Глава 15

Разрыв супружеских отношений

Еще Вильгельм Райх (1997), одним из первых поднявший проблему супружеского неблагополучия, отмечал, что по результатам его исследований 93 супружеских пар оказалось, что плохие отношения или явная неверность наблюдались в 66 случаях, впавшие в пессимизм или больные супруги — в 18, очень сомнительная ситуация, но внешне спокойная, отмечалась в 6 парах, а действительно хорошие отношения — только в трех супружеских парах! Причем ни один из трех браков, которые он охарактеризовал как благополучные, не насчитывал трех лет.

«Я проводил исследование, и оказалось, что счастливых семей нет вообще. Люди не умеют ни себя любить, ни других. По официальной статистике, у нас на 100 браков 70 разводов. А я говорю, что на 100 браков все 100 % разводов. У нас семей как таковых нет. Просто люди изолированно живут на одной территории. Я исследовал семьи, где брак длился лет 10–15, и спрашивал женщин: “Вы бы сейчас вышли замуж за вашего мужа, при условии, что все повторится, как было?” И наоборот для мужчин. В результате только 5 % мужчин и 9 % женщин не сожалели, что связали свою судьбу с данным партнером. Из 11 400 семей оказалось только пять, где есть взаимный выбор». Эти данные, полученные в наши дни психотерапевтом М. Литваком, к сожалению, реально отражают действительность. Отсюда большой процент разводов, означающих конец любви между супругами.

За последние полвека уровень разводов в цивилизованных странах, включая Россию, медленно, но неуклонно повышается. К сегодняшнему дню в США он достиг 43 %, в Англии — 42 %, в России — 41 %. Еще больше разводов в больших городах: от 51 % в Нью-Йорке до 49 % в Москве. Кстати, несколько десятков лет назад президент США Р. Рейган, снижая налоги для Американской ассоциации психотерапевтов, взял с руководства Ассоциации слово, что они уменьшат число разводов в стране. Слова своего психотерапевты не сдержали, но провели массу исследований и пришли к выводу, что основная причина разводов — неправильный, ошибочный выбор супружеского партнера.

15.1. Возрастная динамика разводов

По отечественным данным, у мужчин наблюдается два пика разводов (А. Г. Хрипкова, Д. В. Колесов, 1982). Первый приходится на 25–29 лет и характерен для тех, кто вступил в брак в молодые годы (часто с женщинами старше себя) с целью обеспечения себя городским жильем и постоянной пропиской в годы учебы или при поступлении на работу. Когда брак по расчету утрачивает значение способа с удобствами прожить относительно трудный период жизни, неизбежно следует решение, что пора разводиться.

Второй пик (около 20 % от общего числа разводов) приходится на возраст 35–39 лет, и его причинами являются интимные связи с другими женщинами, особенно во время долгих отлучек в семье в связи с поездками на учебу при повышении профессиональной квалификации (аспирантура, краткосрочные курсы и т. п.).

По американской статистике, за исключением возраста 15–19 лет, чаще разводятся мужчины, чем женщины (рис. 15.1).


ris9.png

Рис. 15.1. Показатели количества разводов для мужчин и женщин в зависимости от возраста (поданным National Center for Health Statistic, Monthly Vital Statistics Report, March 22, 1995)

Наибольшей прочностью отличаются браки, заключенные женщинами в возрасте 20–24 лет, наименее — если невесте 15–19 лет и 30–34 года.

Женщины раньше и сильнее начинают испытывать неудовлетворенность браком; и именно они часто являются инициаторами разводов (Kelly, 1982). В России реже разводятся женщины с высшим образованием, чаще — с неполным средним и средним образованием.

Количество разводов зависит от возраста супругов: максимум — между 20 и 30 годами, минимум — в возрастах старше 50 лет.

Однако, по мнению С. Кратохвилла (1991), важен не возраст мужчины и женщины, а стаж их совместной жизни. По его данным, первый кризис наступает на 3–7-м году совместной жизни (для мужчин это возраст 27–33 года, а для женщин — 22–28 лет), второй — через 17–25 лет совместной жизни (для мужчин — в возрасте 42–50 лет, для женщин — в 37–45 лет) (рис. 15.2).


ris10.png

Рис. 15.2. Развитие кризисов в семейных отношениях

Правда, здесь данные несколько расходятся. Одни исследователи считают, что максимум разводов приходится на первые 5–10 лет супружеской жизни, а минимум, приближающийся к нулю, — при длительности брака 30 и более лет. В последнем случае ускорителем принятия решения о расторжении брака может быть уход детей из семьи: супруги понимают, что больше нет необходимости оставаться вместе ради детей. Другие исследователи приводят статистику, полученную на основании исследования, проведенного в 62 странах: пик разводов падает на четвертый год супружества и объясняется тем, что через 3–4 года люди уже не могут выделять амфетамины, влияющие на чувство влюбленности, в достаточном количестве, так как вырабатывается приспособляемость организма к ним и их требуется все больше и больше.

Пары, сумевшие пережить этот период, должны быть благодарны другим химическим веществам — эндорфинам, оказывающим, подобно морфию, успокаивающее действие. Супруги в этот период, называемый привязанностью, испытывают наслаждение от очень простых чувств. Это долгожданный штиль после бури страстей.

К. Янг в США и Д. Шервуд в Англии установили, что самые прочные первые браки наблюдаются у мужчин, воспитывавшихся в полных и благополучных семьях и имеющих сестер, близких по возрасту — чуть моложе или чуть старше. У таких мужчин доля разводов составляет лишь 20 %.

Чаще всего ошибаются в выборе жены сыновья одиноких матерей (разведенных или вовсе незамужних), а таким является каждый третий мужчина. У них доля разводов в первых браках составляет около 60 %. При этом выбор их столь неудачен, что во второй брак они вступают в среднем через пять лет после того, как распался первый. Но, как говорится, на ошибках учатся, и вторые браки у них так же стабильны, как и у тех представителей сильного пола, кто вырос в полных семьях. Вообще повторные браки гораздо стабильнее: только четвертая их часть распадается.

Четыре ситуации, особенно способствующие разрыву

1. Осознание несправедливости в отношениях, что приводит к полному горечи сведению счетов, касающихся преимуществ или потерь для каждого из партнеров (Berscheid, Walster, 1978).

2. Разочарование, досада, когда совместная жизнь партнеров теряет силу чувств и становится рутинной (Francescato, 1992).

3. Неодинаковость интеллектуального и культурного уровня и вкусов (Hill et al., 1976).

4. Потребность у мужчины пользоваться властью; Брем (Brem, 1985) говорит об эффекте донжуанства, свойственном мужчинам, которые быстро перестают удовлетворяться имеющимися отношениями и стремятся все к новым «победам».

Мезоннев Ж., Лами Л. 2006. С. 204