Часть вторая. Процесс обольщения


...

9.. Томи неизвестностью — что же дальше?

В тот самый момент, когда человек понимает, чего от вас можно ожидать (вернее, ему кажется, что он понимает), ваша власть над ним ослабевает. Более того, вы проигрываете ему в силе. Единственный способ по-прежнему вести соблазняемых за собой, не теряя власти над ними, — постоянно держать их в напряжении, то и дело эпатируя тщательно подготовленными неожиданностями. Люди любят тайну, это и есть главная хитрость, которая позволит вам заманивать жертву все глубже в свои сети. Ведите себя так, чтобы постоянно вызывать удивление. Что вы собираетесь делать? Что вы задумали? Ваши неожиданные поступки заставят испытывать восхитительное ощущение непредсказуемости: несмотря на все усилия, обольщаемым не удается предугадать, каким будет ваш следующий шаг. Вы всегда оказываетесь чуть впереди, всегда владеете ситуацией. Позвольте жертве испытать радостный трепет, пусть у нее захватит дух на очередном крутом вираже.

Ключи к обольщению

Ребенок — это, как правило, своенравное и крайне упрямое создание, которое обязательно поступает наперекор взрослым и, если мы его о чем-нибудь просим, делает наоборот. Но есть один сценарий, при котором дети охотно, даже с радостью уступают и соглашаются на все наши условия, забывая о капризах: так бывает, если им обещан сюрприз. Это может быть упакованный в коробку подарок, игра с какой-то наградой в финале, путешествие, маршрут которого им неизвестен, или захватывающая история с неожиданным концом. В те минуты, когда дети ждут сюрприза, они забывают о своеволии. В ваших силах протянуть эту минуту насколько возможно, маня ребенка волнующей перспективой. Эта детская привычка живет глубоко в каждом из нас, в ней кроется источник удовольствия, свойственного, пожалуй, всем людям: отправиться следом за тем, кто знает путь и берет нас с собой в путешествие. (Возможно, радость, которую мы испытываем от того, что нас ведут за собой, базируется на памяти о том времени, когда мы были маленькими и родители, сильные и надежные, носили нас на руках и заботились о нас.)

Мы испытываем сходные чувства, когда смотрим кино или читаем триллер: мы находимся во власти режиссера или писателя, которые увлекают нас за собой, проводя через хитросплетения и повороты сюжета. Мы остаемся в своих креслах, переворачиваем страницы, с удовольствием покоряясь, пугаемся и переживаем по авторской воле. Это напоминает наслаждение женщины, танцующей с умелым и надежным партнером, который ведет ее по залу так, что можно не думать ни о чем и полностью отдаться танцу. Влюбленность непременно подразумевает предвкушение: мы ощущаем, что стоим на пороге перемен, готовые двинуться в новом направлении, вступить в новую жизнь, где все будет удивительным и неизведанным. Тот, кого обольщают, ждет, чтобы его повели за собой, чтобы о нем заботились, как о ребенке. Если вы предсказуемы, чары мгновенно рассеиваются: ведь предсказуемость — черта повседневности и будничности. Как и в случае с детьми, вы будете властвовать над объектом до тех пор, покуда сможете удерживать его интерес.

Старайтесь без устали, как из рога изобилия, забрасывать свои жертвы всевозможными сюрпризами и экспромтами (разумеется, мнимыми, заранее подготовленными) — отправьте им письмо без обратного адреса, появитесь там, где они не ожидают вас увидеть, пригласите их туда, где они никогда прежде не бывали. Но лучший из всех сюрпризов — если вы приоткроете завесу над своим характером и позволите им увидеть в нем что-то новое, такое, о чем они и не догадывались. Это, конечно, тоже требует подготовки. В первые недели знакомства жертва попытается составить себе первое беглое представление о вас, основанное на поверхностных наблюдениях. Пусть она считает вас немного застенчивым, приземленным, человеком строгих, пуританских взглядов. Вы-то знаете, что на самом деле все обстоит иначе. Пусть, тем не менее, вас воспринимают именно таким. Можно далее помочь жертве, слегка подчеркнув эти черты, только не переиграйте. Теперь у вас есть пространство для маневра, и вы можете внезапно удивить обольщаемого неожиданно решительным поэтичным или, напротив, порочным поступком. Он изменит свое мнение о вас и не успеет укрепиться в нем, как вы удивите его снова.

Сюрприз, неожиданность приводят к тому, что в какой-то момент люди ослабляют бдительность, становятся менее настороженными, а это открывает путь бурно нахлынувшим новым чувствам. Если сюрприз приятен, яд обольщения проникает в жилы совершенно незаметно. Всякое неожиданное событие оказывает сходное воздействие, ударяя прямо по нервам, прежде чем человек успевает собраться и обдумать происшедшее.

Внезапность не только дает импульс обольщению, она еще и маскирует манипуляции обольстителя. Появитесь где-либо внезапно, неожиданно произнесите или сделайте что-то, и у окружающих просто не будет времени обдумать это и понять, что каждый ваш шаг просчитан. Повезите их куда-нибудь, но так, словно эта идея только что пришла вам в голову. Откройте им секрет — неожиданно, словно повинуясь внезапному импульсу. Сделавшись эмоционально уязвимыми, они будут слишком возбуждены, чтобы холодно анализировать ваши поступки. Все, что происходит внезапно, кажется естественным, а всему, что кажется естественным, свойственно неотразимое обаяние.

Если вы находитесь на виду, непременно выучитесь казаться непредсказуемым. Людям все быстро надоедает — и не только в их собственной жизни, но и в жизни тех, чья задача не давать им скучать. В тот момент, когда толпа поймет, что может предугадать ваш следующий шаг, она съест вас со всеми потрохами. Художник Энди Уорхол постоянно перевоплощался из одного образа в другой, так что никто не мог угадать, кем же он предстанет в дальнейшем: художником, кинорежиссером или общественным деятелем. Всегда держите в рукаве какой-нибудь сюрприз. Чтобы удерживать внимание публики, заставляйте ее постоянно гадать, строить предположения. Пусть моралисты упрекают вас в неискренности, в том, что у вас нет стержня или сердцевины. На самом-то деле они просто завидуют свободе и легкости, которые демонстрирует ваш публичный образ.

Символ: Американские горки. Вагончик медленно поднимается к вершине, а затем вас внезапно подбрасывает вверх, кидает от борта к борту, переворачивает вверх ногами во всех мыслимых направлениях. Пассажиры визжат и хохочут. Их восторг вызван тем, что они могут расслабиться, полностью отдаться чьей-то воле, позволяя бросать себя из стороны в сторону. Какой, новый восторг ожидает их за следующим поворотом?

Поэтому человеку, не умеющему писать письма или записки, никогда не стать опасным обольстителем.


Серен Кьеркегор, «Или/или»

Я рассчитываю поразить их [французов] внезапностью. Решительное действие выводит людей из равновесия и ошеломляет.


Наполеон Бонапарт Цит. по кн.: Эмиль Людвиг, «Наполеон»