БЫВШИЙ МУЖ. ВСЕ В ПРОШЛОМ ИЛИ…


...

Почему он ушел

Мужья принимают главный удар. Им, родимым, достается гораздо больше, чем всем этим любовникам, друзьям, коллегам и прочим особям мужского пола, вместе взятым. Еще бы! Ведь, пока мужчина еще не стал законным супругом, мы как-то держимся в тонусе, а уж как вожделенный штамп в паспорте поставлен… Мужчины, конечно, тоже меняются после заключения законного брака, но как меняются женщины! Вот очень точное наблюдение одного моего знакомого: «До женитьбы я думал, что у моей любимой девушки не бывает плохого настроения. Если же такое иногда случалось, она объясняла это пресловутыми „критическими днями“. Когда же мы поженились, примерно через год совместной жизни, я стал задумываться не над тем, почему у Валентины плохое настроение. Нет! Я стал задумываться, почему это вдруг сегодня настроение хорошее!»

Итак, почему же они от нас уходят? Михаил, менеджер. 37 лет:

– Со временем она абсолютно перестала интересоваться мной. Как робот. Приготовлено, убрано, постирано, поглажено, какое может быть недовольство?

Пробовал говорить с ней – слезы, упреки, скандалы. На разных планетах живем, на разных языках разговариваем, надоело!

Александр, системный администратор. 31 год:

– Работа у меня суматошная. Вызвать в офис могут в любое время. Но зарплата более чем устраивала всех, и ее в том числе. А потом началось: Где был? Почему поздно пришел? Тебе звонят женщины по ночам! А у меня хозяйка фирмы действительно женщина. Да еще какая!!! Когда тебя в чем-то обвиняют, хочется уже это сделать, чтобы хоть обидно не было.


Владимир, хозяин фирмы. 42 года:

– Была у нее подружка лучшая. Одинокая, кстати. Зудела ей целыми днями о том, что у меня на фирме работают молоденькие, хорошенькие, не тебе, мол, чета! Вот у нее крышу и снесло. Такое говорила, что и произнести не могу! А вообще-то, она хорошая. Если бы не слушала «добрых» людей…


Павел, повар. 28 лет:

– Нет, главное, мы когда только встречаться начали, она меня буквально сразила тем, как здорово она выглядела, следила за собой. Вот, подумал я, женщина настоящая! А через год: халат, бигуди, макияж только по праздникам. А у меня на работе – одни женщины. Молоденькие такие поварихи, хорошенькие – глаз не оторвать. Ну и понятно…


Никита, врач-реаниматолог. 43 года:

– Мы институт вместе закончили. Прожили вместе 17 лет. Где-то лет пять назад она стала «лепить себе карьеру» – это ее слова. И у нее здорово это получилось. Все бы ничего, но появилось у нее в отношении ко мне какое-то презрительное снисхождение, как к убогому. А я, между прочим, реаниматолог классный, работу свою люблю, меня ценят, но это уже в расчет не берется. Вам бы это приятно было?


Павел Петрович, преподаватель вуза. 57 лет:

Приходишь с работы – она сериалы смотрит. И серьезно так мне их потом пересказывает. Никаких интересов больше не осталось: мои рубашки и сериалы. Дети выросли, разбежались. Жалко ее, конечно, да и привык я к ней. Ей бы хорошего психотерапевта или… любовника молоденького, может, встрепенулась бы?


В чем же дело? А главная беда в том, что люди, он и она, перестают слышать друг друга. Скорее всего и у тебя была та же история. Однако повторюсь еще раз: ничего непоправимого не произошло, поэтому