Глава 6. Секс — основа эволюции

Если мальчик лезет в небо,
Знай — виной тому девчонка.

Франк Леуссер, «Мальчишки и девчонки»

Самым интересным открытием новой научной сферы, эволюционной психологии, стало определение ведущей роли секса в формировании современных поведенческих установок и культуры. Лавируя по извилистой тропе, прошедшей между концепциями Фрейда, мужским шовинизмом, пуританством и феминизмом, эволюционная психология лучше других наук смогла объяснить человеческое поведение, сложное и полное внутренних противоречий.

При чтении этой главы не следует, впрочем, забывать, что в рамках эволюционной психологии рассматриваются общие тенденции — предрасположенности людей и исторические артефакты эволюции. Быть может, в старой шутке о том, что мужчины прилетели с Марса, а женщины — с Венеры, есть доля истины, но из этого еще не следует, что мы должны перебраться на эти планеты. Людям предоставлены все возможности для того, чтобы развиваться согласно собственной воле. То, что написано ниже, вовсе не является пессимистическим предсказанием будущих судеб человечества, ни оправданием животного поведения. Но было бы интересно узнать о своем происхождении. А мы появились на свет, причем все, в результате успешного процесса размножения.

Это очевидное наблюдение, из которого выросла большая и интересная теория:

Вы являетесь конечным звеном в непрерывной цепи, объединяющей тысячи поколений — мужчин и женщин, каждый из которых смог найти полового партнера.


Если взглянуть на вещи с этой точки зрения, то не стоит удивляться, что половые «двигатели» действует столь сильно, что ради секса люди готовы врать, изворачиваться и воровать, что какой-нибудь американский сенатор предпочтет подставить под угрозу свою карьеру, чем упустить возможность переспать с мальчиком, что многие женщины не прекращают оскорбительных для них отношений, лишь бы не потерять потенциального защитника своих детей. С рациональной точки зрения, эти решения представляются крайне ошибочными. Но мы принимаем их вопреки всему, поскольку обладаем чрезвычайно сильным генетическим стремлением к сексу.

Повторим простую истину. С началом полового размножения те гены, которые давали людям, — а до них животным, — преимущество перед другими людьми или особями в размножении, передавались следующим поколениям. И наоборот, естественный отбор был неумолим к тем особям, которые случайно или по собственной воле не смогли воспроизвести себя. Их ДНК погибла вместе с ними.

БОРЬБА ЗА СЕКС

Борьба за секс была первым фронтом в той войне, которую вела ДНК за право «оставлять свои копии». Среди всех организмов, размножающихся половым путем, в том числе среди людей, естественный отбор с молниеносной скоростью ликвидировал любые ДНК, которые препятствовали своему носителю заводить достаточное количество детей, и наоборот — усиливал любые ДНК, которые способствовали размножению своего носителя.

ДНК обладает огромным количеством способов для успешного размножения своего носителя, однако наиболее эффективным из них является усиление привлекательности особи для противоположного пола: выделение преимуществ и устранение недостатков. Поскольку наиболее привлекательные особи воспроизводятся в большем количестве, чем остальные, можно ожидать, что естественный отбор будет «отбирать» именно за привлекательность — причем не только за внешность, но и за любые качества, которые могут оказаться притягательными для противоположного пола.

В результате генетической эволюции сексуальная привлекательность отдельных особей становится все сильней.


Разве это не хорошо? — спросите вы. Разве это не дает нам повод самодовольно улыбнуться? Наконец, хоть что-то хорошее вышло из всей этой эволюции. Теперь мы можем расслабиться, рассматривая бесконечный поток потенциальных партнеров. Ах, как хорошо! Отложите книгу в сторону и предайтесь сладким мечтам. Жизнь хороша.

К несчастью, это положение истинно для всего человечества в целом. Однако его нельзя применить к отдельному мужчине или женщине. Конечно, эволюция отдельных видов может приводить к очень красивым «результатам», но сами мы должны довольствоваться теми ДНК, которые выпали нам на долю. И мы ими обходимся! Возникли целые отрасли, которые наживаются на человеческой потребности обладать сексуальной привлекательностью: здесь и производство модной одежды, и косметика, и диетические программы, и фитнес-клубы. Мы перечислили лишь отдельные культурные институты, которые пытаются удовлетворить стремление людей выглядеть привлекательно. Если оставить в стороне замену основной системы воспроизводства пробирочными детьми и клонированием, мы по-прежнему зависим от этой модели: половое размножение — это та сфера, в которой выживание наиболее приспособленных (генов) остается основным методом.

Так что нравится нам это или нет, основные генетические предрасположенности, полученные нами при рождении, завязаны на сексе и половом размножении. Теперь сделаем шаг назад и попытаемся понять — каким образом генетическая эволюция привела нас к настоящему положению вещей? Наше рассмотрение, однако, будет иметь гипотетический характер, потому что мы не располагаем четкими данными о поведении людей в доисторические времена. За основу своих рассуждений мы возьмем концепцию эгоистичного гена.

СЕКС: ДОИСТОРИЧЕСКИЕ ВРЕМЕНА

Представим себе, как происходило половое размножение в самом начале — когда этот метод воспроизводства только «поступил на вооружение» животного мира. Достаточно привлекательные самки и самцы вступали в контакт друг с другом случайно, когда им это было удобно. Более того, самцы пытались совокупляться с другими самцами, а самки с самками, поскольку они еще не постигли различия между полами. (Мы здесь конечно же говорим об очень далеких временах.) Еще они спаривались с камнями, деревьями, грибами, представителями других видов — в зависимости от того, кого или что они могли найти. Это очень похоже на то, как ветер разносит споры растений и пыльцу — большая часть семян гибнет, но какой-то процент попадает в нужную точку женской особи, и этого достаточно для оплодотворения. Нельзя сказать, что эта система очень эффективна, однако она работает.

Со временем гены тех животных, которые были более требовательными при выборе своих партнеров — не интересовались камнями, деревьями и животными других видов, — добились в процессе воспроизведения больших успехов. Так, благодаря эволюции, животные стали более «привередливыми». Как же это произошло? Не будем забывать, что этот процесс не является сознательным, и его даже нельзя назвать «усовершенствованием конструкции». Это процесс произвольной сборки. Допустим, что какой-то из видов выработал тонкое обоняние, которое позволяло ему чувствовать хищников. Особи, которые научились использовать свой нюх для того, чтобы отличать представителей своего вида от камней, в процессе эволюции получили определенные преимущества перед другими особями. Вскоре они научились по запаху чувствовать присутствие потенциальных партнеров, хотя по-прежнему не умели отличать самцов от самок.

Допустим, что самки этого вида обладали таким гормоном, которого не было у самцов. Этот гормон можно было ощутить обонянием, и самцы могли отличить его от других запахов. Самцы, которые могли использовать эту информацию для того, чтобы находить самок, воспроизводились более успешно, чем те особи, которые не придавали ему никакого значения, и благодаря этому вскоре животные стали разборчивей.

Этот пошаговый процесс продолжается постоянно, и чем «более разборчивы» самцы, тем удачнее процесс их воспроизведения, благодаря чему в общем генофонде популяции их ДНК присутствует в большем объеме, чем ДНК других особей.

Теперь посмотрим, как обстояли дела у самок. Теперь, когда в генофонде такую важную роль играет фактор обоняния, те самки, которые выделяют большее количество этого пахучего гормона, привлекая самцов, получают преимущество перед другими самками. Теперь процесс эволюции снова берется за самцов: они учатся различать не только запах, но и отличия между ними и самками — окраску, размер и форму тела. Vive la difer-ence! Наиболее разборчивые самцы опять получают преимущество, а затем получают преимущество те самки, в которых эти отличия проявились в большей степени. Таким образом, мы можем вернуться к нашему исходному положению: в процессе эволюции особи становятся все более привлекательными с сексуальной точки зрения.

Следует отметить, что процесс эволюция может идти и в обратном направлении. Иногда именно самки производят отбор среди самцов, — по крайней мере, до тех пор, пока они могут физически противостоять ухаживаниям потенциальных партнеров. Как правило, среди птиц самки с невыраженной ярко окраской отбирают самцов с пестрым оперением. В данном случае в процессе эволюции именно самки стали «более разборчивыми», и самцы вынуждены развивать все более четкие половые отличия.

Важно осознать, что процесс эволюции половых признаков не происходит по четкому плану, в соответствии с определенной конструкцией, а осуществляется вследствие взаимодействия беспорядочной природной изменчивости с эволюционной упорядочивающей силой. Как часы с автоматическим заводом, эволюция упорядочивает произвольные движения и изменения в своей среде и мало-помалу, но постоянно «заводит» свою конструкцию, направляя работу шестеренок в заданном курсе, и так на протяжении веков.

Одним из способов эволюционного развития было разделение ролей самок и самцов, которое известно под названием половой дифференциации. Как показывает эволюционная психология, влечения и склонности мужчин и женщин обладают серьезными отличиями. Когда эти отличия становятся стереотипами и используются против конкретных людей, мы употребляем менее мягкий термин: сексизм.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЕКСИЗМА

Психологические различия между женщинами и мужчинами возникли в тот момент, когда млекопитающие начали класть все яйца в одну корзину — иными словами, в самку. Однако в действительности дифференциация половых ролей произошла еще раньше, когда самкам в процессе эволюции досталась та роль, которая предполагала производство крупных и дорогих яйцеклеток, а самцам — роль производства «небольших и дешевых» сперматозоидов. Разделение поведенческих установок самцов и самок произошло в результате того, что на ДНК самок было возложено серьезное обязательство: «инвестировать» много сил и времени в каждую оплодотворенную яйцеклетку. А если ДНК самцов наделяла своего носителя склонностью оплодотворять всех доступных самок, а затем искать новых, оно ничего не теряло, но приобретало многое.

Если это описание представляется вам слишком упрощенным и карикатурным, то вспомните: мы унаследовали от животных и доисторических людей большое число действующих в нас склонностей и мотивов, которые возникли еще до того, как люди развили такие концепты, как институт брака и моногамия. ДНК тех самцов, которые спаривались только с одной самкой, оказывались в потрясающе невыгодном положении: другие самцы, которые распространяли свою ДНК настолько широко, насколько было возможным, обладали намного более многочисленным потомством. Оставим в стороне другие факторы и отметим самое важное: самцы развивались для того, чтобы воспроизводиться наиболее эффективно. Не стоит забывать, что мы говорим о ДНК.

В то же время у самок за время их жизни было ограниченное число возможностей передать свою ДНК потомству и слишком много «поклонников». Поэтому в процессе эволюции они оказались более разборчивыми. Чем они руководствовались в своем выборе? Здесь следует учитывать ряд факторов. Во-первых, самки предпочитали самцов с «хорошей» ДНК, что бы это ни означало. Это подразумевает сильное, здоровое тело, которое достанется потомкам и поможет им выжить и воспроизвести себе подобных. Это означает, что у самца и самки должны быть общие участки молекулы ДНК, что проявляется в схожем строении тела или наличии общих поведенческих установок: это удваивает шансы передачи потомству данной особенности ДНК.

Кроме того, самкам нужен был такой партнер, который смог бы «инвестировать время и ресурсы» в потомков, когда они еще не развились и уязвимы перед внешними опасностями, что повысило бы их шансы на выживание. Очевидно, что немаловажной чертой генетического отца было еще одно свойство — оставаться с самкой и выращивать детей. В действительности идеальной ситуацией для доисторической женщины была та, при которой биологическим отцом детей был бы обладающий хорошими генами «настоящий мужчина», тогда как воспитывал бы их «подкаблучник», если у самки была возможность как-либо это «провернуть».

Теперь пришла очередь вернуться к самцам. В результате появления у самок таких приоритетов, процесс их эволюции пошел в двух направлениях. Одни становились все более сильными и привлекательными, вторые более убедительно исполняли роль потенциальных мужей и отцов. Хотя и те и другие были заинтересованы в интенсивной половой жизни, «настоящие мужчины» могли открыто демонстрировать это, в некоторых случаях прибегая к сексуальному насилию, поскольку их потомству было обеспечено выживание и без длительного контакта с одной самкой и воспитания ее потомства. «Подкаблучники» между тем в процессе эволюции обучались находить тех самок, которые не стали бы их обманывать. Чтобы повысить шансы своего биологического отцовства, они могли выбирать даже менее привлекательных самок или, по крайней мере, таких самок, которые были бы менее привлекательны для «настоящих мужчин». Они так же были заинтересованы в наибольшем количестве сексуальных контактов, но были вынуждены действовать более осторожно — большие, сильные «настоящие мужчины» не ловили ворон, а женщин не устраивал партнер, который связывался с кем-то еще «на стороне».

НЕБОЛЬШОЙ ПЕРЕРЫВ

Необходимо напомнить о двух вещах: во-первых, я говорю об общих эволюционных тенденциях, а не о конкретных особях. Отдельные единицы могут использовать стратегию ниши, о которой мы расскажем ниже. Не все вписываются в эту схему! Поведение людей различно, и в разных обстоятельствах предпочтения людей в отношении их половых партнеров меняются. Откуда взялись гомосексуалисты? (Ученые до сих пор спорят, каким образом эволюция привела к возникновению гомосексуализма. Далее я попробую дать ответ и на этот вопрос.)

Еще одно положение, о котором я хотел бы напомнить. Все это происходит подсознательно. Многие люди, читая эту главу, скажут: «Но это смешно! Ведь я так не думаю! Она (или он) не думает так!»

Речь идет не о том, что мы думаем. Весь этот сложный «сборочный» процесс отбора половых партнеров происходит неосознанно. Результатом подсознательного «вычисления» будут ваши симпатии к тому или иному человеку.


Безусловно, если бы склонность к определенным мыслям повышала ваши шансы найти полового партнера, эволюция предпочла бы именно вас как носителя этой «предрасположенности». В этом мире не существует чего-либо столь же сложного, как процесс полового отбора, который совершенствовался миллионами поколений, чтобы вобрать в себя любую схему, которая потенциально могла бы принести успех.

ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЭВОЛЮЦИИ СЕКСА

Прошли миллионы лет. И в ключевом для эволюции процессе полового отбора начали учитываться многие сложные элементы. Две основных роли самцов — соблазнителя и домоседа разделились на большое число производных амплуа. Приобрела большое значение иерархия самцов, происходили территориальные стычки между самками, использовались всякого рода уловки и хитрости. Все это возникло и передалось другим поколениям, потому что было эффективным. Поведенческие установки людей, связанные с сексуальным поведением, продолжали эволюционировать до самого недавнего времени, когда на сцену вышли мемы, ведь благодаря именно этим установкам происходил процесс передачи ДНК. В суровой реальности генетической эволюции не было места ни любви, ни чувствам, ни «честным правилам игры», — в расчет бралось только число потомков, которые по достижении зрелости тоже должны были размножаться.

А теперь еще один противоречивый вопрос. В текущей культурной парадигме сексу в жизни отводится небольшая и в целом не вполне определенная роль, тогда как огромное внимание уделяется ценностям, этике, морали, традициям и правам, данным от Господа.

В рамках меметической науки все ценности, мораль, традиции, а также представления о Боге и данных им законах рассматриваются как результат эволюции мемов. А эволюцией мемов, в свою очередь, руководят генетические предрасположенности человека, которые развились путем полового отбора.


Прекрасным примером этого положения может послужить иерархическая система, в которой доминируют мужчины, называемая патриархатом. Некоторые писательницы-феминистки советуют женщинам противостоять этой схеме и не вписываться в нее. И, надо отметить, небезосновательно: вся эта система развивалась таким образом, чтобы позволить ДНК мужчин воспроизводить себя наиболее эффективным способом. Можно ли говорить об «экономичности» этой системы?

Почему мужчин навязчиво преследует «иерархия подчинения» — постоянные размышления о том, кто выше и кто ниже на лестнице власти? Наиболее правдоподобная теория на этот счет гласит, что таким образом в племени устанавливался порядок сексуальных отношений — кто из мужчин имеет право на определенных женщин. Благодаря такому порядку устранялась необходимость постоянных «разборок» между самцами, что ни к чему хорошему ни для кого не вело. Поэтому у мужчин развилось своего рода «шестое чувство», которое в любой ситуации говорит им об их позиции по отношению к другим мужчинам. Что же касается женщин, то их «статусное ощущение» в большей степени основывается на привлекательности или популярности, чем на идее господства и преобладания.

Иерархическая структура большинства предприятий, государственных учреждений, армии и даже католической церкви очевидна; в ее рамках всегда известно, кто кого вызывает на ковер, кто отдает приказы, а кто их исполняет. На первый взгляд эти структуры не имеют никакого отношения к сексу и доступности женщин, однако поведенческие установки и чувства тех мужчин, которые находятся внутри этих структур, остаются прежними. Безусловно, иерархические структуры исключают необходимость прямых столкновений за ту или иную позицию, однако в некоторых случаях они могут очень неблагоприятно сказаться на психическом самоощущении тех мужчин, мозг которых развился для подъема по иерархической лестнице — чтобы получить доступ к большему числу самых красивых женщин, — но не предоставил своему хозяину способа улучшить свою позицию.

Подождите, но разве отдельные мужчины (как и женщины) не любят власть ради самой власти? Ведь некоторым очень нравится нести ответственность за свою судьбу, и многие хотели бы обладать свободой жить по собственным правилам, наслаждаться самим чувством власти? Все это правда. Однако чувство власти доставляет нам такое удовольствие только потому, что «схема» человеческого головного мозга, созданная в процессе эволюции, заставляет нас страстно желать получения власти над другими.

В ходе эволюции те мужчины, которым нравилась власть и которые стремились к ней, чтобы взобраться на вершину иерархии, энергичнее боролись за нее и вследствие того обладали большим числом половых партнеров.


Эти мужчины не только пользовались большим успехом у женщин, но и располагали большими возможностями для того, чтобы помочь своим детям, что, безусловно, увеличивало их шансы на воспроизводство. Наиболее неумолимая сила генетической эволюции, половое размножение, вытеснила тех мужчин, которые не наслаждались чувством власти. Они, как и их дети, не могли воспроизводиться в тех же объемах, их гены постепенно вытеснялись генами тех, кто стремился к власти. Безусловно, у вторых не было осознанной мысли: «Конечно, я должен стремиться к власти и быть ее воплощением — так я смогу заставить большее число женщин стать моими партнерами». Это эволюция заставила их стремиться к власти и демонстрировать ее — они выполняли ее указания инстинктивно.

ЗНАЧЕНИЕ ЖЕНЩИНЫ ДЛЯ ЦИВИЛИЗАЦИИ

На протяжении всей человеческой истории, пока мужчины являлись экспансивными двигателями культуры, стремились к завоеваниям и росту собственной власти, женщины представляли так называемую цивилизующую силу, действие которой способствовало укреплению безопасности и чувства защищенности. Эти противоположные стремления были результатом различных приоритетов мужских и женских генов. Если мужские гены «добиваются успеха» путем наибольшего числа половых контактов своих носителей, то «успех» женских генов зависит от стремления их носителей создать безопасную и защищенную среду, в которой вырастут их дети.

Почему так происходит? Дело в том, что мужчины тратили относительно малое количество своего времени и энергии на один зародыш, тогда как женщины не могли произвести более одного ребенка в год и потому были вынуждены охранять свой генетический капитал. Способствовали ли мужчины выживанию собственных детей? Можно не сомневаться. Но был ли их вклад столь же велик, как «инвестиции» женщины? Конечно нет, если они занимали достаточно высокое положение во властной иерархии и обладали возможностью оплодотворить не одну женщину, а сразу несколько. И именно эти мужчины оставляли наибольшее количество потомков. Отсюда становится ясно, что именно женщины, с целью «защиты своих инвестиций», должны были установить определенные стандарты, определяющие принципы мужского поведения.

Поскольку разборчивость женщин ставила их гены в более выигрышное положение, именно им, а не мужчинам эволюция определила роль тех, кто «оказывает предпочтение» своим поклонникам. Чтобы быть избранными, мужчины должны были конкурировать друг с другом.


Так женщины «получили право на выбор» — намного больший, чем у мужчин. Они получили возможность испытывать своих поклонников: проверять, насколько серьезно те относятся к связи. Сопротивляясь до тех пор, пока мужчина не потратит значительного количества времени и сил, они уменьшали вероятность того, что окажутся героинями мимолетного флирта. Они проверяли, действительно ли их обожатель готов исполнять роль мужа и отца, не ищет ли он мимолетного приключения.

Если такая «позиция» представляется вам безнадежно холодным расчетом, то следует помнить о том, что женщины подвергают испытанию мужчин не всегда сознательно. Просто таким путем пошла эволюция: гены, которые вынуждали женщин испытывать своих потенциальных партнеров, передавались чаще, чем другие. В результате, если женщине удавалось достичь определенной уверенности в намерениях мужчины до вступления в половой контакт, у нее появлялось ощущение, что все нормально.

ХИТРОСТИ

Этот текст не мог бы претендовать на точное и полное описание мужских и женских сексуальных ролей даже в том случае, если бы я мог посвятить этой теме всю книгу. Основные роли «настоящего мужчины», мужа / отца и отношения поклонника/испытательницы — это лишь схемы основных типов взаимоотношений мужчин и женщин. Однако для эволюции все способы равны. Не стоит удивляться, что определенные генетические «особи» в своем неудержимом стремлении к воспроизводству в процессе эволюции научились эксплуатировать своих партнеров, манипулировать ими, хитрить, обманывать их и обкрадывать.

Одним из видов таких манипуляций являются тайные половые связи. Что касается мужчин, то наиболее часто они выражаются в форме внебрачного секса. Интересно, что с генетической точки зрения у женщин нет причин расстраиваться по этому поводу, если мужчина, конечно, не полюбит другую женщину так сильно, что эта связь заставит его бросить свою семью16.


16 В книге Дэвида Басса «Эволюция влечения» (David Buss, The Evolution of Desire) представлены очень интересные данные о том, что является причиной для ревности у мужчин и у женщин. В рамках исследования, проведенного самим Бассом, удалось выяснить, что 60 % мужчин легче перенесли бы глубокую эмоциональную привязанность их полового партнера (жены) к другому мужчине, чем ее супружескую неверность. И напротив, 83 % женщин предпочли бы половую неверность своих партнеров, а не «эмоциональную измену».


Для женщин такая «хитрость» может проявиться в виде желания втайне от мужа-домоседа забеременеть от «настоящего мужчины», генетически стоящего выше. Но такого рода «хитрости» для генов женщины не так полезны, как для генов мужчины, поскольку шансы на генетическое усовершенствование потомства невелики, зато велик риск быть оставленной мужем. Поэтому это стремление у женщин едва ли будет столь же сильным, как у мужчин. Отсюда можно сделать вывод: «хитрость» сулит намного большее вознаграждение генам мужчины (отсюда и предрасположенность), чем генам женщин. Для мужчин оплодотворение любой дополнительной женщины увеличивает шансы появления на свет ребенка с их генами без каких-либо серьезных затрат с их стороны.

ЕЩЕ ОДИН НЕБОЛЬШОЙ ПЕРЕРЫВ: ЭВОЛЮЦИОННЫЕ «МОТИВЫ»

Перерыв, перерыв! Сделаем шаг назад. Ведь люди, которые заводят романы на стороне, вовсе не желают заводить детей, не так ли? Почему же я говорю, что люди пускаются на эти «хитрости», чтобы произвести большее число потомков, если известно, что им это не нужно?

Повторю: в рамках нашего рассмотрения мы не должны забывать об отличии между нашими сегодняшними осознанными мыслями и действовавшими в доисторические времена силами естественного отбора ДНК. Подсознательная склонность к измене в определенных обстоятельствах была заложена «в схему» головного мозга в результате эволюции — в результате того факта ваши далекие предки, обладавшие этой склонностью, вступали в контакты, конечным итогом которых являетесь вы! Несмотря на нашу мораль, этические нормы и идеалы, мы по-прежнему верны этим доисторическим программам. И основная работа этих программ заключается в том, чтобы привлечь нас, вскружить нам голову и «влюбить нас» в каких-либо людей. В результате естественного отбора люди стали обладателями необычайно сильных половых мотивов и влечений.

Когда же мы получили в процессе эволюции эти сильные сексуальные побудители, к ним были «присоединены» новые функции и механизмы. Так, например, в исследованиях ряда антропологов высказывается предположение, что одной из основных целей женской неверности была не столько беременность, сколько получение каких-либо других благ. В частности, таким образом женщина могла получить дополнительное питание для своих детей от «настоящего мужчины». И напротив, это положение показывает, зачем «настоящие мужчины» ходили на охоту. Охота была далеко не самым эффективным способом получения белка (собирательство в этом отношении может дать намного больше). Но в случае удачи «настоящий мужчина» мог заплатить мясом за благосклонность женщин всей деревни.

Кроме того, безусловно, мало что может помешать людям наслаждаться исключительно развлекательной стороной половой жизни во время досуга. Поскольку в процессе естественного отбора эволюция сделала так, чтобы «секс ради воспроизводства» доставлял людям очень сильное удовольствие, очевидно, что «секс ради секса» останется одним из самых любимых человеческих занятий, пока не поставит под угрозу наше выживание или воспроизводство.

ЭВОЛЮЦИЯ «ХИТРОСТЕЙ»

По мере развития стратегий полового общения, тактики наступления и обороны «обманщики» совершенствовали свое ремесло, а их потенциальные партнеры учились лучше их распознавать и обходить расставленные ловушки. Однако с генетической точки зрения обман прекрасно окупается, в процессе передачи генов он по-прежнему играет очень важную роль.

Повысить шансы на получение «генетического вознаграждения» можно и путем притворства — когда один из партнеров исполняет ложную роль. Трудно изображать из себя «настоящего мужчину», когда поблизости есть другие «крутые парни» — они быстро покажут смельчаку, где его место. Однако, как мы можем догадаться, как только мужчина чувствует, что его позиции в данном месте наиболее сильны, он не преминет этим воспользоваться с целью передачи своих генов.

Намного больше творческих возможностей открывает роль мужа и отца. Наиболее распространенная уловка женатых мужчин заключается в следующем: они уверяют своих потенциальных партнеров, будто не женаты, и таким образом получают дополнительные возможности вступить в половую связь. А классический трюк холостяков — обещание вечной любви, которая на практике заканчивается после нескольких игр на сеновале. Безусловно, в выигрыше оказываются те женщины, которые генетически предрасположены к подозрительности и таким образом могут распознавать эти «штучки». Как мы можем догадаться, стратегии «хитрецов» и «детективов» на протяжении последующих тысячелетий претерпят усовершенствования. Именно с целью выявления такого рода «хитростей» брачные танцы птиц столь продолжительны и растянуты во времени и доводят обоих партнеров до изнурения. Птицы-самки «знают» (в эволюционном значении этого слова), что ни один самец, связанный с другой самкой, не пошел бы на эти крайности ради одной ночи, одновременно поставив под угрозу свою имеющуюся семью, и для того, чтобы убедиться, что самец действительно ни с кем не связан «брачными узами», самка заставляет его выложиться полностью.

НАЙТИ НИШУ

Если бы все люди применяли одинаковые стратегии размножения, то менее привлекательные индивиды всегда проигрывали бы — практически при любых обстоятельствах у них не было бы никакой возможности оставить свое потомство. Поэтому некоторые «женихи» выработали стратегию ниши, которая позволяет им привлечь внимание относительно небольшого числа потенциальных партнеров, но таких, которые заведомо не пользуются большим спросом. Это позволяет им занять «большую долю» на рынке относительно небольших размеров. Тем не менее именно стратегия ниши увеличивает вероятность передачи их ДНК следующим поколениям.

Брачные стратегии ниши позволяют понять, почему люди обладают крайне несхожими половыми предпочтениями. Если подавляющее большинство мужчин предпочитают женщин до тридцати лет, обладающих наибольшим детородным потенциалом, то отдельным мужчинам нравятся женщины постарше. Как правило, люди любят тех потенциальных партнеров, которые обладают схожими чертами лица, что свидетельствует о генетическом сходстве будущей четы; некоторые же изыскивают партнеров с экзотической внешностью. Большинство женщин подвергают своих поклонников испытаниям, прежде чем вступить с ними в половую связь, тогда как другие весьма склонны к беспорядочной половой жизни, — наверное, эта генетическая предрасположенность обеспечивала потомству хотя бы небольшие ресурсы от ряда «потенциальных отцов». Брачную стратегию ниши можно назвать тем ломом, против которого нет приема, и ее целью является как можно более широкое распространение собственной ДНК.

НРАВЫ И ЛИЦЕМЕРИЕ

Другим методом, с помощью которого ДНК могла завоевать приз в этой игре — человеческом воспроизводстве, — помимо эффективного размножения его носителя, является затруднение и осложнение размножения других особей. Когда на свете еще не было мемов, сильные самцы могли физическими угрозами запугивать остальных, «резервируя» для себя большое число самок. И те самцы, которые занимали более низкое положение во властной иерархии племени, передавали свою ДНК путем другой хитрости: они притворялись, будто неприкосновенность гарема доминирующего самца не вызывает у них никаких вопросов, но вместе с тем втайне все же пользовались любой возможностью для спаривания с этими «зарезервированными» самками. Как показывают научные исследования, именно так ведут себя шимпанзе.

Когда на сцену вышли мемы, то в генетических интересах мужчин было распространение таких мемов, которые уменьшали вероятность успешного размножения других лиц. В генетических интересах женщин было распространять те мемы, в которых «женихам» навязывалось высокоморальное поведение. В интересах дедушек и бабушек было распространение тех мемов, которые обеспечивали успешное воспроизведение их внуков. Так возникли сексуальные нормы.

Сексуальные нормы — это своего рода правила игры, мемы-стратегии, содержание которых можно описать следующей фразой: «Не делай того, чего тебе так хочется». Эти нормы удерживают вас от половых контактов с определенной группой потенциальных партнеров. Людей «программируют» этими мемами с малых лет.

Самое интересное в этих половых нормах состоит в том, что запрограммированный ими индивид может практиковать такое поведение, которое идет вразрез с интересами его эгоистичной ДНК.


Выяснить, чего хочет ваша ДНК, не сложно: посмотрите на тех, кто привлекает вас сексуально. Привлекательность той или иной персоны является свидетельством того, что именно она (он) как половой партнер с генетической точки зрения была (был) бы наиболее удачным вариантом передачи вашей ДНК.

Едва ли не первыми сексуальными запретами, получившими широкую известность, стали те нормы, которые предписываются отдельными библейскими заповедями. Они полностью входят в нашу модель. Две из «десяти заповедей» запрещают вступать в половую связь с женой другого мужчины — даже мысленно. Те мужчины, которые вложили столь крупные «инвестиции» в создание дома и семьи только для того, чтобы стать рогоносцами, когда какая-нибудь кукушка отложит яйца не в своем гнезде, в эволюционной игре проигрывают слишком много. Поэтому с их стороны было вполне естественно распространять те мемы, которые запрещают другим мужчинам вступать в половую связь с их женами.


ris8.png

Эволюционная психология помогает нам объяснить человеческое лицемерие в вопросах секса. Распространяя мемы, которые способствуют ограничению половой свободы других людей («супружеская неверность — это очень плохо»), сам «лицемер» не упускает возможности воспользоваться удобным случаем и совершить тот грех, против которого он выступает. ДНК таких лицемеров распространяется быстрее, чем ДНК «честных и порядочных людей».

Более того, соблюдение сексуальных норм такого рода заставляет вас действовать в интересах ДНК других людей. Поэтому оптимальная стратегия эгоистичного гена, когда люди еще не обрели сознание и не уяснили себе, что жизнь может сводиться не только к распространению своей ДНК, заключалась в пропаганде этих норм — и вместе с тем в их тайном нарушении — вступлением в половой контакт с чужими женами при малейшей возможности. Так выглядит поведение «лицемеров» в эволюционной перспективе. Вполне возможно, что в будущем двуличие такого рода будет встречаться намного чаще. Дело в том, что в интересах ДНК практически каждого человека одновременно распространять антисексуальные мемы и эгоистично игнорировать их.

С РАЗНЫХ ПЛАНЕТ

Иногда кажется, что мужчины и женщины прилетели на землю с разных планет — так сложно им бывает понять друг друга. Однако принципиальные различия — следствие описанной выше «борьбы полов». Мужчин, как правило, интересует власть, они стремятся занять наиболее высокую позицию во властной иерархии, использовать любую возможность для вступления в половой контакт, чем быстрее и эффективнее, тем лучше. Как правило, их сильнее всего привлекают женщины, которые обладают наибольшим репродуктивным потенциалом — молодые и здоровые. Как правило, мужчины ревностно охраняют своих женщин от притязаний других людей.

Женщины же, как правило, в иерархии своих ценностей ставят выше всего безопасность, постоянство связи, а также мужчин, которые «готовы в них инвестировать». Как правило, наибольшую привлекательность для женщин представляют два типа мужчин: мужчины сильные, с высоким общественным положением, либо преданные и щедрые. Как правило, они остерегаются других женщин, которые могли бы «увести» у них их мужей, они тщательно следят за любыми признаками неверности своих мужчин и делают все, что в их силах, чтобы исправить ситуацию.

Вы не задумывались, отчего мужчины украдкой посматривают на привлекательных женщин? С эволюционной точки зрения для них очень важно быстро обнаружить возможность вступления в половой контакт и среагировать на него. По этой же причине мужчины легко возбуждаются визуальными возбудителями, и поэтому порнография интересует их намного больше, чем женщин.

Как правило, мужчины стараются произвести на женщин впечатление своей силой и властью. И это «работает».


Вы никогда не задумывались, почему женщины так сильно нервничают, если их партнеры не звонят им более недели? Для женщин это является свидетельством того, что надежность и безопасность их текущей связи поставлена под угрозу, а они обладают сильной генетической предрасположенностью к постоянным отношениям. Защитные механизмы психики начинают действовать. Даже эмоционально зрелые и доверяющие своим мужчинам женщины не могут не испытывать беспокойства — такой силой обладает это первобытное чувство.

Как правило, женщины подвергают потенциальных партнеров испытаниям, желая убедиться, что они действительно им преданы и не собираются их обвести вокруг пальца И это «работает».


На протяжении нескольких последних столетий на эти стереотипные виды сексуального поведения оказала сильное воздействие эволюция мемов. Мужчины и женщины уже не воспроизводятся столь же успешно, как прежде, они намного чаще разочарованы своими отношениями и дезориентированы. Все это происходит по мере того, как схемы существования в первобытном обществе, к которому мы приспособлены, постепенно вытесняются невероятно сложными и мощными культурными факторами. Но вопреки всему описанные выше мотивы и поведенческие установки по-прежнему сохраняют свое значение. Психические вирусы используют их в своих целях.

Различные современные культуры выработали разные сексуальные нормы, и поэтому мужчины и женщины в разных странах обладают различными поведенческими установками. В Швеции, стране социальной демократии, женщины обладают большой экономической независимостью. Они пользуются большей степенью сексуальной свободы, чем женщины других стран. Поскольку их безопасность и уверенность в завтрашнем дне не зависит от мужчин, шведские женщины могут не подвергать своих потенциальных партнеров испытаниям, в ходе которых можно было бы проверить их приверженность и щедрость. Вследствие этого среди женщин Швеции наблюдается больший промискуитет, чем среди женщин других стран. Как свидетельствуют исследования, девственность потенциального партнера представляет для шведских мужчин, по сравнению с другими культурами, относительно малую ценность. Шведские мужчины, в свою очередь, отстают от всего мира по показателям насилия; поскольку женщины более доступны, мужчинам не нужно совершать грубые и рискованные поступки «настоящих парней», которые обусловлены генетическим стремлением занять более высокое положение в иерархии власти и в результате завоевать большее число женщин. Жестокие юридические санкции за преступления против личности становятся излишними.

В Саудовской Аравии, где к вопросам секса относятся очень строго, мы наблюдаем прямо противоположную картину. Экономическое положение женщин в большой степени зависит от мужчин. Возможность свободной половой жизни для женщин этой страны весьма ограниченна. Девственность высоко ценится мужчинами в своих потенциальных партнерах. Преступления, связанные с насилием, не являются редкостью — это реликт доисторических времен, когда подобное поведение увеличивало шансы мужчины на половой контакт с женщиной. В качестве реакции на высокий уровень преступности в стране введены жестокие наказания.

Доступность секса является движущей силой, которая стоит за многими аспектами нашей культуры.


При описании той или иной культуры мы можем установить следующую причинно-следственную связь: с одной стороны, такой фактор, как доступность женщин, с которыми мужчины могут вступить в половую связь, а с другой — преобладающие сексуальные нравы, уровень насилия, а также законы и меры наказания. В Соединенных Штатах основные изменения сексуальных норм поведения произошли 1960-х годах, во времена «свободной любви», когда поколение беби-бума и его молодые женщины «сделали свое дело» в сексуальном отношении, и в 1990-х годах, когда из страха перед СПИДом женщин наставляли: «Просто скажи „нет“ и воздержись от секса». Этому изменению сопутствовал рост насильственных преступлений, совершаемых мужчинами, в полном соответствии с нашей моделью.

СЕКСУАЛЬНЫЕ «КНОПКИ»

Давайте перечислим те чувствительные точки, или «кнопки», возникновение которых мы связываем с половым влечением и сопутствующими ему ролями. Первые три «кнопки» принадлежат главным образом мужчинам, тогда как вторые три женщинам. Тем не менее, поскольку эволюция больше похожа на хаотичную сборку и приспособление лишних деталей и в этом процессе важное значение имеют брачные стратегии ниши, это разделение оказывается размытым: нередко встречаются мужчины с «женскими» кнопками и женщины с «мужскими». В конце концов, оба пола принадлежат к одному виду!

Власть

Мужчины уделяют особенно сильное внимание любым возможностям добиться власти. Под властью подразумевается контроль над территорией, как над физической, так и над умозрительной — рынком программного обеспечения или Сенатом США. В доисторические времена обладание властью делало мужчин более привлекательными для женщин. И хотя женщины в доисторические времена также могли обладать стремлением к власти, потому что она увеличивала их шансы на выживание, их привлекательность как потенциальных партнеров в первую очередь была обусловлена юностью и здоровьем — их репродуктивным потенциалом, — и потому они не испытывали давления естественного отбора и не развили в себе «кнопку» власти.

Превосходство

Для мужчин очень важное значение имеет их место во властной иерархии. В доисторические времена более высокое положение на иерархической лестнице позволяло обладать женщинами, не вступая в борьбу с другими «женихами», которая могла плохо закончиться для той и другой стороны. Женщины не так сильно нуждались в развитии этого мотива и стимула, как мужчины, так как эволюция предоставила им право выбора партнера.

Окно возможности

С точки зрения ДНК, мужчины, использовавшие любую возможность для вступления в половую связь, ничего не теряли, но многое приобретали. Это умение заметить «окно возможности» и воспользоваться им нередко применяется в других сферах. («Если вы успеете оформить заказ до полуночи, то вы получите подарок — бесплатный нож Ginsu!») Поскольку каждый ребенок — это «инвестиция» времени сроком в девять месяцев, эволюция развила в женщинах другую черту: терпение.

Безопасность

Женщинам нужна безопасность. В доисторические времена этот инстинкт увеличивал шансы их детей на выживание и достижение зрелости. Интересно, что после того, как женщинам было предоставлено право голоса, практически все программы американского правительства, в рамках которых выделялись средства на обеспечение безопасности, были приняты в максимально короткий срок. Мужчины тоже ценят безопасность, но все же часто рискуют, когда риск может повысить их статус в иерархии.

Постоянство

Те мужчины, которые обладают этим качеством — постоянством, и способны проявлять его на протяжении определенного периода, представляются женщинам более привлекательными. На эту кнопку нещадно «жмет» реклама, чтобы добиться лояльности покупателей к той или иной торговой марке. Мужчины же в процессе эволюции оказались заинтересованы в контактах с большим числом женщин.

«Инвестиции»

Женщины обращают внимание на тех мужчин, которые «инвестируют в них»; благодаря этому цветочные магазины процветают. Эволюция не дала мужчинам повода требовать наличия этого же качества в женщинах — дело в том, что мужчины сами очень сильно зависят от врожденной склонности женщин заботиться о потомстве.

Половое размножение — основной двигатель генетической эволюции. Инстинкты и мотивы, которые обеспечили максимальный успех полового размножения, были выработаны эволюцией задолго до возникновения культуры. Мы стоим на пороге XXI века, а «схема» нашего головного мозга по-прежнему отвечает задачам и интересам пещерного человека. Нет ничего удивительного в том, что полки книжных магазинов ломятся от книг с грифом «помоги себе сам».

БУДУЩЕЕ СЕКСА

Все эти инстинкты и влечения людей были выработаны в процессе эволюции для того, чтобы увеличить вероятность беременности и рождения ребенка у женщины. Однако наши сознательные мысли и желания нередко обращены совсем на другое! Мужчинам нужен только секс и больше ничего, не так ли? Они вовсе не хотят, чтобы женщины в результате оказались беременными. В рамках нашей модели уместно было бы поставить вопрос: почему люди стремятся ограничить рождаемость?

Зачем мужчины делают вазектомию? Ведь это же идет вразрез с интересами их ДНК! Ответ будет таким:

Эти инстинкты вырабатывались на протяжении миллионов лет, и создавшая их генетическая эволюция не предусмотрела, что мы изыщем способ заниматься сексом и вместе с тем воздерживаться от размножения.


Мы поставили под угрозу работу огромной генетической фабрики, сорвав резьбу ее главного гаечного ключа, — и все с помощью небольшого резинового изделия. Мы научились заниматься сексом и обходиться без деторождения, и впервые за миллионы лет половой акт перестал быть генетическим вознаграждением особи. Наши инстинкты по-прежнему отождествляют половой контакт с размножением, и по этой причине наши сексуальные двигатели по-прежнему сохраняют свою силу.

Теперь все изменилось. В настоящее время реальную выгоду нашей эгоистичной ДНК приносит потребность иметь детей — сознательное решение завести ребенка. Под давлением генетической эволюции для будущих поколений принятие именно этого решения станет очень сильной потребностью. Если бы мы действительно «ответственно» подошли к предотвращению беременности и предотвращали бы все нежелательные зачатия, то со временем половое влечение стало бы совершенно бесполезным и полностью исчезло.

Я, впрочем, думаю иначе. Естественный отбор наказывает тех, кто размножается недостаточно быстро. Теперь государство гарантирует медицинское обслуживание и предоставление пособий всем детям, и можно не сомневаться: тот сегмент общества, в котором рождаемость не контролируется, должен будет существенно увеличиться. В этот сегмент, безусловно, войдут те, кто считает свои гены хорошими и захочет воспроизвести их, но также люди безответственные и необразованные. Отдельные религии запрещают использовать противозачаточные средства: это стратегия генетических победителей!

Нравится нам это или нет, но живем мы недолго. ДНК тех людей, которые не желают заводить детей, быстро вымрут. ДНК тех, кто не собирается заводить много детей, растворится среди ДНК многодетных.


Иными словами, если наше сознание не контролирует наше поведение, им будут управлять те стимулы и влечения, основная задача которых заключается в максимизации шансов нашей ДНК на распространение. В том же случае, если мы «программируем» свое сознание нормами общественной морали, мы не выполним свою генетическую программу. А как быть с бездетными? Откуда взялись гомосексуалисты? Каким образом гомосексуальность просочилась сквозь сито естественного отбора? Для тех биологов-эволюционистов, которые стоят на дарвиновской точке зрения, это один из самых трудных вопросов.

Одна из самых простых теорий гласит, что эволюция продолжается. Совсем недавно мемы набрали крупный вес, и ДНК еще не оправилась от этого удара. Но я почти не сомневаюсь, что вскоре мы станем свидетелями резкого увеличения рождаемости почти на всей планете.

Другое объяснение можно найти в том факте, что бездетные в действительности становятся генетическими рабами тех, у которых есть потомство. Люди, рождающие детей, распространяют соответствующую комбинацию мемов и заражают нас теми психическими вирусами, которые заставляют нас, не без удовольствия для себя, благоустраивать этот мир для их детей.

Все перечисленные «кнопки» и влечения людей можно распознать и «выключить». Жизнь сильнее наших мотивов. Но пока мы не поймем «схему» нашего головного мозга, мы не сможем «программировать» свое сознание самостоятельно, и не сможем реализовать поставленных нами в жизни целей.


Но это всего лишь одна из возможных теорий, которую можно построить в том случае, если мы смотрим на жизнь с точки зрения размножающихся ДНК.

Психология bookap

Однако жизнь не обязательно следует объяснять только с точки зрения распространения ДНК.

Сложная эволюция наших сексуальных «двигателей» разными способами выработала в нас большое число подобных «чувствительных точек» («кнопок») и влечений, с помощью которых психические вирусы программируют наше сознание. «Двигателем» номер два, после секса, является наш инстинкт самосохранения, стремление выжить. В этой сфере действует свой набор «чувствительных точек», на которые так любят «нажимать» психические вирусы.