Глава 5

Мифы о романтической любви


...

5.8. «Настоящая» любовь — обоюдная

Многие психотерапевты и гуманистические психологи, следуя за утвердившимся в массовом сознании мнением29, считают, что «настоящей» является только та любовь, которая обоюдная. Если ответного чувства со стороны объекта любви нет, то это привязанность, зависимость, а не любовь. Утверждение весьма сомнительное. Ведь любовь тоже базируется на привязанности. Как тогда отделить любовную привязанность от той, что недостойна названия любовной? Кроме того, любовная зависимость иногда бывает взаимной, когда оба зависимы друг от друга. Наконец, если следовать этой логике (обязательной взаимности), то выходит, что люблю я или нет, зависит не от испытываемого мной чувства, а от взаимности объекта моей любви: если он не отвечает взаимностью, то моя любовь к нему — это не любовь.


29 Например: «Неразделенная любовь так же отличается от любви взаимной, как заблуждение от истины» (Ж. Санд) или: «Любовь обретает смысл, только будучи взаимной» (Леонардо Феличе Бускалья).


Полагают30, что настоящая любовь — это светлое, радостное, позитивное чувство, и хотя негативные эмоции в связи с любимым могут появляться, но они кратковременные. Заявление, опять-таки ничем не подкрепленное. Если, например, ревнивец постоянно ревнует свою половину (испытывая при этом отнюдь не радостные эмоции), значит, он ее не любит? Отчего же он тогда ревнует?


30 Приводимые в качестве примеров высказывания принадлежат психологу М. Морозовой, но они типичны и для других авторов. Вот мнение клинического психолога М. Камелева: «Любовь всегда взаимна. Она не бывает безответной. Если безответно, то это уже зависимость. Любовь не парализует жизнь человека, она — радость. Любовь развивает личности влюбленных, что положительно сказывается также на карьере, учебе и отношениях с другими людьми. Есть ли любимый рядом или он улетел на два года в Антарктиду — он существует на свете, и это уже здорово. Любовь не мешает делать карьеру и радоваться жизни. Когда человек любит, он хорошеет, стройнеет, молодеет, волосы вьются, глаза горят. Он, конечно, жаждет видеть своего возлюбленного рядом с собой. Но не перестает хотеть еще чего бы то ни было в жизни».


Ну а что стоят следующие утверждения про «настоящую» любовь: «Если я радуюсь тебе и твоим радостям, а ты радуешься мне и моим радостям, если нам радостно и комфортно вместе, значит, мы любим друг друга». Когда я в студенческие годы радовался успехам на экзаменах своих сокурсников, я и не подозревал, что, оказывается, это было выражением моей любви к ним, а не товарищеских отношений. Или: «Любовь — это активная заинтересованность в жизни и свободном развитии объекта любви. Я люблю тебя, но каждый из нас свободен (в своих мнениях, в принятии решений). Главный критерий любви: нам хорошо вместе и нам хорошо отдельно. Если тебе будет лучше без меня, я пойму и отпущу тебя с пожеланиями счастья. При настоящей любви не важно присутствие любимого человека, ты не страдаешь без него, даже если он уехал или ушел навсегда» (!? — Е. И. А как быть с требованием взаимности для настоящей любви?)31. «Конечно, это грустно, — продолжает М. Морозова, — но ты не погружаешься в длительные страдания, так как ты не испытываешь в нем нужды, ты желаешь ему счастья». Какая идиллия: полюбили немного друг друга и разошлись как в море корабли, прямо как при «курортном романе». Ну а если один не захочет расходиться, значит, считает психотерапевт, у него возникла любовная зависимость, патологическая любовь. Однако если следовать этой логике, тогда все, кто находится в состоянии влюбленности, испытывают зависимость, ведь им кажется, что они не могут жить друг без друга. Кстати, по мнению М. Морозовой, влюбленность (при которой «сносит крышу») относится к первой стадии наркоманической любви.


31 Замечу, что эти высказывания вступают в явное противоречие с пониманием настоящей любви как обоюдной.


Очевидно, что любовная зависимость может быть разной и у некоторых субъектов носит патологический характер, становится аддикцией. И большей частью эта зависимость проявляется при неразделенной любви, неся массу негативных эмоций: большую часть времени зависимого переполняют тревога, беспокойство, страхи, неуверенность, сомнения, ревность, зависть, злость, раздражение по отношению к «любимому». Но все это следствие настоящей, хотя и неразделенной, любви, а не ее суррогат.