Глава 7. Безмолвный язык любви.

Поза, взгляд, подход.

Майк - сердцеед, который никогда не смутится при виде девушки. Майк может прийти на вечеринку, на которой множество незнакомых людей, и через десять минут он будет в приятельских отношениях с одной из девушек. Через полчаса он вытащит ее из группы и повезет домой. Возможно, это будет его дом, возможно - ее. Все будет зависеть от того, чей дом будет ближе.

Каким образом это удается Майку? Другие парни, которые провели половину вечера, набираясь мужества прежде, чем подойти к девушке, поражаются, как Майк берет быка за рога. Они не могут понять, как он это делает.

Спросите девушек. Они пожмут плечами и ответят: "Не знаю. Наверное, он что-то излучает. Я принимаю его сигналы, отвечаю на них, и прежде чем я успеваю сообразить, что к чему, он уже берет инициативу в свои руки..."
Майк не красавец. Он довольно неплохо одевается, но не в этом его главное очарование. Кажется, что Майк обладает шестым чувством. Если в комнате есть доступная девушка, Майк ее непременно найдет, или она его найдет.

Чем обладает Майк?

Хотя он не одарен блестящей внешностью, у него есть нечто гораздо более важное для такого рода встреч. Майк интуитивно владеет языком тела и использует его идеальным образом. Когда Майк входит в комнату, он автоматически передает послание: "Женщины! Я - мужчина. Я в вашем распоряжении. Я агрессивен и опытен". Затем он прицеливается и передает сигналы избранному объекту: "Я в тебе заинтересован". Ты мне нравишься. В тебе есть что-то привлекательное, и я хотел бы узнать, что это такое".

Посмотрите Майка в работе. Понаблюдайте, как он устанавливает контакт и сигнализирует о своем прибытии. У каждого из нас есть свой знакомый "Майк", и мы все завидуем его способностям. Какой язык тела он использует?

Притягательность Майка состоит из многих компонентов. Прежде всего - его внешность. Не его природная, которая весьма заурядна, а та, которую создал Майк для передачи своих сигналов. Если вы внимательно рассмотрите Майка, вы убедитесь, в том, насколько он заряжен сексуальностью.

Знающая женщина скажет вам: "Конечно, Майк сексуален". Но в каком смысле?

Если эту женщину порасспросить, она может сказать: "В нем что-то есть. Что-то вроде ауры".

На самом деле ничего столь туманного вроде ауры вокруг Майка не наблюдается. Нет сомнения в том, что то, как одевается Майк, тип брюк, который он предпочитает, его пиджаки, рубашки и галстуки, то, как он причесывается, длина его бачков - все это формирует первое впечатление о нем. Но более важным является то, как стоит и двигается Майк.

Одна из женщин описала его позы и движения, как "легкая грациозность". Мужчина, который хорошо знает Майка, не был столь элегантен в выборе слов. "Это сальный тип", - сказал он о Майке. В итоге мы получили тревожащий и волнующий образ, который привлекает женщину, и отталкивающий образ, вызывающий презрение и неприязнь у мужчины.

Но что бы ни говорили мужчины, Май~к обладает грациозностью, надменной грациозностью, которая вызывает зависть у мужчин и интерес у женщин. Некоторые актеры обладают такой грациозностью движений: например, Пол Ньюмэн, Марлон Брандо, Рип Торн. С помощью своих грациозных движений они могут передавать женщинам свое сексуальное послание. Это послание может быть повторено и подчеркнуто позами и каждым шагом. Человек, который так двигается, может без труда заставить женщину повернуть голову в его сторону, а затем и вскружить ей голову.

Но у Майка есть и кое-что еще в его распоряжении. Он использует множество жестов, возможно, бессознательных, которые уточняют его сексуальное послание. Когда Майк прислоняется к стене, чтобы оглядеть собравшихся, его бедра чуть-чуть выдвинуты вперед, а ноги раздвинуты. Эта поза гласит: "Секс".

Посмотрите на Майка, когда он так стоит. Он просовывает свои большие пальцы за пояс над своими карманами и остальные пальцы его рук прямо указывают на его половой орган. Вы наверняка видели такую позу сотни раз в ковбойских фильмах. Обычно в такую позу встает не герой фильма, а сексуальный бандит, который прислоняется к ограде. Перед вами картина агрессивной сексуальности, негодяй, которого ненавидят мужчины. Женщины же испытывают сложные чувства по отношению к подобному типу: здесь странным образом смешаны ненависть, страх и желание. На своем языке жестов он посылает грубый и откровенный сигнал: "Я сексуальная угроза. Я опасный мужчина, если меня оставить один на один с женщиной. Я - мужчина, и я хочу тебя!"
В меньшей степени и менее грубо Майк посылает тот же самый сигнал.

Но его язык тела не ограничивается этим. Все то, о чем было сказано до сих пор, используется Майком для того, чтобы подать необходимые сигналы, создать атмосферу или, если угодно, ауру. Это захватывает воображение свободных и доступных девиц, интересует или даже раздражает несвободных и недоступных.

Майк сам объясняет, как он действует дальше. "Я оцениваю женщин, определяя, кто из них захочет пойти со мной. Каким образом? Это легко. Я вижу, как они стоят или сидят. После этого я делаю свой выбор и перехватываю ее взгляд. Если она Заинтересована, то она ответит на мой взгляд. Если нет, я о ней забываю". "Как ты перехватываешь ее взгляд?" "Я смотрю на нее немного дольше, чем следует, потому что я с ней не знаком. Я не позволяю ей отвести от меня глаза и немного щурю свои".

Помимо взгляда у Майка есть в распоряжении еще один прием, который я заметил на вечеринке. У Майка хорошо развито инстинктивное понимание защитных механизмов женщин, и он блестяще умеет сломить их оборону. Допустим, у девушки сложены руки на груди, он изменит положение рук или сумеет их открыть, Женщина приняла жесткую позу, в ходе разговора он заставляет ее расслабиться. Если у нее напряженное и озабоченное лицо, Майк улыбается и заставляет ее улыбнуться в ответ и снять с лица напряжение.

Короче говоря, он реагирует на сигналы, подаваемые женщинами на языке тела, ответными и прямо противоположными сигналами. Он отбрасывает ее претензии, высказанные на языке тела, а так как она бессознательно хочет открыться, то она открывается Майку.

Майк продолжает свое наступление. Когда он добился контактов на уровне сигналов, сумел передать сигнал на языке тела о том, что он доступен и готов, его следующим шагом является физическое вторжение, но без прикосновения.

Он вторгается в личное пространство женщины. Он подходит к ней настолько близко, что она ощущает беспокойство, и все же не настолько близко, чтобы она могла заявить протест. Майк никогда не дотрагивается до своей жертвы без нужды. Его близость, его вторжение в ее территорию вполне достаточны, чтобы добиться перелома в ситуации в его пользу.

После этого Майк продолжает свое наступление с помощью глаз, одновременно разговаривая с женщиной. То, о чем они говорят, не имеет никакого значения* Глаза Майка говорят красноречивее, чем его голос. Они задерживаются на лице женщины, на ее груди, на всем теле. Глаза чувственно ласкают тело. Они многое обещают. Майк проводит языком по губам, щурит глаза, и почти неизменно это начинает беспокоить и возбуждать женщину. Учтите, что она не любая женщина, а та женщина, поддающаяся ухаживанию и которая ответила на прелюдию Майка. Она ответила на льстящее ей внимание, и теперь ей уже поздно заявлять протест.

В то же время против чего она может протестовать? Что собственно такое сделал Майк? Он не дотронулся до нее. Он не сделал ни одного дерзкого замечания. По законам общества он ведет себя как совершенный джентльмен. Если у него глаза слишком жаркие, чересчур смелые, это дело вкуса. Если девушке он не нравится, ей достаточно сказать что-нибудь резкое или грубое и отвернуться от него.

Но почему девушка так не действует? Майк льстит ей своим вниманием. Фактически он говорит: "Ты меня интересуешь. Я хотел бы с тобой поближе познакомиться, узнать тебя более интимно. Ты единственная женщина, которая для меня хоть что-нибудь значит".

Майк никогда не рассеивает своего внимания. Он направляет свои усилия только на одну женщину, и по этой причине воздействие его языка тела оказывается особенно сильным. Еще задолго до того времени, когда Майк покидает вечеринку, ее уже не стоит уговаривать. К этому времени слова "Пошли!" уже достаточно.

Свободна ли она?

Каким образом Майк выбирает свою жертву? Как свободная девушка сообщает на вечеринке с помощью языка тела: "Я свободна. Я доступна. Я заинтересована"? Должно быть, существует определенная система сигналов, потому что Майк редко ошибается.

У девушки в нашем обществе есть дополнительная проблема в этой игре. Вне зависимости от того свободна она или нет, считается довольно грубым, если вы даете об этом знать другим людям. И все же она бессознательно дает об этом знать. Каким образом?

Значительную роль в передаче ею информации играют ее позы и походка. Свободная женщина движется более целеустремленно. Мужчина может увидеть в этом позирование, другая женщина - аффектацию, но движения ее бедер, плеч, всего тела передают по беспроволочному телеграфу весть о ее доступности. Она может садиться, призывно раздвинув ноги, или подчеркнуто погладить себя по груди. Она может провести рукой по бедру во время разговора. Некоторые из ее движений - умышленные и хорошо отрепетированные, другие - совершенно бессознательные.

Несколько поколений назад доступность женщины открыто декларировалась вульгарными ужимками Маэ Уэст. Последующее поколение предпочитало кокетство Мэрилин Монро, завуалированное детской невинностью и тихим голоском. Ныне в более циничный век откровенной сексуальности такие, как Рейчел Уэлч, громогласно провозглашают о своей доступности. Однако в более камерной и домашней обстановке, в которой орудует Майк, послание звучит настолько завуалировано, что мужчина, который не знаком с языком тела, может совершенно его не заметить или неверно потосковать. Например, если женщина сидит, скрестив руки на груди, то возможно, что она передает классическое послание: "Я закрыта для всех. Я не буду тебя слушать".

Таково обычное истолкование сомкнутых рук, с которым знакомы психологи. Недавно об этом поведал доктор Спок после своего выступления в Академии полиции. Полицейская аудитория была настроена исключительно враждебно по отношению к доброму доктору, несмотря на то, что большинство из присутствовавших были выращены и воспитаны на основе его советов: Они демонстрировали свою враждебность устно в ходе дискуссии, но еще более откровенно на языке тела. На газетной фотографии каждый полисмен сидел, твердо сжав руки на груди, лицо каждого из них было жестким и непроницаемым. Было совершенно очевидно, что они заявляли: "Мое сознание закрыто для вас. Вне зависимости от того, что вы говорите, я не хочу вас слушать. Между нами ничего не может быть общего". Такова классическая интерпретация скрещенных рук.

Но существует и другая интерпретация этого жеста. Скрещенные руки могут говорить: "Я в отчаянии. Я не получаю то, в чем я нуждаюсь. Я закрыта. Выпустите меня наружу. Ко мне можно подойти. Я доступна".

В то время как человек, который знает лишь азы языка тела, может неверно истолковать этот жест, мужчина с хорошим знанием языка тела правильно истолкует сигналы, которые посылает девушка. Напряжено ли у нее лицо от расстройства и отчаяния? Сидит ли она неподвижно или в расслабленной позе? Отводит ли она глаза, когда вы стараетесь перехватить ее взгляд?

Все эти сигналы тела должны быть также учтены при общей оценке, если мужчина хочет эффективно использовать язык тела.

Доступная и агрессивно настроенная женщина действует в соответствии с обычным стереотипом поведения. Она использует целый ряд проверенных трюков и с помощью телодвижений легко сообщает о своей доступности. Точно так же, как и Майк она прибегает к территориальному вторжению для того, чтобы донести свою информацию до всех. Она усаживается слишком близко к мужчине, которого она выбрала, и пользуется той неловкостью, которую она таким образом вызвала в нем. Мужчина начинает ерзать и нервничать, не отдавая себе отчет в том, почему он так делает. Она же, пользуясь другими сигналами, продолжает выводить его из равновесия.

В то время как мужчина, начинающий ухаживать за женщиной, не может дотронуться до нее на первых этапах, для женщины вполне допустимо притронуться к мужчине на этой стадии игры. Это прикосновение может усилить беспокойство мужчины, на территорию-которого довершено вторжение.

Прикосновение к руке может оказаться мощным ударом по броне мужчины. "У вас нет спичек?" Взяв руку, которая держит зажженную спичку, поднесенную к ее сигарете, женщина добивается телесного контакта, что может быть особенно эффективным для разрушения полосы обороны.

Прикосновение до бедра женщины или касание ее рукой бедра мужчины может стать последним ударом по оборонительным сооружениям, если он нанесен в подходящий момент.

В ходе своего агрессивного наступления женщина прибегает не только к языку тела: поправляет юбку, когда присаживается рядом; выдвигает вперед грудь, надувает Губки - она также использует и запахи. Духи. правильно подобранные для подходящего момента, с манящим запахом, являются важной частью агрессивного нападения.

В то время как мужчине нельзя касаться женщины, если он честно ведет свою игру, для женщины это вполне допустимо - на этом этапе игры. Такое прикосновение может заметно увеличить встревоженность и неловкость мужчины, на чью территорию она ворвалась.

Прикосновение руки может оказаться обезоруживающим ударом. "У вас есть спичка?" Задержка руки, которая держит спичку у ее сигареты, дает момент контакта плоти, который может оказаться чрезвычайно волнующим.

Прикосновение женского бедра или ее рука, небрежно брошенная на бедро мужчины, если это сделано в нужный момент, может дать сокрушительный результат.

Агрессивный женский подход может заключаться не только в использовании языка тела. Здесь идут в ход и манипуляции с юбкой, когда женщина подсаживается поближе, и "раскрещивание" ног, и выпячивание вперед груди, и надутые губки; в этой ситуации используется также действие запаха. Правильно выбранная парфюмерия в нужном количестве, давая ускользающий, но возбуждающий аромат, является важной частью такого агрессивного подхода.

Стоит ли хранить престиж?

И тем не менее взгляд, прикосновение, запах - еще не весь арсенал женщины, вступившей "на тропу войны". Голос - весьма существенная часть данного подхода. И не всегда важно, что она говорит, важен именно тон ее голоса, то приглашение, которое чувствуется за ее словами, темп и интимность, нежность звука.

Это хорошо понимают французские актрисы, но французский язык и сам по себе таков, что допускает сексуальность независимо от того, что говорится. Один из самых забавных скетчей бродвейских ревю, которые я когда-либо видел, представляли актер и актриса, изображавшие "сцену из французского кино". Каждый читал список овощей на французском языке, но сам тембр голоса, модуляции и намеки просто-таки источали сексуальность.

Итак, как уже отмечалось раньше, один канал связи используется для передачи двух сообщений. В области любви и секса такое использование является весьма обычным делом. Для "агрессивно готовой" женщины этот способ может служить средством обезоруживания мужчины. Такой трюк при сексуальном преследовании используется как мужчинами, так и женщинами. Если вы выводите вашего соперника из равновесия, вызываете его тревогу, то он или она становится относительно легкой добычей. Хитрость использования возможностей голоса для передачи одного безобидного словесного сообщения и другого, более значимого и гораздо более сильного, не выражаемого словами, особенно эффективна, поскольку намеченная жертва, мужчина или женщина, по правилам игры протестовать не может. Если такой протест высказывается, агрессор всегда может заявить, имея некоторые основания: "А что я сделал? Что такого я сказал?"
В этом заключается способ сохранения престижа, и независимо от того, насколько горяча погоня за любовью или сексом, все это можно проделывать без риска потери престижа. Для многих, особенно если они не чувствуют себя в безопасности, "потеря лица" является большим унижением. Сексуальный агрессор, если он или она действительно искушены в своем деле, заботятся о том, чтобы хранить престиж своей потенциальной жертвы только как средство манипулирования. Чтобы быть сексуально агрессивными, мужчина или женщина должны иметь и самообладание, и осторожность, но действовать без необходимости сохранения престижа. С другой стороны, личность, сексуальная безопасность которой не обеспечена, потенциальная жертва охоты, отчаянно нуждается в том, чтобы избежать унижения, чтобы сохранить лицо, и это ставит ее в такой игре в чрезвычайно неудобное положение. Агрессор может манипулировать потенциальной жертвой, используя потерю лица или лишение престижа в качестве угрозы. Например, если агрессор вступает на территорию потенциальной жертвы и говорит чрезвычайно сексуально соблазнительным голосом банальности, что делать жертве? Отпрянув назад, она рискует нарваться на удивленно поднятую бровь партнера: "А что, вы думаете, я хотел(а)?"
Предположить, что агрессор охотится за её сексуальностью, - значит придать себе большую цену, чем она, по ее предположению, имеет. Быть отвергнутой после этого значило бы перенести чересчур большое унижение. А вдруг она и действительно неправильно интерпретирует его мотивы? И таким образом в большинстве случаев агрессор этой уловкой добивается своего.

Тот же самый тип взаимодействия используется агрессором с сексуальными отклонениями. Скажем, такой мужчина, пытающийся ласкать женщину или касаться ее "прелестей" в толпе, рассчитывает на ее страх и отсутствие уверенности. Действуют те же соображения, и опасение "потерять лицо" 'может не дать ей выразить протест. Она идет на то, чтобы не привлекать к себе внимание и терпеть приставания извращенца, видя в том меньшее унижение.

Многие сексуальные извращенцы-эксгибиционисты, которые достигают удовлетворения показом своего обнаженного тела, ожидают аналогичной реакции, полагаясь на смущение и стыд своих жертв. И если бы жертва реагировала смехом, любым другим способом показала, что это ее развлекает, или просто агрессивно приблизилась к нему, для извращенца такое, возможно, стало бы надолго запомнившейся неудачей.

Случайные встречи.

Касаясь темы сексуальных отклонений, следует сказать, что как среди мужчин-гомосексуалистов, так и среди лесбиянок существуют определенные сигналы языка тела, которые' служат для установления интимного контакта. Гомосексуалисты, "курсируя" по улице, могут найти сочувствующую душу, не говоря ни слова.

Устанавливать контакт относительно просто, - недавно объяснил молодой гомосексуалист в одном обзоре, - для начала нужно найти "вашего" человека, - и трудно сказать, как это делается, поскольку имеется много мелких признаков. Некоторые из них относятся к способу ходьбы, хотя многие из нас ходят также, кик совершенно нормальные люди. Я полагаю, дело главным образом заключается в установлении контакта глаз. Вы просто смотрите и понимаете. Он задерживает ваш взгляд чуть дольше, затем его глаза могут пройтись по вашему телу. Их быстрый скачок к паху и обратно делает все очевидным.

Рассказывая о своих собственных сигналах, он откровенно поясняет:

Я прохожу, а затем оборачиваюсь. Если у него есть какой-либо интерес, он также оборачивается. Затем я замедляю шаг, останавливаюсь, чтобы посмотреть в витрину. Ну, а потом мы потихоньку дрейфуем друг к другу... Вот и контакт!

Эти сигналы являются строго определенными и формализованными, и иногда они подаются вербально, но другими словами. Доктор Гоффман рассказывает об одном гомосексуалисте, который зашел выпить в бар для "геев", не имея намерений кого-нибудь "подцепить". Он вынул сигарету, но обнаружил, что у него нет спичек, и неожиданно понял, что попросить у кого-либо в баре спички значило бы подать сигнал: "Я заинтересован. А вы?" В конце концов он купил коробку спичек у бармена. Сигналы гомосексуалистов для инициирования контакта не сильно отличаются от сигналов нормального мужчины, пытающегося "подцепить" девочку. Много дет назад, когда я служил в армии и получил отпуск в Бостон, мой друг-солдат заманил меня поохотиться, чтобы "подобрать пару дамочек".

У меня в этом не было никакого опыта, однако, поскольку своего невежества я признать не мог, то разыгрывал из себя большого специалиста. Я шел вместе с другом и тщательно следил за ним. За полчаса он "подцепил" пять девушек и выбрал для нас двух. Его техника строилась на языке тела.

Прогуливаясь по улице или, правильнее говоря, слоняясь, он перехватывал разведывающий взгляд, задерживал его немного дольше, чем было необходимо, и поднимал одну бровь. Если девушка замедляла шаг, останавливалась, чтобы посмотреть в свою пудреницу, или поправить чулки, или полюбоваться на свое отражение в стекле витрины на улице - это был один из многочисленных обратных сигналов, означавших: "Я обратила на вас внимание и, возможно, заинтересована. Давайте посмотрим, что из этого получится".

Тогда мой друг поворачивался и следовал квартал за этой девушкой. "Конвоирование", поначалу молчаливое, было необходимой частью ритуала и позволяло ему развернуть попытки вступить в голосовой контакт, комментируя мне, третьему лицу, ее одежду, ее походку, внешний вид - и все это в полуюмористическом тоне, обеспечивая тылы для отступления.

Вначале она обычно притворялась, что не одобряет его заигрываний. Если этот этап тянулся слишком долго, стороны негласно признавали, что заигрывания и действительно не приветствуются. Когда же она хихикала, или отвечала ему, или давала какой-то комментарий по его поводу своей подружке, если таковая была, то это указывало на растущий интерес.

В конце концов "снятие" заканчивалось тем, что мой друг шел бок о бок с девушкой, вовлекая ее в фамильярный разговор. Точно такая же техника, как я видел, сегодня используется среди подростков. В этой "игре" каждый шаг строго очерчен, и ее нужно разыгрывать от начала до конца. Переговоры легко могут быть прерваны любым из партнеров на каждом этапе без потери лица для другого. В этом заключаются строжайшие условия успешного и гладкого "снятия".

Очень похожий ритуал существует у зверей. Проследите за двумя голубями в парке, когда самец кружит, надувается и прохаживается, в то время как самка притворяется безразличной. Используется тот же самый язык тела, который в ходу у людей, когда они ухаживают друг за другом.

Доктор Нильсен из психологической лаборатории Университета Копенгагена в книге "Исследования самоконфронтации" подчеркивает чрезвычайную важность использования языка тела в процессе того, что он называет "танцем ухаживания", среди американского юношества.

Рассматривая всю процедуру на трезвом, клиническом уровне, доктор Нильсен обнаружил 24 шага или этапа между "первоначальным контактом молодых особей мужского и женского пола и актом соития". Нильсен считает что эти шаги со стороны парня и ответные шаги девушки имеют "обязательный порядок". Он поясняет это, рассказывая, что когда парень предпринимает попытку взять девушку за руку, то он должен дождаться, пока она пожмет его руку, давая сигнал продолжать, и только после это он может предпринять следующий шаг, переплетя ее пальцы со своими.

Шаг должен следовать за шагом, пока он "случайно" не положит свою руку на её плечо. Потом он может перемещать свою руку к низу ее спины и сбоку трогать ее грудь. Она может препятствовать такому дотрагиванию, прижимая свои локти к талии.

После первого поцелуя - и только после него - парень может попытаться опять придвинуться к ее груди, но в действительности он и не ожидает коснуться ее, пока не поцелует девушку достаточно большое число раз, "Протоколом" запрещается приближаться к груди спереди, равно как и начинать первый поцелуй, пока не произошло первоначальное "удержание руки".

Доктор Нильсен считает, что девочка или мальчики своей среде называются "быстрыми" или "медлительными" в. смысле порядка шагов, а не в смысле времени, которое занимает каждый шаг. Те, которые пропускают шаги или меняют их порядок, - "быстрые", а те, кто пренебрегает сигналом приступить к следующему шагу или не позволяет следующий шаг, - "медлительные".

Выберите позу.

Доктор Альберт Е. Шефлен, профессор психиатрии в Медицинском колледже имени Альберта Эйнштейна в Нью-Йорк-Сити, изучал и описывал модели ухаживания и того, что он называл "квази-ухаживанием" у людей. Такое "квази-ухаживание" является одним из видов использования ухаживания, флирта или секса в несексуальных целях.

Согласно доктору Шефлену, все поведение человека подчинено определенным образцам, моделям, составляющим в целом систему. Оно состоит из неких повторяющихся сегментов, организованных в более крупные блоки. То же можно сказать о сексуальном поведении, и при изучении элементов, которые составляют наши сексуальные отношения, доктор Шефлен обнаружил, что на деловых собраниях, на вечеринках, в школе и на многих других встречах люди используют, эти сексуальные элементы, хотя в мыслях и не преследуют сексуальных целей.

Доктор Шефлен пришел к выводу: либо американцы ведут себя сексуальным образом, когда они собираются вместе на мероприятия несексуального характера, либо, что более вероятно, сексуальному поведению соответствуют определенные квалифицирующие сигналы языка тела, когда оно не направлено на конечную цель взаимоотношений полов.

Так в чем же заключаются эти модели сексуального поведения? Согласно исследованиям доктора Шефлена, если мужчина и женщина готовятся к сексуальной встрече, они проходят через ряд изменений тела, приводя его в состояние готовности и при этом не осознавая, что они делают.

Мускулы их тел становятся слегка напряженными и "готовыми к действиям", исчезает сутулость, тела, выпрямляются, становясь более вертикальными и напряженными. Их лица становятся более подтянутыми, мешки под глазами пропадают. Фигуры становятся более юными, животы втягиваются, мускулы ног напрягаются. Даже глаза кажутся ярче, а кожа может как краснеть, так и бледнеть. Изменяются даже запахи тел, они словно проваливаются сквозь века к далеким первобытным временам, когда запах играл чрезвычайно важную роль в половых ситуациях.

Когда происходят все эти изменения, мужчина или женщина могут начать использовать определенные жесты, которые доктор Шефлен называет "жестами прихорашивания". Женщина начинает приглаживать волосы или проверять макияж, поправлять одежду или убирать с лица волосы, в то время как мужчина может взбивать свою шевелюру, застегивать пиджак, поправлять одежду, подтягивать носки, галстук или чистить брюки.

Эти сигналы языка тела говорят: "Я заинтересован. Вы мне нравитесь! Заметьте меня. Я привлекательный мужчина - или привлекательная женщина..."
Вторым этапом в этих сексуальных встречах является принятие позы. Посмотрите на мужчину или женщину на вечере, на пару, которая готовится познакомиться и чувствует взаимный растущий сексуальный интерес. Как они сидят? Они располагают свои тела и головы так, чтобы находиться лицом к лицу друг с другом. Они будут наклоняться друг к другу и пытаться исключить любое третье лицо. Они могут делать это, смыкая в круговой руки или перекрещивая ноги друг против друга так, чтобы блокировать всех остальных.

Иногда, если такая пара сидит на диване, а на обращенном к дивану кресле сидит кто-то третий, они будут разрываться между двумя стремлениями. Одно заключается в желании замкнуться в своем пространстве, которое включало бы только их двоих, а другой мыслью является мысль о социальной ответственности, требующей вовлеченности третьего лица. Они могут решить свою дилемму, взяв лучшее из обоих миров. Они могут скрестить свои ноги, сигнализируя друг другу, что они образуют замкнутый круг. Тот, кто справа, перекрестит ноги так, что правая окажется над левой, а тот, что слева, положит левую ногу над правой. По существу это отключает их от третьего лица - ниже пояса. Однако социальная ответственность перед этим третьим заставляет их держать верхнюю часть тела прямо, смотря ему и лицо и тем самым открывая себя Для него.

Если женщина на некой встрече стремится вовлечь мужчину в интимную ситуацию, при которой они вдвоем смогут образовать замкнутую единицу, она действует почти так же, как сексуально агрессивная женщина. Она использует такие элементы языка тела, как флиртующий взгляд, удерживание его глаз, наклон головки в сторону, вращение бедрами, скрещивание ног для демонстрации части бедер, возложение руки на собственное бедро, показ запястья или ладони. Все эти символы являются общепринятыми сигналами, которые передают сообщение без слов: "Подойдите и сядьте рядом. Я считаю вас привлекательным. Я бы хотела узнать вас поближе!" А сейчас возьмем ситуации без сексуальных оттенков. В конференц-зале большой промышленной фирмы два чиновника, мужчина и женщина, обсуждают с другими чиновниками вопрос издержек производства. При этом они могут посылать, казалось бы, те же самые сигналы, которые используются при сексуальных встречах. Они пользуются жестами, которые при других обстоятельствах являлись бы приглашением к сексуальному заигрыванию, и все же эти двое самым очевидным образом полностью сосредоточены на бизнесе. Так все-таки они маскируют свои истинные чувства или действительно имеют друг к другу сексуальное влечение? Или мы неправильно интерпретируем их язык тела?

На семинаре в колледже непосвященному глазу кажется, что одна из студенток пользуется языком тела, чтобы подавать профессору сигналы, приглашающие на сексуальную встречу. В свою очередь, он реагирует так, словно соглашается. Что же это на самом деле флирт или же несексуальные сигналы? Может быть, мы как-то не так интерпретируем язык тела?

На занятии группы по психотерапии врач использует язык тела, чтобы "заигрывать" с одной из женщин. Он что, "выпадает из строя" и нарушает кодекс профессиональной этики? Или это часть его лечения? А может, мы опять путаем сигналы?

После тщательного рассмотрения этой и других аналогичных ситуаций доктор Шефлен обнаружил, что сексуальные сигналы часто посылаются и тогда, когда люди не имеют намерения вступить в сексуальный контакт. Однако, сигналы языка тела, посылаемые тогда, когда конечным результатом ожидается сексуальная встреча, отличаются от тех, которые посылаются, когда результат встречи не имеет отношения - к сексу. Имеются тонкие различия, которые говорят: "Вы мне интересны, я хочу иметь с вами дело, но это не имеет отношения к сексу".

Полусексуальные встречи.

Как мы даем понять друг другу, что встреча должна быть несексуальной? Мы делаем это, посылая вместе с сигналом другой знак, еще один элемент языка тела поверх очевидного, заметного сообщения - еще один случай передачи двух сигналов по одному и тому же каналу.

Один из способов дать партнеру знать, что к сексуальным сигналам нельзя относиться со всей серьезностью, заключается в том, чтобы каким-либо образом сослаться на факт, что происходит деловая встреча или что ситуация происходит в классной комнате или и группе по психотерапии. Это может быть какой-нибудь простой жест или движение глазами или головой по направлению к другим присутствующим или кивок на кого-то, облеченного властью.

Другая хитрость, используемая для отделения секса от бизнеса, заключается в том, что сексуальный сигнал языка тела делается неполным, важная его часть опускается. Двое сидящих рядом людей, находясь на деловой встрече, могут вступить в сексуальные взаимоотношения, обратившись лицом друг к другу, а могут и отодвинуться или вытянуть руки так, чтобы включить в свой приватный круг других. Они могут прервать контакт взгляда партнера со своим взглядом или повысить голос, чтобы как бы включить в разговор других присутствующих в комнате.

В общем, должен отсутствовать какой-либо жизненно важный элемент сексуальной встречи. Таким отсутствующим элементом может быть контакт взглядов, приглушенность голоса, положение рук, включающее только партнера, или любой другой элемент из ряда интимных.

Еще один способ придать ситуации .несексуальный характер заключается в использовании отказов, например, ссылок в разговоре на жену, друга или жениха. Это устанавливает нужный ракурс взаимоотношений и сообщает партнеру: "Мы друзья, а не любовники".

Сказанное возвращает нас к мысли доктора Шефлена о том, что система поведения реализуется в виде неких блоков, которые в целом составляют модель. Если опустить некоторые из этих блоков, результат получится иным. В последнем случае он меняется с сексуального на несексуальный, но сильное взаимодействие "мужчина-женщина" при этом остается. Имеет место определенная деловая процедура, но она приправлена ароматом сексуальности. Участники, не ожидая сексуального вознаграждения, все же эксплуатируют факт наличия между ними разности полов. Бизнесмен пользуется сигналами сексуального языка тела, чтобы вступить в определенные отношения. Интеллектуал использует их для помощи в обучении, а врач - для помощи в психотерапии, но все они знают, что просто манипулируют своей половой принадлежностью, не стремясь к сексуальному вознаграждению.

Однако нет гарантии, что в любой из этих ситуаций не разовьется сексуальность. Имеется достаточно много случаев, когда учителя сексуально отвечают ученикам, бизнесмены - деловым женщинам, а врачи - пациенткам, что придает всем, даже несексуальным, встречам определенную пикантность и даже делает их обещающими.

Эти полусексуальные встречи происходят настолько часто, что стали неотъемлемой частью нашей культуры. И происходят они не только вне дома, а иногда даже между родителями и детьми, хозяевами и гостями, даже между двумя женщинами и двумя мужчинами. И единственное, что всегда должно быть прояснено в этих сексуально-несексуальных взаимоотношениях, - то, что все это предназначено не для действительности. С самого начала необходимо пускать в ход квалифицирующие заявления или отказы. В этом случае, если все сделано соответствующим образом, не придется столкнуться с ситуацией, когда один из партнеров неожиданно как бы просыпается и говорит: "А я думал, ты имеешь в виду..."; а другая сторона говорит, протестуя: "Ах нет, все это было совсем другое".

Доктор Шефлен замечает, что есть такие психотерапевты, которые осторожно используют флиртующее поведение для увлечения своих пациентов. Потерявшую интерес. женщину можно привлечь к открытому разговору, используя со стороны врача сексуальный подход - конечно, сексуальный в смысле использования выражений языка тела. Он может подтягивать свой галстук, носки или поправлять волосы, прихорашиваться, чтобы передать сообщение о своей сексуальной заинтересованности, но, конечно, ему следует поставить пациентку в известность о своей истинной несексуальной позиции.

Доктором Шефленом описана ситуация, когда врача посещала семья, состоящая из матери, дочери, бабушки и отца. Всякий раз, когда врач беседовал с дочерью или бабушкой, сидящая среди них мать начинала передавать языком тела сексуальные сигналы. Это служило для нее средством привлечь к себе внимание врача, это был своего рода флирт, который является весьма обычным у женщины, когда она не находится в центре внимания. Женщина как-то надувает губы, скрещивает ноги и вытягивает их,, кладет руки на бедра и наклоняет тело вперед.

Когда врач подсознательно отвечал на. ее "заигрывания", поправляя галстук, волосы или наклоняясь вперед, - обе женщины - и девушка, и бабушка - по обе стороны от матери скрещивали свои ноги, располагая скрещенную ногу перед матерью одна справа, а другая - слева и по существу как бы ставя ее в "стойло". В свою очередь мать прекращала выдавать сексуальные сигналы и отклонялась назад.

Возможно, самым интересным во всей этой шараде было то, что постановка в "стойло" осуществлялась дочерью и бабушкой всегда по сигналу отца. А сигналом было покачивание вверх и вниз его скрещенной Ноги! И все это проделывалось врачом, женщинами и отцом на подсознательном уровне!

Проведя тщательное исследование сексуально-несексуального поведения, доктор Шефлен делает вывод, что такое поведение возникает обычно между двумя людьми, когда один из них по какой-либо причине отворачивается или отвлекается от своего партнера. В большой группе, в семье, на деловой встрече или в классной комнате также случается, когда кто-то один игнорируется или исключается другими. Исключенный член может начать "прихорашиваться" в сексуальном смысле, чтобы вернуться обратно в группу. Если один из членов группы уходит в себя, то остальная группа может использовать "прихорашивание", чтобы вернуть его "в коллектив". Важной частью всего этого является знание сигналов, понимание ограничений или правильное квалифицирование сигналов, помогающее разделить сексуальные и несексуальные заигрывания. По Шефлену, их легко перепутать. И действительно, есть люди, которые постоянно ошибаются, посылая и принимая сексуальные сигналы и квалифицирующие их примечания.

Есть люди, которые по психологическим причинам не могут осуществлять сексуальные встречи, но все же действуют сексуально соблазнительным образом, особенно когда не следует. Они не только провоцируют сексуальные заигрывания, но и видят несуществующее заигрывание со стороны других. Каждому известны подобное "подтрунивание" или "поддразнивание", а также девушки, уверенные, что всякий их домогается.

С другой стороны, Шефлен рассказываете людях, незнакомых с квалифицирующими сигналами, которые сообщают, что заигрывание в действительности не является сексуальным. Такие люди в обычных несексуальных ситуациях "покрываются льдом" и уходят в себя.

Трудно объяснить, как мы обучаемся пониманию языка тела во всех этих ситуациях, откуда мы узнаем их правильную интерпретацию, отличая сексуальные и несексуальные заигрывания. Кое-чему можно обучиться, а кое-что мы берем из культурного окружения. Если по той или иной причине личность была отлучена от общества и не обучена правильной интерпретации таких сигналов, она может столкнуться с существенными трудностями. Для нее язык тела на уровне сознания может быть непонятным, а стало быть, и не будет использоваться на подсознательном уровне.