2.3. Тайны автографов выдающихся людей

Анализ подписи включает в себя несколько этапов, позволяющих составить психологический портрет человека, узнать влияние среды, в которой формировался характер. Подпись тех, кто получил хорошее воспитание и образование, общался с людьми, обладавшими вкусом и широтой взглядов, легко отличить среди множества других подписей.

При графологическом анализе подписи принимаются во внимание как общие признаки почерка, так и частные. К первым относятся гармоничность и геометрическая выдержанность почерка, а вторые включают в себя нажим, наклон букв, связанность букв в словах, написание отдельных букв и особенности конечного росчерка.

Анализ этих графологических признаков позволяет не только выявить особенности характера писавшего. Графологами уже давно замечено, что стиль написания отражает в некоторых случаях профессию или особый уклад жизни.

Особенными чертами обладает почерк видных военноначальников, писателей, учителей, врачей, артистов – тех, кого называют выдающимися людьми. В почерке обнаруживается уровень образованности человека, развитость его вкуса, желание обратить на себя внимание.

Владимир Путин

Перед нами целеустремленный, честолюбивый человек, мечтающий о многом (рис. 157). Двигаясь вверх, он не только приучил себя к сдержанности, но и накопил в себе много агрессивности, проистекающей из большого честолюбия и излишней критичности к себе и окружающему миру.

Путин весьма жесткий прагматик, во имя победы он не погнушается и грязной работой, для него цель оправдывает средства.

Рис. 157

Живет с оглядкой на прошлое, быстрое изменение ситуации иногда выводит его из равновесия и даже вызывает агрессивные действия. В силу своей натуры Путин может менять свои принципы, но не устремления.

Умеет работать в команде, но твердо охраняет свое личностное пространство, что не мешает ему быть эффективным лидером, увлекая людей за собой.

Мыслит глобально, обладает хорошей интуицией и развитой сенсомоторикой. В профессиональной деятельности далеко не всегда полагается на свою интуицию, причиной чего является приобретенная в молодости сдержанность. В то же время попытки логического анализа, подменяющие интуицию, зачастую приводят к результатам, не удовлетворяющим Путина.

Дмитрий Медведев

С детства приучен последовательно, основательно, терпеливо подходить к любому делу или ситуации (рис. 158). Умение аналитически мыслить является его отличительной чертой. В нем живет желание все тщательно обдумывать и взвешивать; в значительно меньшей мере в нем живет дух карьеризма.

В силу критического отношения к делу и, особенно, к себе склонен к индивидуализму. Обдумывая свои идеи, ревностно относится к ним, весьма критично воспринимая идеи, поступающие от других людей. Однако критические замечания он высказывает весьма дипломатично.

Многие хорошие качества в этом человеке заложены с детства. В первую очередь, это уважение к другим и чувство собственного достоинства.

В некоторых случаях Дмитрий Медведев не сразу оценивает всю ситуацию в целом, этому мешает излишняя рациональность, частые обращения к прошлому опыту, неумение «взлететь» и посмотреть на проблему сверху, охватив ее целиком.

Рис. 158

Обладает завидной способностью адаптироваться к новым условиям, очень пластичен, но с трудом прогнозирует тенденции изменения ситуации.

Сергей Иванов

Осторожность, скрытность, сдержанность в высказываниях и проявлениях чувств – вот что выдает подпись Сергея Иванова (рис. 159).

Рис. 159

Он последователен в делах, терпелив. Общительный, хочет, чтобы его видели и слышали. Получает удовлетворение от работы, где приходится общаться с большим количеством людей. При этом он любит находиться на первых ролях; если ему предстоит совместная работа с группой людей, он постарается возглавить эту группу.

Иванова радует не только сам процесс работы с людьми, но и ощущение, что он приносит пользу. Он не имеет склонности разрабатывать стратегические планы, но если перед ним поставлены задачи, которые хорошо структурированы и детализированы, то он охотно, с энтузиазмом возьмется за их решение, в полной мере проявит организаторские способности. Поддержка окружающих его людей придает ему силу и желание выполнить «на отлично» поставленные задачи.

Для Сергея Иванова характерно частое обращение к прошлому, в нем живет ностальгия. Воспоминания помогают при решении различных вопросов, частично компенсируя малую склонность полагаться на свою интуицию.

Михаил Ходорковский

Сразу бросается в глаза способность хорошо концентрировать свое внимание, что позволяет не разбрасываться (рис. 160). Перед нами человек, не отличающийся агрессивной напористостью, со сдержанными манерами, обладающий независимостью в суждениях и поступках.

Острый и критический ум позволяет достигать заметных результатов в делах, за которые он берется. Хорошая наблюдательность позволяет замечать то, мимо чего проходят другие, а критический ум способствует внесению эффективных изменений.

В Ходорковском живет потребность быть понятым друзьями и знакомыми, он старается строить душевные и доверительные отношения с окружающими.

Он не любит делать в одиночку ту или иную работу. Ему больше по душе командные действия, но это не означает, что ему не хватает сил и мужества.

Рис. 160

Стоит обратить внимание еще на один момент в характере Ходорковского. Весьма часто он начинает «начальствовать» там, где это не требуется, устраивает бурю в стакане воды. Это больше касается бытовых ситуаций. Видимо, ему не хватает уверенности в себе, отсюда и некоторая зажатость в выражении эмоций, что находит свое отражение в почерке.

Григорий Явлинский

Стратег с удивительным даром предвидения грядущих событий (рис. 161). Составление планов на будущее – его стихия. Он любит общаться с людьми в ситуациях двух типов – когда он излагает свои стратегические планы, а окружающие со вниманием и восхищением слушают его, или же когда он словом направляет людей на воплощение в жизнь своих идей. Он хорошо предвидит изменения в экономической сфере, в меньшей мере он ощущает изменения в людях и их отношениях к нему и его идеям.

Настроение Явлинского подвержено частым колебаниям, в нем постоянно присутствует неудовлетворенность тем, что задумано, ему хочется чего-то более совершенного и всеобъемлющего.

Рис. 161

Очень обидчив, еще с детства, не любит находиться в состоянии непосредственного соперничества с кем-либо. Поэтому политические дебаты не являются его сильной стороной.

Он перенес некоторые свои привычки из детства во взрослую жизнь, поэтому иногда напоминает маленького ребенка, капризного, обидчивого, который сознает свое умственное превосходство и считает, что он может и должен руководить другими – исполнителями его замыслов.

Владимир Жириновский

Обладает большой внутренней силой (рис. 162). Не привык придерживаться обычной рутины.

Часто действует под влиянием эмоций, не скрывая и не сдерживая их. Его личность интересна, необычна и очень противоречива. Сильно развит дух соперничества.

Весьма агрессивен, оставляет за собой право первого удара. Проявляет нетерпение по отношению к тем людям, которые принимают решения.

Рис. 162

Он скрытен, далеко не всегда относится с уважением к людям. Очень артистичен, что позволяет ему производить на окружающих нужное ему впечатление. Иногда бывает вульгарен.

Поражает его реакция на изменение ситуации. Ответная реакция может быть как физической, так и интеллектуальной. Жириновский обладает завидной способностью точно и ясно выражать свои мысли, часто преднамеренно задевая окружающих, провоцируя их. Политика – его стихия.

По-видимому, агрессивное поведение отчасти является еще и защитной реакцией, так как в глубине души он человек весьма ранимый и обидчивый.

Виктор Зубков

Перед нами отличный организатор, требовательный к себе и другим (рис. 163). Он категоричен, мало кому доверяет, поэтому привык лично вникать во все дела и проверять, в каком они находятся состоянии. Часто при принятии решений обращается к прошлому. На работе людей подобного типа скорее уважают, чем любят.

Рис. 163

Хотя Виктор Зубков не обладает даром стратегического мышления, порученную ему работу он выполняет очень качественно. Гордится тем, что уже успел сделать. Правда, живет в нем и некоторая неуверенность в себе. Отсюда и категоричность, и стремление доказывать себе и другим, что он чего-то стоит. Хорошо помнит нанесенные ему обиды.

Был момент в его жизни, когда ему стало казаться, что карьера не удалась. Но он воспрял духом, когда получил новое высокое назначение и приступил к выполнению поставленных перед ним задач.

Валентина Матвиенко

Глядя на подпись, можно сказать, что ее обладательница энергична и самолюбива (рис. 164).

Хорошо заметны тенденции к проявлению амбициозности и упрямства. Прописная буква «В» выдает артистизм.

Губернатор Санкт-Петербурга любит быть заметной, носить яркую одежду и броские украшения. Неординарна она и в принятии решений, зачастую идя наперекор окружающим ее людям и поступая так, как только она сама считает нужным. У нее весьма смелая натура, что подкреплено хорошей пластичностью. Это позволяет ей действовать быстро и активно даже в незнакомых ситуациях.

Она решительна, но зачастую действует под влиянием эмоций, мало обращаясь к логическим рассуждениям. Редко пытается принимать стратегические решения, не чувствуя себя уверенно в этой сфере.

Рис. 164

Валентина Матвиенко умеет работать в команде, четко выполняя полученные свыше указания. Она коммуникабельна и за счет своей энергичности старается занять ключевое место в коллективе, не получая удовлетворения от рядовой работы наравне со всеми.

Теперь обратим внимание на анализ почерка людей, оставивших заметный след в истории России.

Аркадий Гайдар

В подписи Аркадия Гайдара бросается в глаза написание заглавной буквы «Г» и разнотипность двух строчных букв «р» (рис. 165).

Первая буква «р» выглядит очень скромно, но написана с нажимом при движении руки вниз. Петля маленькая и закругленная. Очертания букв имени отражают становление характера в юношестве. Судя по букве «р», Гайдар в этот период выбрал для себя путь компромиссов и экономии усилий.

Ему было свойственно несколько расслабляться после разрешения сложных жизненных ситуаций. Однако нажим, использованный при написании букв имени, указывает на решительность и бойцовский нрав молодого Гайдара, его мужество.

Рис. 165

Казалось бы, в его биографии не было ничего особенного. В 14 лет он вступил в Красную армию. В 15 лет был тяжело ранен в бою, а в 17 – уже командовал полком. Это удивительно? Пожалуй, нет. И. Уборевич в 23 года командовал целой армией, а Н. Щорс в 24 года командовал крупными соединениями. Это был удивительный период в истории государства.

Время торопило, и люди взрослели стремительно, поэтому написанный двадцатилетним Гайдаром рассказ «Р. В. С.» удивляет зрелостью писательского мастерства. Но дело не только в природной литературной одаренности. За плечами была суровая школа житейского, революционного и боевого опыта.

Жизнь А. Гайдара неотделима от армии. Еще в Сибири в промежутках между боями он пишет свою первую книгу «В дни поражений и побед», мечтает поехать учиться в военную академию.

Но последствия ранений мешают мечте осуществиться. Уволенный в запас по состоянию здоровья, А. Гайдар оставался бойцом по духу, он всего лишь сменил род оружия.

Он начинает работать корреспондентом – сначала в пермской газете «Звезда», а затем уже в других городах и газетах. Любимый жанр Гайдара-журналиста – фельетон. Его фельетоны направлены против бюрократов, ловкачей, стяжателей, хапуг и потребителей. Фельетоны пронизаны непримиримостью ко всему, что мешает становлению государства в те годы.

Отражение нового этапа в жизни можно найти уже в написании фамилии. Очень интересная буква «Г», своим концом она снизу подчеркивают все буквы фамилии. Подобный росчерк характерен для людей романтичных, чьи мысли часто возвращаются к прошлому. Стоит ли удивляться, ведь сюжеты произведений Гайдар брал из своей жизни, наполненной встречами и событиями. После заглавной буквы отдельно стоят сцепленные буквы «а» и «й». Обе немного наклонены влево, что говорит о собственном мнении, способности бороться за свои убеждения, принципиальности и некотором несоответствии характера писателя и обстановки, в которой он творил.

Остальные буквы написаны с большим наклоном вправо – непримиримости стало меньше, зато очень явственно проступает чуткое и заботливое отношение к людям. В букве «д» ощутимо чувствуется обращение к своему прошлому. Первая буква «а» открыта сверху, у нее отчетливо виден отросток. Это был такой период в жизни, когда надо было обязательно достичь значимого результата, написать произведения, приносящие внутреннее удовлетворение. Вторая буква «а» уже закрыта, отросток слабо выражен. В этом проявляется прагматизм писателя, честолюбие, желание высказываться лишь для достижения значимых целей.

Очень сильна последняя буква «р». Длина отростка, кинжальный вид петли напоминают о бойцовских качествах, умении выражать свою мысль, мгновенно реагировать на ситуацию. Но при этом вместо привычного замкнутого овала, как в первой букве «р», – разомкнутый, раздутый овал, переходящий в конечный росчерк.

Удивительно красивый взмах пера, полет – и возвращение обратно, словно что-то удерживает. Есть в этом взмахе полет фантазии талантливого человека, есть решимость, но нажим пера уменьшается, а целостности овала уже нет. Можно лишь предполагать, чем вызван этот возврат к прошлому. Вспомните маленькую букву «р» из времен молодости. Компромиссность характера под влиянием обстановки в стране вновь дала о себе знать, снова появились мысли «что писать?» и «как писать?». В 1938 году в письме к своему другу писателю Рувиму Фраерману, написавшему книгу «Дикая собака динго, или Повесть о первой любви», А. Гайдар пишет: «Тревожит меня мысль – я очень изоврался... иногда я хожу близко около правды... иногда вот-вот... она готова сорваться с языка, но будто какой-то голос резко предостерегает меня: Берегись! Не говори! А то пропадешь!»

Борис Пастернак

Подпись Б. Пастернака позволяет выделить в его биографии три периода (рис. 166).

Первая буква имени связана с юношескими годами. Четыре первые буквы фамилии отражают период написания стихов. Неожиданным образом написанные буквы «е» и «р» знаменуют новый период биографии.

О том, как протекало детство и юность Пастернака, лучше всего можно узнать из его автобиографии. Первыми его учителями были мать и приглашенный частный преподаватель. С особой теплотой и благодарностью Пастернак вспоминает Е. И. Баратынскую, свою учительницу, детскую писательницу и переводчицу литературы для юношества.

Рис. 166

Очень сильное впечатление оставила у него встреча с композитором Скрябиным, который покорил его душевной молодостью. Двенадцатилетний мальчик боготворил композитора, прислушиваясь к его частым разговорам с отцом.

Еще одним учителем стал А. Блок. По мнению Пастернака, в Блоке было все, что создает великого поэта, – огонь, нежность, свое видение мира и дар особого все претворяющего проникновения.

Сильное влияние на молодого человека оказали А. Белый, В. Иванов и многие другие. Большое желание иметь духовного наставника отчетливо проявилось в написании буквы «Б». У нее огромный, слегка приподнимающийся верхний отросток, накрывающий почти всю подпись. Над подписью образовалась своеобразная крыша, однако она символизирует нежелание уйти от проблем и переложить их решение на чужие плечи. Здесь, скорее, подражание учителю, сопровождающееся духовным ростом, и переход на новый уровень к другому учителю. В подписи Пастернака первая буква имени – «Б» непосредственно соединяется с первой буквой фамилии – «П». Чаще всего в таких случаях ставится точка. Это дань порядку, традиционности, иногда она расценивается и как осторожность. Практика показывает, что очень часто точку ставят люди, привыкшие начинать дело не с нуля, а с некоторого задела. Создавать нечто новое, без опоры на прошлое, способны далеко не все. Пастернаку это было по плечу, отсюда и наклонившаяся и убегающая вперед заглавная буква «П».

Стоит еще обратить внимание на букву «т». В ней проявляются разносторонние качества характера Пастернака. На уважительное отношение к людям указывает горизонтальный штрих, а на желание иметь духовного учителя – маленькая, но крыша. В написании буквы использованы угловатые элементы, а это намек на умение отстаивать свои взгляды, невзирая на чины и звания. Необходимость поступать так, а не иначе, он распространяет не только на себя, но и на других. Подтверждает вышесказанное, например, такая деталь из жизни Пастернака.

Он был хорошо знаком с В. Маяковским, но речь, скорее, идет о приятельских отношениях. Пастернаку нравились отдельные стихотворения известного поэта, но во многом их взгляды расходились. И Пастернак, нисколько не стесняясь, выражал их и отстаивал в разговорах с Маяковским, знаковой фигурой своего времени.

В подписи Б. Пастернака высота букв постепенно уменьшается, и по своей форме она напоминает клин. Это обстоятельство много лет тому назад заметила М. Цветаева, и с ее легкой руки почерк Пастернака стали сравнивать с летящей журавлиной стаей. Именно поэтому свои воспоминания о Пастернаке Е. Евтушенко назвал «Почерк, похожий на журавлей».

Особого внимания в подписи заслуживают буквы «е» и «р», сцепленные между собой петелькой. Буква «е» буквально падает, а ведь стиль ее написания связывается со способностью человека защитить свою целостность. Похоже, Б. Пастернаку не всегда хватало сил. Особенно это относится к периоду написания книги «Доктор Живаго». Он начал ее писать в декабре 1945 года, в период, когда большие надежды возлагались на либерализацию в обществе. Последующие годы опровергли эти надежды. Но писатель продолжал работать, считая написание книги своей внутренней необходимостью. Вспомним его острую букву «т».

Закончить книгу удалось опять же в декабре, но уже 1955 года. Сил у него было не много, нужны была поддержка со стороны, укрепление веры в правильности выбранного пути. Уже говорилось, что выбранный путь находит свое выражение в написании буквы «р». У Пастернака решимость продолжать свое дело видна в верхней части буквы «р», имеющей угловатую форму. Зато озадачивает нижний конец отростка, переходящий в петельку.

Чаще всего появление петельки в конце отростка буквы «р» связывается с желанием писавшего в некоторых ситуациях, требующих решительных действий, пококетничать. Е. Евтушенко, наблюдавший выступление Пастернака на одном из литературных вечеров, отмечал в поведении писателя кокетство.

Речь идет о следующем эпизоде. Пастернак читал свой перевод «Фауста», слушающие были заворожены его слегка поющим голосом. Пастернаку что-то не понравилось в своем чтении, он захлопнул книгу и беспомощно обратился к залу. Он просил его извинить за плохое чтение, которое он назвал глупостью.

Говорит ли это о кокетстве Пастернака? Скорее всего, нет. Однако почерк говорит о другом. У поэта, и это хорошо известно, начиная с раннего детства, бывали периоды отчаяния и полной апатии. Иногда это могло выглядеть как кокетство, но это были лишь недолгие периоды слабости, накопления сил, а затем опять следовал рывок. Стоит вглядеться в очень острые начертания верхней части буквы «р» и сильный нажим в последующих буквах. Перепады в настроении свойственны талантливым людям, это своего рода плата за необычность.

Подпись заканчивается округлым штрихом, уходящим наверх и влево, что часто встречается у людей творческих и талантливых.

Георгий Жуков

В начале двадцатого века известный итальянский графолог С. Оттоленги заметил, что почерк очень талантливых, выдающихся людей отличается оригинальным написанием отдельных букв и даже слов.

Именно так обстоит дело с почерком маршала Г. Жукова (рис. 167). Вглядитесь в его подпись. В ней есть подъем, отвечающий большому честолюбию, высокому самомнению. В написании букв виден сильный нажим, отвечающий человеку сильной воли, стремящемуся командовать.

Такой набор признаков можно встретить и в почерках других людей. Зато большое количество петель и три острия, из которых два пронизывают две заглавные буквы, а одно расположилось перед точкой, придают подписи неповторимый вид. Что скрыто за столь необычным росчерком? Давайте разбираться.

Рис. 167

В подписи четко обозначены различные периоды биографии. Буква «Г» отражает юность маршала. Написание буквы начинается снизу, затем идет петля и с сильным нажимом движение вниз; букву пронизывает острие с неравномерным нажимом.

В юности Жуков прошел суровую школу жизни. Много приходилось начинать с нуля, но уже в те годы ярко проявилась его способность быстро схватывать суть дела. К этому добавлялось большое упорство.

В написании буквы «Г» проявляется не только воля будущего маршала, но и вспыльчивость и упрямство. Пронизывающее острие указывает своей направленностью влево на стремление с юношеских лет неоднократно все перепроверять. В этом не было ничего необычного, шел естественный процесс формирования способности человека к глубокому самоанализу и адекватной оценке ситуации.

Точка после буквы «Г» подчеркивает осторожность, но не медлительность Жукова в оценке ситуации, внутреннее желание всесторонне проанализировать информацию.

Буква «Ж» начинается снизу, опять идет петля и перечеркивающее очень острое острие. Здесь отражается период начальной службы в армии. Постоянное обращение к своему опыту, размышление над эпизодами военных действий сопровождаются очень точным и длительным анализом.

Начиная с буквы «у» отмечается быстрый взлет в карьере. Написание буквы «у» подчеркивает умение четко организовывать знания в военном деле, петля у буквы «к» указывает на способность планировать события, в открытой букве «о» видны непомерное честолюбие и устремленность в будущее. Затем идет с большой задержкой буква «в» – рука не решалась писать ее сразу же. Здесь чувствуются большие изменения в карьере, честолюбивых планов стало меньше. Перо делает несколько волнистых движений и резко уходит влево и вниз, подводя итог всей жизни. Еще одно острие и точка. Повторная точка отражает повышенную с годами осторожность, а острие скорее всего свидетельствует о желании на склоне лет обдумать пройденный путь. По своей форме острие напоминает стрелки на оперативной карте.

В подписи выражается бессознательное отношение человека к его юности, годам зрелости. Расшифровку подписи поэтому очень полезно и интересно сопоставить с воспоминаниями и размышлениями. Мы так и сделали. Приводим несколько цитат из книги Г. Жукова «Воспоминания и размышления». Нам представляется, что они хоть и кратко, но убедительно подтверждают выводы, сделанные при анализе подписи.

«После тщательного изучения на месте условий для подготовки контрнаступления мы с А. М. Василевским вернулись в Ставку, где еще раз был обсужден в основных чертах план контрнаступления и после этого утвержден».

«В конце марта и начале апреля мы с Н. Ф. Ватутиным побывали почти во всех частях фронта. Вместе с командирами частей оценивали обстановку, уточняли задачи и необходимые меры, если противник перейдет в наступление».

«Таким образом, уже в середине апреля Ставкой было принято предварительное решение о преднамеренной обороне. Правда, к этому вопросу мы возвращались неоднократно, а окончательное решение о преднамеренной обороне было принято Ставкой в конце мая начале июня 1943 года».

«Я ответил, что много читаю и занимаюсь разбором операций Первой мировой войны».

«Оглядываясь назад, думаю, что иногда я действительно был излишне требователен и не всегда сдержан и терпим к проступкам своих подчиненных».

Иосиф Сталин

В почерке И. Сталина можно выделить три момента: постоянно используется сильный нажим, большая связность букв в словах и просто удивительные основные линии (рис. 168).

Если соединить нижние концы букв, то получится ломаная линия, называемая в графологии основной. В почерке некоторых лиц основная линия почти совпадает с прямой, например у М. Горького. У людей другого типа основная линия может иметь волнистый характер, напоминать впадину или холм. Реже встречается почерк, в котором основная линия очень похожа на ступеньки. У М. Лермонтова, у И. Сталина, да и у некоторых очень значимых для истории государства людей четко можно увидеть ступеньки.

Рис. 168

В почерке И. Сталина при написании слов буквы постепенно опускаются. При этом первая буква следующего слова заметно выше последней буквы предыдущего слова.

Подобная ступенчатая основная линия свойственна скорее пессимистам, чем оптимистам. Такой тип людей может обладать бойцовскими качествами, но плохо держит удары судьбы. Иногда даже мелкие неурядицы могут вывести человека из рабочего состояния. Окружение И. Сталина, судя по воспоминаниям видных военачальников, замечало подобные пессимистические настроения в начале войны с немцами и после неудавшихся крупных операций.

Заметные скачки основной линии хорошо видны даже в подписи И. Сталина. Заглавная буква «И» опущена, затем резко взмывает вверх заглавная буква «С», буква «т» начинает падать. Дальше идет резкий подъем буквы «а» и опять понижение букв. Очевидцы утверждают, что к столь неожиданным перепадам в настроении И. Сталина с трудом смог приспособиться даже Л. Берия, обладавший удивительным умением реагировать на изменение обстановки.

Удивляет в подписи и почерке И. Сталина связность букв в словах. Буквы не просто связаны между собой, а использованы короткие и жесткие межбуквенные соединения. В этом проявилась жесткость характера человека, отвергавшего случайное, наперед необъяснимое. При обсуждении планов будущих операций многим военачальникам пришлось испытать на себе диктат Сталина. (Очень показательны в этом плане воспоминания Г. Жукова.) К столь цепной связанности букв добавлялось постепенное их понижение, напоминающее о большой скрытности характера вождя.

Во всех буквах подписи заметен сильный нажим. Заглавная буква «И», отражающая формирование характера в юности, написана тоже с нажимом, очень широко и остро. Напомним, что написание буквы «И» отражает необходимость человека вступать в партнерские отношения. Судя по написанию буквы «И», Сталин привык с юношества быть в центре внимания, претендовал уже в те годы на лидерство, идя на обострение отношений с людьми.

Расстояние до следующей буквы «с» очень большое, да и сама буква «с» написана широко и с нажимом, что говорит о желании быть замеченным и умении располагать к себе людей. Но в пространство буквы «с» очень вторгается буква «т», по написанию которой можно судить о внутренней необходимости человека поступать определенным образом.

Верхний штрих у буквы «т» немного спускается вниз, что указывает на пессимизм натуры, отсутствие порой уверенности в будущем успехе. Зато длина отростка удивляет. Понимание внутренней необходимости у И. Сталина затмило все. Большинство его поступков объяснялось именно этим. Жестокая внутренняя необходимость воспринималась им, по всей видимости, как единственный путь. Судя по всему, написание в таком виде буквы «т» относится к предвоенному времени.

Очень показательна в этом плане буква «а». Она отражает развертывание таланта человека в конкретных условиях. В почерке И. Сталина она приняла острые и угловатые формы, да еще очень четко выделен отросток справа. Что это? Прагматичность, честолюбие, умение сконцентрироваться на конкретных целях, – никаких журавлей в небе. А вот отросток с нажимом говорит о непомерном самоуважении, осознании своего могущества после каждого удачного шага на войне или в политике.

Последние буквы фамилии написаны очень сжато, напоминая частокол. Похоже, что с возрастом недоверчивость и скрытность Сталина приняли маниакальный характер.

Константин Паустовский

Рос К. Паустовский в большой семье, не чуждой искусства. Родители любили театр, много пели, музицировали. Отец был неисправимым мечтателем, поэтому он подолгу не засиживался на одном месте. Мать обладала властным и суровым характером. Когда Константин учился в шестом классе гимназии, семья распалась. Ему пришлось репетиторством зарабатывать себе на жизнь и дальнейшее учение.

Рис. 169

В последнем классе гимназии Константин написал первый рассказ и напечатал его в киевском литературном журнале «Огни». После окончания гимназии два года проучился в Киевском университете, затем перевелся в Московский университет.

Как отразился этот период жизни на подписи? Буква «К» написана крупно, с нажимом, с маленьким крючком и легким наклоном влево. Ширина буквы уменьшается сверху вниз (рис. 169). В написании буквы проявились литературные способности, вкус к искусству, умение излагать свои мысли. Крупные буквы отражают стремление автора письма много увидеть в жизни, есть в этом и желание обратить на себя внимание. Уменьшение ширины буквы можно связать с необходимостью экономить.

У буквы «К» наверху видна начальная точка, выдающая желание начинать дело не на пустом месте. Паустовский обладал поразительной наблюдательностью, его впечатления и служили тем источником, из которого он черпал свое вдохновение.

Будущий писатель участвовал в Первой мировой войне, будучи санитаром в санитарном поезде, пережил тяготы отступления из Польши до города Несвижа в Белоруссии. Затем он часто менял место жительства и работу.

В 1916 году в Таганроге начал писать свой первый роман «Романтики», в этом же году переехал в Москву и стал работать журналистом. Много путешествовал, в Одессе познакомился с молодыми писателями – Ильфом, Бабелем, Багрицким. С 1923 года начал печататься, в 1923 году вышла первая книга рассказов «Встречные корабли».

После выхода в свет книги «Кара-Бугаз» оставил работу журналиста и сосредоточился на написании книг. Ездил по-прежнему очень много. Этот период жизни нашел свое отражение в подписи писателя.

В начальной букве фамилии, написанной с небольшим уклоном влево и равномерным нажимом, появляются угловатые элементы. В целом буквы выглядят очень просто. В характере Паустовского наметилось умение более твердо отстаивать свои позиции, но его действия подчинены больше логике, чем чувствам.

Дальше заметен очевидный подъем букв «а» и «у», который уместно связать с началом писательской деятельности. Очень показательна буква «а». Ее закрытый овал и почти отделенный отросток указывают на жгучее желание Паустовского достичь результата, написать достойное, с его точки зрения, произведение. При этом каждый шаг, сделанный в этом направлении, повышал в писателе самоуважение и придавал уверенности.

Интересная тенденция отразилась в написании буквы «у». У нее очень длинный отросток, который кончается небольшим крючком. В писателе все больше начинает проявляться интуитивное начало, его умение почувствовать в настоящем ростки будущего.

Следующие три буквы написаны в том же самом стиле, с тем же нажимом. Некоторый изгиб в линии подписи писателя обусловлен характерными для него перепадами в настроении, когда за бурной радостью внезапно могла появиться и глубокая печаль.

Первые шесть букв в подписи, по всей видимости, отвечают наиболее плодотворному периоду творчества. К этому стоит еще кое-что добавить. Горизонтальные черточки над буквой «т» выдают в писателе подсознательное желание спрятаться, закрыться от чего-то давящего. Замкнутая буква «о» свидетельствует о целостности натуры, а идущее вправо соединение с буквой «в» говорит об устремленности в будущее, вынашивании новых планов.

Любопытный штрих к биографии писателя. У него было много учеников, для которых он проводил специальные семинары. Так получилось, что среди семинаристов, с легкой руки писателя Э. Казакевича, писателя прозвали Доктором Паустом. Бессознательно ученики видели в фамилии писателя и учителя лишь первые пять букв.

Все последующие буквы написаны в ином стиле; такое ощущение, что их выводила рука другого человека. Появилось много угловатых элементов, склонилась вправо буква «в».

Писатель прошел через три войны, которые наложили на его впечатлительный характер сильный отпечаток. К этому еще надо добавить потерю близких и мучительную болезнь.

По написанию буквы «в» в графологии судят о возможности писавшего сделать шаг в будущее, спланировать свою деятельность, но сделать это успешно можно лишь при обращении к своим корням, к потенциалу, заложенному в характере.

В подписи Паустовского овал буквы «в», связанной с целостностью личности, деформирован и очень мал, верхняя петля изогнута и не устремлена вверх. Видимо, четких планов уже не было, болезненное состояние сказывалось на всех действиях.

Стоит еще остановиться на конечном росчерке. Он сливается с черточкой над буквой «й», имеет угловатые очертания и напоминает большой крючок.

Нажим в росчерке выдает в писателе амбиции и упрямство. Угловатые формы говорят, что писатель готов в тяжкий период зацепиться за все, что предлагается жизнью.

Самуил Маршак

Поэт, переводчик, автор стихов, сказок, пьес для детей – вот далеко не полный перечень того, что сделано С. Маршаком. Одни переводы Р. Бернса и сонетов У. Шекспира чего стоят. Удивляет разнообразие жанров деятельности и успешность писателя. Как же это все отразилось в подписи С. Маршака (рис. 170)?

Подпись на первый взгляд очень простая, без росчерков, дуг, подчеркиваний. Но в этой простоте скрыт удивительный и многоплановый талант. Есть ли хотя бы намек об этом в подписи? Да, и что самое поразительное, основную информацию несут в себе даже не буквы, а расстояние между ними и две точки. Начнем с последнего. Точки очень не похожи друг на друга. Мало заметна первая точка после заглавной буквы «С», причем стиль ее написания тесно связан с детством и юношеством С. Маршака.

В незаметности точки проявилась робость, нежность и даже боязливость. Широкая и большая буква «с» говорит о стремлении Маршака к искусству и литературном даре. Правда, в букве «с» есть очень острый крючок, говорящий о способности очень четко выражать свои мысли, иногда в весьма язвительной форме. Теперь обратимся к биографии поэта.

Рис. 170

Родился С. Маршак в Воронеже в семье заводского техника, талантливого преподавателя, поддерживавшего в детях стремление к знаниям, интерес к миру и людям. В гимназии учитель словесности прививал любовь к классической поэзии и всячески поощрял ранние литературные опыты будущего поэта.

Одна из поэтических тетрадей Маршака попала в руки известного критика и искусствоведа В. Стасова. Он принял горячее участие в судьбе юноши. С его помощью Маршак переехал в Петербург и стал учиться в одной из лучших гимназий.

В доме Стасова Маршак познакомился с М. Горьким, которого заинтересовали стихи юноши. Какое-то время Маршак провел на даче Горького. С 1905 года началась трудовая молодость: хождение по урокам, сотрудничество в журналах и альманахах.

Обычно появление двух точек в подписи связывают с осторожностью человека. В данном случае это не совсем так. Вторая точка в подписи Маршака очень похожа на запятую, а это указывает на любопытство, на желание многое увидеть. В 1912 году Маршак уехал в Англию для завершения образования. В течение двух лет, пока он там учился, Маршак очень много путешествовал пешком по Англии, с большим любопытством слушая английские народные песни. Уже тогда он начал работать над переводами английских баллад, впоследствии прославившими его.

В подписи встречаются две буквы «а». В них есть нечто общее. В обоих случаях имеет место высокий конечный штрих, а овал имеет слегка угловатую форму. Такое написание свойственно честолюбивому человеку, склонному лишний раз подстраховаться.

В то же время обе буквы сильно различаются по размерам. Даже в изображении букв и точек подписи Маршак проявил удивительную вариативность. Если обратиться к его почерку, то можно смело сказать, что изменчивость написания – самая характерная черта его письма.

Подобная изменчивость, затрагивающая размеры букв, расстояние между ними, расстояние между словами, направление строк указывают на непосредственность человека, способность его к непрерывному самообучению. Своей непосредственностью Маршак напоминал ребенка.

Стоит ли удивляться тому, что в годы Первой мировой войны Маршак живо откликнулся на те беды, которые она принесла людям. Он активно занимался организацией помощи детям беженцев, затем участвовал в организации детских домов в Екатеринодаре, создал детский театр.

В подписи Маршака заслуживает внимания и написание буквы «М». По написанию этой буквы можно судить о том, насколько состоялся в жизни человек, о его профессиональном уровне.

В букве два элемента, имеющих острое соединение. Первый элемент отражает восприятие автором письма своей состоятельности в жизни. Этот элемент очень похож на широкую букву «л», в которой отражается успешность человека. Судя по первому элементу, Маршак считал свою деятельность более чем успешной.

Зато его не особенно устраивало отношение к его деятельности со стороны других людей. Поэту хотелось быть замеченным. Видимо, он хотел быть не только переводчиком, детским поэтом, но и писать стихи для взрослых, поэтому в конце его жизни появилась книга стихов – «Избранная лирика», адресованная взрослым читателям.

Несколько слов о букве «р». Выглядит она весьма амбициозно, выдавая в поэте не только честолюбивые желания, но и умение постоять за свои взгляды. Закругленный овал у буквы указывает на способность поэта многие вопросы решать настойчиво, но весьма дипломатично.

Лев Толстой

Подпись Льва Толстого не только дает представление о его характере, но и указывает на особые моменты биографии (рис. 171).

Красиво, размашисто написана буква «Л», с гордым начальным крючком и высокой начальной точкой. При написании буквы использована петля, а рядом стоит буква «е», удивительно напоминающая букву «Л», только меньше. Буква «Л» рассказывает о юности писателя, когда под присмотром родителей в нем развивалось чувство собственного достоинства, общительность, чувственность. Угловатые элементы букв выдают в нем желание властвовать. Сплошная связанность букв в написании имени и фамилии указывает на наблюдательность писателя, последовательность и предприимчивость. Наличие петли в букве успеха «Л» свидетельствует о частом обращении писателя к прошлым событиям и желании их переоценить.

Рис. 171

Буква «в» имеет заостренную петлю и разомкнутый овал, переходящий в петлю. В этом отражается способность писателя четко планировать свои действия. Одновременно уже с юношеских лет в характере писателя заметна некоторая двойственность, нарушение целостности. Желание властвовать у него, скорее, относится к сфере умственной, высокая эмоциональность сочетается с желанием ее контролировать.

В написании имени есть два крючка – и в начале, и в конце. Они говорят о том, что уже с юношеских лет Толстой привык действовать исключительно в согласии со своими убеждениями, уже тогда сопротивляясь навязыванию чужого мнения. Преодолеть упрямство Толстого было очень сложно, о чем говорит вся его жизнь.

Обилие петель в написании имени и первой буквы фамилии можно еще связать с печальными событиями в жизни писателя, когда друг за другом умирают его отец и мать. Похоже, мысли молодого человека часто обращались к ним.

Высокое начало первой буквы фамилии говорит о природном уме, таланте, воле, целенаправленности. В написании первой буквы опять использованы петли. Буква написана в гирляндическом стиле, когда соединительные штрихи выпуклостью обращены вниз. В этом проявляется стремление Толстого заглянуть внутрь явления, а не скользить по поверхности.

Очертания начальной буквы «Т» очень напоминают букву «ш», стиль написания которой связывается с теми преградами, с которыми человеком сталкивается в общении с другими людьми. Буква чем-то напоминает ограждение, но с не очень острыми концами. Толстой мягко, но настойчиво ограждал свой мир от любопытства других.

И опять противоречие: над начальными буквами фамилии расположился закругленный штрих, да еще с крючком. Он может иметь двоякое значение. В рассматриваемом случае в нем, скорее всего, отражается желание Толстого властвовать. С эстетической точки зрения штрих тоже необходим.

В букве «т» первый элемент заметно выше третьего. Так обычно пишут люди, связывающие необходимость действовать в основном с текущим моментом и не особо задумывающиеся о будущем. Большинство последующих букв фамилии написано без использования петель, что подчеркивает изменения в характере писателя. Все меньше он оглядывается в сторону прошлого, видимо, всем своим существом погрузившись в работу над задуманными книгами.

Буква «о» разомкнута сверху и перечеркнута внутри. Подобное написание буквы «о» отражает период написания романов «Война и мир» и «Анна Каренина». Писатель почувствовал в себе силы для написания масштабных литературных произведений, и, кроме того, начинает реализовываться желание Толстого властвовать интеллектуально.

В таком же стиле написана и буква «л», отражающая успех в жизни человека. Вид у этой буквы очень гордый, она несколько выше других букв. Видимо, писатель испытывал определенное удовлетворение от написанных романов, у него появилось столь необходимое каждому человеку ощущение успеха.

В конце семидесятых и начале восьмидесятых годов Толстой пережил глубокий духовный кризис, в его взглядах произошли большие изменения. Сам писатель объяснял его разрывом с идеологией дворянского класса. Конечно же, столь значительный переворот во взглядах нашел свое отражение и в подписи писателя.

Сравнительно высокая строчная буква «с» отражает ростки нового в сознании писателя, взрывной выглядит необычно написанная буква «т». У нее есть нижняя петля, развернутая по ходу строки. Подобный вид петли чаще всего связывается с желанием понять окружающих людей, со склонностью к альтруизму. У петли есть заостренность, направленная вниз. Это свидетельство переоценки ценностей.

О неспокойном душевном состоянии Толстого говорит и буква «о». Она стала очень маленькой и узкой, особенно в сравнении с первой буквой «о». Изменился и нажим. Похоже, писатель начал тяготиться своим образом жизни, в характере появилась надломленность и болезненность. Об этом свидетельствуют и последние годы жизни Толстого.

Леонид Брежнев

В почерке Брежнева бросаются в глаза два момента. Во-первых, преимущественное использование округлых элементов в написании букв, во-вторых, необычное написание овалов в буквах «Б», «р», «в» (рис. 172).

Рис. 172

Отсутствие угловатых элементов в буквах для политика столь высокого уровня удивительно. По воспоминаниям людей, работавших с ним в разные годы, Брежнев был доброжелательным человеком. Он не любил осложнений и конфликтов ни в политике, ни в личных отношениях с коллегами. Если конфликты и возникали, то Брежнев старался не принимать кардинальных решений.

Если, например, у Сталина не было настоящих друзей, то у Брежнева их было очень много, он постоянно продвигал их по служебной лестнице, образуя прочный фундамент своей власти.

Доброжелательность Брежнева вскоре переросла в попустительство. Подхалимствующее окружение позволяло себе очень многое, включая злоупотребление своим положением и кумовство. Брежнев на это, похоже, смотрел сквозь пальцы.

В подписи Брежнева все буквы написаны раздельно, между буквами довольно большое расстояние. В подобном написании нашло свое отражение крайнее тщеславие и желание обратить на себя внимание. Буквы подписи словно высечены на памятнике.

Буквы очень изменчивы по высоте и направлениям, поэтому легко понять стиль работы Брежнева. Он никогда не обладал усидчивостью и был совершенно не способен проводить за работой даже несколько часов подряд. У него рано появилась привычка большую часть своей работы возлагать на аппарат. Во время разговора с посетителями он часто отвлекался на посторонние темы, заставляя других долго ждать в приемной. Работать в одиночестве над проектами, статьей или речью он не любил. Говорят, он часто выглядывал в приемную, нетерпеливо спрашивая секретаря о записавшихся к нему на прием.

Теперь об особенностях написания отдельных букв. Буква «Л» отражает юношеские годы. В ней хорошо видны гордость и тщеславие уже в те годы, но удивляет узость буквы. Стиль написания этой буквы показывает успешность человека. Брежневу очень хотелось быть замеченным, добиться успеха, но узость буквы свидетельствует о недостаточном потенциале для таких амбиций и неуверенности в себе. Последняя долгое время сдерживала его в различных ситуациях, но с годами Брежнев потерял осторожность. Поэтому в его подписи нет ни одной точки.

Брежнев в начале 60-х – середине 70-х годов не часто выступал на различных церемониях. Он был не только плохим оратором, но и весьма плохим чтецом. Видимо, зная об этом, он и не старался часто выступать. Однако, постепенно прибирая власть к рукам, он полюбил выступать. При этом доклады продолжались нередко два, а то и четыре часа. Его специфическое произношение, да еще с украинским акцентом, заставляло думать, что у Брежнева был дефект речи. Однако никто из ближайшего окружения не решался сказать об этом.

О потере Брежневым осторожности говорит и написание двух букв «е». Если первая в достаточной мере отражает способность учитывать опыт прошлого и вносить определенные коррективы, то вторая буква «е» говорит о совсем ином. По своему написанию они скорее похожи на букву «о», у которой разрыв справа и внутреннее перечеркивание. Разрыв указывает на готовность добиться успеха любой ценой, пожертвовать целостностью своей личности. Внутреннее перечеркивание еще с большей силой свидетельствует об этом.

Мы уже говорили об особой роли написания букв «о» в подписи Брежнева. Вместо заглавной буквы «Б» он использует несколько увеличенную и открытую букву «о», свидетельствующую о комплексе неуверенности в себе в начальный период карьеры. Брежнев переживал очень сильно по поводу своих возможностей. Похоже, он тратил много времени на доказательство самому себе, что он на многое способен.

Очень показательна и буква «р». В ней находят отражение пути, выбираемые в жизни человеком. Очень длинный нижний крючок является указанием на демонстративность личности писавшего. У такого человека дальше разговоров дело не пойдет. Оторванность овала от отростка подчеркивает это.

Наконец, о букве «в», переходящей в росчерк. У нее разорван овал, а сама буква превратилась в большую букву «Е». В этом случае речь идет о потере человеком своей целостности, об усилении защитных механизмов, о частом возвращении к прошлому и желании что-то в нем изменить. Об этом более чем красноречиво свидетельствует книга Брежнева «Малая земля».

В 1969 году вышли в свет воспоминания Г. Жукова. Перед этим из его будущей книги были исключены многие фразы, абзацы и целые разделы, подчеркивающие воинскую славу маршала. Зато было вписано несколько фраз, свидетельствующих якобы о большом уважении Жукова к боевому опыту и знаниям полковника Брежнева.

Лаврентий Берия

В подписи Л. П. Берии обращает на себя внимание общая гармоничность, довольно быстрое уменьшение высоты букв и написание отдельных букв (рис. 173).

Рис. 173

Заглавная буква «Л» выглядит очень сжатой, но высокой, при написании использован неравномерный нажим. Можно сказать, что в юношеские годы Берия отличался сдержанным поведением, но горел желанием выдвинуться. Видимо, этим объясняется отличная успеваемость Берии в школе. Как лучший ученик в школе, он был отправлен учиться в Сухуми на деньги односельчан.

Точка после буквы «Л», возможно, в какой-то мере отражает осторожность Берии, но есть в ней и другой смысл. Из истории древних рун известно, что точка перед словом означала начало чего-то.

Так было и в случае Берии. Одновременно с занятиями в училище он окунулся с головой в политическую деятельность, а в 1919 году уже служил в контрразведке.

В подписи Берии легко прочесть все буквы, даже маленькую букву «я». Буква резко уменьшается, что подчеркивает хитрость, скрытность и осторожность, в какие-то моменты – подлость. Берия, с его тщеславием, очень хотелось стать председателем Закавказского ГПУ, а он был всего лишь председателем ГПУ Грузинской ССР. Для достижения своей цели Берия напоил тогдашнего руководителя ГПУ С. Ф. Редекса и бросил на улице одного. Редекса подобрала милиция, вышел скандал, и в результате его отозвали в Москву. С апреля 1931 года председателем Закавказского ГПУ стал Л. П. Берия.

В характере Берии было много противоречивого. Например, многие отмечали очень хорошо развитый вкус, что бросалось в глаза при посещении его жилья.

Очень любопытно выглядит заглавная буква «Б». У вытянутой и узкой буквы «о» имеется невысокий крючок, который неожиданно под углом наклоняется к строке. Написание буквы «б» в графологии связывается с духовным началом человека. У Берии начало буквы устремлено вверх, отражая его природное тщеславие. А поворот крючка вниз свидетельствует о сдерживающих импульсах, о самоконтроле, возможно, даже боязни неудач. Буква «Б» стоит особняком, остальные буквы крепко связаны друг с другом. В последнем четко отразилась последовательность Берии в достижении цели.

В букве «р» отражаются пути, выбираемые человеком в жизни. Длинный нижний штрих выдает удивительное тщеславие, но в то же время и хорошие бойцовские качества. Овал буквы «р» очень мал и рассекается соединительным штрихом – это говорит о глубоких внутренних конфликтах.

Очень показательна его деятельность после смерти Сталина в 1953 году. В период правления Сталина он руководил массовыми репрессиями в нашей стране, есть многочисленные свидетельства его личного участия в допросах и избиениях арестованных. После смерти Сталина Л. Берию назначили первым заместителем председателя Совета министров СССР и одновременно министром внутренних дел СССР.

Берия в этот период времени провел серьезные реформы. По его инициативе была объявлена амнистия значительного числа заключенных, смягчен паспортный режим, начата реабилитация жертв репрессий. Во внешней политике он одним из первых предложил рассмотреть вопрос об объединении Германий, выступал за смягчение контроля над другими социалистическими странами.

Активность Берии испугала членов Президиума ЦК КПСС, они тайно сговорились и арестовали его. Затем по приговору суда он был расстрелян.

Еще несколько слов о букве «и», отражающей стремление к сотрудничеству. В подписи Берии первый элемент буквы несколько выше второго. Может быть, это и удивляет, но Берия готов был к сотрудничеству с другими людьми. Особенно наглядно такая готовность проявилась в конце 1945 года. Дело в том, что с августа 1945 года Берия стал председателем специального комитета по руководству работами по использованию энергии урана. И здесь он проявил себя умелым и требовательным организатором. Берия не разбирался в научных и технических проблемах, но умел подбирать кадры и прислушивался к мнению специалистов, что очень способствовало делу.

Михаил Кольцов

У писателя очень длинная подпись, имя непрерывно переходит в фамилию, образуя почти полную строку (рис. 174). Если все нижние концы букв соединить, то получится очень неровная линия, выдающая в писателе большой темперамент. Когда Кольцов учился в реальном училище, то вел настоящую борьбу с тупым начальством училища, за что и был исключен.

Рис. 174

Большинство соединений между буквами сделаны в гирляндическом стиле, что подчеркивает желание человека вникать в интересующие его вопросы. Полная связность букв указывает на последовательность и наблюдательность Кольцова.

Очень примечательно написание буквы «М», напоминающее то ли зигзаг, то ли соединение кинжалов. В графологии буква «М» связывается с мастерством человека, его состоятельностью в жизни. Судя по букве «М», у Кольцова рано обнаружились литературные способности, и, что самое главное, он сам поверил в себя, хотя у него и были сомнения относительно будущего.

Буква «и» указывает на способность к партнерству в работе, а буква «а» выдает в нем большой талант, умение присоединяться к общему делу и способность сохранять свои убеждения. Разрыв в овале буквы «а» свидетельствует об устремленности писателя в будущее, о жажде жизни и впечатлений.

Одинаковые по высоте элементы буквы «и» в написании имени и элементы буквы «ц» в написании фамилии указывают на организаторские способности Кольцова. Ему удалось объединить вокруг себя многих интересных людей в журнале «Огонек», а затем и в журнале «Чудак». Вместе с М. Горьким они взялись за издание журнала «За рубежом», а потом еще и журнала «Наши достижения».

Имя и фамилия писателя соединены, и этому есть объяснение. Стесненность обстоятельств заставила Кольцова рано начать зарабатывать на жизнь уроками. Поэтому юность у него была трудовой, а умение работать стало определяющим для всей его жизни.

В написании фамилии буквы уже написаны несколько иначе, по-другому соединены, больше скачут. Соединение букв опять же подчеркивает организаторские способности писателя.

Обе буквы «о» имеют разрыв в правой верхней части, указывая на устремленность писателя в будущее. Однако буквы постепенно начинают опускаться. И это, конечно же, не случайно. Он горячо принял революцию и все события, связанные с этим. Моментально откликнулся на трагедию в Испании и поехал туда корреспондентом. Он успел много поездить и посмотреть, вел большую практическую работу как депутат Верховного Совета РСФСР.

С течением времени писатель несколько пересмотрел свои взгляды, изменились его ценности, другим стало понимание происходящего. Внутренний запал у писателя стал угасать. Вместо мягкого знака у него в подписи появилась буква, скорее напоминающая «б». Если бы конечный штрих мягкого знака пошел больше вверх и закончился небольшим крючком, то перед нами мог бы быть очень живой, отзывчивый, трезвомыслящий человек, который не привык откладывать дела на потом.

Вместо этого мы видим небольшой отросток, заканчивающийся волной, и перед нами совсем другой человек. Чувствуется, что он контролирует себя, не дает себе увлечься и поэтому подстраховывается при малейшей угрозе такого «полета». У него появляется боязнь риска, исчезает желание идти своим путем.

Такая душевная ломка подорвала энергетику и общий настрой. Вместо того чтобы лететь, буквы начинают падать. Лишь удивительный росчерк фантазии и воображения в конце подписи как-то сглаживает общее ощущение падения.

Владимир Высоцкий

В подписи Владимира Высоцкого (рис. 175) очень интересны заглавная буква «В», стоящие отдельно буквы «ы» и «с» и, наконец, сцепившиеся буквы, во главе которых перечеркнутая внутри буква «о».

Рис. 175

Заглавная буква «В» состоит из двух частей – острия и собственно буквы «В». Буква широка, разомкнута и красива. В этом и желание обратить на себя внимание, общительность, и, конечно же, творческий дар. Высокое и устремленное вверх острие буквы четко выражает мужской характер писавшего, его устремленность, есть в этом и намек на меткость мысли, способность схватывать главное.

В буквах «ы» и «с» еще сохраняется желание обращать на себя внимание, стремление к многочисленным контактам, но буквы написаны раздельно и с большим нажимом. В этом отражается желание Высоцкого самостоятельно принимать решения и выбирать пути в жизни.

Первые три буквы подписи скорее характерны для жизни Высоцкого до момента перехода в театр на Таганке, которым руководил в тот момент Ю. Любимов. В первых трех буквах – поиск себя, активное участие в студенческих капустниках, написание стихов, пародий, пробы в различных театрах Москвы.

Буквы постепенно уменьшаются, тенденция сохраняется вплоть до буквы «ц» включительно. Похоже, что Высоцкий становится скрытным, решения принимает самостоятельно, а если и обсуждает их, то исключительно с небольшим кругом близких друзей.

Постепенно ось букв склоняется вправо, все больше сказываются неудовлетворенность текущим моментом и желание лететь вперед.

Обращает на себя внимание буква «ы». В графологии стиль ее написания связывается с представлением у пишущего о необходимости перемен в жизни. Буква написана широко, очень длинный горизонтальный отросток. В нем опять же четко обозначено преобладание мужских черт в характере, понимание необходимости перемен в жизни.

Похоже, буква «с» отражает кризис в творческой жизни Высоцкого. В графологии буква «с» обычно связывается с возможностью духовного роста человека. Она очень напоминает разомкнутую букву «о», указывающую движение в будущее. Начинается буква «с» с точки, с дела, а в конце должна соединяться со следующей буквой.

В подписи Высоцкого начальной точки нет, зато четко виден крючок, который и показывает отсутствие у Высоцкого в середине 60-х годов полностью захватывающего его дела.

Вдруг все меняется. Буквы еще слегка уменьшаются, но зато теперь крепко связаны. В этом, возможно, нашел отражение приход Высоцкого в театр Юрия Любимова. Яркая индивидуальность руководителя театра, интеллектуальная направленность выбора репертуара, встречи с талантливыми актерами, писателями и поэтами придали новый импульс жизни Высоцкого. В его действиях стало больше последовательности, целевой направленности. Он получает много ролей в театре, снимается в кино, пишет песни. Наконец, в 1967 году состоялось знакомство с будущей женой – Мариной Влади. Казалось бы, все хорошо, но что-то терзает душу. Буква «о» перечеркнута посредине. Буква замкнута – внутренний конфликт и наружу почти ничего не выходит.

Очень показательна буква «ц». По ее очертаниям можно узнать многое о творческом потенциале человека. В школе нас учили писать эту букву с маленькой конечной петлей. У Высоцкого ее нет. В этом его характер, его боль, его готовность к столкновению с ударами судьбы. Так обычно пишет сильный человек, очень творческий, но привыкший все решать сам. Он вынашивает свои замыслы, планы, о которых никто может и не знать. Но когда готова песня, стихотворение, роль в театре или кино, он спешит разделить эту радость с другими людьми – друзьями, близкими, зрителями. Поэтому и буква «ц» у него цепко связана с другими буквами.

Борис Ельцин

В подписи Ельцина необычно выглядят три буквы. Своеобразным написанием выделяются заглавные буквы «Б» и «Е», достаточно редко встречается строчная буква «ц», у которой нет петельки (рис. 176).

Рис. 176

Заглавная буква «Б» напоминает большой твердый знак, то есть букву «ъ». Однако есть разрыв в нижней части овала, а сама буква стоит на двух петельках. Последние указывают на дух сомнения, присущий Ельцину. Общие очертания буквы выдают в писавшем артистическое начало. Буква написана широко, здесь и желание привлечь к себе внимание, и необходимость постоянных контактов с людьми, в ней видны лидерские устремления, о чем говорит и сильный нажим.

Большая активность Ельцина проявилась очень рано. С первого класса его избирали старостой, да и в дальнейшей жизни его отличала большая энергичность. В столь необычно нарисованной букве «Б» есть отражение своенравного характера. Уже в школе Борис конфликтовал с учителями и после седьмого класса был даже исключен из школы.

Думается, сходство буквы «Б» с разделительным твердым знаком не случайно. В последующие годы, занимая видные посты в государстве, Ельцин неоднократно использовал политику жесткого разделения власти, что, например, приводило к удивительной чехарде министров в правительстве.

Столь же удивляет и буква «Е». Она напоминает или букву «О» с макушкой, или букву «В». Она написана так, что создается впечатление, будто ее дважды перерисовывали. В этом опять же большой дух сомнения и своенравность характера.

Все буквы подписи соединены между собой, что отражает последовательность действий Ельцина и скрытность характера. О последнем красноречиво свидетельствует постепенное уменьшение размеров букв.

Буквы слегка наклонены влево. В этом проявляется желание самостоятельно принимать решения, иметь свое собственное мнение. Отсутствие петельки у строчной буквы «ц» указывает на привычку самому взвешивать все «за» и «против», самому принимать решения и лишь после этого обсуждать свои идеи с другими.

Раздутые заглавные буквы свидетельствуют о том, что Ельцин – человек эмоциональный. По всей видимости, его далеко не всегда это устраивало, он пытался управлять эмоциями, но не всегда успешно. Наклон почерка влево говорит именно об этом. Длинный росчерк в конце – свидетельство энергичности и устремленности вперед.

Еще об одной особенности характера Ельцина можно судить по петелькам в заглавной букве «Б». Они свидетельствуют о его манере возвращаться к прошлым событиям и пересматривать их. К этому добавляется дух сомнения и стремление все решать самостоятельно. Понятно, что такому человеку трудно положиться на чужой опыт или мнение, легче лично проверить состояние дел. Поэтому стоит ли удивляться, что после окончания строительного факультета Уральского политехнического института Ельцин отказался от предложенной ему должности мастера в тресте. Вместо этого он в течение года освоил 12 строительных специальностей, после чего уже стал работать мастером на различных объектах.

Чтобы получить представление обо всех особенностях характера, подписи зачастую недостаточно, поэтому какая-то часть информации относится к области предположений. Так и с подписью Бориса Ельцина. В ней все буквы, за исключением последней, имеют округлые очертания. Получается любопытное сочетание силы характера и деликатности, умения решать дела и уважения к окружающим.

Глава 3 Графология нового поколения

Шаг второй – анализ образцов

Графологи тщательно анализируют имеющиеся тексты с тем, чтобы выявить признаки почерка. Этот процесс не такой простой, как может показаться на первый взгляд. Он требует внимания, тщательности и опыта. Ни один признак, как правило, не присутствует абсолютно. Он может быть по-разному выражен, может проявляться не везде. Поэтому графолог должен оценивать все случаи, когда определенный признак встречается в тексте. Как правило, делается это итеративно, то есть один и тот же образец изучается в течение нескольких дней и анализируется многократно, прежде чем делаются заключения. Только некоторые признаки могут быть определены с одного взгляда. Например, ширина полей видна сразу.

В любом случае, выявление признаков почерка – процесс, в целом, субъективный. Разные графологи не сойдутся абсолютно в своих оценках. Каким образом можно улучшить этот процесс с помощью компьютеризации?

Во-первых, в соответствии со сформулированными выше принципами формализации, степень присутствия каждого признака в почерке измеряется, то есть становится количественной величиной. Это само по себе повышает объективность.

Во-вторых, мы предлагаем использовать известную процедуру экспертного опроса, уже давно применяющуюся при управлении и принятии решений. Это означает, что не один, а несколько специалистов производят анализ образцов почерка анализанта. С помощью методов математической статистики оценки признаков почерка, сделанные этими экспертами, проверяются на совпадение. Если оно имеет место, то берутся усредненные величины.

Такие процедуры давно компьютеризированы, имеется богатый опыт их применения. Понятно, что вовлечение нескольких специалистов делает процедуру более сложной и дорогостоящей. Однако большой выигрыш в надежности результатов компенсирует дополнительные затраты. Кроме того, в анализе почерка могут участвовать специалисты иного профиля, чем классические графологи.

Графолог, как известно, должен иметь серьезную подготовку по психологии, чтобы формировать такой серьезный документ, как графологическое заключение. Эксперты по анализу почерка, напротив, могут не быть психологами. Более того, они не обязательно должны знать цель проводимого анализа почерка.

В принципе, возможно создание такого программного обеспечения, которое автоматически будет анализировать сканированный образец. Ведь существуют же программы распознавания почерка для карманных PDA, например. Но мы считаем, что этот подход вряд ли может быть перспективным. Подобного рода программы очень сложны. Они относятся к области искусственного интеллекта. Кроме того, в них практически невозможно учесть дополнительную информацию об условиях написания текста, которую, так или иначе, используют эксперты. А она оказывает сильное влияние на оценки. Иными словами, анализ образцов почерка остается работой творческой, а не механической.

Шаг третий – формирование графометрического профиля

На сегодняшний день авторы, в принципе, сходятся в признаках почерка, включенных в круг графологического анализа. Какие-то признаки могут игнорироваться отдельными графологами и приниматься другими, но принципиальных противоречий нет. Другое дело, что одни и те же признаки могут использоваться разными графологами с разной точностью или детальностью.

Например, одни графологи выделят наклон букв вправо, влево и прямой почерк. Другие добавят наклон вправо менее 60°, между 60° и 45°, более 45°, переменный наклон и т. д.

Систематизированную схему признаков почерка предложил в 1959 году Теут Валлнер. Мы сошлемся на ее более поздний вариант, приведенный в «Учебнике по психологии почерка» (Lehrbuch der Schriftpsychologie: Grundlegung einer systematisierten Handschriften diagnostik), вышедшем в 2005 году.

He все признаки, включенные в схему Валлнера, адекватны для построения графометрического профиля в рамках нашей системы, но мы приведем ее здесь целиком, чтобы не нарушать целостности представления. Это будет не оригинальная схема, а несколько модифицированный ее вариант (рис. 178).

На схеме материальные данные характеризуют анализанта и условия написания образца, а графометрические признаки – сам написанный текст.

Материальные данные

Данные об анализанте и самом тексте являются лишь вспомогательными. Они могут более или менее сильно повлиять на оценку признаков почерка, даваемую экспертами.

Например, если почерк оказывается неровным, дрожащим и при этом известно, что автору более 80 лет, то эти особенности почерка вполне естественно объясняются состоянием здоровья. Если же текст написан двадцатилетним студентом, то дрожание интерпретируется совсем иначе. В каждом конкретном случае материальные данные могут быть недоступны или известны лишь частично. Эффективность их использования зависит от опыта и подготовки экспертов по анализу почерка.

Информация об анализанте. К данным об анализанте относятся следующие сведения:

• возраст;

• пол;

• уровень образования;

• профессия;

• состояние физического здоровья;

• психическое здоровье;

Рис. 178

• наличие особых психофизических условий (алкоголизм, наркомания);

• является ли анализант правшой или левшой.

К этой же группе отнесем цель написания текста (это может быть деловое письмо, текст для графологического анализа, заявление о приеме на работу, частное письмо, переписка с газетой и т. д.). Очень часто цель ясна из самого текста.

Данные об образце. К данным об образце относится следующая информация:

• чем был написан текст – шариковой или чернильной ручкой, карандашом и т. д.;

• цвет чернил, пасты или карандаша;

• вид бумаги – плотная или тонкая, матовая или глянцевая, степень белизны;

• формат бумаги.

Данные об образце могут повлиять на оценку таких признаков почерка как, например, скорость письма, нажим, поля.

Информация о письме. К этой группе относится информация о том, как проходил процесс написания образца. Часть сведений опытный эксперт может вывести из самого образца. Например, как держалась ручка, каков был ее наклон, с какой силой анализант сжимал ее пальцами и т. п.

Другие же данные из самого образца не выводимы (степень освещения при письме; высота расположения стола, на котором образец писался; писал ли анализант текст стоя или сидя; писал ли он на подставке, на весу или на столе).

Влияние этой группы данных на конкретный анализ также очень неформально. Но эти сведения могут оказаться полезными в случае неясности или колебаний.

Графометрические признаки

Графометрические признаки подразделяются на основные и дополнительные. К основным относятся признаки, которые обязательно присутствуют в любом почерке, точнее, в любом образце почерка. Например, нельзя представить почерк без размера букв или без наклона. Таким образом, основные признаки всегда участвуют в графологическом анализе. Дополнительные признаки напротив, являются опциональными.

Основные признаки. Основные признаки подразделяются на общие характеристики и конкретные признаки. В контексте нашей системы все признаки являются измеряемыми.

К общим характеристикам относятся те, которые говорят о почерке в целом. Например, к ним относятся читабельность или регулярность.

Конкретные признаки отражают написание строк, слов, букв или элементов букв. Они являются теми основами, из которых, собственно, и состоит почерк. Конкретные признаки могут непосредственно измеряться (например, размер букв, ширина полей, наклон строк). Они могут оцениваться опосредованно (нажим, скорость письма). Измеренные или оцененные признаки могут градуироваться по определенным шкалам. Например, уже упомянутый выше наклон букв (30°, 45°, 60°, более 60°). Они могут также оцениваться по множеству (например, как много нижних петель буквы «у» являются преувеличенными).

Дополнительные признаки. Дополнительные признаки, которые относятся к общим впечатлениям, по словам самих графологов, определить или четко сформулировать невозможно. Они отражают то впечатление, которое почерк производит на эксперта. Например, говорят, что почерк живой, динамический, пустой, наполненный и т. д. Для нас важно, что эти дополнительные признаки не включаются в базу данных системы. Они противоречат тем принципам формализации, которые были сформулированы выше.

К особенным признакам относятся различного рода отклонения от нормы или дополнительные элементы, а также специфические черты конкретного языка, на котором был написан текст. Они могут присутствовать в почерке, а могут и отсутствовать. Их более сложно интерпретировать графологически. По крайней мере, однозначная интерпретация, как правило, отсутствует.

К такого рода признакам относятся, например, изменения отдельных букв и их частей, особые виды соединения букв, выделение начальной части, конечной части или зон лишь определенных букв, особые формы написания чисел, противоречивое написание одних и тех же элементов и другие.

Макро– и микрографометрия

Вне рамок приведенной выше схемы графометрические признаки можно подразделить на макропризнаки и микропризнаки. Макропризнаки выражают характеристики всего образца (например, размер полей, читабельность, отделяемость букв, наклон букв, уклон строк, близость расположения слов). Они, как правило, относятся к основным признакам и не зависят от языка написания. Микропризнаки характеризуют особенности написания отдельных букв (например, верхние и нижние петли, овалы букв «о» и «а», точки над буквой «i»). Они естественным образом зависят от языка написания.

Графометрический профиль

В графометрический профиль системы включаются основные графометрические признаки и особенные дополнительные признаки. При этом в соответствии с приведенными выше принципами формализации все они становятся измеряемыми. Материальные данные непосредственно не входят в графометрический профиль. Они используются при оценке признаков.

Таким образом, графометрический профиль включает набор признаков почерка анализанта и количественные показатели силы их присутствия. В идеале он является обобщением анализа нескольких образцов почерка одного и то же анализанта, проведенного независимо несколькими экспертами (разумеется, когда образцы и эксперты имеются). В экстремальном случае это может быть результат анализа одного образца, сделанный одним экспертом.

Шаг четвертый – построение психологического портрета

В традиционной графологии построение психологического портрета, как правило, не является отдельным шагом. Оно естественным образом объединяется с написанием графологического заключения. В программной системе этот этап выделяется. Более того, он выполняется абсолютно автоматически.

На входе соответствующего блока системы – графологический профиль. Он обрабатывается с помощью графологических функций и на выходе формируется набор психологических характеристик анализанта. Так же, как и признаки почерка, они имеют количественно выраженную степень присутствия. Собственно говоря, весь опыт графологии заложен в графологических функциях, которые отражают зависимость психологических характеристик от признаков почерка.

Психологический портрет анализанта представляет собой набор отдельных психологических характеристик. Они сгруппированы по понятным признакам. Например, к одной группе могут относиться характеристики, отражающие реакции человека, или менталитет, или то, как человек работает.

Психологический портрет выполняется в виде таблиц и графических диаграмм. Последние более наглядны. На основе формального сравнения этих таблиц и диаграмм можно, например, отдавать предпочтения кандидатам на должность, которая требует определенных качеств.

В контексте компьютерной системы психологический портрет становится основным результатом, главным выходным документом. На его основании эксперты могут писать графологическое заключение. Он может быть использован сам по себе или в сочетании с другими диагностическими средствами, например, психологическими тестами.

Шаг пятый – написание графологического заключения

Разные графологические заключения отличаются друг от друга не только в силу того, что они написаны разными графологами, но и по вполне объективным причинам. Форма и содержание заключения зависят от следующих факторов:

• цели заключения (отбор при приеме на работу, профессиональная ориентация, общее психологическое заключение);

• заказчика (работодатель, сам анализант, семейный консультант);

• анализанта (уровень образования, социальный статус, психологическое состояние).

Графологическое заключение, цель которого – дать общую психологическую характеристику анализанта, будет выглядеть совершенно не так, как графологическое заключение, оценивающее лишь несколько конкретных рабочих характеристик.

Эксперты, пишущие графологическое заключение, – это не те эксперты, что участвовали в графометрическом анализе образцов почерка. На этом этапе должны выступать просто психологи, возможно, специально ориентированные. В таком разделении функций заключается, на наш взгляд, одно из многообещающих преимуществ новой процедуры. В любом случае, этот шаг не является объектом автоматизации.

3.1. Ограничения и проблемы традиционной графологии

Возражения против графологии

В свое время Роберт Саудек в своей работе «Научная графология» (Wissenschaftliche Graphologie) сформулировал шесть основных возражений, обычно выдвигаемых против графологического анализа. Они во многом актуальны и сегодня.

Никто не сомневается, что почерк индивидуален так же, как отпечатки пальцев или роговая оболочка глаз. Но можно ли по нему делать заключения о психологических характеристиках писавшего?

В сущности, этот вопрос вполне правомерен по отношению к любому направлению психологии. Как и всякая эмпирическая наука, психология поведенческих форм, к которой относится графология, систематизирует и обобщает практические наблюдения и из них выводит свои законы.

Доводы, выдвигаемые против графологии, имеют свои резоны. В какой-то мере они могут быть справедливыми, однако не настолько, чтобы поставить метод под сомнение. Итак, рассмотрим эти возражения и аргументацию против них.

Первое возражение по Саудеку

Почерк не связан с характером писавшего. Он скорее зависит от строения мускулатуры руки и пальцев.

Это возражение фактически утверждает, что письмо является механическим действием, выполняемым мышцами рук. Поэтому его результат определяется их размерами и строением так же, как, скажем, ширина шага зависит от длины ног.

Множество экспериментов, особенно активно проводившихся в начале и середине XX века, показали, что писание является функцией мозга. Наиболее известны работы доктора Георга Майера и Франка Фримана. Георг Майер исследовал почерк людей, потерявших правую руку и вынужденных писать левой. Он сравнивал его с образцами почерка тех же людей, написанных еще правой рукой.

К более экзотическим его экспериментам относятся обучение инвалидов Первой мировой войны письму ногой и ртом. Интересные наблюдения проводил и Жюль Крепье-Жамен, провоцируя писавших играть заданные роли и писать в различных условиях и при разных обстоятельствах. Все эксперименты явно показывают, что размер и строение руки не играют никакой роли.

Безусловно, привычный процесс письма проходит как бы неосознанно. Но это не означает, что он не управляется мозгом. Здесь мы сталкиваемся с основным вопросом психоанализа. Где проходит граница между сознательным и подсознательным? Макс Пульвер в своей знаменитой книге «Символика почерка» (Symbolik der Handschrift) сформулировал это следующим образом: «Осознанное писание есть неосознанное рисование».

Второе возражение по Саудеку

Ручка, карандаш, бумага, на которой пишется текст, больше влияют на почерк, чем характер и психологическое состояние.

Условия, несомненно, влияют на написанный текст. Толстая или тонкая ручка. Держит ли ее человек большим и указательным пальцами или тремя пальцами, включая средний. Пишет ли ручка тонко или более жирно. Расплываются ли чернила и т. д. Внешний вид текста изменяется в зависимости от этих факторов. Но, во-первых, графолог не начнет анализа почерка, не выяснив или не исследовав предварительно все эти условия. Во-вторых, основные графологические признаки почерка, как, например, наклон букв, наклон строк, зоны, закругления, поля остаются неизменными. Человек не станет писать с более сильным наклоном, если чернила расплываются или бумага оказалась более шершавой. Дополнительной страховкой является анализ нескольких образцов почерка одного и того же человека, когда это возможно.

Третье возражение по Саудеку

Почерк вырабатывается в школе; детей учат одинаково писать и поэтому они фактически и пишут одинаково, то есть школьная система определяет почерк.

Это возражение, безусловно, имеет под собой основание. «Школьный» почерк меняется не только от страны к стране, но и во времени. В одни периоды, например, учили писать более прямо, в другие – с сильным наклоном. В зависимости от языка меняется также стиль написания отдельных букв, главным образом, заглавных.

Но нельзя и переоценивать влияние школьной системы. Характер детей, как и их почерк, находится в развитии. По мере того, как писание становится привычкой и рутиной, каждый интуитивно вырабатывает пути оптимизации своего почерка. Он начинает все больше писать, как ему удобно. Он перестраивает почерк под свой характер. Вскоре мало что остается от стандарта, по которому его учили.

Именно по этой причине графологический анализ почерка детей и подростков используется редко, хотя определенные изыскания в этом направлении проводились и проводятся. Кстати, и дети пишут неодинаково. Жюль Крепье-Жамен проводил исследования в школах и выявил, что сами дети интуитивно намного лучше различают почерк своих одноклассников, чем взрослые.

Четвертое возражение по Саудеку

Люди одной профессии пишут часто очень похоже, имея разные характеры.

Да, например, неразборчивый почерк врачей является общим местом. Но неразборчивость – это только один из сотен признаков. Почерки, кажущиеся неискушенному глазу похожими, на самом деле сильно различаются по многим графологическим признакам. С другой стороны, нельзя сказать, что профессия совсем не влияет на психологические характеристики человека. Деятельность накладывает отпечаток на изменение почерка со временем (смотри следующее возражение).

Пятое возражение по Саудеку

Почерк не отражает характер, потому что меняется с годами.

Безусловно. Но характер человека тоже не остается постоянным. Почерк отражает эти изменения. И, кстати, исследование такой динамики могло бы стать одним из интересных направлений графологии. Очень полезно было бы анализировать образцы, написанные одной и той же рукой в разные периоды жизни. К сожалению, подобная информация фактически отсутствует.

Шестое возражение по Саудеку

Почерк не отражает характер человека, потому что пишущий может его произвольно изменять.

Действительно, если почерк специально подделывается, графологический анализ оказывается несостоятельным. Но аналогично человек может играть роль и производить ложное впечатление своим поведением. Графологический анализ исходит из того, что написанный текст есть результат естественного и привычного процесса. Он не предназначен для выявления обмана и подделки. Для этого служит соответствующее направление криминалистики, которое, кстати, основывается на тех же признаках почерка, что и графология.

Ответив вслед за Робертом Саудеком на приведенные возражения, мы тут же сформулируем новое, базовое, возражение, которого графологи обычно избегают. (Помните, как у Булгакова в «Мастере и Маргарите» сказано о Канте и доказательствах существования Бога: «Он начисто разрушил все пять доказательств, а затем, как бы в насмешку над самим собой, соорудил собственное, шестое, доказательство!»)

Так вот, при всей несомненности того, что почерк индивидуален, при всей убежденности самих графологов и поддерживающих их в эффективности этого метода отсутствуют объективные, эмпирические доказательства того, что связи между признаками почерка и психологическими характеристиками писавшего, которые приняты в графологии, в полной мере имеют место.

Долгие годы графологи-исследователи (особенно это касается немецкой школы) пытались сделать графологию более наукообразной. Основные их усилия сводились к поиску взаимосвязи между функцией мозга и процессом письма. Но они не принимали попыток другого направления, которое Анжелика Сайбт в своем фундаментальном исследовании «Психология почерка» (Schriftpsychologie: Theorien, Forschungsergebnisse, wissenschaftstheoretische Grundlagen), вышедшем в 1994 году, называет графометрикой, объективными статистическими проверками убедиться в правомочности заключений графологов. А графометрика продемонстрировала некоторые очень интересные результаты.

Не следует забывать, что в медицине и психологии многие выводы и законы также были впервые сформулированы на основе опыта ряда людей с сильными аналитическими способностями. Эти люди могли удерживать в голове и обобщать тысячи фактов и наблюдений. В эпоху компьютеризации нет необходимости сохранять всю информацию в человеческой памяти, зато есть необходимость в разработке таких методов и программ, которые помогут проанализировать множество результатов и вывести правильные заключения. Использование компьютерных технологий позволяет систематично анализировать графологические правила, помогает доказать справедливость одних и, когда это становится ясным, отказаться от ложных.

Проблемы традиционной графологии

Возможности графологии, как и всякой конкретной науки, ограничены. Поэтому важно знать, что следует в действительности ожидать от графологического анализа. Зачастую графологию переоценивают, но еще чаще недооценивают ее возможности.

Графология позволяет оценить, например, следующие качества писавшего (и им подобные).

• Общие духовные и душевные качества (доброту, жизнерадостность, робость).

• Темперамент и физическую активность (душевное равновесие, эмоциональность).

• Рабочие характеристики (педантичность, креативность).

• Волевые качества и жизненные силы (силу воли, настойчивость).

• Уровень интеллекта (умение логически мыслить, артистизм, богатство воображения).

• Социальные аспекты и поведение в группе (дружелюбие, щедрость).

• Амбициозность (целеустремленность, гордость).

• Надежность (честность, открытость и степень доверия).

По почерку нельзя получить информацию о характеристиках тела, таких как рост, вес, цвет глаз и волос, а также сведения о возрасте, поле, профессии, финансовом состоянии, жизненном опыте (на это был бы способен разве что Шерлок Холмс).

Чтобы оценить психологические качества писавшего, графолог анализирует написанный текст. Он выявляет характеристики почерка. По известным в графологии зависимостям между этими характеристиками и чертами характера он создает развернутый психологический портрет. Хорошо, если при этом ему доступны дополнительные сведения о писавшем. Они помогают правильнее интерпретировать неоднозначные выводы.

Казалось бы, это простой процесс. Достаточно лишь выучить, какой черте характера какой признак почерка соответствует. Но традиционная графология имеет целый ряд проблем.

Проблема первая – субъективность

Все шаги графологического анализа субъективны. Во многих, если не во всех, работах усиленно подчеркивается: анализ должен проводить опытный графолог. То, что он заметит в почерке, новичок пропустит. Но даже если по какой-то случайности менее опытный коллега окажется достаточно наблюдательным и заметит те же признаки почерка, ему все равно не удастся написать аналогичное заключение. Все зависит, оказывается, от интуиции эксперта. Мало того, что разные графологи оперируют с различными наборами характеристик почерка (французская школа, немецкая школа и т. д.), они интерпретируют их тоже по-разному. Это можно понять – графология имеет дело с тысячами показателей. Конечно, и врачи могут быть субъективны при постановке диагноза, однако современная медицина основана на применении многих приборов, делающих объективные измерения.

Проблема вторая – большой объем информации

Жан-Ипполит Мишон обладал уникальной памятью. Это позволяло ему анализировать тысячи образцов почерка, их признаки и соответствующие черты характера. И сегодня каждый графолог должен в той или иной степени быть Мишоном. Во многих книгах по графологии можно часто встретить противоречия. Структура многих из них такова: в первой части автор описывает различные характеристики почерка и при этом приводит черты характера, на которые они указывают, а вторая часть посвящена психологии. Здесь автор приводит важнейшие черты характера и ссылается на соответствующие характеристики почерка. Буквально во всех работах вторая часть частично противоречит первой.

Проблема третья – неоднозначность

Графологи не могут сойтись на определенном наборе признаков почерка. Каждый графолог или каждая школа, так или иначе, формирует свой набор. Интерпретируют они признаки тоже отчасти по-разному. Разные мнения и направления существуют во всех областях знаний, однако усилия по интеграции графологических знаний были до сих пор недостаточны.

Проблема четвертая – отсутствие развития

При всем многообразии мнений и школ графологическая база знаний, сформированная к середине XX века, остается без изменений. Она статична, не развивается дальше. Не анализируются новые характеристики почерка, а также новые (например, узкопрофессиональные) психологические черты, не отслеживается влияние компьютеризации (люди пишут вручную все меньше и меньше и это, конечно же, влияет на их почерк) и других факторов прогресса.

Проблема пятая – кустарничество

Практикующий графолог, как правило, один выполняет всю работу: анализирует рукописный текст, то есть проводит графометрический анализ; выявляет характеристики почерка; определяет психологические черты; интерпретирует эти черты, чтобы скомпилировать заключение; зачастую, если дело касается еще живущего автора текста, проводит с ним сеанс, чтобы получить образец почерка.

Вообще сегодняшняя графология – дисциплина старомодная, хотя и не старая. Графолога ассоциируют, скорее всего, с каким-нибудь средневековым алхимиком, тайно работающим по только ему одному и Богу известным законам. Отчасти это действительно так. Однако современные компьютерные технологии предоставляют совершенно новые возможности. Они позволяют не только в большой степени решить проблемы графологической процедуры, но и влить жизнь в графологию, придать ей ускорение, выводящее на совершенно другую орбиту. О том, как это можно сделать, и написано дальше.

Пути решения проблем современной графологии

Как бы это на первый взгляд не показалось странным, компьютеры намного больше пользы приносят не в технических, а в гуманитарных областях. В инженерных дисциплинах, в точных науках они позволяют быстрее, точнее, надежнее рассчитать то, что и без них специалисты делали бы «вручную». В гуманитарных же направлениях они открывают такие возможности, которые раньше были просто немыслимы. К этим областям знаний относятся, например, современная археология и история, лингвистика (анализ больших текстов), медицина (компьютерная диагностика), криминология, юриспруденция (использование банков данных).

Предлагаемая в данной книге компьютерная система позволяет решить перечисленные выше проблемы традиционной графологии. Для этого она использует следующие технологии:

• банки данных;

• математическое моделирование;

• экспертные процедуры для консолидации различных оценок, даваемых разными специалистами;

• специальные графические методы представления результатов графологической экспертизы;

• статистические методы для выявления и оценки графологических закономерностей.

Использование этих средств невозможно без формализации элементов графологического анализа. Формализация основана, прежде всего, на измеряемости и структурировании вовлеченных данных.

Всегда, прежде чем автоматизировать ту или иную область, ее анализируют. При этом задача состоит в том, чтобы осознать и описать два основных элемента любой компьютерной системы, а именно информацию и процессы. В результате анализа строится представление информации, называемое информационной моделью, которое позволяет информацию компьютеризировать. Процессы в дальнейшем используют эту информацию.

В основу формализации графологической системы положены определенные принципы.

Принцип первый – измеряемость анализируемых признаков почерка и психологических характеристик.

Это означает, что мы не только утверждаем, что такой-то признак присутствует в почерке, а еще и указываем, в какой степени он присутствует. Нельзя сказать, что измеряемость признаков почерка не предлагалась ранее. Однако она никогда не использовалась достаточно систематически. Если некоторые признаки и измерялись или оценивались по той или иной шкале, то другие учитывались лишь вербально. Кроме того, сами шкалы оставались различными. Это не позволяло главного – сравнивать признаки друг с другом. Данный принцип требует, чтобы измерялись абсолютно все вовлеченные признаки и чтобы они измерялись по одинаковой шкале.

Как не вспомнить знаменитое высказывание Карла Маркса (имея в виду научную сторону его деятельности, а не политическую): «Наука только тогда достигает совершенства, когда ей удается пользоваться математикой».

Сказанное выше об измеряемости признаков почерка можно с той же правомерностью отнести и к психологическим характеристикам анализанта. Важно не только выявить, что какая-то черта характера имеется, но и оценить силу ее проявления.

Принцип второй – функциональное представление взаимосвязи характеристик с признаками.

Влияние разных графологических признаков на вывод о присутствии той или иной психологической характеристики неодинаково. Один признак может однозначно указывать на характеристику, другой – говорить лишь о некой тенденции, да и то лишь при определенных дополнительных условиях. В силу того, что признаки почерка как входные параметры и психологические характеристики как параметры выходные, измеряемы, их взаимосвязь должна представляться в виде функций. Они и отражают указанные различия.

Принцип третий – графологические функции носят характер «черного ящика».

Взаимосвязи психологических характеристик с признаками почерка носят для нас характер «черного ящика», то есть мы не рассматриваем и не анализируем их семантические и психологические основания. Опираясь на имеющиеся результаты исследований ведущих графологов, мы строим формальные зависимости. Эти результаты сами по себе как бы принимаются в модели на веру. Таким образом, если в известной работе утверждается, что поднимающиеся строки означают оптимизм и жизнерадостность, мы просто строим соответствующую функцию. На входе такой функции – признак почерка (поднимающиеся строки), на выходе – черты характера (оптимизм и жизнерадостность). Мы не исследуем, справедливо ли это утверждение, какую символическую нагрузку оно может нести, каковы психологические основы его. Иными словами, проверка самого утверждения выходит пока за рамки наших интересов.

Однако, забегая несколько вперед, скажем, что при построении графологических функций мнения различных экспертов консолидируются и известные противоречия сглаживаются. Мы никогда не руководствовались только одним каким-то источником.

Принцип четвертый – система интегрирует мнения различных школ и направлений.

При формализации и моделировании графологического анализа не отдается предпочтения какой-либо школе или направлению. Цель – интегрировать все полезные и проверенные опытом результаты в единую систему.

Принцип пятый – оценка психологических характеристик является достаточно общей.

С помощью графологического анализа можно оценить многие психологические характеристики. Однако она не позволяет выявлять действительно тонкие нюансы реакций и поведения. В этом смысле графологический анализ – инструмент, дополняющий другие психологические методы. Его сила в том, что он может быть объективным, быстрым, дешевым и не требует присутствия анализанта. Поэтому конечная цель формализации и автоматизации состоит лишь в получении набора адекватных психологических характеристик, а не в составлении полного психологического портрета. Последнее, как мы увидим ниже, является скорее задачей психологов.

Процедура графологического анализа

Приведенные выше принципы формализации графологического анализа были реализованы в нашей системе. Процедура, или (если использовать компьютерный термин) алгоритм графологического анализа не отличается от традиционного. Он включает те же шаги. Отличие состоит в том, что и как при этом выполняется. Алгоритм выглядит так, как это показано на рис. 177.

Рис. 177

Рассмотрим шаги графологического анализа в контексте их автоматизации. Но перед этим договоримся о некоторых терминах, которые мы будем использовать.

Анализант – человек, почерк которого подвергается графологическому анализу. Термин «анализант», вообще говоря, означает объект психоанализа. Мы заимствуем его поскольку, во-первых, он ясен, короток и потому удобен, а во-вторых, потому что существует некая аналогия между процедурами психоанализа и графологической экспертизы.

Графометрический профиль – набор признаков почерка, выявленных по образцам анализанта, то есть по текстам, им написанным. Термин «графометрия» имеет несколько толкований. Так, Анжелика Сайбт считает графометрию и графологию двумя параллельными направлениями психологии почерка. Первая использует измеряемость признаков почерка, а также статистические методы. С помощью них графометрия пытается проверить правила графологии. Мы будем понимать под графометрией изучение признаков почерка безотносительно к тому, как эти признаки в дальнейшем используются или интерпретируются.

Психологический портрет – набор психологических характеристик анализанта, полученных на основе графометрического профиля по правилам графологии.

Графологические функции – связи между психологическими характеристиками и признаками почерка. Обыкновенно графологическая функция строится для отдельной психологической характеристики. Графологические функции, собственно, и являются теми правилами, на которых основана графология.

Шаг первый – получение образцов почерка

Требования к образцу почерка, представленному для графологического анализа, общеприняты в графологии. Образец должен быть выполнен на гладком листе не разлинованной бумаги стандартного размера. Текст должен быть достаточно большим и сплошным. Лучше, если представлен оригинал, а не фотокопия, написанный ручкой, а не карандашом.

Эти требования преследуют две основные цели.

Во-первых, образец должен представлять собой результат естественного и привычного действия – письма. Если текст пишется специально для графологического анализа или для какого-либо другого представления, то пишущий инстинктивно несколько искажает почерк, пытаясь сделать его более читабельным и понятным, то есть придать ему более благообразную форму. По мере увеличения объема написанного этот эффект снижается.

Во-вторых, такой образец включает максимальное число признаков – поля, уклон строк и т. д. Чем больше признаков можно однозначно вывести из образца, тем полнее и точнее сам графологический анализ.

Разумеется, определенные выводы можно сделать и по образцам почерка, которые этим требованиям не отвечают. В распоряжении у графолога может оказаться лишь клочок бумаги, или открытка, или небольшая записка. Это не означает, что результат анализа будет заведомо несостоятельным. Просто число оцениваемых психологических характеристик и, отчасти, надежность оценки будут ниже.

Если имеется возможность получить несколько образцов почерка, то их совместный анализ может значительно увеличить надежность результата.

Признаки почерка, которые встречаются в одном образце и отсутствуют в других, могут говорить о том, что они появились под воздействием случайных или временных факторов. К ним, относятся, например, самочувствие писавшего, или его нервное возбуждение, или условия, при которых он писал (стол, бумага, ручка).

Компьютерная обработка написанных текстов позволяет легко обобщать признаки почерка, выводимые из нескольких образцов, принадлежащих руке одного и того же человека. Теоретически всегда следует анализировать несколько образцов, написанных с некоторым временным интервалом. Практически это труднодостижимо.

При использовании компьютерных средств этот шаг графологического анализа почерка становится намного более эффективным. Образцы почерка хранятся в базе данных вместе с дополнительной информацией об анализанте и самих образцах.

3.2. Программная система анализа почерка

Среди специалистов в области разработки программного обеспечения бытует одна поговорка. Авторство приписывают известному американскому психологу Абрахаму Маслоу (Маслову). Поговорка эта переходит из книги в книгу и уже давно стала общим местом. Несмотря на это, как и всякое идиоматическое высказывание, она часто наиболее компактно и точно отражает ситуацию.

Звучит это высказывание так: «У кого в руках молоток, тот видит в каждой проблеме гвоздь». Именно это и произошло с нами.

Относясь к людям, для которых формализация, математическое моделирование и использование вычислительной техники – наиболее удобный, естественный, понятный и эффективный метод изучения и описания окружающего мира, мы охотно применяем наш инструментарий к графологии. Тем более, что сама предметная область для этого исключительно подходит и очень в этом нуждается. Общефилософское обсуждение преимуществ и недостатков такого подхода мы вынесем за рамки данной работы.

Интегрированная программная система анализа почерка, разработанная авторами, решает несколько задач и соответственно состоит из нескольких подсистем или программных инструментов. Они отображены на приведенной ниже схеме (рис. 179).

Интегрированная программная система анализа почерка

Рис. 179

Инструмент графолога-профессионала предназначен для тех, кто знаком с графологией и практически ее использует. Он позволяет пользователям настраивать систему в соответствии со своими представлениями, то есть отбирать и сортировать по степени важности признаки почерка и психологические характеристики, строить графологические функции и калибрировать имеющиеся функции.

Инструмент экспресс-анализа предназначен для тех, кто из интереса или в силу профессиональной необходимости (при приеме на работу, например) хочет провести быстрый графологический анализ, не имея предварительной подготовки по графологии. Инструмент экспресс-анализа использует фиксированное множество признаков почерка и психологических характеристик, а также заданный набор графологических функций.

Один из вариантов инструмента экспресс-анализа (GraphExpress) прилагается к данной книге.

Справочная и обучающая система включает описания и примеры признаков почерка, образцы текстов для проведения учебного анализа, заключения графологов-профессионалов по этим образцам (что позволяет сравнивать их с заключениями обучающихся), а также дополнительные сведения по графологии, истории развития ее правил и т. д.

Система исследования почерка позволяет анализировать и сопоставлять информацию из различных источников, проводить статистический анализ признаков и обработку текстов, выявлять корреляции между различными признаками, а также между признаками и психологическими характеристиками. Иными словами, система призвана анализировать, обосновывать и совершенствовать имеющиеся графологические данные.

Банк данных графологической информации является центральной подсистемой, обеспечивающей работу всех упомянутых выше программных инструментов.

Блок математического моделирования включает программы, которые обеспечивают количественное представление признаков почерка и психологических характеристик.

Блок представления данных включает программы обработки результатов графологического анализа и первичных графометрических данных для более наглядного их отображения.