ТВОЙ ДРУГ ДЕТСТВА


...

С чего начать

Как ни банально это звучит, начать опять же следует с себя. Тебе необходимо разобраться, почему столько времени этот мужчина, находясь рядом с тобой, разделяя с тобой твои интересы, поддерживая во время жизненных трудностей и неурядиц, понимая тебя с полуслова, без лишних объяснений, никогда всерьез не рассматривался тобой как Мужчина? Другими словами он не думал о тебе всерьез, как о Женщине? Да почему же?!

Корни очень многих проблем и комплексов кроются в детстве. В том самом, безоблачном, счастливом, босоногом детстве, которое так приятно вспоминать. Одна пациентка у меня на приеме рассказала такую историю. Когда-то давным-давно, в детстве, она помогла своему другу Степке вылезти из глубокого котлована, буквально вытащив его своими собственными руками, отвела его домой, отмыла и напоила чаем. То есть практически спасла его. Все! С тех пор она воспринимала его только как объект своей заботы. Он давно уже стал Степаном: взрослым и сильным, но она в отношениях с ним осталась той маленькой девочкой Алей, которая вытащила его из котлована. Что делать? Ведь он ей нравится, и знают они друг друга сто лет? Вот с такой непростой задачей нам предстояло справиться.


– Скажи, Аля, а как он к тебе относится?

– Прекрасно. Он мой друг, и несколько раз я обращалась к нему за помощью. Он всегда рядом, всегда готов подставить плечо, но предложить руку и сердце… Пойми, Елена, он мне нужен не только и не столько как друг, он мне просто нужен.

– А ты пыталась намекнуть ему о своих чувствах, хотя бы о том, что симпатизируешь ему?

– Сначала нет. Да сначала я и сама ничего не понимала, даже гордилась тем, что мы вдвоем можем ночевать в одной комнате на даче и – ничего. Погордилась-погордилась, потом задумалась. Решила намекнуть ему.

– А он?

– А он испугался. Правда. Испугался и сделал вид, что намека не понял.

– А ты?

– А я решила немного отступить, взять паузу, подождать, пока не пойму, в чем дело. Ведь я нравлюсь ему, я чувствую это.


Вот мудрое решение. Настолько мудрое, что я не могу не акцентировать на нем твое внимание. Эти слона надо написать на плакате и повесить в спальне, в гостиной, на кухне, везде, где обитает женщина. Если ты не понимаешь, в чем дело, ситуация не объяснима для тебя, и это вызывает желание немедленно разобраться и выяснить отношения, не делай этого! Отступи. Возьми паузу. По крайней мере, пока не поймешь, в чем дело.

Аля пришла именно к такому мнению, взяла паузу и пришла к психологу. Разобрав ситуацию, мы с ней пришли к выводу, что во всем виновато то самое происшествие, о котором она рассказала мне в самом начале. Ведь это она спасла его в неприглядной и опасной ситуации. Она, а не он. Из-за этого Аля долгое время воспринимала его как объект если не спасения, то уж заботы – точно. Правда, со временем она стала это осознавать и думать, что с этим делать. А у Степана все так и осталось на подсознательном уровне. Однажды он даже, как бы в шутку, сказал ей, что лучше бы это он спас ее тогда.


– Тогда я мог бы на тебе жениться. Помнишь: «Я тебя освободил, я злодея погубил! А теперь, душа девица, на тебе хочу жениться!» Рыцари всегда женятся на спасенных принцессах…

Шутка, однако, у него прозвучала грустно.

Вот оно в чем дело! Просто когда-то, в детстве они поменялись, по его мнению, ролями. Она совершила поступок, который на самом деле должен был совершить он, мужчина. И раз уж так получилось, то он подсознательно не хочет давать ей шанс «жениться» на нем. Чтобы окончательно не превратить себя в беззащитную Муху-Цокотуху, а Альку – в бойкого героя-комарика. Ситуация сложная, словами и убеждениями здесь не поможешь.

Что остается? Остается отыграть давнишнюю ситуацию обратно и поменяться ролями.

То есть повторить все, что произошло с ними в детстве, но с другим финалом. Всего-то! Но как это сделать? Да не вопрос! Аля, умница, все поняла правильно, уточнять детали не стала, детали додумала сама. Ведь самое главное, что она теперь понимала, что надо делать. А через две недели они с друзьями большой компанией поехали дикарями в Крым. Вернувшись из Крыма, Аля позвонила мне и пригласила в кафе. Сама она пришла не одна.

– Знакомьтесь. Это Степан – мой жених, а это – Елена – моя приятельница и в какой-то мере тоже спасительница.

При этих словах Степан зарделся. Я заинтересованно спросила, почему тоже спасительница. И Аля рассказала о том, как Степа спас ее в Крыму, когда она пошла купаться в трехбалльный шторм и начала тонуть. То есть они были в тот день дежурными по хозяйственной части. Возвращались из магазинчика, навьюченные сумками и пакетами с харчами, и обсуждали, как им повезло с погодой в дежурство. Было пасмурно, море штормило и не так обидно было шуршать но хозяйству. Итак, они возвращались, и Аля вдруг решила искупаться.

Потом, когда мы с Алей встретились вдвоем, она откровенно призналась мне: «Идем мы с ним, идем, и вдруг я понимаю, что это мой, может быть, единственный шанс! Сейчас мы придем в лагерь, где полно народу, в том числе здоровенных мужиков, и Степка потеряет свой шанс спасти меня. Этого нельзя было допустить. Я тут же сказала, что не могу больше идти – устала, надо отдохнуть и искупаться. Он сказал, чтобы я была осторожной – море штормило. Ну дальше понятно. Я тонула, он спасал. Искусственное дыхание делал-делал». – И Аля счастливо рассмеялась. В лагерь они вернулись не скоро.

Итак, первое, что надо сделать, это, что называется, отмотать время назад и вспомнить то время, когда вы еще были детьми. Какие роли вы исполняли тогда, в детстве, играя в казаков-разбойников, прятки и дочки-матери. Когда и почему произошло так, что вы стали бесполыми друзьями. Кто, он или ты, сделал так, что подсознание поместило его (или тебя) в разряд друга-товарища и полностью вычеркнуло из такого приятного множества людей «почему бы и нет?»

Не бойся посмотреть на него совсем с другой стороны, не бойся посмотреть на себя с другой стороны. Хочу рассказать еще одну очень характерную историю.

Однажды ко мне обратилась молодая женщина. У нее была затяжная депрессия. Настолько затяжная, что она (назовем ее Галей) просто перестала ее замечать.

Здесь я должна тебе кое-что объяснить. Женские депрессии я разделяю на три вида. По степени тяжести, так сказать. Первый вид – самый легкий. Выйти из такой депрессии женщина может, занимаясь домом. Уборкой, ремонтом, сменой мебели и так далее. Даже обыкновенный веселенький коврик для ванной комнаты может оказаться спасительной соломинкой.

Второй, более сложный и длительный вид депрессии – это та, выйти из которой обустройство и «уюте» дома не помогает. Из такой напасти можно выбраться, занимаясь собой. Женщина начинает менять прическу, цвет волос, худеть, обновлять гардероб, ходить в сауну, в бассейн, бегать по утрам – в общем, заботится о себе, любимой.

А вот третий вид депрессии – самый сложный. Тут уж не помогает ничего, мало того, женщина просто перестает ее замечать. То есть живет так, как будто бы все у нее нормально, и только абсолютное отсутствие радости и желаний подсказывает, что происходит что-то неправильное, ненормальное. Так вот, Галя пришла ко мне по настоятельной просьбе своей ближайшей подруги. Сама она ничего странного или тревожного не замечала. «Живу себе и живу», – пожимая плечами, говорила Галина. В разговоре выяснилось, что, окончив экономический факультет Московского государственного университета, она устроилась на работу в престижную западную фирму, зарплата вполне устраивала, приятельниц было достаточно, не было недостатка и в знакомых противоположного пола. Даже таких привычных для большинства жилищных проблем у нее не было. Короче, как писал Булгаков: «…Многие женщины все, что угодно, отдали бы за то, чтобы променять свою жизнь на жизнь Маргариты Николаевны». Не было одного – мужчины рядом. Но и об этом Галина особенно не волновалась. В поклонниках недостатка не было, а что касается замужества, то не у всех же получается. Что, собственно, в этом такого особенного? Миллионы женщин живут одни – и ничего. Так она рассуждала до тех пор, пока не попала на день рождения к своей бывшей однокласснице Наталье. В школе Наташа особенными способностями не отличалась, да и в институт не пошла – выскочила замуж в восемнадцать лет. Ох, и смеялись же девчонки-одноклассницы, узнав, что у Наташки один за другим родились двое мальчишек. Глупость какая! Надо жизнь обустраивать, учиться, карьеру делать, а она! Но вот прошло пятнадцать лет. К подруге Галина не шла – летела. Было чем похвастаться. Она – в шоколаде. И карьера, и квартира, и все остальное в полном порядке. «А выгляжу как! Интересно, Наташка очень изменилась? Все-таки двое детей». Дверь открыла миловидная женщина. Галина отметила про себя некоторую полноту, но осанка, походка, манера держаться были просто великолепными. В этой царственной особе Галина с трудом узнала бывшую одноклассницу. Она была прекрасна! А когда Галина увидела, с каким неподдельным и искренним восхищением и любовью они с мужем смотрят друг па друга, как трогательно заботятся и стараются друг другу помочь, то просто не поверила своим глазам. Они были счастливы. Счастливы в этой малогабаритной квартирке, с двумя уже почти взрослыми сыновьями, с неустроенным (по мнению Галины) бытом. Как же тоскливо ей было одной возвращаться в свою ультрамодную квартиру! Одной ложиться в огромную постель. Одной пить утренний кофе. Потом вроде все наладилось, повседневные заботы вновь заполнили каждую минуту ее жизни, не оставляя время на бесполезные раздумья, но что-то изменилось. Неуловимо изменилось, сместились акценты, так сказать. Именно Наташкин день рождения стал той самой точкой, дойдя до которой, Галина пересмотрела свою такую благополучную во всех отношениях личную жизнь. И навалилась депрессия. Сначала она боролась с ней, потом махнула рукой, свыклась, сроднилась даже. Вот в таком состоянии я впервые и увидела Галину. Вместе с ней мы пытались разобраться в причинах ее одиночества. Знакомых мужчин она видела и не видела одновременно. Все они были «не то». Тогда я попросила ее описать «идеального мужчину», описать подробно: его внешность, характер, социальный статус, привычки, любимые шуточки и словечки, манеру одеваться, хобби и так далее. Это было такое домашнее задание. Через неделю Галина снова пришла ко мне на прием. Как только я увидела ее, сразу поняла, что она чем-то сильно озадачена.

– Я тут вот написала…

– Тебя что-то смущает?

– Очень.

– Что же именно?

– У меня получился портрет моего старого школьного друга. Неожиданно. Это так странно, ведь я о нем совсем не думала, когда писала.

– Когда писала – не думала. А вообще, думаешь? По тому, как мучительно она покраснела, я поняла, что думает и еще как!

– Вы с ним встречаетесь?

– Ну это нельзя назвать «встречаетесь». Просто он – мой друг.

– Расскажи мне о нем подробнее.

И выяснилось следующее. Они учились вместе с первого класса до окончания школы. Она была отличницей, он в учебе был середнячком. Но, несмотря на это, в классе его обожали. Он был самым сильным и справедливым. К нему обращались одноклассники и даже старшеклассники для решения конфликтных ситуаций. Его мнение было решающим. Девчонки сохли по нему, и даже учителя, несмотря на более чем средние успехи в учебе, относились к нему с большим уважением. Он же, Митя, никого из девчонок особенно не выделял. Кроме, пожалуй, ее, Галины. Да и он ей нравился, но… Она же отличница – гордость класса и школы! А он не мог доказать теорему Виета. Точно не мог, она это хорошо запомнила. В общем, ситуация довольно распространенная, она – формальный лидер, он – неформальный.

– А сейчас?

– Сейчас он заочно окончил юридический факультет и работает в арбитражном отделе крупной фирмы. Вот где ему пригодилось умение разбирать конфликтные ситуации.

– На работе его ценят?

– Не знаю, не задумывалась как-то…

– Ас тобой у него отношения какие?

– По-моему, я ему до сих пор нравлюсь..

– Ну и…

– И он мне нравится. Как выяснилось, даже больше, чем я думала.

– Ив чем дело?

– Все дело в том, что я до сих пор – отличница, а он для меня до сих пор не может доказать теорему Виета.

– Но ты ведь понимаешь, что жизнь все подкорректировала?

– Понимать-то понимаю, но поделать ничего не могу. Что делать? Я даже представить себе не могла, что мое отношение к нему настолько серьезно.

И она кивнула на листок с «домашним заданием».

Что ж, я решила, что надо попробовать воспользоваться ее комплексом отличницы в мирных целях. Следующее задание, которое она получила, звучало так: забыть, что был такой одноклассник – Митя Зацепин и познакомиться с молодым и очень перспективным юристом крупной фирмы Дмитрием Зацепиным.

Для этого ей пришлось заехать «по делу» к нему на работу примерно за час до окончания рабочего дня. «Как, ты работаешь не до шести? Ладно, я посижу подожду. Можно?» Секретарь (по его просьбе) принесла Галине чашечку кофе, и она стала ждать. Но не просто ждать, а с интересом наблюдать за бывшим Митей, а теперь Дмитрием. И что же она увидела? Умного, решительного человека, знающего специалиста – вот кого. Увидела уважение в глазах коллег и (чего там душой кривить!) кокетство женской части. И чего ей, собственно, еще надо? И дурацкая теорема Виета наконец была с позором изгнана из ее памяти. Оказывается, он давно ее с блеском доказал.

Психология bookap

Не буду говорить, что на следующий же день они поженились. Это было бы неправдой. Им предстоял еще долгий и трудный путь, но теперь Галина уже твердо знала, что на свете есть ее мужчина, она нашла его и упускать, поверь мне, не собиралась.

Что общего в этих двух историях? Ну во-первых, конечно, это комплексы, заложенные еще в детстве. Во-вторых, то, что мужчины в этих ситуациях действовали по правилам и сценариям, написанными женщинами, а в третьих, и это главное, поняли и почувствовали неестественность этих ситуаций первыми все-таки женщины.