ГЛАВА 5. Почему ты не умеешь вести себя хорошо?


...

Ложь против изобретательной хитрости

Многие из предлагаемых нами решений, которые кажутся нам наиболее эффективными, предполагают веру ребенка в то, что в буквальном смысле не всегда является правдой. Например, ваш малыш просит дать ему на завтрак сладкий батончик.

Стандартный для такого случая совет, который вы, вероятно, уже встречали в другой литературе, — предложить ребенку выбор. Вы говорите: «Могу дать на завтрак вишневые или фруктовые «спиральки» или банан с йогуртом», надеясь, что он выберет какой-то из этих продуктов. Однако очень сообразительный малыш может, ни секунды не сомневаясь, напрочь отвергнув предлагаемый вами выбор, потребовать: «ХОЧУ СЛАДКИЙ БАТОНЧИК! НЕ ХОЧУ НИЧЕГО, ЧТО ТЫ ДАЕШЬ!»

В ответ мы говорим: «Но детка, у меня здесь нет сладкого батончика. Сейчас есть только это…», и снова называете те же самые продукты, которые только что предлагали.

Большинство детей примут как неизбежный факт: отсутствие сладких батончиков.

Однако мы знаем родителей, которые на это могут возразить: «Но у меня ведь есть эти батончики дома, и если я говорю, что их нет, значит, я лгу?»

Конечно, лгать нехорошо, однако умение ловко манипулировать значением слов нормально. Это полезная и умная часть арсенала хитростей. Каждый взрослый человек знает, что слова имеют много значений, надо мобилизовать свой изощренный ум, чтобы он принес успех, словно юристу, составившему контракт, полный путаных юридических терминов. И не наша задача помогать противоположной стороне разобраться во всех этих юридических ловушках. Если той стороне не хватает опыта видеть то, что лежит на поверхности, ей необходимо научиться этому.

Так что, если фразой «У меня здесь нет сладкого батончика» вы хотели сказать «здесь, на этом месте передо мной», не ваша вина, что ребенок воспринял это как «здесь, в доме». Для того чтобы эта стратегия сработала, батончики лучше не держать на виду, а спрятать их как следует, иначе малыш вернется к этому со словами: «А я знаю, где они» — и покажет их вам.

Подобные лингвистические уловки вы можете применять почти в любой ситуации. Например, ребенок хочет поиграть с соседским малышом, а вам надо уложить его поспать. Вы можете сказать: «Сейчас мы не можем пойти туда поиграть. У Сэмми сейчас тоже время сна. Я думаю, что он уже спит». Вот именно, вы так полагаете… и даже если у вас нет доказательств противоположного, нет и причин говорить своему ребенку иначе. Это ведь не ваше дело следить за соблюдением режима дня соседского ребенка, поэтому ничего удивительного в том, что вы могли ошибиться в данном конкретном случае. В то же время вполне резонно предположить, что все соседские дети спят примерно в это же время дня. Нежелание вашего малыша ложиться спать постепенно пройдет, потому что он примет мысль о дневном сне как об универсальном явлении.

Воспитание детей — не для людей, которые делят все только на черное и белое — можно соглашаться с ними в принципе. Но что делать с практической стороной вопроса: «Как быть, если дети уличают вас во лжи?» Не научит ли это их не верить вам? Или, того хуже, они станут думать, что при необходимости можно исказить правду?

Мы хотим предупредить: не пользуйтесь этой методикой до тех пор, пока не будете достаточно уверенными, что даже в самой неприятной ситуации (которая рано или поздно возникнет) вы сможете придерживаться своей линии.

Допустим, вы сказали своему четырехлетнему малышу, что киоск с мороженым закрылся после захода солнца, совершенно забыв, что на прошлой неделе бабушка с дедушкой водили его туда после обеда. Вы можете начать нагло врать, нагромождая одну ложь на другую: «Да, но это было в субботу, а сегодня — среда. Ну да, теперь я припоминаю… по выходным они закрываются позже». Можно сменить тон и поработать с версией корректировки действительности: «Да, ты прав. Спасибо, что напомнил мне. Но в любом случае сейчас уже поздно идти за мороженым, так что пойдем в другой раз». Наконец, вы можете признаться и дать ребенку возможность возликовать, а потом скажите, что собираетесь время от времени пробовать разыгрывать его, обманывая по мелочам — например, когда открываются и закрываются магазины. А на самом деле вы готовы выполнить его просьбу.

Советуем применять последний из упомянутых методов только с ребенком старше четырех лет. До этого возраста дети обычно воспринимают все практически буквально. Они не могут осмыслить тот факт, что разные люди по-разному понимают значение слов, а слово одновременно имеет несколько смыслов.

Даже самые маленькие дети понимают, что люди не всегда говорят серьезно. Иногда, вооружившись воображением, вы изображаете лошадку, машете руками, собираясь лететь, или произносите волшебное слово и достаете монетку из-за уха вашего малыша. Вы используете слова в своих целях: развеселить ребенка, сделать жизнь немного светлее, отвлечься на какое-то время от условностей взрослой жизни. Правда, ярые приверженцы того, чтобы всегда и везде говорить детям только правду, вероятно, будут возражать и против этого.

К счастью, лишь немногие родители так строго привержены идее исключительной правды. Если отвлечься от подобной принципиальности и любую конкретную ситуацию рассматривать только с точки зрения интересов и нужд собственного ребенка, вы быстро поймете всю глупость такого категоричного подхода. Если, общаясь с ребенком, вы не будете отступать от правды в буквальном смысле, то вместе с этим вы будете отрицать существование мира любимых сказок.

Поэтому, желая продлить своему малышу ощущение чуда, надо защитить его — по крайней мере в нежном возрасте — от некоторых проявлений грубой реальности, которые припас окружающий мир. Многие взрослые явно хотят, чтобы кто-нибудь продолжал делать это для них. Обратите внимание, как большинство взрослых людей старается заменить самыми разными эвфемизмами слова «смерть» и «умирать». Будьте независимы в применении предлагаемых методик, которые сделают мир более «розовым», чем он есть на самом деле: фантазия, воображение, способны уберечь чувства ребенка, а взрослому человеку помогают почувствовать себя ребенком. Вот те немногие «хитрости», которые должны быть в арсенале родителей в процессе воспитания.

Мы не всегда стараемся скрывать суровую реальность, так как придерживаемся другой точки зрения: любая история может быть рассказана с разных позиций (имеются в виду истории для детей).

«Но ведь это совсем другой случай, — могут сказать наши критики. — Это фантазии, выдумки, которые обогащают мир ребенка». То же самое проявляется и в умении некоторых родителей играть словами и талантливо фантазировать. Главное — с какими мыслями, для какой цели и как часто рассказывается история. Следует ограничивать волнующие рассказы, чтобы не травмировать ребенка. Например, ваш малыш боится монстров, которые, как он думает, сидят в его шкафу ночью.

Не надо переубеждать его в том, что монстров не бывает; вместо этого нужно взять флакон «антимонстра» и побрызгать им, пока все они не умрут. И тогда взволнованный малыш спокойно уснет.

Во всем мире и во все времена можно увлечь юных слушателей сказками, в которых люди или животные с помощью волшебства, хитрости и коварства находили общий язык.

Своему ребенку вы должны казаться по меньшей мере таким же сильным, как лучшие герои древних сказок.

* * *

Зоя всегда говорит ноющим голосом. Как убедить ее говорить нормальным тоном?

Это легко. Сейчас вы стали старше, и слух ваш ухудшается, не так ли? Когда она начнет просить что-то ноющим тоном, не двигайтесь с места, скажите: «Извини, я совершенно не могу понять, что ты говоришь. Повтори, пожалуйста».

Если она повторит тем же тоном, только громче, мягко поправьте ее, сказав: «Скажи своим голосом, пожалуйста».

В конце концов она поймет, есть верный и неверный способ быть услышанной, верный путь приведет ее к более быстрому и продуктивному ответу родителей.

Однако, если это не принесет нужного результата, попробуйте следующее: ответьте на ее нытье еще более сильным нытьем. Допустим, она скажет: «Не хочу идти с тобой в магазин. Я очень устала!», тогда вы более противным ноющим голосом произнесите: «Я то-о-оже не хочу, но нам придется сделать это сего-о-одня». Надо осторожно применять этот способ, чтобы ваше подражание не переросло в насмешку. Тогда она почувствует себя обиженной и в будущем с меньшей охотой будет обращаться к вам с просьбами помочь в решении своих проблем.

Постарайтесь произнести это так забавно, чтобы она посмеялась над собой.

Если она решит, что вы насмехаетесь над ней, быстро дайте задний ход и скажите, что это просто так получилось. Дайте понять, что иногда мы говорим капризно, не замечая этого.

После такого объяснения она не должна сердиться, но она уже нескоро даст вам шанс сделать это снова.

Моя двухлетняя дочь Брайана уже говорит законченными фразами и «выдает» все, что у нее на уме. В автобусе, глядя на безногого человека, она спрашивает: «А что у дяди с ногами?» Потом замечает: «Посмотри, какая противная толстая тетя!» Как научить двухлетнего ребенка сдержанности?

Этому надо учить сейчас, потом будет гораздо труднее. Однако пусть вас не беспокоит, что она не понимает значение слова «сдержанность». Объясните как можно проще: например, у людей есть чувства, которые надо уважать.

Скажите ей, чужих людей нельзя разглядывать и указывать на них пальцем — не важно, как они выглядят и какое у них здоровье. Пусть он представит, каково это иметь что-то такое, отличающее от других людей настолько, чтобы окружающие стали разглядывать. Захочет она целыми днями отвечать на вопросы или видеть, как другие дети указывают на нее?

Это — хорошее упражнение, потому что оно будет учить вашу девочку сопереживанию. Кроме того, это поможет ей начать отличать общественное и личное. Некоторые вещи (включая и то, как получено то или иное увечье) люди предпочитают хранить при себе. Скажите ей, что человеку может быть неприятно снова и снова объяснять, почему он пользуется инвалидной коляской и что за сыпь у него на коже.

Не рассчитывайте, что двухлетняя, даже трехлетняя малышка будет помнить этот урок всегда. В следующий раз, когда вы встретите кого-то, человека, способного спровоцировать любопытство вашей дочки, нужно предпринять упреждающие действия. Прежде чем она сможет произнести неудачное замечание, отведите ее в сторонку и тихонько скажите: «Помнишь, мы говорили с тобой о том, как невежливо указывать на людей, которые выглядят по-другому? Если ты хочешь сказать мне о той тете с зелеными волосами и кольцами на бровях, не говори слишком громко. Когда мы вернемся домой, я отвечу на все твои вопросы». (Это даст вам время, необходимое для обдумывания ответа.)

В детском центре, который посещает мой сын, есть мальчик, пользующийся нецензурными словами, и мой сын подражает ему! Воспитательница центра сказала, что нам не стоит обращать на это внимание. Но прошло уже несколько месяцев, а все по-прежнему. Что нам делать? Может быть, поговорить с родителями маленького сквернослова?

Можно, конечно, но они, скорее всего, пошлют вас… подальше. Вместо того чтобы бороться с их языком, самое время познакомить своего сына с правилами цивилизованного общества.

Вы ведь учили его, что нехорошо обзывать других людей или разговаривать с ними грубо, используя плохие слова. Необходимо ясно сказать ему, о каких именно словах вы ведете речь.

Вам не следует давать их определение. Просто скажите, что они непристойные, что их стыдно употреблять. Людям неприятно их слышать.

Труднее всего вам придется со словом «shit» (дерьмо, дрянь), в наши дни его можно услышать буквально всюду. Оно вылетает бездумно как реакция практически на любую неудачу или неприятность. Вы можете сказать ребенку, что это слово означает «какашка». Объясните ему, что это слово только для туалета.

Такое ограничение будет для него более понятным, чем полный запрет произносить это слово. Предложите ему приемлемую замену, например хорошо подойдет «Shoot!» («Выстрел»).

Рассказ Ричарда о плохих словах.

Я родился вскоре после окончания Второй мировой войны. Мой отец вернулся из Европы с типичным солдатским запасом слов, включавшим и ругательства, что было вполне обычно в пятидесятые годы.

Когда мне было три года, мы переехали из Манхэттена в Грейт Нек — пригород Лонг Айленда. Не успел уехать перевозивший нас грузовик, как нас пришла поприветствовать новая соседка в белых перчатках и вычурной шляпе. Мама пригласила её в дом и она тут же стала рассказывать, как прекрасен Грейт Нек, какой он «необыкновенный» и всегда славился тем, что в нём больше «правильных» добрых людей, а всякие «подонки» и «никчёмные люди» в нём не живут.

Мама терпеть не могла такие разговоры и страшно хотела, чтобы соседка ушла как можно скорее, но она продолжала болтать. Всё это время я молча сидел у окна, наблюдая за громадным шмелём, летавшим над цветком за окном.

Взглянув на меня, дама заметила: «Какой у вас чудесный мальчик! Не то что нынешние дети — он такой спокойный, такой воспитанный».

В этот момент я решил объявить всем о том, что занимало меня всё это время. Используя отцовское выражение, я, повернувшись к маме и гостье, сказал: «Посмотрите на эту …ную большую пчелу!»

Только теперь мама поняла, что пора просить отца следить за своей речью дома. После моих слов соседка тут же извинилась и спешно покинула нас. Благодаря мне (мама часто рассказывала эту историю) эти снобы больше никогда не приходили к нам.

Ричард Р., Вашингтон, округ Колумбия

Моя маленькая дочь просто смеется над моими наказаниями. Я увеличиваю время, которое она должна провести на «штрафном» стуле, с пяти до десяти минут, но она убегает прочь раньше, чем я успеваю усадить ее туда. Я увеличиваю время наказания до двадцати минут, хотя понимаю, что не смогу уследить за ней. Однако, до истечения срока она встает со стула. У меня ничего не получается. Как мне вернуть все в нужное русло?

Вы считаете, что стоит возвращаться в неверное русло? Наказание «штрафным» стулом совершенно не пугает вашу малышку. Она понимает, что вы не заставите ее сидеть на нем и не воспринимает это серьезно. Вот почему она смеется, когда вы ее наказываете.

Необходимо подумать о новом способе, который привил бы вашей дочке здоровую дозу страха. Есть что-нибудь такое, от чего она действительно не хотела бы отказаться? Можно попробовать. Например, на некоторое время могут исчезнуть игрушки. Однако, если вы прибегнете к этому методу, не увеличивайте длительность наказания. Малыши еще очень плохо понимают часы и минуты и совершенно не понимают долгосрочности событий, так что, если пятнадцать минут без любимой игрушки не дадут желаемого эффекта, добавьте что-то новое, вместо того чтобы растягивать первое наказание до целого часа.

Чтобы малышка не убегала от наказания, необходимо показать ей, что вы больше, сильнее и быстрее, то есть совершенно бесполезно удирать от вас. Это физическое преимущество будет у вас еще лет десять, так что пользуйтесь, пока можете! Мы не ратуем за шлепки при любом удобном случае, но считаем, что вы можете поймать ребенка и усадить, куда нужно. Можете крепко держать, если она задумала убежать, когда вы велели оставаться на месте.

Вот что сделала Пегги, когда двухлетняя Карэн не пожелала оставаться в кровати после того, как ей дважды сказали, что наступило время дневного сна. Увидев Карэн, бегущую по коридору, она приказала: «Вернись в кровать!», но Карэн продолжала двигаться дальше. Пегги побежала за ней, догнала, взяла на руки и понесла брыкающуюся и вопящую малышку в кровать. Карэн попыталась снова вскочить и убежать, и, чтобы заставить ее остаться на месте, Пегги села на нее! (Она сделала это очень осторожно, дав понять, что мама может удержать ее там, где захочет.) Это сработало, и не только в этот раз. Ваша тактика должна произвести сильное впечатление, чтобы малышка больше не пыталась удирать.

Одним простым, но эффективным методом, используемым многими родителями, является строгий тон. Малышам не нравится, когда на них кричат. Как правило, они предпочитают сидеть на «штрафном» стуле, чем выслушивать долгий выговор. Чтобы добиться максимального воздействия, вам надо спокойно наклониться к малышке, посмотреть ей в глаза — не давайте ей смотреть в сторону — и сказать то, что вы считаете нужным в зависимости от серьезности совершенного проступка. Начать можно с классической вводной фразы: «А теперь послушай меня внимательно!» Говорите столько, сколько нужно, чтобы она поняла вашу мысль. Не останавливайтесь, пока не убедитесь в искренности раскаяния.

Психология bookap

Детям надо дать возможность исправить свои шалости. Например, если малышка играла рядом с кухонным столом, хотя вы говорили, чтобы она этого не делала, и перевернула стакан с водой, пусть поможет вытереть образовавшуюся лужу.

Помните также, что озорство в определенной степени присуще детям от природы. Они не могут знать, как их действия скажутся на других людях. Когда дети впервые совершают что-то нехорошее, они не задумываются над последствиями своих действий. Во второй раз — то же самое, потому что возможности их памяти ограничены, и они забывают все, что произошло в первый раз. Так что, прежде чем строго наказывать ребенка, имейте в виду: два первых проступка не были осознанной шалостью… но вот за третий малыш должен быть призван к ответу.