Глава 3 Женщина в совместной жизни

Мужчина, если бы и смог понять, что думает женщина, все равно не поверил бы.

Дороти Паркер



Для начала немного статистики. Забугорные ученые подсчитали, что женщина может без проблем произнести в день до 6000–8000 слов. При этом она использует 2000–3000 дополнительных звуков при общении и 8000—10000 жестов, мимических ужимок и прочих телодвижений, которые называются языком тела. Путем несложных арифметических действий получаем результат – более 20000 «слов» в день, с помощью которых она передает информацию, делится сомнениями и выражает свои эмоции. В сутках 24 часа. Минус 8 часов на сон. Получается 16 часов. Делим, вычитаем, умножаем… В итоге – 1250 «слов» в час, или 20 слов в минуту.

Вроде немного… Но ведь это без всяких перерывов! То есть если болтать без остановки целый день с утра до вечера. А если вычесть время, когда она едет одна в транспорте на работу, там что-то делает и не может при этом говорить какое-то время, потом стоит в очередях, где болтать можно, но не слишком много, и т. д. и т. п. За день она выбалтывает 4000–5000 слов, а потом приходит домой и видит вас… У нее в запасе еще часа три-четыре и 15 000 слов, которые нужно в срочном порядке расстрелять, иначе она просто взорвется. Разделите-ка 15 000 на 3…
Вот уж прав Буше: «Есть тысячи способов заставить женщину говорить, но ни одного, чтобы заставить ее замолчать».

Кстати, согласно той же статистике, женщины в четыре раза чаще, чем мужчины, страдают от заболеваний челюсти. Так им и надо… Мужчина произносит в день около 2000–4000 слов, издает 1000–2000 дополнительных звуков и делает порядка 2000–3000 жестов. То есть в среднем выдает около 7000 «слов». Треть женской нормы.

Женщины говорят больше, лучше и чаще. Среди преподавателей иностранных языков подавляющее большинство – женщины. Среди дикторов на телевидении и радио подавляющее большинство – женщины. Короче, они везде, где требуется говорильня. В то же время писателей и поэтов среди них не так много. В смысле, толковых писателей и поэтов, хотя там тоже требуется владение речью. (Видимо, потому что там еще и интеллект нужен с талантом, а не просто умение болтать без передыху.)
Такая ситуация обусловлена разницей в устройстве человеческого головного мозга. А именно: у нас, мужчин, нет в голове особой области речи. Когда мы говорим, у нас работает все левое полушарие мозга. Но особого отдела речи ученые там не нашли. А у женщин такая фишка есть. Одна область речи у них находится во фронтальной части левого полушария, а вторая, чуть меньше размером, – в правом полушарии. Сразу в двух полушариях у них есть специальные участки, которые отвечают за речь! Немудрено, что они гораздо лучше владеют речью. Ну а коли такая способность есть, грех ею не воспользоваться! Вот они и болтают со скорострельностью ротного станкового пулемета.

И с превеликим удовольствием…
Анекдот в тему:
Разговаривают двое мужчин. Один:
– Говорят, ты женился недавно? Ну и как жена?
– Жена просто супер! Прихожу с работы домой – в квартире порядок, все чистенько, супруга нарядненькая, накрашенная, тут же горячий ужин подает, суетится вокруг, лучшие кусочки подкладывает и щебечет, щебечет, щебечет, щебечет… идиотка…
Болтовня для них – это все. Мужчины, собравшись посмотреть интересный фильм или футбольный матч, на протяжении пары часов могут ограничиться парой фраз типа: «Плесни пивка» и «Козлы, играть не умеют». Женщины если не протрещат все это время, считают, что и не посидели вовсе. У них лучше дикция, больше словарный запас, они лучше связывают слова в предложения, предложения – в абзацы, абзацы – в беспрерывный словесный поток…
Такая страсть к общению опять же идет из глубины веков. Мужчины были охотниками и воинами. Много нужно говорить, выслеживая зверя? Да ни фига не надо. Пара условных сигналов и все. Болтуну еще язык укоротят, чтобы мамонта не вспугнул. Так что мы передавали друг другу только необходимую для успешных действий информацию. Факты, только факты, ничего, кроме фактов. И в конце необходимые выводы. «Тигр пошел туда – сваливать будем сюда». «Пахнет оленями, устроим здесь засаду». «Их восемь, нас двое – бежим». Все. Коротко и ясно. Когда мужчины возвращались с охоты, им, за день до опупения набегавшимся по сельве, хотелось одного – спокойно посидеть перед костром, перемалывая мощными челюстями шмат мяса, а потом завалиться спать. На вечерние рассказы о том, как они такого жирного енота отловили, сил не было.

Женщины либо сидели по пещерам, вскармливая младенцев и обрабатывая шкуры, либо сообща собирали всякие корешки и упавшие с деревьев финики. Хранить молчание при этих занятиях вовсе не обязательно, а развлекать себя как-то нужно. Вот они и общались между собой. Плюс еще была необходимость общаться с детьми. Немудрено, что теперь они с успехом пользуются теми навыками, которые начали заботливо приобретать на заре человечества. Со временем эволюционировал и мозг. В итоге у них аж две области речи, а у нас ни одной. И пользуются они ими очень охотно.

Но такая патологическая тяга к разговорам – еще полбеды. У них еще и отношение к разговору другое. Эту тему я уже частично затрагивал выше. Здесь мы рассмотрим эту проблему подробнее.

Они болтают. Везде и всегда, с чужими и близкими, с друзьями и подругами, с детьми и родителями, громко и шепотом… Болтают, болтают, болтают. Женщины могут провести вместе отпуск, приехать домой, тут же созвониться и разговаривать часа два, словно не виделись лет сто. Женщина способна, придя с праздника, обсуждать его весь вечер, не пропустив ни одной детали: кто во что был одет, кто что говорил, кто на кого смотрел и так далее. При этом ее вовсе не заботит, что говорит она это все своему спутнику, который уже и так в курсе дел.

Теперь вопрос: откуда у них берется что сказать? Согласитесь, что из ничего все никак не получится… Почему мы болтаем меньше? Только ли потому, что выраженных областей речи у нас нет? Вряд ли. Событий у нас меньше в жизни? Тоже нет. Что тогда? Почему женщины так нуждаются в разговоре? Ответ дают глазастые ученые – все дело снова в устройстве мозга. Вернее, не все, но львиная его доля.

Мужчина может сортировать и «складировать» информацию у себя в голове. Так у него устроен мозг. Он способен работать как своеобразный «архив». Накопились проблемы за день? Ничего. Если к вечеру их решить не удалось, мы можем на время перестать о них думать. Типа: утро вечера мудренее.

Женщина такой способностью не обладает. Информация, накопленная за день, снова и снова прокручивается у нее в голове. Она попросту не может отвлечься и забыть о дневных происшествиях, поставленных задачах и накопившихся проблемах. Мысленно она снова и снова ко всему этому возвращается. У женщины есть только один способ перестать думать о своих проблемах – поговорить о них. Болтая, она разбирается в ситуации. Прорабатывает ее, находит различные варианты решений, выбирает наиболее оптимальные. С этим напрямую связана еще одна особенность мозга, которая заставляет их постоянно болтать, – они не могут думать про себя. Только вслух.

Если у мужчины на день запланированы шесть-семь дел, он просто скажет: «У меня куча дел, поговорим, когда я все улажу». И все, пойдет себе разбираться, побеждать и добиваться своего. Женщина точно в такой же ситуации перечислит все свои дела в случайном порядке, по алфавиту и возрастанию сложности, потом еще раз наоборот, попутно вслух выбирая наиболее экономичный вариант решения каждого из дел и отвлекаясь на всякие незначительные детали. И не потому, что решила довести вас до психушки. Она будет бубнить себе это под нос, даже если сидит в одиночестве. Просто ей так легче уложить все в голове в нужном порядке.

То же самое, если ей нужно решить какую-то проблему, которая, скажем, возникла на работе. Она сядет напротив и начнет о ней долго и нудно рассказывать. Вовсе не для того, чтобы взвалить не ваши плечи ответственность за ее решение. Она ПРОСТО рассказывает. И не требует от вас каких-то конкретных действий по спасению ее шкурки.

Мы же, мужчины, такие подробные рассказы о трудностях, которые у нее возникли, воспринимаем как призыв о помощи. И пытаемся изо всех сил эти проблемы решить. Даем дельные советы, комментируем, делаем выводы, анализируем и снова даем советы, в то время как ей нужно просто выговориться и чтобы никто при этом ей не мешал. В том числе и вы. Говоря о проблеме, женщина ее решает.

Если ей чего-то хочется от вас, так это эмоциональной реакции на ее рассказ. Простого сочувствия или, наоборот, чтобы вы порадовались вместе с ней и за нее. Ваша логика и умение разбираться в жизни ей не нужны. Когда в этих поразительных качествах вашей натуры появится необходимость, она сообщит об этом дополнительно. Из-за непонимания этой простой истины общение с противоположным полом напоминает разговор глухонемого со слепым.

Пример.
Она говорит: Представляешь, пошла сегодня в магазин, хотела посмотреть кофточку какую-нибудь, вспомнила, что заканчивается средство для мытья посуды и решила зайти в хозяйственный на углу. А пошла в туфлях, которые тем летом купила со скидкой, помнишь? Ты еще сказал, что каблук у них слишком высокий… Ну как не помнишь?.. Такие, черные с двумя полосочками… Ну у Ленки на дне рождения в них была! Кстати, она тут звонила недавно, говорит у мужа на работе какие-то неприятности… Ну вот… Свернула к хозяйственному и представляешь, машина проезжала… А там лужа такая огромная… И меня всю, с ног до головы окатило! Тогда я…
Он перебивает: Сколько раз я тебе говорил, смотри внимательнее по сторонам и не ходи по краю тротуара! Осторожнее надо быть. Так рано или поздно под машину попадешь.

Он уверен: проблема решена. Он помог, чем мог.

Она думает: почему он не может меня спокойно выслушать?

Ей вовсе не хочется выслушивать многомудрые советы и назидания. Цель разговора для нее – поговорить, а не решить что-то. Наш аналитический ум постичь это не в состоянии. Мы рвемся решать и спасать. И в итоге быстро от этого устаем. Через полчаса подобного разговора мы начинаем злиться. Нам кажется, что мы должны решать все ее проблемы . А она такая дура и сама не может ни до чего додуматься. Но все не так.

Для нее в разговоре важен не результат, как для нас. Ей важен сам процесс. (Кстати, к сексу у них такое же отношение. Интересное совпадение, правда? Надо будет эту мысль развить как-нибудь на досуге…) Так вот, наша схема: проблема – обдумывание про себя – высказывание окончательного вывода вслух – в случае с женщиной не работает. У нее все происходит вслух. И это доставляет ей удовольствие. Точнее, она без этого просто не мыслит своего существования.

Все вышесказанное относится и к выражению ею своих эмоций. Когда она взахлеб ругает начальника, это вовсе не значит, что вы должны тут же встать на ее защиту. Она просто дает выход эмоциям. И больше ничего. Ей даже активная поддержка не нужна. Ей нужен слушатель. Желательно с носовым платком наготове.

И даже когда она разражается бурными рыданиями, вы вовсе не обязаны, сметая все на своем пути, нестись в аптеку за валерьянкой. Мы даем выход эмоциям, ругаясь гнусными словами. Они – плача и болтая. Никому ведь не придет в голову давать успокоительное мужчине, который уронил на ногу утюг и матерится так, что уши неподготовленных сворачиваются в трубочку. Все понимают – человек пар сейчас выпустит и успокоится сам. С женскими слезами то же самое. Лучше не мешать.

Вывод: выговариваясь, женщина не ждет от мужчины решения. Можно смело вздохнуть с облегчением и дальше читать газету, время от времени рассеянно «угукая».

Тут вспомнился анекдот:
Женщина приводит мужа к врачу. Она обеспокоена тем, что супруг выглядит очень неважно и у него очень часто повышается давление. Обследовав ее мужа, врач говорит:
– В общем-то, ничего серьезного нет, но вашему супругу необходим полный покой. Вот рецепт на сильное успокаивающее средство, лечение необходимо начать с сегодняшнего же вечера.
– Сколько таблеток в день ему нужно принимать?
– Ему – нисколько, а вам по одной таблетке утром, в обед и вечером.
Но, честно говоря, привычка женщин размышлять вслух и вообще постоянно болтать имеет и свои положительные стороны. По крайней мере, можно контролировать ее мыслительный процесс и вовремя пресечь нежелательные рассуждения, пока они не оформились в неутешительные выводы. Лично меня очень пугает, когда женщина начинает думать молча. Вот говорила-говорила и вдруг – раз! Будто выключили радио. Тишина гнетущая. А в глазах у нее – мысль какая-то ворочается. Ворочается тяжело, неуклюже… Непривычно ей при выключенном звуке думаться. Но думается. Взгляд в этот момент у женщины отсутствующий и какой-то немного бесноватый становится. Я, как только такую тишину услышу и взгляд этот потусторонний увижу, сразу нервничать начинаю. Потому как знаю – сейчас она что-нибудь бодрое выдаст. После раздумывания в молчании женщины не говорят – они именно выдают, ляпают, отмачивают, откалывают…
Выводы, к которым они приходят в результате тихих размышлений, поражают воображение. Что, впрочем, неудивительно. Если они даже говорят так, что ничего нам не понятно (не улавливаем мы хода их мыслей), то в голове у них вообще караул чего творится! Мысли-то быстрее и тоньше, чем слова… И вот теснятся они там, рвутся наружу, а их удерживают, не выпускают. Начинается столпотворение, давка дикая. Они путаются, спотыкаются, толкаются, бедные. И, наконец, прорывают плотину. И снова хочется вспомнить тот анекдот про рыбоньку и суку:
Стоит в автобусе старичок. Перед ним сидит молодая женщина. Старику стоять тяжело и он ласково говорит дамочке:
– Рыбонька, уступи мне место, пожалуйста.
Женщина начинает размышлять над словами старичка.
«Так, назвал меня рыбонькой, к чему бы это? Если рыбонька, значит, щука… Если щука, значит, хищница. Хищница – значит, собака. Собака, значит…»
– Граждане! Он меня сукой обозвал!
Этот анекдот как раз и иллюстрирует ситуацию. Когда женщина молча размышляет. В общем, верная примета: если женщина замолчала – жди беды!

Следующая не доступная нашему пониманию штука – способность женщины говорить обо всем сразу, перескакивая с пятого на десятое, а с десятого на тридцать второе. Для нас разговор – прямая линия. Для женщин – жуткий лабиринт, в котором взвыл бы от непроходимой тоски сам минотавр. Мы можем говорить одновременно только на одну тему. Женщины сразу на семь-восемь штук безо всякого напряга. А если женщина говорит с женщиной, то количество тем увеличивается с каждой минутой разговора в геометрической прогрессии. И ни одна ведь не собьется. Ни одна не потеряет нить разговора! Феномен!

Им не повезло с мозгом. Информационный поток между двумя полушариями у них мощнее, чем у нас, плюс к этому есть две области речи. Поэтому в болтовне они чувствуют себя, как рыбы в воде. И так легко могут говорить о нескольких вещах одновременно, причем иногда одним предложением. Высший пилотаж. Женщины вообще склонны к многозадачности, в отличие от нас. Это тоже проделки мозга.

Тут необходим краткий экскурс в анатомию. Правая и левая сторона мозга соединены между собой пучком нервов. Этот пучок называется «мозолистое тело». (Странные все-таки у ученых названия иногда получаются: совершенно непонятно, как может быть связан мозг с мозолями?) Пучок этот – нечто вроде кабеля, который позволяет полушариям обмениваться информацией и вообще взаимодействовать двум половинкам мозга. Так вот, у женщин это «мозолистое тело» толще, чем у мужчин. Женщина имеет на 30 % больше нервных соединений между правой и левой сторонами мозга. Все это из-за женского гормона эстрогена, который способствует образованию большего количества этих соединений. Потому женщины и говорят свободнее, и могут делать несколько дел одновременно.

Такие способности они получили не сразу, а в процессе эволюции. Сидя дома в ожидании отважных охотников, они должны были следить за целой кучей всяких мелочей. Это мужчина уперся носом в землю и пошуровал по следу вепря. Отвлекаться нельзя, иначе упустишь зверя. Говорить нельзя, иначе вспугнешь. Думать о постороннем нельзя, иначе сам станешь добычей кабанчика. Женщина, наоборот, не могла себе позволить сконцентрироваться на чем-то одном. Начнешь внимательно следить за ребенком – огонь в пещере погаснет, три потом палочку до изнеможения. Будешь на костер неотрывно пялиться – отпрыск пошустрит из пещеры, ведомый природным любопытством. Да и шкурку нужно успеть к приходу любимого самца в порядок привести.

Десятки дел, требующих постоянного внимания. Обо всем нужно помнить, за всем нужно следить… Выбор небогатый – либо умом тронуться, либо приспосабливаться. Ясен пень, они выбрали второе. И теперь поражают нас, демонстрируя безграничные возможности человеческого мозга в целом и «мозолистого тела» в частности.

Она ведь запросто может готовить суп, болтать с подружкой по телефону, смотреть сериал и выбирать себе платье для вечернего похода в театр. И что самое интересное – все это будет проделано нормально. Суп не выкипит, разговор не нарушится, сериал произведет должное впечатление, платье выберется… Знатоки психологии утверждают, что современные компьютеры, которые могут решать несколько задач одновременно, в основном нужны женщинам. Они могут толково использовать эту многозадачность. Мужчинам же все это нужно, как зайцу стоп-сигнал.

Теперь вернемся к способности женщины болтать одновременно обо всем на свете. Точнее, к неспособности говорить нормально о чем-то одном. Для нее это нормально. Ей и в голову не приходит, что говорить нужно о чем-то одном. Она уверена, что, если мы не улавливаем нить разговора, значит, просто невнимательно ее слушали! И она начинает за это нас пилить. Вот это самое грустное. Нехай бы она себе болтала о чем хочет! Так она ведь еще от нас реакции требует по каждому затронутому в разговоре вопросу…
Что здесь можно сделать, ума не приложу. Только смириться и помнить, что если она, говоря о своем будущем дне рождения, вдруг переключилась на свой конфликт с родственниками, а с него – на проблему материальных затруднений ее подруги, то это не от бестолковости хронической, а от толщины «мозолистого тела». Еще что можно: выделив для себя главную тему разговора, «выключаться», когда женщина перескакивает на что-то другое и «включаться», когда она возвращается к интересующей вас теме. Но это непросто. Такой навык приходит после длительных тренировок. Но даже асы «включения-выключения» часто попадают впросак. Почему? Да потому что в разговоре женщины второстепенных тем не бывает. Там все главное и все одинаково важное.

Но Бог с ним, если бы они всего лишь говорили много, сразу обо всем. С этим можно жить. Заткнув уши ватой, в крайнем случае… Но ведь они все время от нас чего-то хотят, чего-то ждут, чего-то требуют, на что-то обижаются. И что самое ужасное – говорят обо всем этом НАМЕКАМИ. В восьмидесяти случаях из ста женщина выскажет свое желание так, что о нем будет знать только она. Причем пожелание может быть совершенно безобидным.

Например, она может сказать: «Ой, как сегодня жарко!» – и иметь при этом в виду:
• Я хочу мороженого.

• Я хочу холодного шампанского и клубнику со льдом.

• Я хочу на море.

• Пошли уже к тебе домой.

• Хорошо ли я смотрюсь в этом полупрозрачном платье?

По их мнению, мы должны угадать правильный ответ. Якубович и Галкин со своими полями чудес, миллионерами и плевыми вопросиками отдыхают. Лучшая идея для такого денежного шоу – посадить дамочку и трех мужиков. Пусть она что-нибудь говорит, а они отгадывают, что же она хотела сказать на самом деле.

Худо еще то, что они очень упорны в своем желании говорить обиняками. С помощью такого хитро закрученного разговора легче наладить отношения и прийти к согласию с другими людьми. В таком разговоре нет агрессии, нет явной конфронтации, острые углы обходятся за версту… То есть все тихо-мирно, без наездов и мордобоя. Чего женщине и нужно… Они ведь рождены не для того, чтобы проявлять где ни попадя свою агрессию.

Потому и пытаются они любой ценой избежать прямых вопросов и заявлений. В этом они чем-то похожи на японцев, у которых прямо сказать «нет» считается верхом неприличия. Поэтому вести с ними переговоры – сущая пытка. Непонятно, действительно ли у них так складываются обстоятельства, что приходится на некоторое время перенести подписание договора, или они просто таким образом пытаются намекнуть на то, что подписывать ничего не хотят по определению. Так и с женщинами. Что скрывается за ее «да», «нет», «не знаю» – абсолютно непонятно.

Вот мы и не понимаем. А они на это обижаются. Но врожденная деликатность не позволяет им повторить свою просьбу прямо. Они лучше надуются и будут весь день потом цедить сквозь зубы: «Ничего со мной не случилось, все в порядке». И только потому, что, когда она говорила: «Ой, как сегодня жарко!», – она имела в виду: «Купи мне минералки»… А вы ответили: «Да, жарко, просто ужас…». И о чем после этого с вами разговаривать? Вы же не понимаете элементарных вещей! Бесчувственный чурбан и, если уж совсем честно, вообще порядочная сволочь…
Анекдот в тему:
– Доктор, у меня проблемы.
– Присаживайтесь, голубчик, рассказывайте.
– У меня… погасший взгляд. И дергается правое плечо.
Доктор (продолжая заполнять историю болезни):
– Валерьянка, две таблетки пофигина на ночь – и как рукой, как рукой.
– Ночами мне снится, что я строю подземные пирамиды в Тоскане. Меня страшно беспокоят сохранность фресок и поведение связующего раствора в контакте с грунтовыми водами.
Доктор (поднимает глаза):
– Что вы говорите. А чем армируете фундамент? Очень рекомендую скрученные по четыре каленые прутья, веками, знаете ли, обкатанный прием.

– Доктор, что-то идет не так. На определителе телефоны людей, которые мне не звонили, все слова на вывесках и афишах – однокоренные. Мой хомяк не разговаривает со мной четвертый день, он неподвижно сидит в углу клетки и смотрит на меня взглядом балрога, целящегося в Гэндальфа кончиком бича.
– Какой, однако же, начитанный зверек! Вы не пробовали давать ему русскую классику?
– Доктор, я чувствую и понимаю женщин…
Доктор (роняя очки на пол, вполголоса):
– Оп-паньки…
А как женщины могут выразить целую гамму чувств с помощью одной лишь интонации! «Что-то случилось дорогая?» – «Нет, все прекрасно »… В этом «прекрасно», произнесенном с ударением, целый рассказ о том, как:

– Вы задержались на работе и пришли позже обычного, хотя прекрасно знаете, что вы сегодня идете в гости.

– Придя, не обратили внимания на ее новую прическу, ради которой она полдня провела в салоне красоты.

– Помяли ее платье, когда плюхнулись, не глядя, на диван, где оно и лежало, как полагается выглаженному платью.

– Потом не могли найти дорогу и не желали из-за ослиного упрямства спрашивать у аборигенов, из-за чего вы опоздали на час.

– На вечеринке вы не спускали глаз с размалеванной девицы – двоюродной сестры хозяйки, в вызывающе короткой юбке и с декольте, доходящим до босоножек.

В этом «прекрасно» содержатся тщательно сделанные выводы о том, что:

– Такой невнимательной, эгоистичной, похотливой, упрямой сволочи, как вы, еще поискать.

– Что она была полной дурой, когда не указала вам на дверь еще три года назад, хотя должна была догадаться, что все эти цветочки и подарочки – лишь способ на время скрыть свою гнилую сущность.

– Что эти три года, если вдуматься, были сплошным кошмаром для нее.

– Что прощать такое она больше не намерена… Ну и так далее, по нарастающей.

Вон сколько всего в одном произнесенном правильным тоном и с нужным ударением слове понапихано. Мы же в состоянии уловить лишь легкое раздражение. Что-то ей, по-видимому, не понравилось… Только вот что???

При всем при этом, многие из них уверены, что мы все прекрасно понимаем, просто в силу природного свинства прикидываемся дураками. Чтобы только ничего не делать. Елки зеленые! Да лучше в лепешку расшибиться, исполняя ее капризы, чем целый день смотреть, как она ходит по квартире туда-сюда живым укором. Мы-то это знаем и понимаем. Но доказать им никак не можем. Не желают они нам верить. Впрочем, мы ведь тоже думаем, что они издеваются над нами, когда в течение часа рассказывают, что они чувствовали, когда увидели на улице бездомного котенка.

В свою очередь, женщины пытаются и в наших словах обнаружить второе дно. (Как в том самом анекдоте про рыбоньку и суку.) Они просвечивают, обнюхивают, ощупывают, пробуют на вкус любое наше слово – а не кроется ли за ним что-нибудь эдакое. Вернее, они уверены, что кроется, но вот что именно?.. То-то они так любят выраженьица вроде: «Что ты хочешь этим сказать?» и «Что ты имел в виду?». Как ей объяснить, что мы хотим сказать как раз то, что говорим? Она ведь и в этом объяснении уловит скрытый смысл. Причем обязательно негативный…
Как-то вот любят они выискивать везде что-нибудь, уличающее нас в нелюбви и неуважении к ним. Михаил Михайлович Жванецкий написал: «Милиция всегда на плохое бросается быстрее, чем на хорошее». Так вот, женщины ведут себя точно так же. Рассыпайся целый день в комплиментах, распевай дифирамбы, как гимны, размахивай плакатами с признаниями в любви, но если случайно даже не скажешь, а просто подумаешь разок что-то не совсем хорошее про нее, мысль эта отразится во взгляде, и все… Это будет мгновенно замечено, проанализировано, додумано, раздуто, снова проанализировано, но уже с других позиций… и разборка готова. Теперь вам придется объяснять, что вы не верблюд и что ваши признания в любви – это не коварный обман с целью усыпить ее бдительность, дабы потом беспрепятственно загубить ее молодость. Да.

Давно известно, что каждый человек судит по себе. В нашем случае это правило работает на все сто. Женщины говорят намеками и уверены, что мы общаемся так же. Они могут болтать двадцать четыре часа в сутки без перерыва и считают, что наше молчание – следствие обиды, смертельной усталости или незаинтересованности в разговоре и в них самих. Им удается говорить одновременно об абсолютно разных вещах, и нашу неспособность следить за всеми поворотами разговора они объясняют исключительно нашей невнимательностью.

Бороться с этим бесполезно. Просто нужно помнить, что половина из того, что говорит женщина, имеет скрытый смысл. А вторая половина вообще не имеет смысла. Ну и действовать по обстановке. Оноре де Бальзак сказал: «Женщинам свойственно доказывать невозможное на основании возможного и возражать против очевидного, ссылаясь на предчувствия». Вот с этим и приходится жить…
А в заключение этой главы предоставим слово самим женщинам.

6 вещей, которых мне говорить не нужно:

Что я поправилась.
Что случилось с карбюратором, подвеской и глушителем твоего автомобиля. Ну, если уж очень хочется, то скажи – но без животрепещущих подробностей.
Что мне не идет то, во что я сейчас одета.
Что ты не любишь детей.
Что у кого-то из моих подруг красивые ноги и грудь.
Что я вполне подхожу на роль твоей жены и матери твоих детей.

6 вещей, которые мне нужно говорить:

Что я красивая.
Что со мной тебе в постели так хорошо, как никогда и ни с кем.
Что я умная.
Что даже не просто умная, а очень.
И при этом у меня великолепное чувство юмора.
Что я не похожа на твою маму . [4]

Вещи, которые я тебе никогда не скажу:

Посмотри, вон на той девушке такое же платье.
И на ней оно сидит гораздо лучше.
К нам на работу устроилась новая девушка. У нее великолепная фигура и вообще она просто красавица. Я тебя с ней обязательно познакомлю.
Мне кажется, еще одна кружечка пива тебе не помешает.
Твоя бывшая просто прелесть!
Меня так хорошо подстригли. Больше прическу я менять не буду.
Три пары обуви для меня более чем достаточно.

В двухнедельный отпуск я возьму только одну сумку.

Глава 4 Женская типология

Женщины никогда и не хороши, и не плохи – они гораздо хуже.

Бернард Шоу



Итак, типы женщин… Что удивительно – они сами не раз пытались с той или иной долей остроумия разложить по типам нас. И все попытки были провальными. Путают что-то, в одну кучу валят, снова разгребают, так и эдак переиначивают… Сложно им. А все потому, что мы слишком одинаковы. Чем и ставим им палки в колеса – ну как можно единообразную массу на кучки разделить? Женщины – другое дело. Типы четкие, яркие… Увидишь мельком на улице – ни за что не ошибешься. За версту видно, кто идет: убежденная домохозяйка или стопроцентная деловая женщина. А уж если пару минут поговорить… Хотя они почему-то уверены, что являют собой сплошную загадку. «Хе-хе», – скажем мы и разложим все по полочкам.

Большую часть женщин можно условно разделить на пять типов. Критерий – поведение в отношениях с мужчинами. Сиречь с нами. Знать эти типы совершенно необходимо, чтобы прогнозировать, что ждет вас в обществе очередной дамочки.