Часть 7. Лучшие интервью с PR-специалистами[38]


...

Алсу Мухаметова

«Для пресс-секретаря главное – повезет или нет с шефом».


Представьтесь, пожалуйста.

Меня зовут Алсу Мухаметова. Я – советник министра образования и науки Республики Татарстан по связям с общественностью. Последние полгода возглавляю отдел по работе с письмами, обращениями граждан и СМИ. Член Союза журналистов России и Международной федерации журналистов.

Какие этапы в вашей PR-карьере вам запомнились больше всего? Ваше текущее место работы – это старт, пик или финал вашей карьеры в сфере «связи с общественностью»?

Вряд ли я могу назвать себя специалистом по PR, нигде этому не училась. Закончила филфак Казанского университета, с 2000 года работала на телевидении, снимала сюжеты, вела новости, информационно-аналитические программы и «прямые связи» с чиновниками.

В поле зрения моих интересов были общественно-политическая, экономическая и социальная тематика. Не буду утомлять перечислением своих экс-должностей и прежних мест работы, замечу лишь, что вся моя работа была связана с телевизионной журналистикой. Она мне безумно нравилась, это было, можно сказать, моим хобби, за которое мне к тому же платили деньги. Я не могла себе представить даже в самом страшном сне, что когда-нибудь поменяю любимую работу на скучную должность где-нибудь в министерстве или на предприятии.

Работа пресс-секретарей представлялась мне непонятной и далекой от творчества. Однако в моей жизни, наверное, как и у многих коллег по перу, наступил момент, когда я почувствовала, что хорошо бы отдохнуть от вечного журналистского марафона, потому что все чаще в сценариях и репортажах стали появляться шаблоны, а не то, что хотелось бы.

И тут по воле случая и обстоятельств меня пригласили в Агентство РТ по массовой коммуникации «Тат-медиа» (что-то вроде бывшего министерства печати и телевидения), где я проработала год с хвостиком и опять же была приглашена в министерство образования и науки. Довольно долго (почти год) мне пришлось осваивать совершенно другую профессию.

Сейчас, анализируя свои первые шаги, я понимаю, что стать нормальным специалистом, посредничающим между своим ведомством и работниками СМИ, в большей степени помогла интуиция и опыт работы журналистом. Решая очередную проблему, я пыталась понять: «А понравился ли бы такой шаг мне, будь я журналистом?» И по сей день меня выручают навыки и опыт практической работы.

Можно ли обучиться профессии PR-специалиста? Или это призвание? Как было у вас? Считаете ли вы себя в полной мере PR-специалистом на текущей работе или же круг ваших обязанностей намного шире?

Самое важное правило, которое я вынесла для себя: невозможно быть хорошим пресс-секретарем, не вкусив всей прелести жизни журналистской.

Вторая составляющая, необходимая для человека, взявшего на себя функции связи со средствами массовой информации, – связи и личные знакомства среди журналистов. Одно дело, когда ты предлагаешь проект и просишь оказать дружескую помощь своего хорошего знакомого по журналистскому цеху, и совсем другое – выступать в роли просителя перед неизвестным тебе человеком.

В целом же однозначно и четко определить важнейшие аспекты в работе пресс-секретаря, мне кажется, невозможно. Грубо говоря, самое важное качество в этой работе – суметь угодить и вашим, и нашим. То есть перед корреспондентами газет и телеканалов представить в выгодном свете свое руководство, приложить всю дипломатичность, чтобы скрыть его недостатки и создать, по мере возможностей, имидж общительного, контактного, информированного профессионала и менеджера. И одновременно (а это, пожалуй, намного труднее) заставить руководство министерства уважать труд журналиста и его право на своевременную оперативную информацию.

Как вы отвечаете на вопрос, например, незнакомых людей, родственников или друзей: «Чем вы занимаетесь?» Говорите честно и проводите мини-лекцию на тему «Что есть “связи с общественностью”» или как-то иначе?

Людям, далеким от журналистики, порой бывает трудно понять суть этого нелегкого труда, потому они искренне недоумевают: почему журналисту нужно срочно получить ответы на задаваемые вопросы, причем часто неудобные, проблемные? Мол, вот у нас – важная министерская работа, а у них что?

Первое время приходилось постоянно и нудно объяснять, что журналист не виноват, что он получил задание от редактората найти ответы именно на такие вопросы. Что у газетчиков и телевизионщиков свой сложный цех и иерархия, когда написанный, отснятый и смонтированный материал надо завизировать у редактора, продюсера новостей, потом у курирующего заместителя генерального директора или главного редактора, и что этот добытый ценный материал запросто могут снять с полосы или новостного блока во время очередного просмотра.

Очень часто мне приходилось тактично напоминать руководителям отделов, что по закону «О средствах массовой информации» мы не имеем права не давать запрашиваемую информацию, что мы должны чаще говорить журналистам «да», чем «нет». Наверное, многих таких руководителей портит власть над информацией.

От чего вы испытываете кайф в работе? Не потеряли ли еще интерес и вкус к делу? Оно для вас любимое?

Для пресс-секретаря главное – повезет или нет с шефом. Тут уж только или улыбка Фортуны или – ищи другое место работы. Порой так часто случается.

Если руководитель не блещет интеллектом и не обладает природной харизмой, то даже очень хорошему, профессиональному и дипломатичному пресс-секретарю трудно донести до его сознания, почему с журналистами надо обращаться корректно и дружелюбно. В моей практике, к счастью, такого не было. Мой шеф в первый же день, когда представлял меня, как нового сотрудника на аппаратном совещании, позиционировал весьма жестко: если к вам обращается мой советник, расценивайте это как мою личную просьбу.

Доверие руководства дорогого стоит. Если какую-нибудь пресс-службу начальство все время дергает в разные стороны, заставляет перепроверять каждое слово и каждую цифру, то мы доказали, что можем работать безо всякого вздергивания и понуканий и иметь определенную степень свободы.

Возникали (да и сейчас иногда бывает) проблемы и обратного плана, когда журналист, получив информацию без промедления, выдавал материалы с искаженными фактами (особенно на телевидении). Чаще всего такое происходит от незнания – молодой, еще неопытный корреспондент-стажер, стрингер.

Принято считать, что об образовании писать легко и просто, как его реформировать – знают все. Это не политика и экономика. Признаюсь, что я и сама в прошлом грешила этим предубеждением, да и редактор, как правило, подкидывал образовательные темы начинающим журналистам. Сегодня я понимаю, что была не права. Да и информационное поле в республиканских СМИ сегодня поделено: есть журнал исты, специализирующиеся на той или иной тематике, в том числе и образовательной.

Если все-таки случаются конфузы, страдает в первую очередь пресс-секретарь, который ломает голову над соблюдением интересов своего ведомства. Потому даже самый незначительный факт, изложенный неправильно, будоражит людей, которые затем обрывают наши телефоны, требуя ясности и точности. Такие нюансы важны в работе нашего министерства, затрагивающего все слои общества (и стар, и млад – кто-то учится, кто-то отучился и имеет детей, внуков). Как в этом случае поступать, каждый пресс-секретарь решает по своему усмотрению.

Бывает, что журналисты, собирая материал для всяческих модных опросов, задают вопросы типа: «Как вы относитесь к утверждению, что брюнетки умнее блондинок?» Если начальник наделен хоть толикой юмора, он ответит. Хуже, когда потом сказанное публикуется в произвольной форме. Вроде все верно, говорил человек такое, но вырванные из общего контекста фразы обретают совершенно иной смысл.

Некоторые руководители не прочь лишний раз «засветиться», но любят читать и слушать о себе одни дифирамбы. В случае форсмажорных обстоятельств виноват пресс-секретарь. Как правило, министерства, чтобы наладить работу со СМИ, используют систему аккредитации и делят информацию на тех, кому «дадим» и кому «не дадим», кого пригласим, и кого нет. Мы в своей работе руководствуемся иным принципом: пусть критика, но конструктивная. (Есть в республике издания, специализирующиеся на негативе, дескать, они независимы – они за правду, за социальную справедливость.) Противостояние, в данном случае со СМИ, ни к чему хорошему не приведет. Даже если написали гадость, уж лучше человека похвалить и сказать, что он здорово поднял наш рейтинг. Это подействует гораздо лучше, чем спускать всех собак, не приглашать на пресс-конференции, мероприятия и гоняться за ним по всем властным коридорам.

Вообще, пресс-секретарь – это важная и нужная фигура в большинстве публичных структур. Ему приходится быть и психологом, и писателем, и даже актером. Но это тогда, когда он подходит к своей работе творчески, а можно ведь быть непробиваемым чинушей (сама, работая на телевидении, с такими сталкивалась). И поэтому нам необходимо развивать культуру и школу этой должности (может, даже призвания).

И по отзывам многих коллег, занимающихся аналогичной деятельностью, и по моему мнению, крупные структуры, которые работают на благо всего общества, уже осознали, что пресс-секретарь – не охранник ведомства, а специалист, способный навести мостик между журналистом и ведомством, в котором он работает.

Определите, пожалуйста, как можно короче – что такое эффективное развитие общественных связей?

Искусство публичной деятельности заключается в том, чтобы в минимально короткое время подготовить нужную информацию, исключить возможности ошибок и подтасовок фактов, а имеющиеся недостатки проанализировать благодаря конструктивной критике. Но такое – в идеале.

Порекомендуйте, пожалуйста, пять книг (можно и больше), которые оказались полезны в вашей профессиональной деятельности?

Настольной книги по организации PR-деятельности у меня, к сожалению, нет. Иногда что-то попадается на глаза – бывает любопытно, прочитал, что-то взял на заметку, не более того.

Вы хотели бы, чтобы ваши дети пошли по вашим профессиональным стопам?

Что касается преемственности – я бы не противилась, если бы мой сын выбрал себе профессию, связанную с PR-деятельностью. Интересная, «живая» работа, которая всегда востребована.