Часть II. Психологические характеристики.


. . .

Характеристика третьей квадры.

Третья квадра представлена "интуитами-логиками" и "этиками-сенсориками" - и в этом она очень похожа на первую квадру. Но аспекты, доминирующие в третьей квадре, противоположны по вертности доминирующим аспектам первой квадры и соответствуют вытесненным, подавленным в ней аспектам.

В третьей квадре доминируют: "черная" логика (ЧЛ). "белая" этика (БЭ), черная" сенсорика (ЧС), "белая" интуиция (БИ).

"Черная" сенсорика и "белая" интуиция доминируют и во второй квадре, что несколько облегчает взаимопонимание между представителями второй и третьей квадр.

Этики - сенсорики в третьей квадре представлены иррациональным экстравертом, сенсорно-этическим экстравертом "Юлием Цезарем", (от экстраверта этика-сенсорика первой квадры "Виктора Гюго" отличается не только иррациональным расположением аспектов - сначала сенсорика, потом этика, но и вертностью аспектов : сенсорика - "черная", этика - "белая").13


13 Такое взаиморасположение аспектов называется квазитождественным, аналогично называется и соотношение между социотипами. "Гюго" - "квазитождество" "Цезаря". Все последующие социотипы третьей квадры для сравнения представлены относительно квазитождественных социотипов первой квадры.


Интроверт, "работающий" этиком-сенсориком в третьей квадре - этико-сенсорный интроверт (Теодор Драйзер) - рационал (в отличие от Дюма, интроверта, этика-сенсорика первой квадры)

Интуиты-логики в третьей квадре представлены рациональным экстравертом - логико-интуитивным экстравертом Джеком Лондоном (в отличие от иррационального экстраверта первой квадры, интуита-логика Дон - Кихота)

А вот интроверт интуит-логик в третьей квадре как раз иррационален - интуитивно-логический интроверт Бальзак (в отличие от рационального логико-интуитивного интроверта Робеспьера).

Цезарь и Бальзак составляют иррациональную дуальную диаду в третьей квадре

Цезарь
Бальзак

Джек и Драйзер составляют здесь рациональную диаду

Джек
Драйзер

В наследство от второй квадры третья получает кризис тоталитарных систем и как последствие репрессий - период застоя. Но в самой третьей квадре есть огромные внутренние резервы для того, чтобы вывести общество из кризиса, а именно: разрушить аппарат подавления, построенный второй квадрой, нейтрализовать формальные и неформальные силовые структуры, возникшие в период застоя; нравственно оздоровить общество, очистить его от цинизма, жестокости и внутреннего рабства, восстановить в нем этические принципы и придать развитию общественной мысли гуманистическое направление. Впрочем, это еще не все деяния третьей квадры - разрушением "империи деспотизма и зла" и нравственным очищением общества ее социальная роль не исчерпывается. Здесь еще и активнейшая созидательная деятельность - одна за другой следуют реформы, оздоравливающие экономику, повышается уровень благосостояния общества, его социальная и правовая защита; реорганизуются системы здравоохранения и образования, ведется борьба за экологию.

Представители третьей квадры - это всегда реформаторы. Именно в этом направлении проявляется в первую очередь их гражданская активность. В молодости они еще могут "переболеть" всякими идеологическими увлечениями, но в зрелом возрасте начинают понимать, что это "не их путь" - предпочитают работать в интересах своей ближайшей "команды": своей семьи, своих друзей, своих компаньонов.

Третью квадру называют "квадрой "бури и натиска" не только потому, что она характеризуется бурной эволюцией общественного развития, но и потому, что для представителей этой квадры характерна одержимость в достижении целей. Это исключительно деятельные натуры, наделенные огромной пробивной силой, сочетающейся с критическим отношением к достигнутым результатам.

Третья квадра в какой-то мере является прямым продолжателем социальных тенденций первой квадры, поскольку, по большому счету, сориентирована на те же жизненные ценности, но здесь уже эти ценности приобретают иную интерпретацию и выступают в другом значении. (Этим, отчасти, и объясняется некоторая симпатия, возникающая на далекой дистанции между представителями этих, по сути, взаимоконфликтующих квадр. По этой же причине мы рассматриваем третью квадру не только относительно ценностей второй квадры, но и относительно ценностей квадры первой.)

Идеи гуманизма, справедливости и равноправия из логической категории (аспект "логики соотношений" (БЛ) в первой и второй квадре) перешли в этическую категорию - аспект "этики отношений" (БЭ), доминирующий в третьей, а затем и в четвертой квадре. (Если первая квадра видит свою задачу в том, чтобы пробудить умы, третья квадра пробуждает души: "Душа обязана трудиться...")

Трудовой энтузиазм - из области этической (аспект этики эмоций (ЧЭ) - эмоциональный подъем, идеологическая направленность) перешел в область логическую - аспект "деловой логики" (ЧЛ), где в первую очередь преобладают интересы дела, рационализм, изобретательность, целесообразность и эффективность труда и как следствие этого - достойная оплата за качество и профессионализм.

Противоречие между первой и третьей квадрами как раз и заключается в том, что схожие по существу идеи выражаются противоположными по сути аспектами и реализуются методами, в принципе исключающими друг друга. Именно поэтому представители "конфликтующих" квадр говорят между собой как бы "на разных языках", придавая одним и тем же понятиям совершенно противоположное значение ("называют белое - черным, черное - белым"). Причина непонимания в том и заключается, что в каждой квадре общепринятая система ценностей выражается доминирующими в ней аспектами, а аспекты, переходя из квадры в квадру, видоизменяются. Поэтому изменяется и интерпретация общеизвестных понятий. Например, представителю первой квадры непонятно, как можно в интересах добрых отношений делать какие-то постоянные уступки партнеру и чем-то постоянно жертвовать. "Что же это за "хорошие отношения" такие? ! Ладно, были бы какие-то сильные чувства (ЧЭ), а то ведь всего-навсего - отношения! (БЭ) Разве отношения - самоцель?!" Но в том-то и суть, что для третьей квадры сильные чувства - это следствие хороших отношений (отношения первичны, чувства - вторичны), а в первой квадре - наоборот: хорошие отношения - это следствие сильных чувств. (Чувства первичны, отношения - вторичны.)

- Но ведь любой лицемер может с легкостью установить хорошие отношения, держа при этом камень за пазухой?! - спросит Читатель. - Неужели люди третьей квадры так просты и доверчивы?

Представители третьей квадры действительно очень доверчивые, простые в общении и демократичные по своей сути люди. Снобизм им совершенно не свойственен, хотя они и считают себя вправе делить людей на "своих" и "чужих", руководствуясь исключительно личными симпатиями и антипатиями. Именно это "деление" и является их этической защитой. Причина? - Слабая "интуиция возможностей", - она здесь вытесненная ценность, поэтому на нее и не полагаются. Но и подозрительность здесь не в чести - доминирующая "этика отношений" этого не позволяет. А вот осмотрительность, соблюдение некоторой дистанции не возбраняются и считаются вполне допустимыми, поскольку ограждают человека от возможных неприятностей.

Отсутствие амбиций здесь сочетается с чувством собственного достоинства. Но вот уважение к старшинству и общепризнанным авторитетам уже не является непреложной истиной (как это было во второй квадре). Воле родителей беспрекословно не подчиняются - ее здесь оспаривают. (В случае необходимости могут внешне согласиться, но поступить по-своему). Традиции здесь не особо чтут - терпят, как некую условность.

Представителям третьей квадры свойственна независимость поступков и суждений. Любому из них совершенно безразлично, кто и что про них станет говорить. Достаточно того, что они сами о себе думают.

Равнодушные к титулам и званиям, они оценивают окружающих только по их личным заслугам и качествам. (Сами, если и имеют какое-то звание, не любят, когда об этом лишний раз упоминается - чувствуют себя неловко, а иногда и вовсе воспринимают это как иронию, поскольку обычно критически относятся к своим достижениям.)

Неприхотливые в быту, легкие на подъем, они всегда в числе первопроходцев и первых поселенцев. (По этой причине, например, Джек Лондон и Драйзер - самые распространенные социотипы в США - диада первопроходцев.)

Сенсорика ощущений (БС) в третьей квадре относится к вытесненным ценностям. Поэтому изнеженность и изощренность здесь не в чести. Комфорт всегда оптимален, и устройство быта обычно не занимает много времени. ("Квадра кочевников": "охота к перемене мест" - вполне естественна для любого из ее представителей.) Из еды здесь не делают культа. О своем здоровье думают в последнюю очередь, а иногда и вовсе предпочитают не думать - "поболит и перестанет, само пройдет". Инфантильность здесь не в чести. С детьми не особенно нянчатся, поощряют раннюю самостоятельность.

Секс в третьей квадре считается неотъемлемой частью аспекта "этики отношений", поэтому шутить на эту тему и широко обсуждать ее здесь не принято. Отношение к этому предмету - пуританское и довольно консервативное, несмотря на обманчивую внешнюю раскованность. О своих чувствах здесь стараются много не говорить (боятся их обесценить - слабая" этика эмоций") - чувства проверяются отношениями.

Блестящая карьера здесь не является самоцелью, - собственное место в системе иерархий тоже мало кого интересует (БЛ - логика соотношений здесь вытесненная ценность), хотя любому из представителей третьей квадры очень важно себя реализовать. Кроме того, чрезвычайно важен результат своей работы. (Доминирующая - ЧЛ)

Низкая оплата труда здесь воспринимается как вопиющая несправедливость. Еще хуже: неоплаченный труд на так называемых "добровольных началах" рассматривается как беззастенчивая эксплуатация чужого времени и сил, считается прямым насилием над личностью, которое, по мнению людей третьей квадры, никаким идеологическим энтузиазмом не оправдывается. (Идеология (ЧЭ), как аспект этики эмоций, здесь вытесненная ценность.)

В третьей квадре считается, что всякий общественный труд должен быть обществом же и оплачен, поскольку общество не должно эксплуатировать человека. (Один из основных законов соционики: две рациональные функции, одинаковые по вертности, не могут доминировать в одной и той же квадре. Доминируют либо права личности (БЭ), либо права системы (БЛ). Права системы в третьей квадре - подчиненная ценность. Здесь предпочитают хорошо поработать и получить достойную оплату за свой труд, чем бегать по всяким инстанциям, завязывать "нужные знакомства" и выбивать себе пособия и пайки, - даже сама мысль об этом раздражает. Здесь принято считать, что само общество обязано позаботиться о социальной поддержке нетрудоспособного человека, а трудоспособному предоставить все возможности для того, чтобы максимально себя реализовать; и эти возможности должны быть равными для всех и не связанными какими-либо ограничениями.

Для любого из представителей третьей квадры самое нежелательное - это ограничение его деловой активности по объективным, не зависящим от него причинам - так называемый "комплекс связанных рук". Ограниченность объективных возможностей здесь самый наболевший вопрос: лично от себя можно потребовать любой самоотдачи, но повлиять на какие-то внешние обстоятельства, как правило, не представляется возможным. И не только потому, что "интуиция возможностей" (ЧИ) - вытесненная ценность, но и потому, что она приходит в противоречие с доминирующей здесь "этикой отношений" (-БЭ), а также со всеми вытекающими отсюда этическими установками. Если и существует, например, возможность изменить расстановку сил в обществе революционным путем, то представители третьей квадры ее для себя изначально исключают и в принципе не рассматривают как возможность. Никаких военных путчей и переворотов в третьей квадре не устраивают - по той причине, что это не гуманно (доминирующая "белая" этика" (БЭ), а, кроме того, и не решает всех проблем (доминирующая "деловая логика" (ЧЛ). Здесь предпочитают объединяться в профсоюзы и добиваться проведения социальных и экономических реформ. (Насколько это возможно, разумеется.)

Представители третьей квадры очень не любят быть "выключенными из жизни" - это состояние их убивает. (В том случае, например, когда их деятельность воспринимается враждебно, либо постоянно наталкивается на какие-то внешние препятствия, они начинают оберегать свое творчество от посторонних глаз и творить только "для себя" - у них развивается "комплекс "скупого рыцаря". Причем это явление более характерно для интровертов третьей квадры - Бальзака и Драйзера. "Комплекс "скупого рыцаря" - это ловушка, из которой очень трудно выйти: в решающий момент становится страшно открывать свои "сокровища" для всеобщего обсуждения, а, может быть, и осуждения.)

И все же, неблагоприятные условия для творчества не являются здесь особой помехой - при любых обстоятельствах, в мирное или в смутное время - представитель третьей квадры непременно найдет способ себя реализовать.

В отличие от первой квадры, где высоко ценимой заслугой считаются оригинальная идея, удачный замысел, свежая задумка, в третьей квадре ценится не столько сама идея, сколько ее реализация. Именно созидание здесь ценится больше всего, возможно, поэтому все лавры, весь почет и все награды достаются здесь чаще всего именно экстраверту-реализатору, логико-интуитивному экстраверту Джеку Лондону (его социальную функцию в настоящее время выполняет Б.Н. Ельцин), в то время, как все необходимые условия для этого подготавливаются экстравертом-идеологом, - разрушителем тоталитарных систем" - "сенсорно-этический экстравертом" - "Цезарем". Его программная функция - волевая сенсорика со знаком плюс (+ЧС), что означает позитивное развитие этого аспекта. Волевой напор, с которым Цезарь насаждает свои благородные цели, носит поистине сокрушительный характер. "Обломки самовластия" - это, как правило, результат его деятельности.

В третьей квадре сила и мораль - понятия неразделимые. Поэтому одновременно с разрушением Цезарь ратует и за нравственную "перестройку" общества. (Эту историческую миссию выполнял М.С. Горбачев. Впрочем, здесь ему помогала удачно сложившаяся "команда" влиятельнейших представителей третьей квадры: супруга и соратница - "Бальзак", Рональд Рейган - "Джек Лондон" и Нэнси Рейган - "Драйзер". Желательно, чтобы читатель на секундочку задумался о том, какая же это все-таки мощная сила - дуальная пара, если две дуальные пары, составляющие квадру, способны совершить в истории поворот такого масштаба.)

Следующим аспектом, определяющим характер деятельности третьей квадры, является аспект "этики отношений" со знаком минус (-БЭ), привнесенный в квадру этико-сенсорным интровертом - Драйзером. Его социальной задачей является этическая коррекция общества, соответственно и знак минус придает его деятельности критическое, негативное направление - нравственная перестройка общества, разоблачение общественных пороков, переориентация общественного сознания. Негативный характер этого аспекта проявляется и в стремлении предъявлять людям жесткие этические требования, а также в своего рода "этической селекции" - стремлении избавить общество от взаимоотношений с теми, чей этический потенциал не соответствует необходимым требованиям. Аспект "этики отношений" в интерпретации третьей квадры - это всегда "воинствующая мораль", "воинствующая добродетель" (поскольку аспекты волевой сенсорики и этики отношений в третьей квадре взаимосвязаны: сенсорика придает этике "бойцовский" характер, этика направляет сенсорику на достижение возвышенных целей). Такой суровый подход к делу в данном случае считается оправданным, поскольку в социальную задачу третьей квадры входит искоренение "пережитков деспотизма", внутреннего рабства, а также всевозможных аморальных явлений и предрассудков, мешающих этическому возрождению общества.

Третий доминирующий аспект - "оперативная (деловая) логика" со знаком минус. (ЧЛ) - альтернативная "деловая логика", отказ от всего невыгодного и нецелесообразного, изменение экономической ориентации в сторону глобальной выгоды и эффективности. Поскольку в наследство от тоталитарных режимов третьей квадре достается не только экономическая разруха, но и экономическое невежество, реформы, ставящие своей целью выправить это положение, должны носить характер глобального переворота в экономике, характер резкого экономического скачка, обеспечивающего бурный рост технического прогресса. Техническое и экономическое преобразование общества осуществляют логики - интуиты третьей квадры: экстраверт-реализатор "Джек Лондон" (программный аспект - деловая логика (ЧЛ) и интуитивно-логический интроверт Бальзак (программный аспект - позитивная "интуиция времени"). Именно сочетание этих аспектов позволяет в период зарождающихся капиталистических отношений создать необходимую техническую и экономическую базу.

Позитивная интуиция времени (+БИ) означает ориентацию на будущее, на перспективу (хотя Бальзак не исключает и опыт прошлых ошибок). Это поиск новых и прогрессивных форм в промышленности и экономике, это умение рисковать и ориентироваться в постоянно меняющейся ситуации. Позитивное направление аспекта "интуиции времени" задается здесь соответствующей негативной (альтернативной) деловой логикой, предполагающей переориентацию общества на альтернативные экономические ценности. (Раньше ориентировались на сытный паек, теперь - на высокие заработки.)

Кроме всего прочего, третья квадра характеризуется периодом социальной и политической зрелости, - периодом, когда приостанавливаются войны и общество сосредотачивается на процессе мирного переустройства и созидания. Такова социальная миссия третьей квадры - она широка и разнопланова: от разрушения агонизирующих тоталитарных систем до всестороннего оздоровления общества и подготовки его к переходу на качественно новый социальный виток - на уровень высоких технологий, высокой духовности, высокого благосостояния - на уровень четвертой квадры.

Сенсорно-этический экстраверт ("Цезарь").

Представители типа:

Юлий Цезарь, А.С. Пушкин, М.С. Горбачев, Федерико Феллини, Марина Влади, Елена Образцова, Алла Пугачева, Маша Распутина, Михаил Державин, Николай Рыбников, Галина Польских, Елена Проклова, Тамара Семина, Ирина Алферова, Ирина Розанова, Михаил Жванецкий, Максим Леонидов, Элвис Пресли

Блок ЭГО * 1-я позиция * Программная функция * "Волевая сенсорика"

Для человека этого типа характерна волевая защита собственных интересов ( и интересов "своей команды"), защита собственного приоритета любой ценой. Но не с целью прямого и беспощадного подавления, а для максимальной реализации собственного творческого и этического потенциала, для наиболее полного выражения собственной яркой индивидуальности, для реализации собственных этических целей и задач.

Поэтому соотношение сил в системе ценностей Цезаря - это в первую очередь соревнование личных достижений и успехов. Цезарю важно признание его личных заслуг. Важно признание его авторитета через осознание его личных качеств: признание его самым чутким и заботливым руководителем, самым энергичным и самым деятельным. Признание его самым верным и самым надежным другом. Признание его самым лучшим и самым непревзойденным в своем роде деятелем.

Чем бы он ни занимался, какую бы деятельность для себя ни выбрал, Цезарь всегда ставит для себя задачу быть лучшим из лучших. Сама по себе цель весьма похвальная и заслуживающая уважения, но с другой стороны - каких физических сил стоит прожить всю жизнь как на спортивном состязании: постоянно оглядываясь на соперников, постоянно сравнивая собственные успехи с чужими достижениями, постоянное напряжение в вечном стремлении вырваться вперед и не уступить первенства.

Цезарь старается легко и быстро добиваться поставленных целей. Увлеченно занимаясь выбранным делом, не считаясь с затраченными для достижения успеха усилиями, Цезарь способен на исключительную работоспособность и на любые, даже противоречащие здравому смыслу жертвы. (Например: одна из представительниц этого типа, начинающая певица "ставила" себе голос, занимаясь одновременно у трех преподавателей вокала. К сожалению, результат не оправдал затраченных усилий.)

Не задумываясь о том, что рискует показаться хвастливым, Цезарь на каждом шагу "рапортует" о своих достижениях, иногда довольно искренне удивляясь тому, что другие отстают от его "образцовых" темпов: "Как, ты еще не сделал это задание? А я уже следующее делаю!" Он как бы предлагает в любом деле "равняться" на него. И в самом деле, почему бы и нет? Цезарь великолепно умеет навязать дух творческого соревнования и деловой активности самому пассивному и равнодушному к общему энтузиазму человеку. Заставит подсуетиться самого безынициативного и бездеятельного. (До какой крайней точки самоотстраненности и пассивности дошел бы его дуал Бальзак, если бы не исключительный энтузиазм и гиперактивность Цезаря!)

Цезарь всегда осуждает и порицает в людях пассивность, отсутствие инициативы, отступление от намеченных планов. Нельзя сказать, чтобы Цезарь явно поощрял умение "работать локтями" - скорее, он поощряет умение "бороться, искать, найти и не сдаваться". Цезарь не уважает тех, кто пасует перед трудностями. Он всегда за активную жизненную позицию, за активный поиск решений. Иногда методы, которые он предлагает для решения проблем, выглядят несколько прямолинейными. Не то чтобы он предлагал идти и ломиться в закрытые двери (хотя это тоже не исключается), но отстаивать свои права любым возможным способом, добиваться намеченного при любых условиях, это уж непременно.

Цезарю действительно важно знать, какие проблемы решаются методом волевого давления, а какие - нет. Поэтому, давая советы, которым, возможно, он сам бы и не последовал, Цезарь делает это из соображений получения информации по важному для себя, "программному" аспекту "волевой сенсорики": где можно "давить", а где - нельзя.

Точно так же в оценке потенциальных соперников Цезарь в первую очередь рассматривает способность человека противостоять оказываемому на него давлению, а также умение постоять за себя и готовность дать немедленный отпор. Часто уверенный в своем силовом превосходстве или чувствующий, что ситуация "работает" на него, Цезарь может себе позволить "пробный выпад" в сторону того, чей силовой потенциал его сейчас интересует. Отсутствие немедленной защиты иногда наводит его на ошибочную мысль, что человек вообще на нее не способен. Иногда такие поспешные выводы приводят его к очень неприятным ситуациям.

Цезарю крайне неприятно, когда его публично "ставят на место" - это занижает его самооценку. Еще нелепее ситуация, когда какой-либо вообще малознакомый человек по непонятным причинам на него нападает. В этом случае Цезарь чувствует себя очень растерянным. К сожалению, он не всегда способен быстро взять контроль над своими чувствами и спокойно и твердо потребовать объяснений.

Цезарь может ярко, иногда вызывающе "заявить" о себе. Он может бросить вызов обществу, может взять себе скандальный сценический образ: для него это не более, чем выражение собственной творческой индивидуальности. Гораздо больше его беспокоит отсутствие интереса к себе. Нежелание замечать его ярко выраженные способности, нежелание признать его успех, нежелание подчиниться его лидерству.

Цезарь в первую очередь человек действия. Поэтому особенно болезненно он воспринимает любое ограничение своей активности. (Проблема, с которой он довольно часто сталкивается, поскольку его активность носит довольно противоречивый и сумбурный характер.) Его деятельность предполагает широкий размах и масштабность мероприятий.

Исключительно инициативен, может буквально "вломиться" в чужую жизнь, в чужие отношения, из-за чего нередко производит впечатление наглеца и нахала. Часто бывает бесцеремонен и навязчив.

В стремлении захватить инициативу любой ценой Цезарь часто проявляет себя далеко не лучшим образом, из-за чего иногда попадает в неловкую ситуацию, иногда бывает просто жалок или смешон. (О чем не дай Бог ему сказать.) Нет ничего больнее для Цезаря, чем видеть, что все его старания завоевать (именно завоевать) авторитет, популярность или расположение, приводят к диаметрально противоположным результатам. К чести Цезаря, он умеет признавать факт собственных ошибок и способен публично признать свою вину, хотя возможно это ему дается тяжелее, чем другим.

Было бы неправильно сказать, что для Цезаря в первую очередь важны его амбиции. Для него гораздо обиднее непонимание его добрых намерений. В своем праве на лидерство Цезарь совершенно искренне уверен. Поэтому непризнание его приоритета для него глубоко обидно, так как это в первую очередь непризнание его заслуг, его честного самоотверженного, творческого, с полной отдачей сил труда. Если у Жукова лидерство - это стратегический расчет, где любое ущемление его амбиций воспринимается как враждебный выпад, Цезарь, в отличие от Жукова, борется не за самоутверждение собственных амбиций, а за право оправдать возложенное на него доверие. Проще говоря, если Жукову важно ощущение его реальной власти, Цезарю важно добровольное признание и доверие. Жукову важно захватить власть, Цезарю важно удержать лидерство. Если Жукову нужна власть, чтобы возглавить систему, то Цезарю, чтобы в первую очередь максимально реализовать свой творческий этический потенциал, демократизировать возглавляемую им систему, этически усовершенствовать ее. Если жуковская стратегия - стремление захватить все сферы влияния, то для Цезаря важно захватить "пальму первенства" во всех сферах своей деятельности: личные достоинства, по его мнению, еще больше убеждают окружающих в его праве на лидерство.

Если Жуков всегда жестко контролирует захваченную сферу влияния, то Цезарь не всегда замечает, что он вообще захватил какое-то пространство.

(Следует отметить, что сравнение программных функций Жукова и Цезаря дается для пояснения принципиальных различий в их "волевых сенсориках", а вовсе не для того, чтобы указать, кто из них "хороший" лидер, а кто "плохой" - у каждого из них своя социальная функция, необходимая для реализации в определенной ситуации и в определенных общественных условиях.)

Поступки Цезаря в первую очередь отличаются быстротой и напористостью, немедленной и всесторонней инициативой. Цезарь незаметно для себя заполняет все окружающее пространство. Он не всегда замечает, не всегда оценивает методы, которые он использует для скорейшего завоевания симпатий: ему важнее удержать свой авторитет, и для этого он готов честно и этично отработать взятые на себя обязательства.

Проблема Цезаря еще и в том, что в отличие от Жукова, всегда знающего, "как надо", Цезарь отчетливо знает только "как не надо". При всех своих исключительных талантах Цезарь скорее разрушитель, чем созидатель. В политике он разрушитель тоталитарных и авторитарных систем. В искусстве он - смелый новатор, ниспровергающий существующие до него устоявшиеся формы. Он может быть основоположником нового направления в искусстве, которое никто кроме него и продолжить не сможет. Подражать - сколько угодно, продолжить - нет. Среди представителей этого типа часто встречаются яркие творческие индивидуальности, всесторонне одаренные личности.

Противоречивость "волевой сенсорики" Цезаря заключается в самой демократичности его единовластия. Цезарь искренне ненавидит тиранию и деспотизм, он из тех, чье имя пишут "на обломках самовластья". И в то же время он всеми средствами стремится не уступать своего влияния. Признание собственного поражения в этом плане для него особенно мучительно. Попытка любой ценой удержать свое влияние нередко приводит Цезаря к отчаянным и противоречивым поступкам, имеющим для него часто трагические последствия.

Блок ЭГО * 2-я позиция * Творческая функция * "Этика отношений"

Любые этические отношения Цезарь в первую очередь строит с позиций волевой сенсорики. То есть, как бы они ни развивались, Цезарь в любом случае должен оставаться лидером. Цезарь глубоко убежден, что и первое и последнее слово в развитии отношений должны оставаться за ним. Он всегда абсолютно уверен в своем праве контролировать любую этическую ситуацию, независимо от того, является ли он в ней главным лицом или второстепенным.

Несмотря на сравнительно крепкие этические установки, и притом, что этика отношений - его сильная творческая функция, нельзя сказать, чтобы этические отношения у Цезаря складывались легко. Цезарю вообще ничего не дается легко, потому что он все и всегда завоевывает. Проблема Цезаря в том, что он часто завоевывает то, что у него никто и не оспаривает. Он, на свою беду, имеет обыкновение завоевывать именно то, что и так по праву принадлежит ему.

Казалось бы, что мешает Цезарю просто и естественно воспринимать свою природную привлекательность, свое обаяние, легкость и непринужденность в общении. Но в том-то и беда, что Цезарю нужно постоянное и повсеместное признание этих качеств. Более того, ему необходимы доказательства признанного первенства, доказательства его неоспоримого влияния. Причем именно в погоне за этими доказательствами он и умудряется растерять все свое "царственное" величие. Иногда создается впечатление, что он именно напрашивается на комплименты, насильно и неуместно "тянет" на себя внимание, увлекается самолюбованием.

И в области этики Цезарю недостаточно полупобед: только появившись, он должен очаровать всех, обаять всех, "растопить" всех, заинтересовать всех или, если нужно, заинтриговать всех.

А если и находится кто-то, кого он совсем не заинтересован к себе расположить, то только потому, что этого человека он просто для себя никак не рассматривает, он для него, попросту говоря, "пустое место".

Неудивительно, что при такой этике поведения Цезарь умудряется (независимо от масштабов его деятельности) нажить себе немало врагов. Причем отношения по схеме друг - недруг у него тоже строятся очень контрастно и непоследовательно: вчерашний недруг сегодня "милостиво" принимается в число друзей, потому что "так надо"; сегодняшний друг, уделяющий больше внимания другому субъекту, уже не друг, а "предатель". (Цезарь, пожалуй, единственный, кто в третьей квадре делит отношения на "врагов" и "друзей" - Драйзер делит на "своих" и "чужих", а интуиты-логики об этом вообще не задумываются.)

Именно потому, что этика отношений у Цезаря формируется под влиянием волевой сенсорики (точнее, ее реализует), максимализм является ее отличительной чертой. Но, само собой разумеется, этика Цезаря не может и не должна быть последовательной: реализационная функция - всегда манипулятивная, всегда такая, какая нужна программе интеллекта. В случае Цезаря волевая сенсорика - аспект незыблемый, программный, а этика отношений только оформляет "расстановку сил": меняется силовое соотношение - меняется и этика. К тем, кого Цезарь уважает и чьего расположения добивается, - одно отношение, к тем, кого "в грош не ставит", - другое. В том-то и проблема этики Цезаря, секрет быстрейшего наживания им врагов - в его непоследовательном этическом максимализме.

Как надолго Цезарь "застревает" в фазе вражды или дружбы, зависит только от конкретной ситуации. Но разумеется, Цезарь не отступит, пока не прояснит ее для себя окончательно, точнее, он отступит, только будучи убежденным, что отношения окончательно развалились и у него нет шансов их исправить. (Исправить, в понимании Цезаря, значит снова завоевать авторитет. Неважно, что именно он делает - просит ли прощения или устраивает скандал: это не более чем средство "выправить" ситуацию любым способом.)

Этичность Цезаря, уже в силу своей манипулятивности, всегда относительная, несмотря на крепкие этические установки. То есть в какой-то определенной ситуации Цезарь вполне может осознавать, что поступает нехорошо (более того, он всегда знает, как надо бы поступить), но у него всегда находится "убедительное" оправдание собственным неэтичным поступкам. Неэтичность в поступках других Цезарь всегда замечает, но далеко не всегда осуждает и даже не всегда по этому поводу высказывается. К чести Цезаря надо признать, что он способен относиться с юмором к чужим этическим несовершенствам.

Постоянно борется за расширение сферы своего этического влияния. Его можно считать своего рода "этическим захватчиком". Но действия Цезаря в зоне своего влияния сумбурны, непоследовательны и зачастую неэтичны. Постоянно меняется этическая тактика, меняются "доверенные лица", меняются друзья-враги, постоянно смещаются центры волевого давления и эмоционального воздействия. Цезарь менее всего осознает, что все происходящее - это только реакция на какие-то его конкретные действия. Чем больше он суетится, тем больше накаляется ситуация, тем больше он теряет стратегические ориентиры в своих этических отношениях. В конце концов он совсем запутывается, кто ему сейчас кем является, и вот он уже ведет свой этический "ближний бой", свою какую-то узкоколейную "челночную" дипломатию, какие-то примитивные полудетские интриги. Похоже, никто не умеет так "творчески" портить свои отношения, как это удается самому Цезарю.

В любом случае, как бы ни расценивались его поступки, Цезарь искренне хочет "чтобы все было как лучше". Он действительно старается как можно лучше все уладить, чтобы все им были довольны, старается для всех быть хорошим. Такая позиция приводит либо к противоречивым действиям с его стороны, либо к отсутствию каких-либо решительных действий, что только усугубляет его этические проблемы.

Блок СУПЕРЭГО * 3-я позиция * Нормативная функция * "Интуиция возможностей"

Программная "волевая сенсорика" постоянно требует информации по аспекту "интуиция возможностей". Цезарю необходимо наиболее точно оценить возможности и способности каждого человека, входящего в круг его общения, поскольку собственное представление об успехе у него выстраивается относительно потенциальных возможностей и успехов его окружения.

Цезарю всегда важно знать, на какой стадии реализации своих планов находятся окружающие его люди. Например, в процессе учебы Цезарь постоянно интересуется, не отстает ли он от других в выполнении учебных заданий. Более того, он всегда старается сдать работу одним из первых, старается обратить на себя внимание преподавателей, создать о себе впечатление перспективного специалиста.

В любой ситуации Цезарь заранее интересуется позитивными возможностями. Например, еще до окончания учебы он старается выяснить все возможные варианты распределения рабочих мест, ищет для себя какие-то полезные деловые связи, интересуется возможностями других студентов.

Для получения интересующей его информации развивает высокую активность: находит время побеседовать с каждым о планах на будущее. При этом старается взять располагающий к откровению "задушевный" тон, доверительно сетуя на какие-то свои еще не решенные проблемы. Часто в преддверии активной деятельности собирает мнения по интересующему его вопросу, со многими советуется, но в конечном итоге все делает по-своему.

Старается произвести впечатление человека дальновидного и рассудительного. Очень любит, когда с ним советуются, делятся своими планами, хотя у него не всегда хватает терпения дослушать собеседника. Иногда старается произвести впечатление человека, который все про всех знает. (Иногда даже слишком торопится сообщить информацию, которую он якобы знает.) Любит производить впечатление человека, который в курсе всех событий, иногда может намекнуть, что у него "все схвачено". Часто, явно преувеличивая, говорит о своем влиянии. Не прочь приврать или "поблефовать".

Для Цезаря очень важно с самого начала общения определить потенциал человека: иногда Цезарь оценивает человека относительно его субъективных способностей, иногда - относительно занимаемого им места в обществе, иногда - по внешнему виду.

На основании приблизительной оценки ситуации и потенциала действующих лиц Цезарь подчас позволяет себе довольно далеко выходить за рамки допустимых этических норм. Интуиция потенциальных возможностей подсказывает ему, к кому и как можно относиться, кто и как себя поведет, кто способен постоять за себя, а кто - нет.

Иногда Цезарь позволяет себе весьма вызывающее поведение, которое у него называется "говорить правду в глаза". Но поскольку понятие о правде у Цезаря весьма относительное (хотя бы потому, что это его личная точка зрения), наиболее точное (с психологической точки зрения) объяснение его "поискам правды" - это не что иное, как желание этически и интуитивно "прощупать" ситуацию. Желание узнать, сойдет ли ему с рук то, что он сейчас делает, и как отреагируют на такую "правду в глаза".

Цезарь не выносит неопределенности. Поэтому иногда он специально ускоряет кризис ситуации, чтобы сделать в ней новую расстановку сил и понять свое место в системе отношений. Понять, кто есть кто, как его воспринимают и за кого "его держат".

К счастью для себя (и своего дуала Бальзака), в условиях неопределенности отношений Цезарь не всегда замыкается на одном партнере. В этот период он может открыть для себя "второй фронт". Подсознательно настроенный на уязвимую этику эмоций Бальзака, Цезарь побаивается выяснять те отношения, которыми он особенно дорожит, опасается эмоционально "давить" на партнера. Поэтому для перераспределения излишней эмоциональной активности ему нужен своего рода "запасной вариант", который его отвлекает и делает менее зависимым от "основного варианта."

Тактика "второго фронта" вынуждает Цезаря лукавить, хитрить, выкручиваться из неловких ситуаций, а он всего этого не любит - ему это неудобно: это унижает его достоинство, противоречит его этическим принципам, главные из которых - порядочность, честность и преданность. Кроме того, слабая интуиция возможностей ему этого не позволяет: он всегда боится уличения во лжи, боится, что невольно выдаст себя, что проговорится, что это станет каким-то образом известно его партнеру. И тем не менее, поскольку он не всегда способен последовательно выяснять отношения со всеми своими партнерами, неопределенность ситуации часто вынуждает его маневрировать между ними - он просто не видит для себя другого выхода.

Анализ возможностей ситуации у Цезаря часто бывает слишком поверхностный или слишком оптимистичный, поскольку он собирает информацию не из самых авторитетных источников и оценивает ее не самым критичным образом. Например, многие представители этого типа безоговорочно верят средствам массовой информации, даже если те распространяют совершенно неправдоподобные слухи.

Иногда Цезарь разыгрывает роль человека, уверенно глядящего в будущее, видящего для себя и для других массу возможностей. Часто он и сам при этом воодушевляется и старается воодушевить окружающих. Однако, столкнувшись с первыми реальными, объективными препятствиями, о своем "воодушевлении" забывает так, как будто его никогда и не было. Тогда уже начинается лихорадочный поиск возможного выхода из затруднительного положения.

Ошибка по аспекту "интуиции возможностей" обходится Цезарю очень дорого: в лучшем случае - это отдельные неприятные ситуации, в которые он рискует попасть, в худшем - это крах всей его карьеры. Поэтому Цезарь очень старается не сделать ничего такого, что впоследствии обернулось бы против него. И хотя он никогда не бывает до конца уверенным в своей интуиции, тем не менее он стремится ее постоянно развивать с тем, чтобы иметь возможность безошибочно на нее полагаться.

Наиболее полную помощь по этому аспекту Цезарь все-таки получает от своего дуала Бальзака, который не только умеет предвидеть самое неблагоприятное развитие событий, но и может в мягкой и деликатной форме предостеречь от возможных неприятностей. А заодно и подскажет способ их избежать.

Блок СУПЕРЭГО * 4-я позиция * Мобилизационная функция * "Логика соотношений"

Цезарю трудно быть объективным, поскольку он находится в плену своих этических установок, своих симпатий и антипатий.

Его поступки могут противоречить здравому смыслу хотя бы потому, что чаще всего они отражают его эмоциональное отношение к происходящему.

Иногда в поведении Цезаря как бы смещается логическая значимость его поступков, т. е. он поступает вопреки здравому смыслу, основываясь на каких-то примитивных логических стереотипах только потому, что "так принято поступать". Причем, руководствуясь своими логическими стереотипами, он часто поступает в ущерб своим этическим принципам: например, разрушает сложившиеся хорошие отношения со своими близкими только потому, что реагирует так, как принято логически, по общим понятиям, а не так, как он это чувствует этически: скажем, ругает за то, за что надо (в общепринятом, стереотипном понимании) ругать, хвалит за то, за что надо хвалить.

Иногда это выражается в привычке пользоваться поверхностными логическими (и этическими) стереотипами, действовать в соответствии с этими лозунгами и изрекать их по поводу и без повода: "жалость унижает человека", "боятся - значит уважают", "ревнует - значит любит", "где постелил, там и спи", "женщина не должна проявлять инициативу" и т. д.

Иногда это логически смещенные интонации и акценты в речи. Иногда это этически неоправданная мимика.

Иногда это смещенные или неустойчивые интересы к воспринимаемой информации. Например: слушая объяснения, Цезарь часто отвлекается от главной мысли, его вдруг начинают интересовать какие-то совершенно второстепенные моменты или несущественные частности. Незаметно для себя, он уходит в сторону от основной темы или отвлекает вопросами второстепенной значимости. Либо вопросами, которые вовсе не имеют отношения к обсуждаемому предмету.

Еще одна характерная для представителей этого типа черта: способность по поводу и без повода отвлекаться от заданной темы на разговоры о себе. (Наглядный пример - пушкинские лирические отступления в "Евгении Онегине".)

Заниматься классификацией понятий или знаний, приводить их в стройную систему - для Цезаря скучная и муторная работа. Ему трудно сосредоточиться на логическом анализе какого-либо явления, трудно сосредоточиться для последовательного понимания логических выводов, трудно самому изложить что-либо последовательно: он может начать объяснение прямо с середины и продолжать его, постоянно возвращаясь к начальным и промежуточным стадиям. Таким образом, в изложении Цезаря некоторые даже простые объяснения представляются весьма запутанными.

Поверхностность представлений о многих явлениях его не смущает - он считает это естественным. ("Мы все учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь...") Главное, чтобы обсуждаемый предмет был хоть отдаленно, но знаком: нельзя же производить впечатление полной некомпетентности.

Очень осторожен в высказываниях, касающихся правовой или технической стороны дела, не рискует показаться необъективным или некомпетентным.

Не любит изучать инструкции и правила - ему это скучно. (Представитель этого типа может неоднократно пережигать электроприбор, включая его, не ознакомившись с инструкцией. Известен случай "неудачной" чистки памяти компьютера, после которой оказались стертыми все заложенные в него программы.) И как бы ни был печален его личный опыт, все равно Цезарю трудно изменить себя, и он часто полагается не на инструкцию, в которой редко и мало что понимает, а на удачу, везение и на свою интуицию, несмотря на то, что она его довольно часто подводит.

Опыт чужих ошибок тоже не всегда производит на него достаточное впечатление. Цезарь может сколько угодно совещаться и консультироваться, но в конечном счете поступит по-своему, наперекор всем советам и здравому смыслу. Цезаря отличает исключительная способность постоянно "набивать шишки" на одном и том же месте. Глубоко страдать, мучиться и спрашивать у всех и каждого, почему это всякий раз происходит именно с ним, и какие недостатки ему нужно в себе изжить для того, чтобы эти напасти наконец прекратились. Требуются колоссальное терпение и выдержка (качества, присущие его дуалу Бальзаку), чтобы приучить Цезаря анализировать опыт прошлых ошибок, т. е. как раз то, чего Цезарь, вопреки желанию окружающих, делать решительно отказывается (и не просите, и не уговаривайте!) Он поступал и поступает только, как ему заблагорассудится, а иначе он просто не может быть самим собой.

Для Цезаря серьезную проблему представляет необходимость тщательно продумывать свои поступки, вести себя осмотрительно и рассудительно. Замечаний в нелогичности собственных действий он не переносит. Требование быть последовательным в своих действиях выводит его из себя. Для него характерно поступать умно и логично только до тех пор, пока этого от него не требуют, пока его уважают и с ним считаются. Но стоит только акцентировать внимание на его нелогичности, как все его действия сразу же перестают логически контролироваться и приобретают характер беспорядочной, панической суеты.

Обвинения Цезаря в нелогичности только усугубляют его проблемы. Сам Цезарь очень болезненно переносит любую критику в свой адрес, а поскольку требования к себе у него бывают довольно завышенными, ему трудно признать при наличии всех своих достоинств такой недостаток, как небезупречная логика. Цезарю вообще хочется быть человеком без недостатков. (А кому этого не хочется?) Поэтому Цезарь очень переживает, когда его умственным способностям дают невысокую оценку. Ему очень трудно позволить себе не быть самым умным (хотя это лучшее, что он может для себя сделать).

Следует заметить, что Цезарю легче быть последовательным и логичным в своих поступках после того, как он разобрался в возможностях ситуации (последовательность работы функции). Для Цезаря поступать разумно - это значит поступать благоразумно, т. е. предусмотрительно, дальновидно. Чем основательнее он будет информирован по аспекту "интуиция возможностей", тем легче ему поступать логически продуманно.

Словом, для того, чтобы в поступках Цезаря было меньше противоречий и суеты, нужно поставить его в определенный психологический режим, в котором он будет получать достаточную информацию по интуиции возможностей, поддержку по интуиции времени и, что очень важно, отсутствие критики по аспекту логики соотношений. То есть Цезарю необходима психологическая поддержка Бальзака. Его умение показать перспективы ситуации в такой форме, чтобы они Цезаря не напугали и не ввергли в панику, показать возможный запас времени, чтобы отвлечь его от суеты и создать ему условия для обстоятельного логического анализа. Бальзак умеет находить самые простые и доступные пониманию формы объяснений. Он очень методичен в своих объяснениях, умеет иллюстрировать их удачными примерами. Умеет подвести собеседника к нужному логическому выводу, предоставляя ему самому радоваться собственному открытию.

Блок СУПЕРИД * 5-я позиция * Суггестивная функция * "Интуиция времени"

Своих проблем по этому аспекту Цезарь не скрывает. Да и как их скроешь, когда и так ясно, что времени при всей его исключительной активности ему никогда не хватает. И откуда ему взяться, если принять во внимание способность Цезаря одновременно начинать множество дел, каждое из которых требует больших затрат времени и труда.

Попытка сосредоточиться на том, что ему необходимо сейчас сделать и сколько времени это займет, стоит Цезарю немалого напряжения. Поэтому он предпочитает вообще об этом не задумываться: делает то, что ему сейчас хочется, и тратит на это столько времени, сколько того требует дело. Старается работать быстро, предпочитает не застревать на каком-то этапе работы, чтобы успеть сделать как можно больше, старается не усложнять себе работу. Если возникают какие-то неясности, Цезарь переключается на другое дело. Главное для него - все время продвигаться вперед, не застревая на частных проблемах.

Увлекаясь процессом работы, Цезарь часто не замечает ее бесперспективности. Поэтому он иногда боится задумываться о том, что будет дальше или что произойдет потом. Цезарю легче жить сегодняшним днем, не задумываясь о будущем. Хотя за сегодняшнее легкомыслие ему и приходится дорого расплачиваться впоследствии, он предпочитает видеть в своем будущем только то, что для себя желает. Поэтому информацию о возможных проблемах он воспринимает очень неохотно, несмотря на то, что осознает всю ее важность.

Цезарь очень не любит ждать. Ему это невероятно трудно - он слишком деятелен и потому слишком нетерпелив. Ему хочется всего сейчас и поскорее. Случается, что ему еще и некогда думать или просто не хочется тратить время на размышления. Бальзак задает ему размеренный жизненный темп, учит его жить по принципу "поспешай медленно". Охлаждает непомерную горячность Цезаря, успокаивает его: "Время даст ответы на все вопросы", "время все расставит по местам". И именно таким "объяснением" Цезарь как раз и внушается. У него вдруг возникает желание (а иногда и любопытство) терпеливо "досмотреть", чем же все это кончится.

Иногда Цезарь размышляет о том, "правильно" он сейчас живет или "неправильно". Как его сегодняшние поступки отразятся на его будущей судьбе и что он должен изменить сейчас для того, чтобы в будущем для него все сложилось благополучно.

Сами по себе размышления на эту тему для него очень утомительны и болезненны. Поэтому он предпочитает заблаговременно получать готовую информацию по этому аспекту. Иногда у него возникает желание "навести порядок" в своей сегодняшней жизни с тем, чтобы подготовить себе благополучное будущее. Тогда ему становится необходим анализ последствий каждого своего шага и каждого действия. Цезарю важно знать, что с ним произойдет после того, как он предпримет тот или иной шаг. (Ему действительно часто необходима инструкция: "пойдешь направо - коня потеряешь...")

Самой природой ему ниспослан для этого такой дуал, как Бальзак. Никто лучше него не сумеет предсказать дальнейший исход событий в зависимости от тех или иных обстоятельств. Нужно только рассказать Бальзаку "что было", а "что будет и чем сердце успокоится", он уже расскажет сам.

От Бальзака Цезарь может получить наиболее точную информацию о своевременности и целесообразности любого своего начинания, получить представление о последствиях каждого своего действия, увидеть отражение своих сегодняшних поступков в далеком и недалеком будущем.

Такой род информации для Цезаря всегда ценен и актуален, а Бальзак в этом вопросе не имеет себе равных. Благоразумным, предусмотрительным и дальновидным Цезарь может быть только благодаря своевременным предостережениям и прогнозам Бальзака.

Блок СУПЕРИД * 6-я позиция * Активационная функция * "Деловая логика"

Цезарь - человек исключительной деловой активности и работоспособности. Исключительно вынослив, усерден. С готовностью берется за любую работу, не считаясь с затратами времени и сил. Если обстоятельства того требуют, он берется и за физически тяжелую работу, сопряженную с опасностями и трудностями.

Для Цезаря, как и для любого представителя третьей квадры очень важно реализовать свой творческий потенциал, важно осознавать востребованность своего труда. Поэтому Цезарь весьма активизируется, берясь за конкретно выполнимое дело. И чем более ему понятен способ его выполнения, тем больше энтузиазма и активности он проявляет.

Цезарь часто производит впечатление человека, который все умеет. Действительно, он довольно быстро осваивает новые специальности - точнее, новые ремесла. Причем, раз освоенное им уже не забывается. Активно используя свои разносторонние способности и таланты, Цезарь легко находит возможность для дополнительных и необременительных заработков. Цезарь всегда "и швец, и жнец, и на дуде игрец". За какую бы практическую работу он ни взялся, все делает быстро, легко, как бы играючи.

Цезарь включается в работу очень активно, сам процесс работы его привлекает больше, чем подготовка к ней. Рассуждая о выполнении какой-то работы, выдвигает возможные варианты в надежде, что кто-то со стороны выберет лучший и возьмется за его реализацию, но, войдя в работу, предпочитает уже не размышлять о разных вариантах: разрабатывает тот, который первым пришел в голову.

К критике своих ошибок относится болезненно, но счастлив, когда его работа чем-то выгодно отличается от других. Не любит скрупулезно проверять результаты работы - предпочитает, чтобы за него это сделал компетентный и надежный партнер, который и проверит, и успокоит, и сделает полезные замечания. Необходимость прорабатывать детали его часто угнетает и раздражает. Иногда не дает себе времени основательно разобраться в теоретическом материале - предпочитает разбираться в процессе работы, попутно советуясь на каждом этапе, вызывающем у него затруднения. Заинтересован в существенных, конструктивных замечаниях. С большим вниманием выслушает советы по поводу рационального выполнения его работы, но очень не любит, когда критикуют конечный результат. Ему удобно работать по четко разработанным и легко запоминающимся методикам.

В быту довольно практичен, умеет рационально вести хозяйство.

С интересом выслушивает информацию о способах удачного вложения денег, о возможности сделать выгодное приобретение. В этом вопросе для него нет более ценного консультанта, чем его дуал Бальзак, который всегда предостережет Цезаря от неразумных денежных трат, не даст ему увлечься каким-нибудь авантюрным проектом, отговорит его от слишком быстрого и потому сомнительного способа обогащения. От Бальзака Цезарь получает по каждому вопросу четкую информацию: что нужно делать, в какой последовательности и нужно ли это делать вообще.

На базе такой информации у Цезаря возникает уверенность в правильности своих действий, ощущение покоя и порядка в жизни, понимание того, что его силы и энергия расходуются разумно и целенаправленно.

Блок ИД * 7-я позиция * Наблюдательная функция * "Сенсорика ощущений"

Никогда не позволит себе Цезарь выглядеть хуже других. Всегда умеет себя эффектно преподнести, хотя к своему внешнему виду относится довольно придирчиво и критично.

Независимо от уровня своих доходов, Цезарь одевается со вкусом. Часто имеет собственный, иногда довольно экстравагантный, стиль, с которым может быть он сам в глубине души и не согласен, но считает необходимым его придерживаться, чтобы иметь возможность обратить на себя внимание. Цезарь и внешне стремится выгодно отличаться от других: яркость своей внешности он считает непременным условием собственного успеха.

Комфорт и бытовые удобства Цезарь считает непременным условием нормального существования. В организации собственного быта руководствуется в первую очередь требованием оптимальных удобств. К оформлению быта относится без особого снобизма: чистота, уют, удобство - его основные эстетические критерии. Разумеется, в его доме все должно быть не хуже, чем у других.

Эстетика для Цезаря - сфера реализации многочисленных его талантов и способностей. У него довольно четкие и определенные эстетические критерии, хотя многим они кажутся спорными. Эстетически Цезарь всегда логичен, его художественный стиль всегда оправдан. Экстравагантность для Цезаря не более, чем способ творческого самовыражения.

Искусство - область, где творческие успехи Цезаря наиболее заметны и находят наиболее яркое и полное выражение. Здесь он более всего стремится к безупречной работе и именно здесь его мастерство заслуженно получает наиболее высокую оценку.

Цезарю свойственна высокая физическая активность и выносливость. На проблемах своего самочувствия предпочитает не сосредотачиваться. Любит активный, насыщенный впечатлениями отдых.

Очень жизнелюбив. Его жизнелюбия с избытком хватает и на него самого, и на его дуала Бальзака. Ни при каких обстоятельствах Цезарь не теряет природного оптимизма и вкуса к жизни.

Блок ИД * 8-я позиция * Демонстративная функция * "Этика эмоций"

Эмоции Цезаря в первую очередь подсознательно оформляют его манипулятивную этику отношений. То есть эмоции выражаются именно такие, какие, по мнению Цезаря, требует данная ситуация.

Именно поэтому Цезарь выражает всегда нужное (опять же, по его мнению) эмоциональное отношение к происходящему. Если у него праздник, значит, всем нужно веселиться, и он первый будет стараться поднять общее настроение. (Хотя не всегда считает себя обязанным брать на себя роль массовика-затейника.) Если какая-то проблема, значит, шутки в сторону, и он первый со свойственным ему эмоциональным напором постарается ускорить ее разрешение.

Цезарь великолепно умеет решать свои проблемы методом эмоционального воздействия (как любой этик). Но поскольку мера его воздействия реализуется подсознательно и сориентирована на проблемную эмоциональность Бальзака, - эмоциональное воздействие Цезаря всегда не слишком серьезное и не очень драматичное. Это своего рода этическая игра, выражающая нужный в данный момент эмоциональный импульс.

Цезарь себя считает достаточно сильным человеком, чтобы самому справиться с собственными проблемами. Поэтому его эмоциональное воздействие на партнера не является сигналом экстремальности ситуации (как, например, у Гюго) - это только форма его эмоциональной манипуляции партнером: с одной стороны, себя подзарядить, с другой - партнера раскачать. (А его дуал Бальзак эмоционально "раскачивается" очень тяжело.)

Эмоциям Цезаря (особенно в юном возрасте) свойственна такая "детская преувеличенность". Часто их выражение предваряется восторженными или испуганными восклицаниями. Иногда эмоциональным потоком Цезарь пользуется в случае невозможности что-либо обстоятельно объяснить: "Ах, ну как ты так можешь! Ой, ну как ты не понимаешь! Ну что же это такое!"

В зрелом возрасте эмоции Цезаря больше подчиняются системе его отношений, и уже реже являются способом самостоятельного выражения его настроений. Во всяком случае, жизненный опыт (а также удачная дуализация) приучает Цезаря быть осторожнее и сдержаннее в выражении своих эмоций.

Общение с Бальзаком, умеющим пригасить излишнюю (неоправданную) пылкость, идет Цезарю только на пользу - исчезает его эмоциональная инфантильность, которая на протяжении всей его жизни действительно мешает ему выглядеть величественно.

Сдержанность эмоций, воспитанная Бальзаком, только облагораживает Цезаря, она придает особую значимость его высказываниям и поступкам и выгодно работает на его авторитет.