Глава пятая

Неосознанная свобода


...

Костюм свободного покроя

– Да, Андрей, пейзаж получился – не из приятных. Вспахали поле, хотели зерно вырастить, удобрили непонятно чем, а в рост одни сорняки пошли… И что порекомендуют «агрономы»?

Я пробую иронизировать, но на самом деле мне не до шуток. До меня потихоньку доходит смысл слов Андрея, становится очевидным разрушительный потенциал моих собственных речей об образовании…


– Мы должны начать это менять. Сейчас общественное мнение нужно нам как никогда, потому что общественное мнение – это, как ни странно, единственный реальный гарант нашей защищенности, понимаете? Если общественное мнение считает, что унижать человека неправильно, то не может быть такой ситуации в суде, когда судья измывается над подзащитным.

Если общественное мнение говорит, что это зазорно, что человека нельзя унижать, что ему нельзя говорить гадости, оно ограничивает подобные проявления гораздо мощнее всех официальных законов! Если же общественное мнение, кроме того, считает, что законы справедливы и продуманны, то чиновник уже не позволит себе их передергивать или игнорировать. Это просто невозможно будет сделать, понимаете?

Я хочу ТАКОЕ общественное мнение, которое во главу угла поставит человека с его правами. Я хочу общественное мнение, которое говорит: у человека есть право жить так, как он хочет, если эти его желания не травмируют окружающих.

– Андрей, я тоже хочу иметь доверие к государству, чтобы как-то осмысленно голосовать, чтобы это не было каким-то скоморошеством вопреки всему. Я очень хочу довериться врачам, если заболею. Я очень хочу чувствовать себя человеком в суде… Но ведь не получается!

Я пробовала, честное слово, и не раз, и у меня ничего не получилось. Вот, например, прихожу в суд – разбираться, почему у меня права водительские забрали. Не согласна я с решением сотрудника ГАИ, ну имею же право! А госпожа судья и говорит, точнее, кричит мне в лицо, цитирую дословно: «С чего вы взяли, что я поверю вам, а не сотруднику ГАИ?

Ну почему как рабочий или колхозник, так сразу все понимает и платит (это про штрафы), а как с высшим образованием или начальник, так начинается (а это уже про мое несогласие, плюс в этот момент она пробегает глазами анкету с моими данными и вот так их комментирует)! Вы что, самая принципиальная?! Ага, еще и на “Мерседесе”…»

Пару дней я пыталась оправиться от услышанного, в первый раз все-таки, потом решила обратиться в районный суд и сообщить (а то, может, они не в курсе?), что у них профнепригодные сотрудники служат: «Ребята, у вас тут немножко оскорбление граждан и ущемление свобод, дискриминация по социальному признаку, статья Конституции РФ номер девятнадцать». А мне с возмущением: «Как вам не стыдно жаловаться на судью, идите отсюда!» Ну и что делать после этого? Президенту письма по Интернету писать?

Согласитесь, мы все хотим, чтобы медицина была хорошая, чтобы суд был честный и уважал наши права, чтобы гаишники были джентльменами. Мы же ВСЕ этого хотим? Покажите хоть одного, кто не хочет! А как мы можем это изменить? Я не понимаю.


– Я думаю, что мы должны просто начать по-другому думать. У меня нет здесь другой рекомендации, кроме как начать по-другому думать.

– Да, объявим в метро: «Товарищи, давайте начнем все думать по-другому». И что, на следующий день мир изменится?

Кажется, я уже начинаю сердиться и даже раздражаться. А что делать, если совет такой неконкретный? Надеюсь, Андрей простит мне эти «неправильные» эмоции.


– Нет, если повесить объявление, то не изменится. Но мы же сами и есть все эти учителя, врачи, милиционеры, чиновники, мы все – «они»! Знаете, меня всегда очень смущают пациенты, которые десять лет вворачивались в свой невроз, причем основательно так вворачивались, с самоотдачей, а потом хотят за час все исправить. Ну мы за час сможем только какую-то определенность получить в сложившейся ситуации, а еще за час – пути выхода рассмотреть. Но увидеть путь и пройти путь – это не одно и то же. Если неврозу десять лет – то год придется выходить. Если год – то как минимум пару месяцев. А как иначе?..

И мы же непозволительно долго вкатывались в ту жизнь, которая так сильно нам теперь не нравится. За день исправим или за месяц? Много лет потребуется! И это естественно. А хватать себя за космы и сокрушаться – мол, давайте сейчас все это возьмем и враз переменим! – это наивно и несерьезно. Мы сформировали ложное мнение о самих себе: с одной стороны, мы – «великие», с другой стороны – у нас «все плохо» и «все плохие». Может, уже будем реформировать свое черно-белое мышление? Избавимся от ярлыков и подумаем о том, как бы нам увидеть во всем этом безобразии конкретного человека. И увидев его – то есть себя! – начнем его уважать, ценить, видеть в нем личность и признавать права этой личности.

Минус ярлыки, плюс уважительное отношение к каждому человеку – вот дорога, которая гарантирует нам те изменения, на которые мы уповаем. И в добрый путь! Это способ формировать ПОЗИТИВНОЕ общественное мнение, и другого способа получить искомое у нас просто нет.

Мы должны начать активно позиционировать наши права. Мы имеем право так думать, так высказываться, принимать такие решения и так действовать. Мы имеем право. И вот тогда мы все начнем это чувствовать: что имеем право на достойную жизнь, на достойное обращение с самими собой, на то, чтобы нас принимали в расчет, чтобы с нашим мнением считались; и чем большее количество людей будет это чувствовать, тем скорее трансформируется и наше общее «общественное мнение». Конечно, все это по щелчку, по звонку, по команде не случится. Но мы должны понимать, что, увы, произошла огромнейшая трагедия, мы пережили утрату объединяющего нас мировоззрения, и как результат – стали заложниками негативного мировоззрения.

– Абсолютно негодного для носки и травмирующего нас самих.

– Да, которое только ухудшает нашу и без того непростую ситуацию. А сейчас нам предстоит кроить и шить новое. И если возникает вопрос ко мне как к доктору: «На кого шьем?» – то я отвечаю просто: «Давайте сразу шить на свободного человека, словно бы у него нет перечня всех этих страхов, которые сейчас его ограничивают». Мы должны шить этот «костюм» на человека, который понимает, что он живет в обществе и уважает общество, в котором он живет, но не за просто так, а за то, что общество уважает его – конкретного человека.

Давайте сразу шить на человека, который имеет право на защиту своей личности и достоинства. Давайте шить на человека, который никому ничего не должен, но он может и хочет делать что-то для других просто потому, что он имеет такую возможность и обладает такими человеческими качествами, которые побуждают в нем это желание. Давайте шить вот на такого человека! Пусть пока это будет платье на вырост и мы некоторое время будем выглядеть в нем слегка нелепо или даже комично. Но, в конце концов, мы вырастем, и этот костюм нам будет впору. Но мы должны иметь эту перспективу – направление роста.

Как осуществить эту кройку и это шитье? Очень просто: надо начать говорить о том, что такой человек, на которого мы шьем, есть. Что он есть в каждом из нас, может быть, он и не явлен еще в должной мере, «скрыт» в нас, но он есть. Да, пока в нас и плебейства много, и люмпенства, и иждивенчества, зависти, халтуры… Но мы сейчас НЕ БУДЕМ говорить об этом. Поскольку нас интересует не перечень недостатков, а перечень потенциальных возможностей и достоинств.

Так что говорить мы будем о том, что внутри каждого из нас живет человек, которого можно и должно уважать; человек, который способен на благородные и социально ответственные поступки, у которого есть права, и в том числе – право жить так, как он считает нужным. Мы будем говорить, что мы – каждый из нас – это человек, который осуществляет сознательный выбор – жить в соответствии с этим внутренним императивом свободы – и лично несет всю полноту ответственности за принимаемые им решения. И когда мы начнем об этом человеке говорить как о данности, он станет данностью. У нас просто другого пути нет!

Мне кажется, что этим отличаются все мои книги от другой литературы психологической тематики, с которой я знаком: я рассказываю о человеке, который… в общем, о хорошем человеке я рассказываю.

– То есть не о человеке, который есть, а о человеке, который будет? Или должен быть?

– Который УЖЕ есть в каждом из нас.

* * *

Я, конечно, понимаю, что Андрей Курпатов – психотерапевт и его рекомендации относятся прежде всего к тому, что у нас в головах, а не снаружи. Но как можно говорить только о хорошем и молчать о плохом? Не замечать этого плохого? А если это относится лично ко мне? Если мне именно сейчас, при сегодняшнем общественном мнении, нужно, например, ехать к областным чиновникам и собирать документы на оформление дома и участка в пригороде? Да еще и все знакомые как сговорились – наперегонки советуют дать эту пресловутую взятку. Без нее, говорят, или ничего не получишь, или будешь три года пороги обивать. Подруга Наталья – агент по недвижимости – призналась, что недавно только в кадастровую палату этой области две тысячи долларов отдала. А в деревне подсказали, кому из чиновников какими «борзыми щенками» давать: кто весь свой улов из Вуоксы им отвозит, кто дичь, собственноручно подстреленную. Неужели без взяток совсем никак?

И тут во мне проснулся исследовательский инстинкт. И азарт бешеный: а попробую-ка я без взяток, вот так! Будь что будет. И я ринулась в бой. Конечно, пришлось пройти самой все эти кабинеты не по одному разу. Да, иногда я натыкалась на «специальные» взгляды и фразы. Но – о чудо! – я не заплатила ни одной копейки мимо кассы! (Если, конечно, не считать бутылки шампанского перед Новым годом.) Более того – я своими глазами увидела и убедилась в том, что, во-первых, если ты не собираешься давать взятку, то в половине случаев чиновники ее от тебя и не ждут, и тем более не требуют. А если ты еще и относишься к ним приветливо, с пониманием, по-человечьи, то готовы войти в твое положение и сделать даже то, что не относится к их прямым обязанностям. И теперь мне еще кто-то будет говорить, что без взяток у нас никак?!

Психология bookap

Да, не все то правда, что общественное мнение!

И еще я на практике убедилась в правоте слов Андрея о том, что хороший человек находится в каждом из нас. Если ты искренне считаешь чиновника, к которому обращаешься, честным и профессиональным, если ты пришел за своим, без задней мысли и желания что-то «вымутить», если ты сам ведешь себя уважительно, то в ответ на такое отношение отзывается его хорошая часть, честная и человечная. Та, на которую мы будем шить костюм…