Часть 1.

Введение в жизнь.

Добро пожаловать в жизнь.

Мы назвали эту книгу "ЖИЗНЬ 101", потому что в ней Вы найдете все, что мы хотели узнать о жизни еще в школе, но так и не узнали.

После 10, - а то и более - лет учебы в школе мы знаем, как вычислить квадратный корень (что совсем не нужно нам в повседневной жизни), но мы не знаем, как прощать себя и других (и не знаем, насколько это важно).

Мы знаем направления миграции птиц, но мы не уверены, в какую сторону хотим идти мы сами.

Мы препарировали лягушек, но, наверное, никогда не пытались понять динамику человеческих взаимоотношений.

Мы знаем, кто написал "Быть или не быть, - вот в чем вопрос", но не знаем ответа.

Мы знаем, что такое число ПИ, но не можем с уверенностью сказать, кто мы есть.

Мы знаем, как составить морфологическую схему предложения, но не знаем, как любить себя.

То, что наша система образования не предназначена для того, чтобы учить нас "секретам жизни", не является секретом. В школе нас учат всему, чему угодно, но только не тому, как жить.

Может быть, все так и должно быть. Для того чтобы разоблачить тайны и раскрыть секреты жизни (которая в действительности не является ни таинственной, ни засекреченной), может потребоваться мужество и решительность.

Поскольку Вы взяли в руки книгу с названием "ЖИЗНЬ 101", можно без особого риска сказать, что у вас есть по крайней мере временный интерес к такому объекту изучения, как жизнь. Вы вероятно уже знаете, что жизнь требует от вас чего-то большего, чем просто умения читать, писать и считать.

Мы рады, что в свое время Вы научились читать, иначе Вы не смогли бы прочитать эту книгу. Нас радует также, что Вы научились писать. И считать.

Как однажды сказал Май Вест, "один и один будет два, два и два будет четыре, а пять позволит вам получить десять, если Вы знаете, как с этим всем обращаться".

Именно об этом и повествует данная книга: о том, как с этим со всем обращаться и при этом испытывать радость.

Ведь если в этом не будет радости или это будет скучно, вам будет неинтересно.

Хотя многому можно научиться на неудачах и несчастьях, большую часть тех же уроков можно получить через смех и радость. Если Вы чем-то похожи на нас, то у вас, вероятно, неудач и несчастий было более чем достаточно.

(Большинство людей, закончив Школу Тяжелых Ударов, тут же автоматически поступают в Университет Неудач и Несчастий.)

Мы относимся к жизни ИСКРЕННЕ, но не собираемся воспринимать ее ВСЕРЬЕЗ. Если Вы ищите серьезную, педантичную, дидактическую инструкцию, то Вы не найдете ее в этой книге. Мы собираемся - с легким сердцем - предоставить в Ваше распоряжение сотни техник и предложений, относительно каждого из которых у нас есть к вам одно и то же предложение: Попробуйте их.

Если они вам помогут, прекрасно - пользуйтесь ими. Если нет, не расстраивайтесь и займитесь чем-нибудь другим, что окажется подходящим для вас.

Не все в "ЖИЗНИ 101" будет для вас. Мы накрываем большой стол. И салат из моркови с изюмом, от которого Вы откажетесь, может оказаться пределом мечтаний для кого-то другого, а понравившаяся вам икра любителю салата может показаться всего лишь черной соленой массой, не вызывающей желания попробовать ее еще раз.

Если мы скажем нечто, что вам покажется "неправильным", пожалуйста, не спешите переносить свое недоверие на все остальное в этой книге. Это может оказаться "правильным" для кого-то другого. Кто-то, может быть, скажет: "Что за чушь!" о чем-то, что заставило вас задумчиво пробормотать: "Как это верно". Это большой мир, а жизнь имеет не одну правду. Возьмите то, что сможете использовать, и отбросьте остальное.

Если Вы возьмете десять процентов - любые десять процентов - и воспользуетесь ими по своему усмотрению, мы будем считать свою работу сделанной более чем хорошо.

На вопрос: "Кто же НАСТОЯЩИЙ учитель в "ЖИЗНИ 101"?" - мы ответим коротко: "Не мы".

А теперь - добро пожаловать в "ЖИЗНЬ 101". Когда Вы родились, Вы, вероятно, уже получили приглашение, но в то время Вы были слишком молоды, чтобы запомнить это. Поэтому, если Вы начинаете эту "жизнь", пожалуйста, считайте себя приглашенными.

Хотя это всего лишь книга, книга идей, передаваемых из наших умов в Ваши. Это книга лучших пожеланий, передаваемых из наших сердец в Ваши. Если Вы почувствуете этот дух, Вы поймете, что время, которое Вы проводите с нами, может быть очень приятным.

Добро пожаловать!

Почему жизнь?

Что все это означает? Зачем мы здесь? В чем смысл всего этого? И есть ли он вообще, смысл? И почему это кого-то должно волновать?

Почему жизнь?

Вы, вероятно, уже пытались понять смысл жизни и получили устроивший вас ответ, независимо от того, стоил ли он времени, которое Вы на него потратили. А может быть, Вы просто, пожав плечами, пробурчали: "Черт бы меня побрал", - и заказали чизбургер.

Вопросу "В чем смысл жизни?" предшествует вопрос: "А существует ли в жизни какой-либо смысл?". Черт бы нас всех побрал! Мы собираемся искать ответ на первый вопрос, КАК БУДТО ответом на второй является слово "ДА".

Если правда заключается в том, что жизнь не имеет смысла, не имеет цели, тогда то, что мы посвятили несколько страниц рассуждениям о смысле жизни не имеет значения. Фактически, если жизнь не имеет цели, то НИЧТО не имеет значения. Это все равно, что играть в игру без правил, без поля, без ворот, без команд и счета - просто играть общей толпой в пять миллиардов игроков.

Поэтому давайте начнем игру, УСЛОВИВШИСЬ, что в жизни все же есть цель.

Тогда наш вопрос приобретет вид: "Если в жизни есть цель, то в чем она?".

Вот наш ответ (который более подробно мы раскроем перед вам в следующих трех главах): Жизнь предназначена для делания, познавания и удовольствия.

Жизнь слишком важна для того, чтобы о ней говорить.

Оскар Уайльд

Делание.

У людей есть одна особенность: мы существа, которые постоянно что-то ДЕЛАЮТ. Когда мы не делаем что-либо, мы ДУМАЕМ о делании, что, конечно, тоже является деланием. Когда мы спим, мы ворочаемся и видим сны. Мы делаем упражнения, чтобы держать наше тело в хорошей форме, чтобы мы могли делать еще больше.

Люди прекрасно "спроектированы" для делания. В отличие от деревьев, наши тела могут перемещаться с места на место. Наши эмоции могут меняться от ощущения счастья к печали и обратно в считанные минуты. Наши мысли перемещают нас в места, в которые мы не смогли бы попасть физически: наша память возвращает нас назад в прошлое, наш интеллект способен предвидеть будущие события, и наше воображение переносит нас в места, где мы никогда не были.

Мы даже пытаемся делать нечто с природой. Например, менять в ней что-то местами. Мы, похоже, имеем склонность к реорганизации мира. Мы изобретаем приспособления для перемещения того, что не способны перемещать своей силой в одиночку.

У известного театрального директора Мосса Харта был загородный дом.

Обычно во время приездов туда на уик-энд он просил своего дизайнера по ландшафту посадить в одном месте несколько деревьев, в другом - сделать ручей и постараться передвинуть гору на несколько сот футов влево. Автор пьес Джордж С. Кауфман, побывавший в доме у Харта, заметил: "Именно так это сделал бы Господь, если бы у Него были деньги".

Часто говорят, что на расстоянии людские дела напоминают суету муравьев. Мы должны задаться вопросом: "А в чем цель всего этого делания?" В конце концов, мы не скалы, которые, похоже, не многое могут сотворить. Нас наделили способностью к деланию, - но для чего?

Разумеется, нам приходится работать, чтобы удовлетворять свои физические потребности (которые были бы не такими большими, если бы мы работали поменьше), но даже после того, как эти потребности оказываются удовлетворенными, мы продолжаем работать. Почему? Наше предположение: Наше делание позволяет нам больше познавать.

Познавание.

Жизнь для познавания? Познавания чего? Вы сами можете привести пример.

Существует много, чему можно было бы поучиться. Первые пять лет мы учимся координировать движения, ходить, говорить, есть. Учимся взаимодействовать с семьей и товарищами по играм. Узнаем много интересного об этой планете и много других вещей, которые отделяют пятилетнего ребенка от новорожденного.

От пяти до десяти мы учимся чтению, письму, арифметике, географии, истории, музыке и занимаемся спортом. Если бы при этом мы не смотрели телевизор, то узнали бы побольше о людях: друзьях, родственниках, врагах, союзниках, соперниках - тех, кто нас поддерживает или, наоборот, нам мешает.

Познавание продолжается. Что-то из того, что мы узнали раньше, оказывается верным (земля круглая; если Вы хотите иметь друзей, будьте другом; чистота - это нечто почти невозможное), а кое-что оказывается ложным (Санта Клаус, например).

Некоторым вещам нам приходится учиться заново или отучаться от них, и в ходе этого процесса мы, возможно, учимся тому, как нужно вести себя при неудачах и разочарованиях. А может быть, и нет.

Оглядываясь на жизнь большинства людей, мы видим, что растут они до возраста 15 или 20 лет. Затем рост замедляется, прекращается или, в некоторых случаях наступает регресс.

Большинство людей объявляют себя "сделанными", как только завершается их формальное образование.

Не подумайте только, что вокруг нас не осталось больше ничего, чему можно было бы учиться. Отнюдь. "Завершение" вовсе не означает окончания. Оно означает всего лишь новое начало.

Чем больше мы узнаем, тем больше мы можем делать.

Чем больше мы делаем, тем больше мы узнаем. Но среди всего этого делания и познавания не забывайте самый важный урок - радость.

Носите свои знания, как часы, в своем кармане и не вынимайте их только для того чтобы показать, что они у вас есть.

Эрл Честерфильдский

Удовольствие.

Похоже, удовольствие - это нечто такое, что может иметь место независимо от того, какие еще события, чувства или физические ощущения имеют место.

Вот одна старая история: два брата отправились покататься на пони на ранчо своего дяди, но дядя потребовал, чтобы сначала они выгребли из стойла огромную кучу навоза. Одному брату этот предложение не понравилось, и он не переставал сердито ворчать, пока работал. А другой брат смеялся и пел, самозабвенно работая лопатой. "Чему это ты так радуешься?" - спросил его первый брат. "Ну, - ответил второй, - раз здесь столько навоза, то должны быть и пони".

То же самое и в жизни. Когда жизнь кажется нам действительно, извините, дерьмовой, мы можем - даже во гневе, отчаянии или боли - сказать себе: "Где-то здесь кроется какой-то урок!"

Научитесь получать удовольствие от процесса познавания.

Когда учиться вроде бы и нечему, Вы можете учиться наслаждаться наслаждением. Как заметил две с половиной тысячи лет назад Конфуций, "если у меня есть горсть грубого риса для еды, вода для питья и мои сложенные руки вместо подушки, я нахожу в этом радость". Тортон Уайлдер сказал: "Наслаждайтесь вашим мороженым, пока оно на вашей тарелке, - это моя философия".

Радость может быть не просто чем-то, чем Вы наслаждаетесь в процессе познавания. Она может быть также техникой познавания наиболее глубокого урока. "Когда наши глаза успокоены силой гармонии и мы чувствуем глубокую силу радости, - писал Вордсвос, - мы смотрим в глубь жизни, вещей и явлений".

Жизнь - это метафора.

Существует много моделей жизни - аналогии, аллегории и метафоры, позволяющие нам понять такое сложное, запутанное и, на первый взгляд, недоступное для понимания явление, как жизнь.

Существует школа, которая учит, что жизнь - это игра (а также ее варианты типа: жизнь - это бейсбольная игра, жизнь - это футбольная игра, жизнь подобна теннису, жизнь подобна шахматам, жизнь - это "монополия", жизнь - это крокет).

"Жизнь подобна игре в вист, - заметил некоторое время назад Евгений Харе. - Из невидимых запасов извлекаются карты, и все зависит от Ваших рук". Позднее Джон Биллинг закончил мысль: "Жизнь заключается не в том, чтобы иметь хорошие карты, а в том, чтобы хорошо играть теми, какие у вас есть".

Некоторые верят, что Жизнь - Это Запутанная Машина (этот подход очень популярен в Германии). В Северной Калифорнии верят, что Жизнь- Это Компьютер. Вакминстер Фуллер соединил эти два символа: "Земля подобна космическому кораблю, который не поддается ручному управлению".

Так что же такое жизнь - работа или игра? Карл Маркс сказал: "Жизнь - это работа", и Генри Форд был единственным, кто с этим согласился. Не согласились Леон де Монтенакен, который сказал: "Жизнь - это не что иное, как игра", и Лайза Минелли, которая пела: "Жизнь - это кабаре".

Сенека сказал: "Жизнь - это игра. И значение в ней имеет не ее длина, а ее содержание".

Что это за игра? Жан де Ла Брюйер предположил, что жизнь - "это трагедия для того, кто чувствует, и комедия для того, кто думает". Кирк Дуглас назвал жизнь "сценарием фильма". (От Сенеки до Кирка Дугласа в одном параграфе. Неплохо.)

Шекспир, конечно, назвал жизнь "актером, который отпущенные ему часы важно ходит или мучается на сцене...". Бернард Шоу для ответа на вопрос обратился к искусству Барда: "Жизнь для меня не просто короткая свечка. Это нечто вроде великолепного светильника, который мне довелось подержать некоторое время".

Некоторым нравятся музыкальные аналогии. "Жизнь похожа на тромбон, - указывал В.-С.Ханди. - Если Вы ничего не вкладываете в нее, Вы ничего не получаете от нее". Сэмюэль Батлер сказал: "Жизнь подобна игре на скрипке перед публикой, в процессе которой Вы осваиваете этот инструмент". Элла Вилер Вилкокс пела: "Наши жизни - песни. Господь пишет слова, а мы кладем их на музыку, как нам нравится, - и песни получаются радостные, или нежные, или печальные, в зависимости от того, в каком такте мы исполняем музыку".

Одна из лучших литературных аналогий позаимствована из Еврейской Теологической Семинарии: "Жизнь - это единственная буква в алфавите. Она может не иметь смысла. Или может быть частью великого смысла".

Одна из известнейших американок, Хелен Келлер, провозгласила: "Жизнь - это либо приключение, требующее отваги, либо ничто". Бернард Шоу согласился, хотя и по-своему: "Жизнь - это серия вдохновенных глупостей. Трудность заключается в том, чтобы понять, как можно заставить их работать на себя. Не упускайте шанса: он представляется вам не каждый день".

Мы ссылались на слишком эзотерические вещи, давайте вернемся на землю.

Как Вы отнесетесь к тому, чтобы завершить эту главу аналогиями из серии "жизнь - это еда?" "Жизнь - это лук, - писал Карл Сандбург. - Вы чистите его и плачете". "Жизнь подобна поеданию артишоков, - говорит нам Т.-А. Дорган, - вам приходится пройти через многое, чтобы получить так мало". Или, может быть, она больше похожа на то, о чем говорила Аунти Мам: "Жизнь - это банкет, а некоторые бедные сукины дети умирают с голоду"? Дон Маркие назвал жизнь "яичницей-болтуньей". Вы можете сделать из нее все, что вам захочется. То же самое мы можем сказать и о жизни, не так ли?

А что мы думаем относительно того, что такое жизнь? Какую модель мы используем для описания времени, которое проводим вместе? Пожалуйста, переверните страницу.

Главная цель нашего существования - это примирить наше блестящее мнение о себе самих с теми ужасными вещами, которые думают о нас другие.

Квентин Крисп

Жизнь - это классная комната.

Вы должны согласиться, что если мы полагаем, что жизнь предназначена для познавания, то сам процесс жизни нам следует представить классной комнатой. Но это не скучная классная комната, в которой Вы-сидите-ровными-рядами-и-слушаете-зануду-профессора. Это (как, мы уверены, Вы уже заметили) - экспериментальный класс. В этом смысле жизнь больше похожа на практический семинар.

Нам доставляет удовольствие думать, что этот класс для семинара жизни устроен так, чтобы мы могли учиться тому, чему нам нужно учиться именно таким образом, каким и надлежит изучать то, что нужно.

Принятое здесь слово не "ХОЧУ", а "НУЖНО".

Мы не всегда изучаем то, что ХОТИМ изучать, когда мы действительно хотим учиться. В курсе биологии в десятом классе нас интересовал только один способ размножения животных, но мы вынуждены были начинать с деления амеб.

Нам оставалось только благодарить небеса за "Плэйбой" и "Космополитэн".

У учителя биологии был план урока, не совпадавший с нашим. Похоже, что и у жизни тоже.

Уроки жизни пришли к нам во всех формах и размерах. Как и в школе, наиболее важные уроки иногда приходят в неформальных, совсем не похожих на урок ситуациях. В иные дни за время пятиминутной перемены между уроками Вы, вероятно, узнавали больше, чем во время сорока пяти минут официальных занятий.

Иногда то, что нам необходимо знать, мы познаем формальным путем, например, читая книгу или сидя на уроке. Иногда мы познаем в неформальном, на первый взгляд, случайном процессе: из объявления, прозвучавшего у нас над головой, когда мы ехали на эскалаторе метро, из мимоходом брошенного замечания друга или из песни, льющейся из приемника в руке прохожего ("Don't worry, be happy" - Не беспокойся, будь счастлив).

Нам приятно считать, что случайностей не бывает.

Позитивные уроки не всегда дают позитивное знание. Проколотая шина (вряд ли это можно считать позитивным случаем, если только это не чужая проколотая шина или Вы не владелец магазина автопокрышек) может преподать вам массу уроков: готовность принимать все, что ниспослано судьбой, ценность планирования, терпение, радость оказать услугу (если прокол в шине оказался у другого), благодарность за услугу (если помогли вам) и так далее.

Мы также можем использовать ту же проколотую шину, чтобы пройти (или повторить, или переповторить) уроки, не вызывающие ничего, кроме депрессии: в этой жизни все устроено нечестно; ничему нельзя доверять; если может случиться что-либо плохое, то оно случится в самый неподходящий момент; жизнь - это боль, а затем Вы умираете; никто меня не любит и т. п.

Вы уже начинаете понимать свою роль во всем этом? Класс жизни это вам не третий класс, где каждый предмет и то, что Вы будете учить каждый день, тщательно продумано и запланировано, включая ошибки и неудачи. Вы ВЫБИРАЕТЕ, что Вы будете узнавать из многих уроков, преподанных вам, и именно от вашего ВЫБОРА будет зависеть, чему же Вы в действительности научитесь.

Уроков может быть сколько угодно - и поднимающих вас, и опускающих вниз - мы можем учиться на любом жизненном опыте.

Опыт, как говорится, лучший учитель - при условии, что мы стали лучшими учениками.

Но кто же, на самом деле, учитель?

Кто настоящий учитель?

Настоящий учитель в жизни - не опыт. Это и не подслушанный разговор, и не строка из песни, и не то, что Вы читаете в книгах (и не люди, которые пишут книги).

Настоящий учитель - это ВЫ. Вы тот единственный из всех, кто встречается на вашем пути, кто должен решать, что истинно, а что нет, что вам подходит, а что нет, чему вам учиться сейчас, а что Вы отложите на потом.

Замечали ли Вы, что два человека могут прочитать одну и ту же книгу или посмотреть один и тот же фильм, или прослушать один и тот же курс и в результате запомнить совершенно разные вещи? Лучшее, что жизнь может сделать для вас, - это ПРЕПОДАТЬ вам урок. А усвоите ли Вы его или нет, зависит от вас.

Мы, авторы этой книги, не можем вместе создать ничего лучше, чем жизнь.

Все, что мы можем сделать, это представить определенные точки зрения, возможные объяснения и то, что мы (и некоторые наши друзья) вынесли из определенных жизненных ситуаций.

Ознакомившись с тем, что мы предлагаем, Вы можете сказать: "Да, это годится", "Нет, это не пойдет" или "Дайте-ка мне попробовать, а там посмотрим". Если это вам подходит, воспользуйтесь этим: это Ваше. Мы всего лишь облекли в словесную форму то, что Вы уже знали.

Если Вы внимательно прислушаетесь, Вы услышите (или почувствуете) голос внутри себя. Это голос вашего внутреннего учителя. (Мы используем слово "голос", но для вас это может быть образ, или чувство, или ощущение, или любая комбинация из этого.) Этот голос "изнутри" может быть не самым громким, но часто это самый настойчивый, терпеливый и упорный голос.

Как звучит Ваш внутренний учитель? Это тот, кто только что сказал: "Я звучу так".

Если Вы похожи на нас, у вас, вероятно, были и другие голоса, отвечавшие на этот вопрос. "Нет, нет, я звучу так", "Никакого внутреннего голоса нет", "Несколько внутренних голосов? Они думают, я ненормальный?", "Внутренний учитель... Что за бред!"

Но сквозь шум - с любовью, спокойно и, возможно, с некоторым удивлением, вызванным примитивностью этого первого вопроса, - внутренний учитель напоминает вам: "Я здесь. Я был здесь всегда. Я на твоей стороне. Я люблю тебя".

Кто Вы есть? Кто Вы есть? Кто Вы есть?

А кто эти другие голоса? Кто это там говорит все это? И зачем? И кого мы подразумеваем под ВЫ, когда говорим: "ВЫ - настоящий учитель"?

Проделайте короткий эксперимент. Попробуйте почувствовать, осознать свое тело. Быстро "просканируйте" его от ног до головы. Какие ощущения Вы заметили в нем? Нет ли где участков напряжения? Действительно ли каждая его частичка чувствует себя хорошо? Нет ли где боли или неудобства? Вы чувствуете себя усталым или бодрым?

Теперь обратите свой взор на свои эмоции (или лучше сказать: "Обратите свою способность чувствовать на свои эмоции"). Что Вы чувствуете?

Возбуждение? Страх? Раздражительность? Спокойствие? Часто ли Вы испытываете ощущения в области сердца (в центре груди) и в желудке. Что Вы чувствуете там?

Еще один объект для наблюдений: обратите внимание на свои мысли. Какие мысли крутятся в вашей голове? Прислушайтесь к своему уму, занятому процессом мышления. Кто-то однажды замерил по часам скорость человеческого мышления и сказал, что мы думаем со скоростью 1200 слов в минуту. Как они сосчитали их, мы не знаем. Как они перевели мышление, которое протекает в форме зрительных образов и ощущений, в слова, мы тоже не знаем. Однако эта цифра создает ощущение "болтовни", которая звучит в наших головах.

Прислушайтесь к этой болтовне на минутку.

Благодарим вас. Теперь несколько вопросов: кто делает все это? Кто исследовал тело? Кто прислушивался к ощущениям? Кто наблюдал за умом?

Может быть, это было нечто большее, чем тело, большее, чем эмоции, большее, чем ум. Возможно, это были ВЫ.

Никто не может быть точно таким же, как я. Иногда даже мне удается это делать с трудом.

Таллулан Бэнкхед

Может быть, Вы больше, чем Ваше тело?

Тело обладает огромной мудростью: оно заставляет циркулировать вашу кровь, переваривает вашу пищу и выполняет тысячи нужных функций каждую секунду, хотя Вы об этом даже не думаете.

Тело предохраняет себя от того, чтобы заболеть, и лечит себя, если это все же случается. Оно видит, слышит, чувствует, различает вкус и запахи - и чувствует, что делает все это, не будучи наученным, как это делать. Оно выполняет сложнейшую работу, балансируя на двух ногах, - учитывая свой размер, пропорции и центр тяжести.

Увы, тело - такое замечательное само по себе - оказывается не слишком "находчивым". Одни инстинкты. Животные тоже имеют тела, наделенные мудростью и инстинктами. Но что-то, чем бы это ни было, - рассудком, интеллектом, осведомленностью, душой или "находчивостью", - отделяет людей от остального животного царства.

Спросите себя: расположены ли Вы (именно ВЫ) внутри тела или где-то вовне? Это, разумеется, провокационный вопрос. Кто устоит перед искушением ассоциировать себя с "чем-то внешним" (особенно с чем-то ТАИНСТВЕННЫМ внешним)?

Даже простой вопрос: "Вы больше своего физического тела?" подводит нас к одному интересному моменту: каким бы замечательным ни было наше тело, мы каким-то образом знаем, что мы еще более замечательны, чем оно.

Может быть, Вы больше, чем Ваш ум?

Это трудная концепция, над которой стоит поломать голову любителям поразмышлять. "Человека отличает от животного его превосходный интеллект, его развитый ум", - говорят они.

Может быть, да, а может, и нет. Давайте попробуем разобраться.

Ум часто слишком переполнен мнениями и фактами о прошлых ситуациях, чтобы точно оценить нынешние. Для большинства людей работа ума заключается в том, чтобы доказать, что того, что уже известно, достаточно, и нет необходимости знать что-то еще.

По словам Джона Кеннета Гэлбрэйта, "столкнувшись с необходимостью сделать выбор между изменением своего мнения и возможностью доказать, что делать это нет необходимости, почти все выберут последнее".

Устойчивость ума, кстати, хорошая вещь. Она предохраняет нас от того, чтобы стать слабым, "бесхребетным", сгибаемым каждой новой информацией, поступающей к нам. Однако, перейдя за определенную черту, ум становится закрытым для любой новой информации из любого источника. Очевидно, что закрытый ум не открыт и для учебы. Учеба является ассимиляцией и интеграцией новых идей, концепций и форм поведения.

Вы, возможно, заинтересуетесь: "А мой ум закрыт?" Если вас интересуют такие вещи, то, вероятно, нет. Закрытый ум, сталкиваясь с концепцией, согласно которой ум не является "верхом совершенства", игнорирует эту информацию. Как сказала Дороти Паркер, "эту книгу нельзя просто отложить в сторону, ее следует отшвырнуть со всей силой".

Если Вы все еще читаете эту книгу и активно пытаетесь разобраться в утверждении, что ум, возможно, не является "вами", то Ваш ум, по-видимому, открыт достаточно для того, чтобы принять идею о том, что он не является "верхом совершенства" и, следовательно, открыт для учебы.

Книги вроде "ЖИЗНЬ 101" имеют встроенные фильтры - необязательно встроенные в саму книгу, но в людей, которые, может быть, будут ее читать.

Тот, кто не открыт для новых идей, редко читает книги, содержащие новые идеи. Такие люди даже не возьмут эти книги в руки. Заглавия уже будет достаточно для того, чтобы книга показалась не заслуживающей внимания: "А, это одна из ЭТИХ книг".

Достаточно будет уже самой секции в книжном магазине. Некоторые люди никогда не посещают ЭТИ секции. Ну, а для некоторых уже самого факта, что это - КНИГА, достаточно для того, чтобы заскучать.

Мы не собираемся умалять роль ума. Ум - это бесценный инструмент для сортировки, организации, концептуализации и обработки информации. Ум - это удивительный слуга, который делает хозяина бедным.

Ваш ум всегда должен идти своп путем, даже когда вы обмениваетесь рукопожатием или совершаете какие-либо другие действия. Я давно развил в себе способность делать одно, в то время как думаю совершенно другое.

Ричард Никсон

Может быть, Вы больше, чем Ваши эмоции?

Хорошо иметь чувства, когда Вы чувствуете нечто приятное. Нет ничего, что было бы более приятным, чем приятные чувства.

Напротив, когда чувства плохие, нам иногда хочется вообще не иметь чувств. Если мы используем чувства, чтобы расшевелить себя и изменить то, что вызывает плохие чувства, чтобы мы снова могли чувствовать себя хорошо, тогда даже плохие чувства являются хорошими. (Подробнее об этой идее мы расскажем в части 3 "Скрытые Учителя".)

Эмоции подобны вибрациям скрипичной струны: они достаточны для песни, но не являются сутью скрипки.

Через наши эмоции мы переживаем боль и удовольствия. Поэтому некоторые люди думают, что они ЕСТЬ их собственные чувства. "Я чувствую, следовательно, я существую".

Проблема заключается в том, что эмоции слишком часто отличаются от того, что мы есть в действительности.

Было ли у вас когда-нибудь чувство, что Вы могли бы довериться кому-то, и не доверились? Или чувство, что должно случиться что-то плохое, но ничего не случилось? Чувствовали ли Вы когда-нибудь, что Вы могли бы остаток своей жизни прожить, любя кого-то, и затем узнавали, что с этим кем-то что-то случилось. (Или, скорее всего, Вы даже не ЗНАЛИ, что с ним что-то случилось.)

Наши эмоции подобны игрушечному чертику на ниточке: иногда они устремляются вверх, иногда вниз. Мы можем гулять с собакой, отправиться вокруг света или просто спать. Играть в чертика на ниточке очень весело, но вот вопрос: кто держит ниточку?

Если кто-то держит ниточку, тогда "Вы" должны быть больше, чем ниточка - будь то струна скрипки, струна вашего сердца или ниточка чертика.

Так кто же Вы?

Если Вы не являетесь вашим телом, вашим умом или вашими эмоциями, то кто Вы?

Некоторые могут сказать, что наше ощущение самого себя является сплавом всех трех элементов. Что взаимодействие тела, ума и эмоций создает нечто большее, чем сумма частей и чем то целое, которое мы называем собой.

Это определение такое же отчетливое и ясное, как и любой религиозный, духовный и метафизический взгляд на себя. (Сейчас мы подойдем к ним - сейчас, через мгновение.)

Мы не собираемся отвечать здесь на вопрос: "Кто ВЫ есть?" Мы собираемся предположить, что есть некое "ВЫ", которое нужно открыть.

Открытие этого "ВЫ" является целиком вашей задачей, - хотя весь мир будет счастлив сотрудничать с вами.

Это вопрос, не имеющий ответа. Но я верю в то, что уже самого существования этого вопроса достаточно для того, чтобы считать его важным.

Теннеси Уильяме

Бог, религия, реинкарнация, атеизм, агностицизм и тому подобное.

Мы собираемся занять четкую, прямую и лишенную амбиций позицию по отношению к Богу, религии, реинкарнации, атеизму, агностицизму и т. п. Наша четкая, прямая и лишенная амбиций позиция такова: мы четко, прямо и без амбиций НЕ занимаем НИКАКОЙ позиции.

Это не значит, что мы не ИМЕЕМ своего взгляда на каждое из этих явлений, просто информация в "ЖИЗНИ 101" срабатывает независимо от нашей, вашей или чьей-либо еще позиции.

Существуют некоторые вещи - сила гравитации, потребность в дыхании и желание съесть мороженое, - которые затрагивают любого человека, независимо от его веры. "ЖИЗНЬ 101" посвящена этим "доказательствам веры".

Мы хотели бы представить вам кусок жизни, который мы называем Пробелом.

Пробел - это зона, в которую мы закладываем множество верований (часто конфликтующих друг с другом), которые люди имеют относительно того, Что Это За Большая Сила За Всем Сущим И Как Эта Большая Сила Взаимодействует С Человеком?

Пробел может быть любого размера, большим и маленьким. Для кого-то он тоньше волоса, для кого-то настолько обширен, что вмещает в себя Вселенную.

Мы не собираемся здесь комментировать содержание чьего-либо Пробела.

Содержание вашего Пробела находится между вами и тем, кто (или что) находится в Пробеле.

Мы не собираемся поддерживать никакую точку зрения. Большинству людей это заявление покажется либеральным. "Вы хотите сказать, мне не следует приводить в порядок Пробел до того, как я приведу в порядок свою жизнь?" Мы так не думаем. Упорядоченная, процветающая, радостная жизнь сделает фактически изучение Пробела более плодотворным.

Есть люди, которые, однако, имеют свою точку зрения на то, что должно и что не должно содержаться в чужих Пробелах. Есть такие, которые твердо убеждены в отсутствии самой Пустоты.

Одни могут сказать: "Вряд ли я смогу прочитать книгу, написанную человеком, который не утверждает категорически и с жаром, что Бог есть, и верит в СВОЕГО Бога, ПО-СВОЕМУ". Мы должны спросить этих людей, читали ли они когда-нибудь книги по кулинарии, дорожные атласы или справочники по ремонту автомобилей. Подобные книги редко содержат в себе теологические убеждения авторов, но их читают каждый день.

Другие могут сказать: "Я не могу принимать всерьез книги, написанные людьми, допускающими, что Бог есть". Интересно, а пытаются ли они узнать, во что верят их врач, дантист или почтальон, и не отказываются ли они от услуг последних, если те, случаем, относятся ко Всемогущему достаточно положительно.

Что касается нас, то МЫ верим, что людям надо предоставить свободу верить в то, во что они хотят верить. Техники, предлагаемые в "ЖИЗНИ 101", помогут как верующим, так и сомневающимся (и всем, кто находится между этими двумя категориями) жить более здоровой, богатой и счастливой жизнью.

Мы обсудим техники такие же четкие и простые, как техника приготовления пищи, ремонта автомобиля, чтения карт или доставки почты. Однако, в отличие от приготовления пищи, ремонта автомобилей, чтения карт или доставки почты, техники, позволяющие жить более здоровой, богатой и счастливой жизнью, в некоторых случаях связаны со специфическими религиозными (или нерелигиозными) системами верований.

Что мы попытаемся сделать в этой главе, так это отделить эти техники (которые работают независимо от той или иной веры или неверия) от ярлыков, навешиваемых на них иногда организованными философскими школами, "религиозными" или "научными".

Врач, делающий прививку ребенку и говорящий: "Слава Богу, этому ребенку не страшна оспа", и врач, делающий прививку со словами: "Слава Пастеру, этому ребенку не страшна оспа", делают одну и ту же вакцинацию. Кто-то может сказать, что врач, благодарящий Бога, лучше, а кто-то может сказать, что лучше врач, превозносящий силу медицинской науки, но в обоих случаях, - слава Богу и/или Пастеру! - ребенок оказывается в безопасности.

Известно, что некоторые "научные" открытия достаточно медленно получали признание у некоторых религиозных организаций, а некоторые "мистические" техники не сразу принимались наукой.

Полагаете ли Вы, что мы все "достаточно стары" (и мудры) для того, чтобы отринуть источники, историю и внешние атрибуты определенных техник, задав относительно них один простой вопрос: а срабатывают ли они?

(Дают ли они нужный результат? Позволяют ли они вам получить то, что нужно?)

Это был главный вопрос, который мы задали, прожив три четверти нашего века познания. (Разумеется, для того, чтобы понять, какой вопрос нам следует задать, потребовалось много лет. Интересно, что мы можем задать тот же вопрос о себе, и он окажется не менее интригующим.)

Итак, если мы, в ходе своего повествования, сделаем заявление, которое покажется вам похожим на то, что Вы слышали в воскресной школе, это может быть именно потому, что Вы действительно слышали его в воскресной школе.

Если мы скажем что-то, а Вы подумаете: "Похоже, это взято из Десяти Заповедей", - то, возможно, это действительно взято из Десяти Заповедей.

Если Вы скажете: "Ну вот, они опять ссылаются на эту безбожную науку", - то, вероятно, мы действительно снова ссылаемся на безбожную науку.

Нас не волнует, откуда это пришло; нам важно, куда это нас приведет.

Моя религия заключается в смиренном восхищении безграничным высшим духом, проявляющим себя в мельчайших деталях, которые мы в состоянии заметить благодаря своему хрупкому и слабому уму.

Альберт Энштейн

Вокруг нас происходит гораздо больше того, о чем мы можем узнать благодаря нашим органам чувств.

Наше видение мира основывается главным образом на той информации, которую мы получаем с помощью наших пяти чувств. То, что ЛИЧНО мы знаем о мире, мы либо видели, либо трогали, либо пробовали на вкус, либо нюхали, либо слышали.

К несчастью, наши чувства ограничены, следовательно, ограничено и наше видение мира. Это не является проблемой, пока мы не начинаем верить, что помимо того, о чем мы узнали благодаря своим чувствам, узнавать больше нечего. Это не так.

Это новость для тех, кто верит: "Если я не вижу, не слышу запаха, не чувствую на вкус или на ощупь, не слышу чего-то, то этого не существует".

Если бы мы прямо сейчас сказали вам, что воздух вокруг вас наполнен сотнями голосов, картин и песен, но Вы не можете видеть и слышать их, что бы Вы подумали?

Может быть, Вы бы подумали, что мы несем какую-то метафизическую ахинею? "Если бы вокруг меня были сотни голосов, картин и песен, я мог бы, по крайней мере, видеть или слышать хотя бы НЕКОТОРЫЕ из них".

Необязательно.

"Тогда Ваше объяснение оказывается довольно-таки непонятным".

И это необязательно.

"Хорошо, тогда объясните".

Прямо сейчас Вы окружены волнами энергии...

"Все равно это звучит непонятно".

...которые используются в радио, телевидении, переговорных устройствах, переносных телефонах и многих других аппаратах связи. Вы не чувствуете присутствия этих волн потому, что Ваши органы чувств не способны принимать эти сигналы.

Но если у вас есть телевизор, Вы можете настроить его на эти "волны энергии". Телевизор будет переводить то, что не воспринимают Ваши чувства, в то, что они воспринимают. Если Вы не можете видеть, слышать или чувствовать эти волны без помощи телевизора, это не означает, что их нет. Они есть, Вы просто не можете воспринимать их.

Точно так же дело обстоит и со всеми природными и человеческими феноменами. Если бы у нас были надлежащие инструменты, мы смогли бы их воспринимать. Если у нас их нет, мы часто не знаем об их существовании.

Собаки различают запахи и слышат лучше, чем большинство людей. Кошки лучше видят в темноте. Птицы более чувствительны к движениям. Даже мухи, кажется, "знают", когда Вы собираетесь прибить их.

Суть проста: жизнь более богата и разнообразна, чем это видно глазу.

Жизнь - это энергия.

Перед тем, как мы соберем для вас общую картину жизни такой, какой мы хотели бы, позвольте нам разложить ее на составные части.

Мистики и мудрецы древности поняли, что эта твердая, материальная жизнь является всего лишь энергией - вибрациями определенного качества, которые предстают нашим ограниченным чувствам в качестве твердой формы.

"Материалисты" старых времен (когда наука, как таковая, еще не была изобретена) ехидничали по этому поводу. Они знали: опущенная на голову дубинка причиняет боль, а скала гораздо тверже, чем "вибрации".

Несколько тысячелетий спустя, около 2500 лет назад, греки предположили, что вся жизнь сделана из атомов (АТОМ по-гречески означает "неделимый") и что атомы сделаны из энергии. Так родилась физика. (Термин "физика" пришел из греческого слова "физис" - попытка видеть настоящую природу вещей.)

Некоторые по поводу этой теории говорят: "Жизнь - это энергия". Другие говорят: "Жизнь - это энергия? Докажите это". И физики принялись доказывать. К несчастью, приборы, которые они использовали, были слишком грубыми для того, чтобы доказать что-либо подобное. В результате доказательства фактически подтверждали идею о том, что жизнь - не энергия, а состоит из чего-то очень твердого.

Таким образом, пропасть между верой и наукой углублялась. Те, кто верил, не могли "доказать", что жизнь - это энергия, а научные приборы были слишком грубы, чтобы доказать, что жизнь является чем-то иным, чем просто твердая материя.

Разрыв продолжал расширяться до начала нашего века, когда Эйнштейн доказал математически (еще одна ужасная твердая наука), что энергия - это материя. (E=mc2 энергия равна материи, помноженной на скорость света в квадрате).

Сейчас физики имеют формулу, по которой они могут создать приборы, позволяющие рассмотреть внутренние процессы, протекающие во Вселенной.

Они обнаружили, что атомы, с одной стороны, гораздо меньше, а с другой - гораздо больше, чем считалось сначала. Чтобы у вас создалось представление, насколько малы атомы, представьте себе вишню. Затем представьте себе триллионы и триллионы вишен в одном огромном зале.

Представьте шар размером с Землю, весь сделанный из вишен. (Если кто-то думает, будто мы собираемся создать ужасный каламбур, вроде "Жизнь подобна шару из вишен", или любой другой комментарий относительно того, что мир - это западня, Вы ошибаетесь.)

Этот большой шар из вишен величиной с Землю будет абсолютно точной моделью атомной структуры апельсина. Таким образом, если Вы увеличили апельсин до размеров Земли, то атомы в этом большом апельсине будут иметь размер вишен.

Еще один пример ничтожного размера атома: кусок чистого золота можно сделать очень тонким. Когда он прокатан очень тонко, то его называют золотым листом. Толщина золотого листа примерно пять атомов золота. Если бы эта книга и еще три других такой же толщины были бы напечатаны на золотых листах, общая толщина всех четырех книг составила бы примерно толщину одного листа бумаги.

Вот насколько малы атомы. Но атомы также удивительно ВЕЛИКИ.

Вы помните модели атомов, которые нам показывали в школе? Они выглядели как маленькие солнечные системы. (В некоторых школах, возможно, одну и ту же модель использовали для демонстрации атомов и солнечной системы.) В середине были протоны и нейтроны; они, объяснял учитель, образуют ядро. Далее, кажущиеся немного меньше ядер, на расстоянии примерно 20 сантиметров от них, колеблющиеся на концах того, что было похоже на вешалку для мехов, были электроны.

Эти пропорции по меньшей мере не точны. Если бы ядра атомов были, скажем, размером с теннисный мяч, электроны находились бы от них на расстоянии примерно в десять миль (1 миля - примерно 1,6 км). Если бы ядра были размером с теннисный мяч, атом был бы от двух до двадцати миль в диаметре.

В модели, которую нам показывали в школе, электроны были примерно такого же размера, как и ядра. Электрон, в действительности, гораздо меньше ядра: почти в две тысячи раз меньше. В более точной модели, если бы ядро было размером с теннисный мяч, электроны были бы почти не видны. А вот вам еще один пример размеров. Представьте себе купол собора Святого Петра в Риме. (Если Вы не были возле собора Святого Петра, представьте себе любой виденный вами купол и увеличьте его в воображении.) Если бы атом был размером с купол собора Святого Петра, ядро было бы размером с кристаллик соли, а электрон был бы меньше пылинки.

Но то, чего электронам не хватает в размерах, они наверстывают в СКОРОСТИ. Они вращаются вокруг ядра со скоростью около 600 миль в секунду.

Когда Вы представите себе, сколько раз электрон должен облететь вокруг ядра, чтобы набрать одну милю, умножьте это на 600 и представьте, что это совершается за одну секунду. Теперь Вы видите, как электрон создает иллюзию.

Иллюзию? Разумеется. Электроны так быстро вращаются вокруг ядра, что это создает ИЛЛЮЗИЮ твердой оболочки. Если Вы когда-либо размахивали фонариком взад и вперед в темноте, Вы знаете, что это создает иллюзию прямой линии. Если Вы вращали фонариком по кругу, это создавало иллюзию круга. То же самое делают электроны, когда вращаются вокруг ядра.

Атом, имеющий ядро размером с кристаллик соли, ПОКАЖЕТСЯ размером с купол собора Святого Петра. Ядро составляет 99,95% массы ("твердого вещества") атома. Остальное в атоме - это ничто, кажущееся гораздо крупнее (кристаллик соли, притворяющийся куполом) из-за вращающихся электронов.

(Протоны и нейтроны нами не учитываются; они вращаются в пределах ядра со скоростью 40 000 миль в секунду.)

Это открытие стало возможным благодаря торжеству идей школы мышления "Жизнь не тверда, а только кажется твердой". К тому же было известно, что большими являются не только расстояния МЕЖДУ атомами, но и расстояния ВНУТРИ атомов - пространство, где не было вообще ничего, которое во МНОГО раз больше, чем "твердь" электронов, нейтронов и протонов.

В связи с этим жизнь стала гораздо проще для последователей школы "жизнь - это энергия" и гораздо труднее для последователей школы "жизнь - твердая". Твердое вещество - электроны, протоны и нейтроны - начали (ах!) рассыпаться на части. Разумеется, они не разваливались на части в прямом смысле; просто они оказались не такими твердыми, какими бы их хотели представлять ученые. Кажется, протоны и нейтроны сами по себе тоже не являются монолитными, а состоят из субатомных частиц.

А затем в лагере "твердых" воцарился ад, а среди веривших в волновую теорию - рай. Было обнаружено, что субатомные частицы вообще являются не частицами, а ВОЛНАМИ. Да, волнами. Волнами энергии. А отнюдь не чем-то твердым.

Итак, фундаментальный вопрос, с которым столкнулись физики, следующий: являются ли субатомные частицы твердыми, или же они всего лишь волны (вибрации), которые мы воспринимаем как частицы, потому что наша современная техника недостаточно тонка, чтобы воспринимать вибрации?

Базовые элементы жизни вели себя в экспериментах по-разному, разница обусловливалась, как оказалось, тем, КТО ПРОВОДИЛ ЭКСПЕРИМЕНТ.

Другими словами, для одних ученых, проводивших эксперименты, жизнь представлялась маленькими частичками; другие ученые находили, что жизнь - это волны. Это потрясло столетние научные принципы, согласно которым эксперименты должны давать одни и те же результаты, независимо от того, кто их выполняет.

Физик Фритьоф Капра в книге "ТАО ФИЗИКИ" описывал это следующим образом:

Когда мы проникаем в материю, природа не показывает нам никаких изолированных "базовых блоков здания", а предстает перед нами как довольно сложное переплетение отношений между различными частями целого. В этих отношениях всегда есть наблюдатель. Человек-наблюдатель является конечным звеном процесса наблюдения, и качество любого атомного объекта может быть понято только при условии взаимодействия объекта и наблюдателя.

Капра приходит к заключению, что "в атомной физике мы никогда не можем говорить о природе, не говоря в то же время о себе".

Некоторые характеризовали взаимодействие между ученым и тайной частиц/волн следующим образом: выполнявший эксперимент ученый находил то, что он и ОЖИДАЛ найти. Если ученый ожидал найти волны, находились волны.

Если ученый ожидал найти частицы, находились частицы.

Итак, противостояние волн и частиц все еще ожидает приговора суда. Но даже если окажется, что эти субатомные частицы являются мельчайшими частичками твердого вещества, неопровержимой правдой останется то, что пространство между этими твердыми частицами гораздо больше самих этих частиц. Такой авторитет, как "БРИТАНСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ", говорит нам, что "атом (и следовательно вся материя) является, в основном, пустым пространством".

Это не согласуется с нашим восприятием - или даже верой - всех вещей.

Как сообщает нам "БРИТАНСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ", "некоторые концепции повседневной жизни оказываются более неправильными в приложении к атомной шкале".

Например, в книге, которую Вы держите в руках, пустого места больше, чем самой книги. Электроны в атомах книги движутся так быстро, что создают ИЛЛЮЗИЮ твердой типографской краски на твердой бумаге.

Но это не книга. Это иллюзия. Если бы все электроны прекратили свое вращение хоть на мгновение, книга не просто рассыпалась бы в пыль, она бы исчезла. Доказательство.

Пожалуйста, запомните, что здесь мы не говорим метафизической чепухи.

Мы приводим верные, научные факты. То, что Вы читаете, - это вибрирующая энергия, создающая иллюзию книги. Большинство из нас не может видеть вибрации, потому что наши чувства не способны воспринимать вибрации такой скорости.

Это так же справедливо и по отношению ко всему, на чем Вы сидите (или лежите), всем вещам в вашей комнате или автомобилю, в котором Вы едете, и всему, что Вы можете видеть, слышать, ощущать на вкус, осязать и обонять.

Это, кстати, также верно и по отношению к вашему телу.

Добро пожаловать в жизнь.

Некоторые проблемы чересчур сложны для рационального, логического решения. Они требуют интуиции, а не ответов.

Джером Визнер

Что, в самом деле, означала эта последняя глава?

Что общего имеет глава об атомной физике с книгой о жизни? Изучение атомов дает несколько фактов, касающихся жизни:

1. Даже в вещах, которые кажутся нам более чем-то, чем ничем, больше ничего, чем чего-то.

2. Все всегда в движении, даже вещи, которые, кажется, не движутся уже на протяжении миллионов лет.

3. Впечатление, что вещи тверды, - иллюзия.

4. Жизнь - это энергия, "притворяющаяся" чем-то.

5. Энергия иногда несет ответственность за человеческие взаимоотношения.

Если на страницах этой книги мы предложим вам попробовать что-то, что Вы не пробовали никогда раньше, и дадим кажущееся на первый взгляд невероятным объяснение тому, почему это должно сработать, знайте, что наши объяснения больше основываются на атомной физике, нежели на метафизике.

Жизнь, оказывается, не борьба; это - тряска.

Любая достаточно развитая технология неотличима от магии.

Артур Кларк

Являются ли люди изначально хорошими или изначально плохими?

Хорошими.

Это наш ответ. Наши доказательства? Ну, мы могли бы обратиться к философам, психологам и поэтам, но тогда бы те, кто верит, что люди изначально злы, могли бы сослаться на не меньшее число философов, психологов и поэтов, а количество их доводов превысило бы количество наших.

Наше доказательство просто; за ним мы обращаемся непосредственно к источнику человеческой жизни: ребенок.

Что Вы видите, когда смотрите в глаза ребенка? Мы вгляделись в глаза нескольких детей и так и не увидели изначальное зло. В них - чистота, радость, живость, благородство, искры, счастье - то есть добро.

Дети, как губки: они впитывают все. К тому времени, когда им исполняется два года, они наблюдали уже более 10 000 часов жизни хорошее, плохое, безобразное - плюс то, что показывают по телевизору.

Когда они начинают действовать с учетом этих наблюдений, они знают - иногда в расплывчатой форме - что такое-то поведение является "хорошим", а такое-то "плохим", и "здесь" мы не можем быть плохими, мы только делаем добро.

Что мы подразумеваем под злом? Зло не является необходимым жизненным опытом. Все, что нам необходимо для того, чтобы получить урок, - это жизнь, даже если она не похожа на развлечение. Когда "неразвлечение" продолжается и после того, как урок получен, это зло. Отрубить собаке хвост (если это необходимо) - это жизнь. Делать это постепенно, по одному сантиметру, - это зло.

Сначала ребенок сталкивается с трудной задачкой понимания того, почему одни вещи "правильны", а другие в то же время "неправильны". Но постепенно ребенок учится - с разной степенью успеха - компенсировать плохое хорошим, неправильное правильным.

Зло они постигают, наблюдая за окружением, а добру они учатся, учась прятать это зло. Мы учимся притворяться добрыми, и когда мы позволяем притворству соскользнуть, под ним обнаруживается зло. Неудивительно тогда, что многие люди считают себя внутри плохими. Борьба за поддержание "активного добра" подобна "никогда не прекращающейся битве за правду, справедливость и Американскую мечту".

Когда у людей хватает терпения (и смелости) углубиться в себя ниже уровня "внутреннего зла", они неизменно обнаруживают океан мира, спокойствия и радости. Там они достигают своего "внутреннего добра", которое и является их истинной натурой.

Как это ни смешно, "внутреннее добро" часто удивительно напоминает "хорошую оболочку", созданную для них родителями. Различие здесь в том, что, находясь в этом центре, люди творят добро, потому что добро является чем-то, что и нужно творить, а не потому, что они должны соответствовать представлениям о них как о людях добрых, или потому, что их могли бы наказать, если бы они не стали делать добро.

Ваши друзья могут подумать, что Вы, скажем, счастливый человек. Вы, должно быть, подумаете: "Откуда им знать? Если бы они только знали, как несчастен я внутренне. Я только притворяюсь счастливым, и они попались на удочку. Что за друзья такие?" Правда заключается в том, что под несчастьем находится подлинное счастье, и, возможно, счастье, которое видят Ваши друзья, это подлинное счастье, а не притворство, которое Вы используете как маску. Может быть, Ваши друзья обладают даром всегда видеть подлинное счастье.

Психология bookap

Это справедливо для любых "добрых" эмоций, мыслей или поступков: любви, радости, благодарности, энтузиазма, сострадания, великодушия, нежности, храбрости, чистоплотности, почтительности и т.д.

Мы еще поговорим о том, как найти в себе этот источник внутренней доброты (это, между прочим, одна из главных целей этой книги). А пока, пожалуйста, учтите следующее: если вам кажется, что Вы дурачите людей тем, что творите добро, если Вы думаете, что Вы на самом деле вовсе не так хороши, может быть, единственный, кого Вы дурачите,- это Вы сами.