2. ИЗЛЕЧИТЕСЬ ОТ БОЛЕЗНИ НЕУДАЧНИКОВ ОТГОВОРОК


...

ЧЕТЫРЕ ЛЕКАРСТВА ОТ «МЕДИЦИНСКИХ» ОТГОВОРОК

Лучшая прививка от «медицинских» отговорок состоит из четырех доз:

1. Прекратите говорить о своем здоровье. Чем больше вы будете говорить о болезни, даже если речь идет о легкой простуде, тем сильнее она становится. Это все равно, что подкармливать сорняки. К тому же, разговоры о здоровье — вредная привычка. Она утомляет окружающих. Без конца жалующийся на здоровье выглядит эгоцентричным, инфантильным и занудным. Люди, настроенные на успех, преодолели естественную человеческую склонность жаловаться на слабое здоровье. С помощью жалоб, может быть (хотелось бы особо подчеркнуть — «может бытъ»), вы и найдете сострадание и некоторую симпатию, но уважения таким образом не добьетесь.

2. Перестаньте волноваться о своем здоровье. Доктор Уолтер Алварес, заслуженный консультант всемирно известной клиники «Мейо», пишет: «Я всегда прошу беспокоящихся применять самоконтроль. Однажды ко мне на прием попал больной, убедивший себя в том, что у него что-то с желчным пузырем. Он восемь раз проходил рентгеновское обследование, но рентген не обнаружил никакой патологии. Я попросил больного прекратить ходить на рентген. Сотни раз мне приходилось убеждать людей, боящихся за свое сердце, перестать делать кардиограммы».

3. Будьте искренне благодарны за то, что у вас такое состояние здоровья, какое есть. Стоит вспомнить старую пословицу «Сокрушался о рваных ботинках, пока не встретил безногого». Не жалуйтесь на неважное самочувствие. Чувство благодарности за то состояние здоровья такое, какое есть, — лучшая прививка против появления новых болячек, болей и настоящих болезней.

4. Почаще напоминайте себе: «Лучше износиться, чем проржаветь». Жизнь у всех нас одна, и она дана нам не для того, чтобы потратить ее впустую. Не стоит отказываться от жизни и настраивать себя на инвалидность.

Отговорка вторая: «Для успеха нужны мозги».

«Интеллектуальные» отговорки типа «Мне не хватает ума» распространены не менее широко, чем «медицинские». Не исключено, что отговорками подобного типа в той или иной степени поражено до 95 процентов населения. Но, в отличие от других типов отговорок, люди чаще всего страдают этой разновидностью болезни мышления молча. Далеко не каждый согласится признать вслух, будто подозревает себя в недостатке интеллекта, хотя в глубине души очень переживает.

Можно выделить две типичные ошибки восприятия интеллекта:

а) недооценка собственных умственных способностей;

б) переоценка умственных способностей других.

Из-за этого многие занижают себе цену. Они не решаются проявить инициативу в ситуациях, когда «нужно думать головой», но тут появляется некто, не озабоченный подобными проблемами, и у него все получается.

Важен не уровень вашего интеллекта как таковой, а то, насколько эффективно вы используете свой интеллект — тот, что вам дан. Стиль мышления, направляющий ваш интеллект, намного важнее, чем ваш IQ (коэффициент интеллекта, определяемый с помощью специальных тестов). Это жизненно важный момент, поэтому повторю еще раз: стиль мышления, направляющий ваш интеллект, намного важнее, чем собственно уровень интеллекта.

Отвечая на вопрос: «Хотели бы вы, чтобы ваш ребенок стал ученым?», — выдающийся американский физик Эдвард Теллер сказал: «Чтобы стать ученым, не нужен ни ум, быстрый как молния, ни выдающаяся память, ни высокие оценки в школе. Единственное, что действительно важно — у ребенка должен быть очень сильный интерес к науке».

Вот так — всё решают интерес и энтузиазм!

Позитивно настроенный, оптимистичный, готовый к сотрудничеству человек, чей IQ не превышает 100 баллов (это средняя величина), будет иметь лучшие заработки, пользоваться большим уважением и достигнет большего успеха, чем негативно настроенный, пессимистичный и нелюдимый с IQ в 120 баллов.

Способность настойчиво и усердно работать над любой задачей, даже самой рутинной, пока она не будет решена, стоит намного дороже, чем ленивый интеллект гениального уровня. Возможность — это на 95 процентов настойчивость.

Как-то я встретил однокурсника, с которым не виделся десять лет. Чак замечательно учился и окончил университет с отличием. Когда мы виделись в последний раз, он говорил, что хочет начать собственный бизнес. Сейчас я спросил, каким бизнесом он занимается, а в ответ услышал:

— Знаешь, я так и не начал свое дело. Пять лет назад, даже год назад я еще не смог бы говорить об этом, а теперь могу. Сейчас, вспоминая учебу в университете, я понимаю, что стал настоящим специалистом в области неудачи в бизнесе. Я назубок выучил все вообразимые причины, по которым малый бизнес может потерпеть неудачу: есть ли значительный капитал; стабильна ли местная промышленность; будет ли спрос на твои товары и услуги—и так далее, тысяча и одно условие. Обиднее всего, что мои одноклассники, которые в школе учились намного хуже и даже не поступили в университет, сейчас стали процветающими бизнесменами. А я до сих пор работаю в чужой фирме. Если бы я так же старательно зубрил причины, по которым малый бизнес может преуспеть, мои дела пошли бы гораздо лучше.

Чака подвел не уровень интеллекта, а стиль мышления.

Почему умницы бывают неудачниками. Много лет я близко дружу с одним человеком. Это редкий умница, блестящий интеллектуал, но он — один из самых больших неудачников среди всех моих друзей. У него совершенно заурядная работа (он боится ответственности), он никогда не был женат (браки часто кончаются разводами), у него мало друзей (люди его утомляют), он никогда не пытался вложить деньги в какую-нибудь собственность (никто не защищен от краха). Всю мощь своего интеллекта он использовал на то, чтобы доказать себе, что у него ничего не выйдет.

Из-за негативной настроенности свего ума он не создал ничего мало-мальски значительного, но, изменив свое отношение, он смог бы добиться потрясающих результатов. Интеллект мог бы обеспечить моему другу выдающийся успех, но этот интеллект, потенциально могучий, был бессилен.

Другой мой знакомый вскоре после получения степени доктора в одном из ведущих нью-йоркских университетов пошел в армию. Как вы думаете, чем он занимался в течение трех лет, проведенных в вооруженных силах? Нет, он не стал офицером. Все три года он водил грузовик. Почему? Из-за негативного отношения к товарищам-солдатам («Куда им до меня»), к армейским порядкам («Это полный идиотизм»), к воинской дисциплине («Это не для меня») — ко всему, включая себя самого («Какой я дурак, что попал сюда»).

Неудивительно, что моего знакомого не уважали сослуживцы. Негативное отношение к миру превратило его в неудачника, и весь его огромный объем знаний остался невостребованным.

Всегда помните, что стиль мышления, направляющий интеллект, намного важнее, чем уровень интеллекта. Даже степень доктора наук не в состоянии противостоять этому базовому принципу успеха!

Несколько лет назад я познакомился с Филом Ф., директором маркетинговых исследований в крупном рекламном агентстве, прекрасным работником. Был ли Фил интеллектуалом? Ничего подобного. Он почти ничего не знал о методиках исследования и статистике, он не учился в университете (в отличие от своих подчиненных) и даже не притворялся, что знаком с технической стороной своей работы. Почему же тогда он зарабатывал 30.000 долларов в год, тогда как его подчиненные — не больше 10.000?

Фил был великолепным организатором, всегда позитивно настроенным и на 100 процентов уверенным в себе и других. Он умел подбодрить и поддержать сотрудников в трудную минуту. Он излучал энтузиазм. Он понимал людей, умел видеть в них положительные стороны и поэтому любил их.

Не уровень интеллекта, а стиль мышления сделали Фила незаменимым работником.

Из 100 абитуриентов, поступающих ежегодно в колледж, до диплома доходит меньше половины. За объяснением этого удивительного факта я обратился к главе приемной комиссии одного из крупных университетов США. — Дело не в недостатке интеллекта, — ответил он, — а иначе они не выдержали бы вступительные экзамены. И не в деньгах: в наши дни эта проблема решается намного легче. Не удивляйтесь, но многие бросают учебу из-за того, что им не нравятся преподаватели, однокурсники и изучаемые предметы.

Та же причина — негативное отношение — не дает многим молодым служащим продвигаться вверх по службе. Виной тому не их глупость, а пессимизм, угрюмость, негативизм и презрительное отношение ко всему окружающему. Однажды страховая компания пригласила меня для исследования работы своих сотрудников. До 75 процентов всех страховок продавали 25 процентов лучших страховых агентов, а 25 процентов худших работников — лишь 5 процентов от всего объема проданных страховок.

Мы изучили тысячи личных дел и пришли к неоспоримому выводу: никаких принципиальных различий в природном интеллекте страховых агентов не наблюдалось. Более того, разница в уровне образования также не могла объяснить неодинаковую эффективность работы. В конце концов различие между эффективными и неэффективными сотрудниками свелось к различному отношению, то есть к различному стилю мышления. Лучшие работники меньше тревожились, проявляли больший энтузиазм и искренне любили людей.

Мы не можем в значительной степени изменить данные нам от природы способности, но мы наверняка в состоянии по-другому использовать то, что у нас есть.

Знание — сила, если использовать его творчески. К «интеллектуальным» отговоркам близко примыкает непродуктивное отношение к знаниям. Мы часто слышим, что знание — сила, но в этом высказывании — лишь половина правды. Знание — это потенциальная сила. Реальной силой оно становится лишь в случае, когда его используют, и лишь тогда, когда его используют творчески.

Рассказывают, что, когда великого ученого Эйнштейна спросили: «Сколько футов в миле?» — он ответил: «Не знаю. Зачем забивать голову сведениями, которые можно за две минуты найти в любом справочнике?»

Не правда ли, мудрый совет: мозг должен мыслить, а не быть хранилищем всевозможных фактов.

Генри Форд судился с газетой «Чикаго трибьюн» по обвинению в клевете. Газета назвала Форда неучем. Он потребовал доказательств. Журналисты задали Форду ряд простых вопросов типа «Когда проходила война за независимость США?». Форд, не имеющий формального образования, не смог ответить на большинство из них. Рассердившись, он заявил: «Да, я не могу ответить на эти вопросы, но я за пять минут могу найти человека, знающего ответы».

Генри Форда не интересовала информация как таковая, но он знал то, что знает любой руководящий работник: умение найти нужную информацию в нужный момент намного важнее, чем склад информации в голове.

Сколько стоит эрудит? Как-то я провел вечер в гостях у очень интересного человека, президента недавно созданного, но быстро развивающегося производственного концерна. По телевизору в этот момент шла викторина. На экране появился популярный игрок, способный ответить на самые неожиданные вопросы. Когда он ответил на очередной головоломный вопрос (что-то о горах в Аргентине), мой собеседник посмотрел на меня и спросил:

— Как вы думаете, сколько бы я заплатил этому парню? Я пожал плечами.

Психология bookap

— Триста долларов — и ни цента больше, — ответил тот. — Не в неделю, не в месяц — за всю жизнь. У меня сложилось мнение, что этот «знаток» не умеет думать.

Он только запоминает. Эдакая ходячая энциклопедия. За триста долларов я куплю целый набор прекрасных энциклопедий. Да и триста долларов, честно говоря, слишком много. Почти все эти факты можно найти в журнале стоимостью два доллара. Мне нужно, чтобы со мной работали люди, способные мыслить, решать проблемы, придумывать новые идеи. Мне нужны люди, способные мечтать и находить практическое воплощение мечты. Я готов хорошо платить генератору идей, а не ходячей энциклопедии.