1. Переходный возраст

«Я не могу поверить, что она сделала это, – начинает печальную историю своей семьи миссис Баттен. – Она была такой хорошей девочкой, никогда не жаловалась, никогда не создавала нам проблем. Мне казалось, мы давали Дебби все, в чем она нуждалась: одежду, домашний уют, религиозное воспитание. Почему она вообще захотела покончить с собой? Как она могла принять эти таблетки? Действительно ли она хотела умереть или просто пыталась привлечь к себе внимание? Я так запуталась. Она стала такой злобной и угрюмой. Я не могла поговорить с ней, да и сама она не желала разговаривать со мной. Ей хотелось просто сидеть в своей комнате одной. И отметки ее в школе становились все хуже».

Миссис Баттен сидела на стуле, плечи ее были опущены, в глазах не было обычного блеска. Пока она рассказывала о проблемах своей дочери, я понял, что она сейчас так же одинока и в таком же замешательстве, как и Дебби. Это типичный пример беспомощности родителей, которые не знают, как обращаться с подростком.

– Когда вы заметили в Дебби эти перемены? – спросил я.

– Около 2 или 3 лет назад, – ответила миссис Баттен. – Но это происходило так постепенно. До недавнего времени мы не придавали этому серьезного значения. Я хочу разобраться. Сейчас ей пятнадцать. Когда она заканчивала первый учебный год в старших классах, мы заметили, что она стала безразличной, и прежде всего – к школе.Ее отметки оставляли желать лучшего. Учительница жаловалась, что она витает в облаках, не работает на уроках. Она была очень обеспокоена поведением Дебби. Жаль, что мы не прислушались к советам миссис Коллинз. Онаочень хорошая учительница.

Постепенно Дебби становилась безразличной и к жизни. Одно за другим бросила она все свои любимые занятия и, казалось, потеряла интерес ко всему, даже к церкви. Начала избегать своих лучших друзей и все больше и больше времени проводила одна. Мало разговаривала. Но год назад все стало еще хуже. Она полностью отдалилась от своих старых друзей и начала общаться с ребятами с улицы. Характер ее ухудшался, и она все больше походила на своих новых дружков, из-за которых часто попадала в неприятности, и порой – большие.

– Мы перепробовали практически все, – продолжает миссис Баттен. – Сначала в качестве наказания мы били ее. Потом запретили ей выходить на улицу и лишили некоторых других развлечений. Наконец мы пытались дарить ей что-нибудь в награду за хорошее поведение. Мы разговаривали со всеми, кто, как нам казалось, мог бы помочь. Мне действительно думается, что мы перепробовали все.Можно ли помочь Дебби?

– Мы в отчаянии, – вмешивается мистер Баттен. – Неужели мы плохие родители? Мы ведь действительно очень старались. Может быть, это наследственное? А может, связано с физическим здоровьем? Может быть, нужно проверить кровь на сахар или сделать электроэнцефалограмму? Может быть, помогут витамины или минералы? Мы любим Дебби, доктор Кэмпбелл. Что можно сделать, чтоб помочь ей? Неужели все безнадежно?

Я встретился с Дебби после того, как ее родители ушли. Она оказалась симпатичной, приятной девочкой. Дебби была, без сомнения, умна, однако говорила мало и невнятно и отвечала на все вопросы каким-то мычанием или «агаками». В ней не было той непосредственности и энтузиазма, какие нам хочется видеть в пятнадцатилетней девочке. Было очевидно, что она несчастна, с ней было тяжело разговаривать.

Но, однако, когда Дебби почувствовала себя более раскованно, она стала говорить свободней и перестала избегать моего взгляда. Всем своим поведением и словами она показывала, что потеряла интерес ко всему, что когда-то ее заботило. В конце она сказала: «Все бессмысленно в жизни. Никому нет дела до меня, и мне нидо чего нет дела. Всем все равно».

По ходу беседы стало ясно, что Дебби страдает от депрессии – серьезной и довольно широко распространенной проблемы подростков. Было заметно, что девочка редко бывает довольна собой и своей жизнью. Многие годы Дебби мечтала о близких, теплых отношениях со своими родителями, но за последние несколько месяцев она постепенно потеряла надежду. Все чаще обращалась она к своим сверстникам, которые, как ей думалось, принимали ее с большей любовью. Но, несмотря на это, она чувствовала себя все более и более несчастной.

Печально это констатировать, но Дебби оказалась в положении, которое переживали многие девочки-подростки. В течение всех предыдущих лет Дебби лишь казалась счастливой и довольной. Она считалась благополучным ребенком, который мало требовал от своих родителей, учителей или от кого бы то ни было. И никто поэтому не подозревал, что она не ощущает себя по-настоящему, то есть искренне и безусловно любимой своими родителями. Хотя родители Дебби действительно искренне ее любили и заботились о ней, она не чувствовала этой любви. Да, разумом Дебби все понимала и никогда бы никому не сказала, что они не любят ее. Но самого важного – живого чувства и сердечного отношения к себе – ей недоставало.

Понять эту ситуацию непросто, потому что родители Дебби любили свою дочь и старались, как только могли, обеспечить ее всем необходимым. Мистер и миссис Баттен использовали все имеющиеся у них знания и прислушивались к дельным советам специалистов. Кроме всего прочего, их брак был на редкость крепким: они любили друг друга и уважали.

И все же супругам Баттенам, как и многим родителям, не хватало опыта в воспитании дочери, они плохопонимали, как помочь ей пройти этот период от детства к юности. Учитывая груз проблем, который лежит сегодня на каждой семье и который увеличивается день ото дня, легко впасть в уныние и депрессию. Растущее число разводов, экономический и финансовый кризисы, падение уровня образования и недоверие к политикам – все это не может не волновать нас. А так как мы, родители, страдаем от постоянного физического и эмоционального напряжения, нам все труднее и труднее заботиться о наших детях. Но я уверен, что ребенок, особенно подросток, страдает больше всех в наше сложное время. Подростки – самые уязвимые члены общества и больше других нуждаются в любви.

Родители Дебби выполняли, как могли, свои родительские обязанности по воспитанию дочери, но чего-то всё-таки недоставало. Как уже было отмечено, Дебби не чувствовала себя любимой. Была ли в этом вина ее родителей? Стоит ли их обвинять? Я думаю, что нет. Мистер и миссис Баттен всегда любили Дебби, но они просто не знали, как выразить это. Подобно большинству родителей, они имели лишь слабое представление о том, что нужно ребенку. Защита, кров, еда, одежда, образование, любовь, поддержка и тому подобное – все необходимое они давали. Кроме искренней и глубокой безусловной любви.