КОММУНИСТАМИ НЕ РОЖДАЮТСЯ


...

«ЗА НАРОД УМЕРЕТЬ НЕ СТРАШНО»

«Нас было пятеро: Седов, Грутов И., Боголюб, Михайлов, Селиванов В. Мы приняли первый бой 22.VI.1941 – 3.15 ч. Умрем, но не уйдем!»

Наверное, не найдется человека, который без волнения прочитал бы эти строки. Их обнаружили и прочли вскоре после Великой Отечественной войны на каменных развалинах Брестской крепости.

Сколько таких дорогих сердцу реликвий, свидетельствующих о богатырской силе духа и самоотверженности советских патриотов, хранится в музеях и архивах страны, в семьях, напоминая о беспримерных подвигах советских людей! В солдатских треугольниках, на обрывках газет, на вкладышах партийных и комсомольских билетов писали они товарищам по борьбе, своим родным и близким о беззаветной вере в победу, о готовности отдать все силы во имя светлого будущего социалистической Отчизны.


Завещание

Прошу переслать его моей матери, Лурье, проживаю, щей в г. Кирове, она эвакуирована из Латвии.

Я умираю за Родину, за коммунизм. Прошло два месяца ожесточенной борьбы с врагом. Для меня наступил последний этап борьбы – борьба за Таллин. Отступления быть не может.

Жалко умирать в 24 года, но в настоящей борьбе где на весы истории всего человечества ставятся миллионы жизней, я свою также отдаю, зная, что будущее поколение и вы, оставшиеся в живых, будете нас чтить, вспоминать как освободителей мира от ужасной чумы. Что еще писать?

Мама!

Не огорчайся.

Я не первый и не последний, положивший голову за коммунизм, за Родину.

Да здравствует СССР и победа над врагом!

Товарищ, верь, взойдет она,
Заря пленительного счастья.
Фашизм будет уничтожен,
И на обломках самовластья
Напишут наши имена!


Комсомолец Латышского полка Бина Лурье.

Записку эту, вложенную в комсомольский билет, боевые друзья нашли в кармане у погибшего товарища.

Короткую, но славную жизнь прожил Бина Лурье. Еще в буржуазной Латвии вступил он на путь борьбы за свободу и счастье своего народа. За коммунистическую деятельность был приговорен к каторжным работам. Погиб в уличном бою в Таллине летом 1941 года, сражаясь с фашистами до последнего патрона.


29 ноября 1941 г.

Завтра я умру, мама.

Ты прожила 50 лет, а я лишь 24. Мне хочется жить. Ведь я так мало сделала! Хочется жить, чтобы громить ненавистных фашистов. Они издевались надо мной, но я ничего не сказала. Я знаю, за мою смерть отомстят мои друзья – партизаны. Они уничтожат захватчиков.

Не плачь, мама. Я умираю, зная, что все отдавала победе. За народ умереть не страшно. Передай девушкам: пусть идут партизанить, смело громят оккупантов.

Наша победа недалека!

Автор этой записки Вера Поршнева. Комсомолка. Росла без отца, рано стала работать. Одной из первых вступила в Молодотудский партизанский отряд Калининской области. Стала лучшей разведчицей в отряде. Выполняя ответственное задание в тылу врага, выданная предателем, Вера оказалась в руках фашистских карателей. Допрашивая юную партизанку, гестаповцы применяли к ней нечеловеческие пытки: загоняли раскаленные иглы под ногти, выводили полуголую на мороз, не давали воды и еды. Перед тем как расстрелять, на груди героини палачи выжгли раскаленным железом пятиконечную звезду.


Настоящей Анке-пулеметчице из Чапаевской дивизии, которую я видела в кинокартине «Чапаев». Я незнакома вам, товарищ, и вы меня извините за это письмо. Но с самого начала войны я хотела написать вам и познакомиться. Я знаю, что вы не та Анка, не настоящая чапаевская пулеметчица. Но вы играли как настоящая, и я вам всегда завидовала. Я мечтала стать пулеметчицей и так же храбро сражаться.

Когда случилась война, я была уже готова, сдала на «отлично» пулеметное дело. Я попала – какое это было счастье для меня! – в Чапаевскую дивизию, ту самую, настоящую. Я со своим пулеметом защищала Одессу, а теперь защищаю Севастополь. С виду я, конечно, очень слабая, маленькая, худая. Но я вам скажу правду: у меня ни разу не дрогнула рука. Первое время я еще боялась. А потом все прошло... Когда защищаешь дорогую, родную землю и свою семью (у меня нет родной семьи, и поэтому весь народ – моя семья), тогда делаешься очень храброй и не понимаешь, что такое трусость. Я Вам хочу подробно написать о своей жизни и о том, как вместе с чапаевцами борюсь против фашистских...

Автор этого письма – командир пулеметного расчета, Герой Советского Союза Нина Онилова. Адресовано оно исполнительнице роли Анки-пулеметчицы в кинокартине «Чапаев» актрисе В. Мясниковой. Нина начала писать это письмо в ученической тетради перед боем, но не успела закончить. В бою за Севастополь она была смертельно ранена.


Письмо родным

24–25 мая 1942 г.

Родные мои мама, папа, Верочка, Глафира.

Сегодня, завтра – я не знаю когда – меня расстреляют за то, что я не могу идти против своей совести, за то, что я комсомолка. Я не боюсь умирать и умру спокойно.

Я твердо знаю, что выйти отсюда я не могу. Поверьте – я пишу не сгоряча, я совершенно спокойна. Обнимаю вас всех в последний раз и крепко целую. Я не одинока и чувствую вокруг себя много любви и заботы. Умирать не страшно.

Целую всех от всего сердца.

Ляля.

Ляля Убийвовк тоже комсомолка. Герой Советского Союза, была студенткой Харьковского университета. Война застала ее в Полтаве. В тылу врага Ляля создала подпольную комсомольскую группу, установила связь с партизанами. Юные патриоты помогли 18 советским военнопленным сбежать из фашистского лагеря и переправиться в партизанский отряд, готовились провести вооруженное выступление в оккупированной фашистами Полтаве.

Но ребята и девушки были излишне доверчивы к окружающим, и их группу раскрыли... Лялю Убийвовк пытали и допрашивали двадцать шесть раз, но она стойко выдержала истязания. Вместе с пятью боевыми товарищами ее расстреляли за городским кладбищем.

Письмо, которое вы прочитали, Ляле удалось переслать родителям из гестаповской тюрьмы.


Наша десятка – это мощный кулак, который враг считает дивизией, и мы будем драться, как дивизия.

Нет силы в мире, которая победит нас, Советское государство, потому что мы сами хозяева, нами руководит партия коммунистов.

Вот посмотрите, кто мы.

Здесь, в 52-й школе:

1. Командир... Жидилов – русский.

2. Капитан, кавалерист – грузин Гобаладзе.

3. Танкист, рядовой Паукштите Василий – латыш.

4. Врач... капитан Мамедов – узбек.

5. Летчик, младший лейтенант Илита Даурова – осетинка.

6. Моряк Ибрагим Ибрагимов – казанский татарин.

7. Артиллерист Петруненко из Киева – украинец.

8. Сержант, пехотинец Богомолов из Ленинграда – русский.

9. Разведчик, водолаз Аркадий Журавлев из Владивостока.

10 Я, сын сапожника, ученик 4-го класса, Волков Валерий – русский.

Посмотрите, какой мощный кулак мы составляем и сколько фашистов нас бьют, а мы сколько их побили; посмотрите, что творилось вокруг этой школы вчера, сколько убитых лежит из них, а они, сволочи, думают, что нас здесь тысяча, и идут против нас тысячами. Ха-ха, трусы, даже оставляют тяжелораненых и убегают.

Эх, как я хочу жить и рассказывать все это после победы. Всем, кто будет учиться в этой школе!

Дорогая десятка! Кто из вас останется жив, расскажите всем, кто в этой школе будет учиться; где бы вы ни были, приезжайте и расскажите все, что происходило здесь, в Севастополе. Я хочу стать птицей и облететь весь Севастополь, каждый дом, каждую школу, каждую улицу. Это такие мощные кулаки, их миллионы, нас никогда не победят сволочи Гитлер и другие. Нас миллионы, посмотрите! От Дальнего Востока до Риги, от Кавказа до Киева, от Севастополя до Ташкента таких кулаков миллионы, и мы, как сталь, непобедимы!

Валерий «поэт» (Волк). 1942 г.

Перед вами последний, одиннадцатый номер рукописной газеты «Окопная правда», выпущенной тринадцатилетним пионером, учеником одной из севастопольских школ Валерием Волковым. Летом 1942 года он оказался в районе, где шел жестокий бой. Так мальчик стал сыном полка. Он не раз ходил в разведку, подносил бойцам патроны, помогал раненым, стрелял по врагам из винтовки, когда гитлеровцы поднимались в очередную атаку. Отважный пионер погиб, метнув связку гранат под гусеницу фашистского танка.


Не вешай носа. Это только начало трудностей. Но это все проходящее. Помнишь, ты сама однажды написала в мой альбом приблизительно такую мысль, что буря и дождь пройдут, и опять будет светить солнце. Также исчезнет и самая большая боль и горе, и настанет опять время, когда можно будет смеяться от всего сердца и быть счастливой. Жизнь красива такой какая она есть. Украшают ее часто именно трудности Наша жизнь имеет только одну цель – вперед. Ника- кой дороги обратно нет. Вперед! В борьбу и к победе. Если живешь только одной мыслью, если хочешь сделать все, чтобы эта мысль осуществилась, тогда никакая трудность не непреодолима. Хотя иногда невольно наполняются глаза слезами, высыхают они только в трудовом подъеме... Представь себе, как скучно было бы жить пустой будничной жизнью. Мы, комсомольцы, уже вступая в организацию, избрали себе другую, более тяжелую и более красивую жизнь. Жизнь, которая полна борьбы и радости победы. И даже если было бы возможно, мы не поменяли бы ее на более легкую жизнь.

На письме поставлена дата: «24 августа 1942 года». Написано юной разведчицей Хелене Кульман, адресовано сестре. «Не вешай носа. Это только начало трудностей...» Девушка писала эти строки не ради красивого словца. Когда сама лицом к лицу встретилась с трудностями – не дрогнула.

По особому заданию советского командования Лээн переправили из Ленинграда в глубокий тыл врага – в эстонский город Тарту. Там она поселилась в доме своей сестры Ольги Меги. Затем перебралась на юг Эстонии. Оттуда она и передавала в Ленинград с помощью рации важные сведения о противнике. Так Лээн Кульман сообщила в штаб Балтийского флота о 20 немецких катерах, которые охраняли побережье, о том, что на Чудском озере не было больших немецких кораблей, передавала сведения о советских военнопленных, о положении на оккупированной территории.

Врагам удалось схватить нашу разведчицу. При обыске в ее матраце нашли передатчик. Вот что рассказывала об этом Ольга Меги: «Лээн была очень спокойной. Только лицо ее было бледнее обыкновенного. Ее твердое поведение помогло и мне сдерживать слезы... Она хотела мне что-то сказать, но ей не разрешили. Уловив момент, она прошептала: «Тебя я не вмешаю в это. Ты ничего не знаешь о всей этой истории. Ясно?» Лээн не передала врагу ни одной тайны и пошла навстречу смерти с поднятой головой...


Братишки! Черноморцы дорогие!

Не думайте, что я попал в плен здоровым. Я был тяжело ранен, но подлечили сволочи, чтобы использовать как рабочего. Не иду. Сегодня били, отбили все до селезенки, прощайте.

Ваш Михаил Л.

Сегодня меня не будет, но останетесь вы, моряки-черноморцы. За меня, братишки, пошлите несколько пуль – пусть помнят, что мы не сдаемся, что меня нет, но есть вы.

Ваш Николай Г.

Прощайте все, кто был дорог мне, а море, Черное море, тебя хотя бы посмотреть один раз.

П. Т.

Черноморец умрет, но с песней.

Юрий.

Братишка Колька, балтиец дорогой!

Помни меня, береги мать.

Твой брат Олег.

Волею обстоятельств, особенно в первые месяцы войны, многие наши воины оказались во вражеском плену. Но и в этих трудных условиях они сохраняли верность Родине.

То, что вы сейчас прочитали, это надписи, сделанные военнопленными моряками-черноморцами на стенах тюремного барака в городе Чистякове Донецкой области. О том, как вели себя моряки, заточенные здесь, военнопленный танкист в записке, спрятанной в печи одного из бараков, рассказывал: «Их пытали, терзали, прокалывали раскаленным железом, вывертывали руки, а они пели песни да нам говорили: смотрите, друзья, если кому удастся вырваться отсюда, не забудьте рассказать там, на воле, что моряк – это сталь и нас не согнет никакая сила... Потом мы узнали, что моряки задушили двух немецких часовых, но убежать им не Удалось...»



Прощайте, папа,
Прощайте, мама,
Прощайте, вся моя родня.
Прощай, мой брат любимый Еля,
Больше не увидишь ты меня.
Твои моторы во сне мне снятся,
Твой стан в глазах всегда стоит.
Мой брат любимый, я погибаю,
Крепче стой за Родину свою.
До свидания.

С приветом, Громова Уля

С приветом, Громова Уля


Дорогие мама и папа! Нужно все перенести стойко!

Привет от любящего вас сына Земнухова

Здравствуйте, мамочка и Михайловна!

Мамочка, вам уже известно, где я нахожусь...

Прости меня за все, может быть, я тебя вижу в последний раз, а отца уже наверно не увижу.

Мама, передайте привет тете Маше и всем, всем... Не обижайся, с тем до свидания. Твоя дочурка Любаша.

Мама, я тебя сейчас вспомнила.

Твоя Любаша.

Прошу простить меня. Взяли навеки.

Шевцова.

Не позднее 9 февраля 1943 г.8


8 9 февраля 1943 года Л. Г. Шевцова была расстреляна.



Прощай, мама, твоя дочь Любка уходит в сырую землю.

Имена этих героев тебе знакомы по роману Александра Фадеева «Молодая гвардия». Авторами записок и надписей на стенах тюремных камер, куда были брошены члены краснодонской подпольной комсомольской организации, являются Уля Громова, Ваня Земнухов и Люба Шевцова. Им вместе с Олегом Koшевым и Сергеем Тюлениным посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.


Ну вот, мой милый сын, мы больше не увидимся. Час назад я получил задание, выполняя которое живым не вернусь. Этого ты, мой малыш, не пугайся и не унывай. Гордись с такой гордостью, с какой идет твой папа на смерть: не каждому доверено умирать за Родину. Приму все меры, чтобы это письмо переслали тебе, а ты с ним будь осторожнее, не пугай свою бабусю.

Славному городу Ленина – колыбели революции грозит опасность. От выполнения моего задания зависит его дальнейшее благополучие. Ради этого великого благополучия буду выполнять задание до последнего вздоха, до последней капли крови. Отказаться от такого задания я не собирался, наоборот, горю желанием, как бы скорее приступить к выполнению. В ожидании машины роюсь в неугомонных мыслях, с молниеносной скоростью задаю сам себе вопросы и тут же даю ответ. Одним из первых вопросов будет такой: какие силы помогают мне совершить мужественный поступок? Воинская дисциплина и партийный долг. Правильно говорят: от дисциплины до геройства – один шаг. Это, сын, запомни раз и навсегда. А пока есть время, надо отвинтить от кителя ордена, поцеловать их по своей гвардейской привычке. Рассказываю тебе обо всем подробно, хочу, чтобы ты знал, кто был твой отец, как и за что отдал жизнь.

Вырастешь большим – осмыслишь, будешь дорожить Родиной. Хорошо, очень хорошо дорожить Родиной.

У меня есть сын. Жизнь моя продолжается, вот почему мне легко умереть. Я знаю, что там, в глубоком тылу, живет и растет наследник моего духа, сердца, чувства. Я умираю и вижу свое продолжение. Сын, ты в каждом письме просил и ждал моего возвращения домой с фронта. Без обмана: его больше не жди и не огорчайся, ты не один. При жизни нам, сынка, мало пришлось жить вместе, но я на расстоянии любил тебя и жил только тобой. Вот и сейчас думается, хоть я буду мертвый, но сердце продолжает жить тобой, даже смерть не вытеснит тебя из моего скупого сердца.

В своем прощальном письме прошу командование определить сына воспитанником Суворовского военного училища, желательно в Ленинградскую область — это для того, чтобы он мог посетить Поддорский район, Сокольский сельсовет, потому что возле деревни Хлебоедово закончит жизненный путь его отец. Когда начнется мирная жизнь, возродятся колхозы, сын будет шефом колхоза деревни Хлебоедово.

Прощай, мой сын, прощай, дорогая жена!

Поля, Юра! Жена, сын! Радость вы моя, кровь моя, жизнь моя! Люблю, люблю до последней капли крови!

Выполняйте мое завещание.

Целую, искренне любящий Гавриил.

«Последнее письменное слово и мое завещанное пожелание для сына» – так назвал это письмо-завещание Гавриил Павлович Масловский.

...На территории, занятой врагом, надо было уничтожить большой склад бомб и артиллерийских снарядов, которые гитлеровцы готовили для отправки под Ленинград. Это поручили сделать капитану Масловскому. Задание он выполнил, но сам погиб.

Письмо Гавриила Павловича товарищи переслали сыну Юрию, который окончил суворовское училище, а затем и еще одно военное училище, стал офицером Советской Армии.



Сердце с последним дыханием жизни
Выполнит твердую клятву свою:
Песни всегда посвящал я Отчизне,
Ныне Отчизне я жизнь отдаю.
Пел я, весеннюю свежесть почуя,
Пел я, вступая за Родину в бой.
Вот и последнюю песню пишу я,
Видя топор палача над собой.
Песня меня научила свободе,
Песня борцом умереть мне велит.
Жизнь моя песней звенела в народе,
Смерть моя песней борьбы прозвучит.
Завершили мы этот необычный документальный репортаж стихотворением известного татарского поэта Мусы Джалиля из его знаменитой «Моабитской тетради», которую сохранил и передал советским людям бельгийский антифашист Андре Тиммермане, сидевший в одной камере с Джалилем в тюрьме Моабит.
Предсмертные письма, записки и надписи советских борцов против фашизма, приведенные в этом репортаже, взяты из книги «Говорят погибшие герои», которую выпустило Издательство политической литературы.


Завершили мы этот необычный документальный репортаж стихотворением известного татарского поэта Мусы Джалиля из его знаменитой «Моабитской тетради», которую сохранил и передал советским людям бельгийский антифашист Андре Тиммермане, сидевший в одной камере с Джалилем в тюрьме Моабит.

Предсмертные письма, записки и надписи советских борцов против фашизма, приведенные в этом репортаже, взяты из книги «Говорят погибшие герои», которую выпустило Издательство политической литературы.