Глава четвертая

Счастье вдруг…


...

Там счастья нет!

– Давайте пожелаем западным людям еще больше счастья в работе и личной жизни и вернемся к своим. А как россиянину достичь счастья? Особенно в такой неблагоприятной обстановке.

– Первое, что всем нам нужно понять, – это то, что счастья нет ни за каким горизонтом. В книге «Самые дорогие иллюзии» я как раз описываю эту психологическую ошибку – иллюзию счастья. У нас подсознательно есть эта иллюзия, что мы, мол, сейчас как-то соберемся необыкновенным образом, эх-ухнем, и через четыре года тут будет город-сад, а аккурат в 1984-м коммунизм в стране наступит. Мы как-то очень искренне и в то же время наивно приняли на веру этот сомнительный тезис – прилетит вдруг волшебник в голубом вертолете. И еще что лучше три дня потерять, а потом за час долететь. Лететь, как это ни прискорбно, придется всегда, потому как рая на земле нет и не предвидится. Так что придется летать – туда, сюда, туда, сюда – всю жизнь. А три дня потерять нужно просто потому, что без этого вообще никаких полетов не будет.

Андрей, но сейчас, и ответы моих респондентов это показывают, настроения меняются и некоторые уже не ищут счастья в будущем, находят его в прошлом: счастье это то, что было. По прошествии двадцати лет человек понимает, что когда был молод и что-то делал – вот именно тогда он был счастлив. И вряд ли это повторится.

– Ну, это лукавство, я вам скажу! Оценить себя со стороны невозможно, это самая необъективная из оценок. Изнутри себя оценивать без толку, а со стороны – вообще полное безобразие. Вот давайте подумаем… Если бы счастье в жизни человека закончилось окончательно и бесповоротно, он должен был бы, как порядочный человек, лечь в гроб и помереть. Если он действительно думает, что в его жизни, как в анекдоте, «все уже было», то в целом надо с этой жизнью заканчивать. Точнее, сначала к психотерапевту, а за тем в аптеку – за антидепрессантами.

Ну, надежда умирает последней…

– Поэтому я и говорю, что есть в этом ответе на ваш вопрос определенное лукавство, которое я не поддерживаю только по той причине, что оно глубоко пессимистического свойства и ни к чему хорошему не приведет, а к плохому – сколько угодно. В действительности мы все живем надеждой на счастье, на то, что станет лучше, что все еще наладится. «Счастье будущим живет», как писал Пушкин Александр Сергеевич. Люди верят, надеются, ждут: «Вот разведусь со своей женой ненавистной, найду себе женщину, которая меня полюбит и будет родной душою, и наступит мне счастье. Вот поменяю свою рухлядь, которая глохнет на каждом перекрестке, на новую машину и буду счастлив абсолютно. Вот будет у меня работа, где я смогу реализовываться на 100 %, и будет мне счастье». Живет счастьем…

Так что предложите ему: «А давай, дружок, прямо сейчас по SPA-программам всяким разным пройдемся, будет тебе полное восстановление жизненных сил организма. Потом подыщем тебе девушку мечты твоей незаурядную, новую машину приобретем, новые дом-квартиру-дачу. Да, еще сразу отпуск на Канарах! Ну и дальше работу распрекрасную организуем, на которую ты приходишь, а там все от тебя в восторге, тебе все подчиняются, и ты рулишь там по полной программе, всего добиваешься…» Где, он скажет, у него счастье? Вот тут, где мы ему нарисовали. У него оно сразу появится «в будущем», понимаете? Это психологический закон.

Но и то и другое – лукавство. «Счастье в будущем, счастье в прошлом»… Теория одна! Счастье – это не «полный комплект всего для полного счастья». Счастье – это специфическое переживание, которое вы или натренировали в себе, или не натренировали. Если ты не умеешь чувствовать себя счастливым, если навыка соответствующего у тебя нет, если ты сам – одно сплошное брюзжание и жалобы на несправедливость жизненных обстоятельств, то счастье тебе заказано. И все твои реминисценции в прошлое – это только жалобы, а все твои проклятия, предпосланные будущему, – саморазрушительные действия, ничего больше.

Психология bookap

Есть такой замечательный режиссер и актер Антон Адасинский, руководитель театра «Дерево», и он как-то раз замечательно по этому поводу высказался – мол, надо в один какой-то момент остановиться, наконец, и понять, что линия горизонта – это то, что у тебя под ногами, а небо начинается от земли. Это – правда. И там вдали линия горизонта, и линия, что у тебя под ногами, – та же самая линия горизонта, только если смотреть на нее из другой точки. А небо действительно начинается от земли. Поэтому ты уже, в общем-то, в небе. И счастлив, если ты это понимаешь: счастье – это не какое-то неимоверное достижение, счастье – это нехитрая способность оглядываться по сторонам.

В общем, я бы предложил закончить всю эту ахинею с попытками добраться до некоего счастья за границей канадской и понять: счастье – это, во-первых, результат твоих собственных усилий, во-вторых, это просто такое переживание (умеешь его чувствовать – хорошо, не умеешь – прости, пожалуйста, никакими средствами тебе не поможешь) и, в-третьих, это навык, привычка, умение замечать и ценить то хорошее, что всегда есть в жизни. Вообще же, по моему глубокому убеждению, счастье – это привычка так себя чувствовать. Умеешь – в любых обстоятельствах сможешь чувствовать себя счастливым, хотя бы чуть-чуть, но по-настоящему. А не умеешь, то что с тобой ни делай, как над тобой ни колдуй, какие блага неземные к ногам твоим ни клади – тоска зеленая и спасите-помогите.