показать ножку, мы тут же, истекая слюнями, бросимся выполнять их желания. Самое обидное, что мы так и поступаем в большинстве случаев. Хотя прекрасно понимаем, что нами попросту манипулируют. Женщины вообще мастера манипулировать. Неуловимо-уловимым намеком она дает понять, что если мужчина сделает то, что она хочет, то все произойдет как по-писаному. Мы ведемся на эти посулы, а потом, «обломавшись», начинаем сетовать на женское вероломство.

Происходит это потому, что мы попросту хотим верить в то, что они думают так же, как мы. Ошибочка. Они вовсе не так помешаны на сексе, как мы. Но очень хорошо эту нашу слабость знают. Поэтому и используют без зазрения совести. А что вы хотели? На войне как на войне. Мы же свято верим, что их все это увлекает так же, как нас, и каждый мужчина так же свято верит, что он такой вот, понимаешь, неотразимый. Мужское самомнение в сочетании с тягой ко всяким легкомысленным забавам и дает женщинам возможность так легко манипулировать нами.

Их можно понять. Не так много у современной женщины оружия в борьбе за существования в этом мужском мире. Вот она и справляется, как может.

Вот типичный пример такого «неспортивного», на наш взгляд, поведения. Цитата из книги замечательного писателя Виктора Конецкого. «Было у меня несколько приятельниц, пишущих прозу. Давно это было. Молоденькие и довольно соблазнительные. Никак уж не синие чулки. И все рассказывали про литературные победы (на фронте печатания своих рассказов) одинаковые истории. Приходит соблазнительная писательница к редактору журнала, приносит рукопись. Редактор клюнет на ее чары, просит о свидании, короче говоря, намекает, подлец и феодал, на постель. Писательница неуловимо-уловимым намеком дает понять, что все в свое время произойдет как по-писаному. Редактор ее опус проталкивает. После чего гордая писательница сообщает, что он, редактор, не на ту нарвался, что она верная жена и вообще неприступный Эверест.

Слышал я таких новелл довольно много. А представьте-ка теперь другую ситуацию. Приходит симпатичный молодой писатель к редакторше женского журнала. Грымза эта редакторша, одинокая неудачница. И начинает писатель неуловимо-уловимым намеком выказывать этой грымзе влюбленность, очарованность. Та подтаивает и рассказ прозаика печатает. После чего писатель берет ноги в руки и оправляется обратно к себе в кабинет, показав на прощанье редакторше нос. Так вот, задается вопрос: можно человека с подобной нравственностью назвать русским писателем? Да он, кстати, и никогда в жизни никому не признается вслух про такие свои делишки – стыдно, грязно, пошло запредельно, унизительно.

А женщины-писательницы рассказывают подобное ничтоже сумняшеся, даже с этакой хвастливой гордостью и веселым хохотом».

И ведь на самом деле – никто их не упрекнет за такие выходки. Вроде бы и нормально все. А тот редактор – сам дурак, нечего было губу раскатывать. Но я привел этот отрывок не для того, чтобы лишний раз упрекнуть наших дам в аморальности. Самое важное в этой цитате – последнее предложение. Почему? Да потому что прекрасно иллюстрирует ту истину, от которой большинство мужчин предпочитают отворачиваться.

Женщины все подобные штучки делают весьма расчетливо и с холодной головой. Я уже говорил, что они гораздо трезвее нас смотрят на мир. И намного лучше всегда и во всем контролируют ситуацию. Видели вы хоть одну женщину, которая начинает вести себя как дура, когда какой-нибудь мужчина демонстрирует ей свое восхищение? Да нет таких практически. А мужчины? Сплошь да рядом. Посмотрит на него дамочка большими круглыми глазками, отвесит пару комплиментов томным голоском – и все, с ним можно делать что угодно. Вообще поля не видит.

Все-то мы на веру принимаем. Потому что хочется верить в хорошее и лестное. Уж не знаю, от большого ли ума… Ситуация, в общем-то, объяснима. Особенно если вспомнить, что женщина для мужчины является целью, а мужчина для женщины – средством. Все наши усилия, уловки, ловушки нужны для того, чтобы заполучить эту женщину в свою кроватку. Их усилия, уловки и ловушки – чтобы заполучить обеспеченность и безопасность свою и своего ребенка. Мы же пребываем в уверенности, что они хотят того же, чего и мы. Наивняк. Через эту наивность и страдаем.

С другой стороны, сами же внушили им, что их ножки – величайшее изобретение человечества. «Не требуйте от женщин правдивости, пока вы воспитываете их в уверенности, что главная цель их жизни – нравиться» (Мария Эбнер-Эшенбах). Золотые слова. Сами вырыли себе яму. А они не растерялись. Если для мужиков все это так много значит, нужно этим пользоваться. Самая натуральная примитивная рыбалка. В роли карася с выпученными от удивления глазами – современный мужчина. Увидел, как она подмигнула и попкой вильнула, заглотил крючок – теперь добро пожаловать на сковородку. А вы что хотели? Чистоты чувств? Это тоже будет. Если сильно повезет. Но в большинстве случаев, прежде чем терять голову от близости декольте, нужно спросить себя: «Что ей может быть нужно, если не я сам?». Если есть какие-то варианты – значит, сто к одному, что попкой крутят не перед вами, а перед вашей должностью, квартирой, пропиской и т. д. и т. п.

Но манипулирование с помощью сексуальности – это трюк широко известный. И часто лежит на поверхности. Так что и говорить-то об этом скучно до невозможности. Есть у женщин в арсенале и штуковины поинтереснее. Взять хотя бы их игры с нашим чувством вины. Если сексуальность можно сравнить с тяжелой артиллерией, то насаждение чувства вины в мужчине – это минометная батарея. Лупит точно и на близкой дистанции. То есть на постороннего мужика воздействовать таким макаром невозможно. А вот со своим – отличная вещь.

Пробудить в человеке чувство вины – замечательный вид манипуляции. И женщины в этом деле мастера. Это ведь их любимое заявление: «Ты мне всю жизнь загубил!». Мужчины так говорят редко, хотя им жизни губят даже чаще. Представляете, какая в этой фразе тяжесть многотонная! Вся жизнь загублена, шутка ли… А виноват в этом он. Конкретный человек. Понятно, что мало кто серьезно относится к подобным заявлениям. Но осадочек-то остается…

И это самый примитивный вариант. А ведь в большинстве случаев женщины действуют намного тоньше. Например, идет разбор полетов. Мужчина просто выскажет свои претензии прямо и открыто, может быть чуть грубовато. И все, будет спокойно ждать результатов. Женщина не успокоится, пока не заставит мужчину раскаяться в своем поступке. Хотя бы на словах. Она считает разговор законченным не когда мужчина принял к сведению ее пожелания, а лишь когда он почувствовал себя виноватым и об этом вслух заявил. Можно час говорить: «Хорошо, лапушка, я все понял», – и не добиться никакого эффекта – завелась, не остановишь. А можно один раз сказать: «Прости, я очень виноват перед тобой», – и она смягчится, как ошпаренная. Только сказать проникновенно, с болью во взгляде. Чтобы все выглядело по-настоящему.

Мужчине ведь как? Сказали ему: «Ну, извини, браток», – он и извинил. И не будет строить из себя поруганную невинность. Женщине этого мало. Да что там мало! Это вообще ничего не значит. Слезьми должны изойти, рубашку на себе рвать, голову чем угодно посыпать! Но чтобы было видно – вы поняли, как вы виноваты перед ней. Изобразите жуткие муки совести, и вам не придется даже извиняться. Она простит и так. Цель достигнута – у вас чувство вины, а у нее осознание того, что теперь вас можно брать тепленьким. Ведь так удобно управлять человеком, который чувствует, что виноват перед вами, и желает любой ценой эту вину загладить. Он же ручной совсем!

Причем вовсе не обязательно, чтобы вы на самом деле в чем-то провинились перед ней. Женщина не может себе позволить ждать милостей от природы. Она берет их сама. Если вы были пай-мальчиком, она найдет, что вам инкриминировать. Можете не беспокоиться. Хотя бы то же недостаточное внимание. Когда комплиментов, цветов и подарков бывает много? Да никогда. Чем это не повод сказать: «Ты совсем не обращаешь на меня внимания. Из-за тебя я чувствую себя никому не нужной…». И все. Опять можно наслаждаться виноватым видом своего избранника. Делов-то!

Я вовсе не хочу сказать, что женщины – такие хитрые мегеры, которым доставляет искреннее удовольствие наблюдать за душевными муками мужчин. Нет, конечно… Но и упускать эту замечательную возможность манипулирования нами женщины не намерены.

Отсюда можно плавно перейти к обещаниям. Да-да, простым обещаниям. Это ведь тоже способ внушить мужчине чувство вины. Пообещал и не сделал. Подлец, негодяй и вообще мерзавец. Нет, я согласен, дал слово – держи. На то ты и мужчина. Это без вопросов. Человек, который свои обещания не выполняет, достоин неуважения как минимум.

Но женщины очень умело и тонко извратили эту мысль. Что мы называем обещаниями? Когда ты говоришь человеку: «Все, договорились, через неделю верну деньги. Обещаю». Четко и ясно. Что называют обещаниями они? Все что угодно. Если вы, потеряв на мгновение бдительность и будучи в состоянии полнейшего морального удовлетворения после сытного ужина, брякнете: «Давай как-нибудь с тобой сходим в ресторан», – это будет воспринято как обещание. Более того, как клятва, нарушение которой заклеймит вас несмываемым позором.

Или, допустим, вы после секса в состоянии, близком к недоумению. Она, нежно шкрябая пальчиком по вашей груди, спрашивает: «А ты купишь мне новую шубку?». Если вы промямлите: «Ну, милая, как-нибудь обязательно подумаю об этом», – это тоже априори считается обещанием. Вообще, когда вы о чем-нибудь говорите в будущем времени, это обещание, независимо от того, что вы сами об этом думаете. А потому что нечего тут!

Теперь вполне понятны женские причитания насчет того, что нет больше настоящих мужиков. Все мол, трепло. Наобещают горы, а сами ничего не делают.

И поди докажи им, что эти самые обещания являются обещаниями только с их точки зрения. Но это их волнует мало. Ляпнул – будь любезен сделать. Не сделал – виновен и заслуживаешь казни распиливанием тупой бамбуковой пилой. Беспроигрышный вариант для них. Либо шубку поимеют, либо лишний козырь в рукав – теперь манипулировать еще удобнее.

С тем, кто чувствует себя виноватым, очень легко работать. Он же мягонький такой становится, влажненький… Бери его голыми руками и делай, что хочешь. Он сопротивляться не будет из-за неуемного желания свою вину загладить. Красота. Так что, разговаривая с женщиной, нужно постоянно помнить о том, что слово не воробей. Все, что вы скажете, может быть использовано против вас. Но ведь и не сказать ничего невозможно, вот в чем штука! Она же клянчит, ноет, дуется, подлизывается, шантажирует, требует… Разве тут промолчишь? Но как выкручиваться – личное дело каждого. Тяжело, согласен. Но ведь никто не обещал, братья по полу, что в дороге будут кормить…

Еще один маленький словарик. Тоже не исчерпывающий, но дающий представление о том, что говорят женщины.

Что и как говорят женщины и что они при этом хотят сказать. Часть 2

Что говорят женщины – Что они этим хотят сказать

Да. – Hет.

Hет. – Да.

Может быть. – Hет.

Нет. – Может быть.

Не знаю. – Догадайся сам.

Я виновата. – Ты еще пожалеешь.

Hам нужно. – Я хочу.

Решай сам. – Я тебе сказала, что делать. Не слушаешь – пеняй на себя.

Делай что хочешь. – Позже ты пожалеешь об этом.

Hам нужно поговорить. – Я хочу пожаловаться.

Я не обиделась. – Конечно, я обиделась, болван!

Будь романтичнее, потуши свет. – У меня некрасивая грудь.

Эта кухня такая неудобная. – Я хочу новую квартиру.

Я хочу новые туфли… – …и сумочку, и костюм, и шубку…

Ты меня любишь? – Я хочу попросить у тебя что-то очень дорогое.

Как сильно ты меня любишь? – Я сегодня сделала что-то, что тебе совсем не понравится.

У меня не очень толстая попа? – Скажи мне, что я красавица.

Ты не умеешь нормально общаться с людьми. – Просто согласись со мной.

Я не кричу! – Да, я кричу, потому что я думаю, что это важно!