ГЛАВА 6


...

КОГДА МУЖЧИНА НЕ «ОТТЯГИВАЕТСЯ»

Лайза и Джим были женаты два года. Они все делали вместе и никогда не разлучались. Спустя некоторое время с Джимом начало что-то происходить: он становился все более раздражительным, пассивным, его настроение резко менялось, случались срывы.

Во время индивидуальной консультации Лайза сказала мне: «С ним стало очень тяжело. Чего я только ни делала, чтобы подбодрить мужа, но все впустую. Мне хочется, чтобы мы по-прежнему развлекались вместе — ходили в ресторан или по магазинам, на танцы и вечеринки, на пляж, путешествовали, но он ко всему равнодушен. Мы больше ничего не делаем вместе. Только смотрим телевизор, едим, спим и работаем. Я стараюсь по-прежнему любить его, но во мне копится злость. Раньше Джим был таким очаровательным, таким романтичным. А сейчас жить с ним — все равно что жить со слизняком. Я просто не знаю, что делать. А ему все до лампочки!»

Познакомившись с теорией о сходстве между мужчиной и резиновой подтяжкой и о его «колебательном цикле», Лайза и Джим поняли, что произошло. Они чересчур много времени проводили вместе. Им необходимо было почаще расставаться.

Когда мужчина слишком приблизился к женщине и не «оттягивается», у него начинает наблюдаться раздражительность, пассивность, переменчивость настроения, чрезмерная обидчивость, озлобление. Джим не умел «оттягиваться». Время, проведенное без Лайзы, порождало в его душе чувство вины. Он считал, что обязан всегда быть рядом с женой — и в делах, и в развлечениях.

Лайза тоже полагала, что они должны все делать вместе. Во время консультации я поинтересовался, что заставляло ее столько времени проводить с мужем.

Она ответила:

— Я боялась, что он огорчится, если я займусь чем-нибудь интересным без него. Как-то я поехала по магазинам одна, и он действительно расстроился.

Психология bookap

— Я помню этот день, — вступил в разговор Джим. — Но я тогда расстроился по другой причине — у меня не выгорело одно дело и я потерял на этом некоторую сумму. Я действительно помню этот день, потому что тогда я вдруг заметил, как приятно побыть дома одному. Только я не осмеливался сказать тебе об этом, потому что думал, ты обидишься.

— А я, — заметила Лайза, — думала, что ты не хочешь, чтобы я шла куда-нибудь без тебя. Ты тогда показался мне таким далеким.