Глава 3. Демократический плацдарм.

Историческое расписание Европы.

Хотя на данном этапе окончательные восточные границы Европы не могут быть ни твердо определены, ни окончательно установлены, в широком смысле слова Европа представляет собой цивилизацию, ведущую свое происхождение от единых христианских традиций. Западное, более узкое, определение Европы ассоциируется с Римом и его историческим наследием. Однако к христианской традиции Европы принадлежат также Византия и ее русское ортодоксальное ответвление. Таким образом, в плане культуры "Европа" вмещает в себя более весомое понятие, нежели просто Европа Петра, а Европа Петра, в свою очередь, является более объемным определением, нежели просто Западная Европа, хотя в последние годы она узурпировала название "Европа". Даже беглый взгляд на карту XII подтверждает тот факт, что существующая ныне Европа просто не является целиком и полностью Европой. Хуже того, это Европа, на территории которой находится нестабильная в плане безопасности зона между Европой и Россией, которая может иметь негативный эффект для обеих, неизбежно являясь ареной напряженности и соперничества.

Это действительно Европа?

Карта XII.

Европа Карла Великого (ограниченная пределами Западной Европы) в силу необходимости имела значение в период холодной войны, однако в настоящее время такая Европа является аномалией. Это так, потому что, будучи определенным типом цивилизации, образовавшаяся объединенная Европа, кроме того, представляет собой определенный уклад и норму жизни, государственное устройство по принципу совместного демократического правления, не обремененного ни этническими, ни территориальными конфликтами. Эта Европа в рамках своих официально установленных территориальных границ в настоящее время в значительной степени меньше своего фактического потенциала. Некоторые из наиболее прогрессивных и политически стабильных государств Центральной Европы, приверженцы западных традиций Петра, такие как Республика Чехия, Польша, Венгрия и, возможно, также Словения, несомненно соответствуют европейским требованиям и готовы к членству в "Европе" и ее трансатлантическом объединении по проблемам безопасности.

При нынешних обстоятельствах расширение блока НАТО на восток путем включения к 1999 году в его состав Польши, Республики Чехии и Венгрии представляется, по всей видимости, вероятным. По завершении этого начального, но очень важного шага любое последующее расширение союза скорее всего будет либо совпадать по времени, либо последует за расширением Европейского Союза, которое, однако, представляет собой более сложный процесс как по числу подготовительных этапов, так и в плане удовлетворения требований, необходимых для членства (см. схему на стр. 104). Таким образом, даже первый прием в Европейский Союз государств из Центральной Европы представляется маловероятным ранее 2002 года или, видимо, даже в более поздние сроки. Тем не менее только три первых новых члена НАТО присоединятся к Европейскому Союзу, так сразу как Европейский Союз, так и НАТО будут вынуждены заняться вопросом о членстве республик Балтии, Словении, Румынии, Болгарии, Словакии и, в конце концов, вероятно, и Украины.

Следует особо отметить, что перспектива возможного членства уже оказывает конструктивное влияние на положение дел и поведение стран-претендентов. Понимание того, что ни Европейский Союз, ни НАТО не желают обременять себя дополнительными конфликтами по поводу либо прав меньшинств, либо территориальных притязаний стран - членов Союза друг к другу (противостояния Турции и Греции вполне достаточно), уже означает для Словакии, Венгрии и Румынии необходимый стимул для достижения между собой компромиссных решении, отвечающих нормам, установленным Советом Европы. Это же положение верно и для более общего принципа, заключающегося в том, что только демократические государства могут удовлетворять критериям членства. Желание "не остаться за бортом" оказывает важное положительное влияние на новые демократии.

Схема

Членство в Европейском Союзе:

* заявление страны о вступлении в Союз*


* Схема подготовлена Центром стратегических и международных исследований. Трехсторонней комиссии США-ЕС-Польша.


* Европейское государство представляет заявление о желании вступить в Союз на рассмотрение в Совет Европейского Союза.

* Совет обращается к Комиссии с просьбой высказать мнение относительно заявления.

* Комиссия высказывает Совету свое мнение относительно заявления.

* Совет единогласно принимает решение о начале переговоров по вопросу вступления этой страны в Союз.

* Комиссия вносит предложения, а Совет принимает их единогласно, о позициях, которые надлежит занять Союзу в отношении страны-кандидата на предстоящих переговорах о ее вступлении в Союз.

* Союз, который представляет председатель Совета, проводит переговоры со страной-кандидатом на вступление.

* Между Союзом и страной-кандидатом достигается соглашение по проекту договора о вступлении страны в Союз.

* Договор о вступлении страны в Союз предлагается на рассмотрение Совету и Европейскому парламенту.

* Европейский парламент абсолютным большинством одобряет договор о вступлении страны в Союз.

* Совет единогласно утверждает договор о вступлении страны в Союз.

* Страны-члены Союза и страны-кандидаты официально подписывают договор о вступлении в Союз.

* Страны-члены Союза и страны-кандидаты ратифицируют договор о вступлении в Союз.

* После ратификации соглашение о вступлении в Союз вступает в силу.

В любом случае должно быть аксиомой, что политическое единство и безопасность Европы - понятия неделимые. В практическом плане фактически трудно представить себе по-настоящему единую Европу без общих мер по обеспечению безопасности совместно с Америкой. Из этого следует, что страны, готовые и приглашенные к началу переговоров о вступлении в Европейский Союз, автоматически должны начиная с этого времени рассматриваться в качестве субъектов вероятной защиты со стороны НАТО.

В соответствии с этим процесс расширения Европы и распространение трансатлантической системы безопасности будут, по всей видимости, носить продуманный поэтапный характер. При условии продолжения Америкой и Западной Европой предпринимаемых усилий умозрительный, но вместе с тем осторожно-реалистический график этих этапов мог бы быть следующим:

1. К 1999 году первые новые члены - страны Центральной Европы будут приняты в НАТО, хотя их вступление в Европейский Союз произойдет, вероятно, не ранее 2002-2003 годов.

2. Тем временем Европейский Союз начнет переговоры с Балтийскими республиками об их вступлении в блок, а НАТО подобным же образом начнет продвигаться вперед в вопросе о членстве этих республик, а также Румынии, с тем чтобы завершить этот процесс к 2005 году. В это же время другие Балканские государства могут, по всей видимости, также получить право на допуск в блок.

3. Вступление в НАТО стран Балтии подтолкнет скорее всего Швецию и Финляндию также к рассмотрению вопроса о членстве в НАТО.

4. Где-то между 2005 и 2010 годами Украина, особенно тогда, когда она добьется значительного прогресса в проведении реформ внутри страны и тем самым более четко определится как страна Центральной Европы, должна быть готова к серьезным переговорам как с Европейским Союзом, так и с НАТО.

Тем временем франко-германо-польское сотрудничество с ЕС и НАТО будет, вероятно, значительно расширено, особенно в области обороны. Это сотрудничество могло бы стать своего рода западной сердцевиной любых более широких европейских мер по обеспечению безопасности, которые в конечном счете могут распространяться как на Россию, так и на Украину. Учитывая особую геополитическую заинтересованность Германии и Польши в независимости Украины, вполне возможной представляется такая ситуация, при которой Украина постепенно будет втянута в особые франко-германо-польские отношения. К 2010 году франко-германо-польско-украинское сотрудничество, которое будет охватывать примерно 230 млн. человек, может, видимо, превратиться в партнерство, углубляющее геостратегическое взаимодействие в Европе (см. карту XIII).

Вопрос о том, будет ли вышеизложенный сценарий развиваться в таком неопасном русле или в контексте нарастания напряженности с Россией, представляется чрезвычайно важным. Россию необходимо постоянно заверять в том, что двери в Европу открыты, как и двери для ее окончательного участия в расширяющейся трансатлантической системе безопасности и, вероятно в будущем, в новой трансъевразийской системе безопасности. Для придания обоснованности таким заверениям следует обдуманно и взвешенно способствовать развитию связей между Россией и Европой в различных сферах. (О взаимоотношениях России с Европой и о роли Украины в этом аспекте более подробно мы поговорим в следующей главе.)

Если Европа преуспеет как в процессе объединения, так и в процессе расширения и если Россия тем временем успешно справится с процессом демократической консолидации и социальной модернизации, то в определенный момент Россия также может стать подходящей кандидатурой для установления более органичных взаимоотношений с Европой. Это, в свою очередь, может сделать возможным окончательное объединение трансатлантической системы безопасности с трансконтинентальной евразийской системой безопасности. Однако вопрос об официальном членстве России как о практической реальности до определенного времени не будет подниматься, и это, помимо прочего, еще одна причина для того, чтобы бессмысленно не захлопывать перед ней двери.

После 2010 года: главное ядро безопасности Европы.

Карта XIII.

Из всего вышесказанного можно сделать следующий вывод: с концом Европы ялтинского образца чрезвычайно важно, чтобы не было возврата к Европе образца Версаля. Конец раздела Европы не должен стать шагом назад, к Европе ссорящихся между собой государств-наций. Наоборот, этот процесс должен стать отправным моментом для формирования более обширной и все в большей мере объединяющейся Европы, усиленной благодаря расширенному блоку НАТО и представляющейся еще более защищенной за счет конструктивного сотрудничества с Россией в области безопасности. Следовательно, главная геостратегическая цель Америки в Европе может быть сформулирована весьма просто: путем более искреннего трансатлантического партнерства укреплять американский плацдарм на Евразийском континенте, с тем чтобы растущая Европа могла стать еще более реальным трамплином для продвижения в Евразию международного демократического порядка и сотрудничества.