ЛЕКЦИЯ № 4. Социальные взаимодействия и закономерности поведения личности в группе и обществе

Проводятся различия между первичными и вторичными отношениями.

Первичные – интимные контакты лицом к лицу.

В изучении социальной дистанции важна степень психологической близости, которая способствует легкости, спонтанности взаимодействия.

Социальное взаимодействие – это скорее взаимодействие персонификаций, чем реальных личностей.

Создание персонификаций основывается на том, что известно относительно данного индивида.

Взаимодействие строится на предположениях, которые делает один участник относительно другого.

Но ни один человек никогда не понимает полностью другого. Он может лишь наблюдать различные сенсорные сигналы (жесты и действия) и делать на их основе выводы.

Если социальная дистанция значительна, человек видит в другом частный случай определенной социальной категории.

Во вторичных отношениях особенности личности партнера или не относятся к делу, или имеют второстепенное значение.

Социальная дистанция достигает максимума в ситуациях, где каждый человек держится «себе на уме».

Вежливость – способ скрывать собственную личность.

Коммуникации в таких обстоятельствах большей частью символичны и формальны.

Некоторые социологи осуждают вторичные контакты как нежелательные. Но большинство вторичных отношений не являются недружественными.

Такова природа большинства социальных контактов в современных массовых обществах.

Во взаимоотношениях, где социальная дистанция минимальна, представление о другом человеке высоко индивидуализировано, и при контактах с ним принимаются в расчет его идиосинкратические черты.

В таких случаях создаются уникальные персонификации. Если во вторичных отношениях о человеке становится известно только то, что существенно для выполнения определенного действия, то в первичных отношениях каждый знаком со взглядами и реакциями другого во многих различных ситуациях.

При сходных обстоятельствах различия в поведении обычно обусловлены различиями в определении ситуаций.

По мере того как люди ближе узнают друг друга, они в состоянии говорить более искренне и благодаря этому лучше понимают «картину мира» каждого.

Каждый человек реагирует несколько иначе, чем другой, однако его особенности становятся более понятными, когда выясняется его определение ситуации.

Чем полнее один человек понимает своеобразие другого индивида, тем легче ему себя с ним идентифицировать.

При вторичных контактах взаимоотношения людей часто основываются на взаимной полезности.

Если люди постоянно общаются и добросовестно исполняют конвенциальные роли, это не обязательно ведет к сокращению социальной дистанции.

Многие социологи вслед за Ч. Кули подчеркивали важность контактов лицом к лицу.

Такие контакты способствуют сокращению социальной дистанции, так как облегчают «чтение» выразительных движений. Символические коммуникации создаются намеренно и контролируются сознанием; они предназначены для того, чтобы произвести определенное впечатление.

Но экспрессивные движения не поддаются контролю.

Просоциальное поведение – действия, которые приносят пользу другим людям, но не имеют очевидной пользы для людей, их совершающих.

Это явление привлекло особое внимание социальных психологов в 1960-х гг.

Событие, давшее ход исследованиям, произошло в 1964 г. в Нью-Йорке, когда было совершено нападение на девушку, возвращавшуюся с работы.

Позднее выяснилось, что за этим наблюдали люди, но никто не пришел на помощь и не позвонил в полицию.

Развернулась дискуссия о том, почему никто не оказал помощь. Латанэ и П. Дарли обрисовали пять ступеней выбора, которые должны пройти наблюдатели (часто бессознательно), чтобы решиться оказать помощь.

На каждой стадии наиболее простым выбором является путь наименьшего сопротивления – не делать ничего и не оказывать помощи.

Шаг 1. Наблюдатель должен осознать чрезвычайность ситуации.

Чтобы сделать первый шаг к оказанию помощи, мы должны перевести свое внимание с собственных дел на происшествие.

Шаг 2. Правильная интерпретация ситуации как чрезвычайного происшествия.

Шаг 3. Ответственность за действия. Наблюдатель может взять или не взять на себя ответственность за предполагаемые действия.

Никто, кроме него, не может взять на себя ответственность. Распределение (диффузия) ответственности является одним из объяснений того, почему сторонние наблюдатели иногда никак не реагируют.

Шаг 4. Знать, что делать. Наблюдатель должен понять, знает ли он, как оказать помощь.

Шаг 5. Принятие окончательного решения об оказании помощи.

Даже пройдя через все четыре предыдущих этапа выбора, ответив «да» в каждом из них, наблюдатель может так и не решиться оказать помощь: ему может помешать страх негативных последствий.

Если у человека нет особой мотивации, оказание помощи может и не произойти, потому что ее потенциальная цена кажется слишком высокой.

Причины просоциального поведения: обычно выделяют эгоистические и бескорыстные (альтруистические) мотивы поведения.

Бескорыстная мотивация (сопереживание) приводит к помощи.

Г. Бэйтсон и его коллеги предложили гипотезу сопереживания альтруизма, согласно которой какая-то часть просоциального поведения мотивируется совершенно бескорыстным желанием помочь человеку, нуждающемуся в помощи.

Эгоистическая мотивация:

1) оказание помощи для того, чтобы почувствовать себя лучше.

Люди иногда действуют просоциально просто для того, чтобы почувствовать себя лучше (модель облегчения негативного состояния).

Просоциальное поведение мотивируется желанием улучшить собственное эмоциональное состояние;

2) помогать, потому что результативное действие приятно.

Согласно исследованиям М. Смита (гипотеза эмпатического удовольствия) сопереживание приводит к оказанию помощи, потому что помогающий человек предвидит приятные чувства после достижения конкретного результата;

3) оказание помощи похожим на нас людям с целью сохранения общих генов.

Модель генетического детерминизма основана на теории человеческого поведения.

Дж. Филипп Раштон и другие психологи эволюционисты делали акцент на том, что мы неосознанно реагируем на генетическое влияние.

Агрессия – намеренное причинение какого-либо вреда другим людям.

Теории агрессии.

Первое объяснение агрессии: люди совершают насилие, потому что это заложено в их природе.

З. Фрейд утверждал, что агрессию порождает в основном сильное стремление к смерти или инстинкт смерти (Танатос), свойственный всем людям.

К. Лоренц предположил, что агрессия берет свое начало в унаследованном инстинкте борьбы, которым обладают как человеческие существа, так и животные.

Социальные психологи отрицали точку зрения, что агрессия основывается на врожденных инстинктах.

Исследования показали, что некоторые формы агрессии варьируются в разных странах.

Даже если агрессия частично и основана на врожденных стремлениях, они подавляются социальными и культурными факторами.

Чаще признается важность биологических факторов во многих формах социального поведения.

Результаты исследований свидетельствуют, что агрессивные люди и люди, предпринимавшие попытки самоубийства, имеют более высокий уровень серотонина.

Предположительно, это мешает высоко-агрессивным людям контролировать свои агрессивные импульсы.

Противоположный взгляд на агрессию содержит теория социального научения: агрессия приобретенное социальное поведение.

В основе лежит идея о том, что агрессия в основном приобретается посредством научения.

Набор разнообразных агрессивных реакций в человеке не изначален. Он приобретается так же, как приобретаются другие сложные формы социального поведения: через непосредственный опыт или наблюдения за действиями других.

Посредством прямого или косвенного опыта уже в шестилетнем возрасте человек приобретает знания о том, какие люди являются подходящими мишенями для агрессии, какие действия окружающих оправдывают, требуют агрессивного возмездия и в каких ситуациях агрессия является допустимой или недопустимой.

Теория социального научения утверждает, что агрессия конкретного человека в определенной ситуации зависит от широкого набора факторов, включающих прошлый опыт этого человека, наличную систему поощрений, связанных с агрессией, и другие переменные, формирующие мысли и восприятие человека, касающиеся допустимости и потенциальных результатов такого поведения.

Когнитивные теории агрессии, роль сценариев, оценки и эмоций. Когнитивные факторы играют ключевую роль в формировании ответной реакции.

К ним относятся: сценарии – когнитивные «программы» событий, которые должны происходить при определенных обстоятельствах; интерпретация ситуации; оценка.

Неприятные происшествия сопровождаются негативными эмоциями.

Согласно когнитивным теориям агрессии, агрессивное поведение основывается на сложном взаимодействии настроения, опыта, мыслей и воспоминаний.

Социальные причины агрессии.

Обычно агрессия связана с различными социальными факторами, которые либо инициируют ее появление, либо увеличивают ее интенсивность:

1) фрустрация – агрессия может возникнуть, если не достигается желаемое (или ожидаемое);

2) прямая провокация – агрессия порождает агрессию;

3) жестокость в СМИ – влияние наблюдения за агрессией;

4) повышенное возбуждение – эмоции, познание и агрессия.

Психологическое воздействие предполагает понимание предрасположенности людей; знание их характерных черт и непроизвольных выражений, способностей и приобретенных навыков; особенностей поведения.

Поскольку индивид является членом той или иной социальной группы, подход к нему строится на изучении групповой специфики.

Общепринятая классификация средств психологического воздействия:

1) стимулирование тенденции к подражанию, вызывающей сплочение единомышленников и развитие энтузиазма, отметающих колебания.

Руководитель (внушающий) не должен обнаруживать признаков сомнения, нерешительности или готовности следовать воле аудитории, так как он может потерять силу воздействия.

Энтузиазм масс поднимается вверх вплоть до самопожертвования. Даже в крайних случаях индивидуальная воля не может увлечь человека так близко к границам опасности, как слепое влечение к подражанию.

Мотивы отвлекающие или успокаивающие подавляются;

2) внушаемость предопределяется тем, что судьба индивида кажется связанной с судьбой группы.

Повышению внушаемости содействуют условия жизни, например, совместное проживание команды на корабле.

Членами группы движет чувство общности в ущерб само-определению индивида;

3) крайняя степень повышенной внушаемости – психическое состояние, которое в общем полезно на корабле, хотя может стать и вредным.

Повышенная внушаемость – следствие жизненных условий, а не отношения членов группы к общей цели, последнее может быть даже индифферентным;

4) энтузиазм, готовность к самопожертвованию могут иногда приводить к бессмысленной панике, к безрассудствам и бунтам. Повышенная внушаемость ограничивает познавательное в личности.

В практической жизни встречается и наивное психологическое воздействие, когда между внушающим и толпой возникает слепая, лишенная смысла зависимость.

Психологи видят во внушении установку на моторную реакцию, вызов определенного действия.

Проблема состоит в соединении функций подчинения с воспитанием инициативы, необходимой для выполнения заданий.

Воспитание инициативы требует самостоятельности и сопротивления чужой воле.

Его преодоление пытаются осуществить воспитанием доверия к руководителю, личной преданности, устранением обстоятельств, вызывающих раздражение.

А. Бандура считает подражание родом социального научения. Организм человека воспроизводит действия модели, не всегда понимая их значение.

Американский психолог Ф. Скиннер, предлагая свой вариант управления обществом, исходит из того, что свобода и автономия личности являются иллюзорными.

Все мы зависим от окружающей среды, и выработка того или иного типа поведения невозможна без использования внешних «подкрепляющих факторов», которые создают впечатление о свободном обществе.

Наши представления о личной самостоятельности, о свободе воли и решения своей судьбы проистекают из незнания истинных причин того или иного поведения. Нужны специалисты по планированию поведения человека, которые помогли бы гармонизировать развитие личности, достичь ее процветания.