ЧАСТЬ I


...

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

17. Женщина - Дух Белого Бизона

Гениальность легенды о Тристане и Изольде заключается в том, что в ней содержится вечная истина. Она позволяет нам узнать уникальные подробности эволюционного процесса, происходящего и на уровне культуры в целом, и на индивидуальном уровне. Подобно идеальному зеркалу, она дает нам точное отражение наших установок и поведения и показывает психологические силы, которые действуют у нас внутри.

Тем не менее легенда оставляет нас в недоумении. Она повествует о событиях, не говоря ни слова о том, что с этим делать.

Предоставляя возможность увидеть себя такими, какие мы есть, миф и сон часто указывают путь, ведущий к решению проблемы. Имеет смысл познакомиться с двумя другими мифическими текстами, которые, по всей вероятности, помогут нам разрешить эту дилемму.

Первый из них - миф народности оглала сиу, который был рассказан великим вождем по имени Черный Лось. Это история о Женщине - Духе Белого Бизона. Она повествует о том, как женщина-богиня принесла народу оглала первую Священную Трубку:

Рассказывают, что очень много лет тому назад два человека отправились охотиться на бизона. Поднявшись на вершину высокой горы и посмотрев на север, они увидели, как издали что-то движется им навстречу. Когда расстояние стало меньше, они в один голос закричали: "Это женщина!" И это была правда. Тогда один из охотников, который был глуп и в голове у него были дурные мысли, сказал о них другому охотнику. Но тот ответил ему: "Выбрось эти мысли из головы, ибо это святая женщина".

Когда она подошла ближе, охотники увидели ее великолепную одежду, сшитую из шкур белого быка; они также увидели, что ее волосы очень длинны и что она молода и очень красива. Она знала все их мысли и сказала им: "Вы меня не знаете, но, если вы хотите сделать то, что думаете, можете подойти". И тогда глупый охотник направился прямо к ней, но, только он очутился с ней рядом, появилось белое облако, которое опустилось вниз и окутало их обоих. Потом из облака появилась прекрасная женщина, и, как только белое облако унеслось прочь, на месте глупого охотника остался лишь покрытый червями скелет.

Тогда женщина обратилась к другому охотнику, который не был глупым: "Тебе следует вернуться к своему народу и объявить, что я иду к нему, поэтому в центре селения для меня следует построить большой вигвам". Испуганный охотник бросился со всех ног в лагерь и рассказал людям о том, что увидел и услышал. Выслушав его, люди сделали все, что им было сказано. Потом они сели вокруг большого вигвама в ожидании светлой женщины. Прошло какое-то время, и она появилась, прекрасная и что-то поющая, и, войдя в вигвам, она запела эту песню.

Я иду - и видно мое дыхание, Я иду - и слышен мой голос, Я иду - священна моя поступь, Я иду - и видны мои следы, Я иду священной поступью.

И, пока она пела, из ее уст появилось белое ароматное облачко. Потом она передала вождю племени нечто, и это нечто оказалось трубкой; на одном ее конце был вырезан молодой бизон, символизирующий землю, которая носит и кормит нас, и двенадцать орлиных перьев торчали из ее конца, символизируя небо и двенадцать лун, и все они были перевязаны травой, которую было невозможно порвать. "Держи,- сказала она,- эта трубка поможет вашему народу приумножаться и стать великим. Она не принесет вам ничего, кроме добра. Только добрые руки должны касаться ее и заботиться о ней; а зло не должно даже видеть ее". Потом она снова запела песню и вышла из вигвама, а люди, которые смотрели ей вслед, вдруг увидели, как белый бизон, фыркая и сопя, уносится прочь, и вскоре он совсем скрылся из вида.

Так рассказывают люди, а было ли это на самом деле или нет,- не знаю. Но, подумав над этим, вы убедитесь, что это правда (Шаек Е1к, т ~Ые1кагй1, В1аск Е1к Зреакз, р. 3-4).

Здесь на языке мифа изложена суть того, о чем мы пытались рассказать выше. В резком противопоставлении мудрого и глупого охотников проявляется различие двух типов отношения мужчины к аниме и неизбежные последствия, которые возникают в результате. Мы не можем избежать отношений с анимой, ибо она возникает перед нами, когда мы отправляемся на охоту, то есть занимаемся повседневной деятельностью, не подозревая о визите посетителя из "иного мира". Но от нашего отношения к ней зависит, что мы получим в итоге - благословение или разрушение.

Анима - женщина-святая. Признание за ней святости зависит главным образом от нашей воли. Внутренняя фемининность, которую мы проецируем,- "женщина-дух", которая, подобно "Женщине - Белому Бизону", является посланницей другого мира. Если мы мудрые охотники, то должны себе сказать: "Это - святая женщина, поэтому выкинь из головы все дурные мысли!" И если мы отнесемся к ней как к святой, она принесет нам священную трубку, небо и двенадцать лун; она принесет нам возможность познания другого мира.

Если мы поведем себя, как глупый охотник, и будем вовлекать аниму в земное бытие, проецируя ее на обычного человека, то мы потеряем ее священную природу. Мы упустим свой шанс ", получить от нее дар. Ужасная черта анимы состоит в том, что она позволяет к себе приблизиться так, как мы захотим: глупо или мудро. Она предупреждает: "Ты меня не знаешь, но, если хочешь сделать то, что думаешь, можешь подойти". Однако за это придется заплатить ужасную цену! Вы заплатите за то, что не разглядели ее сакральную сущность и ее духовное происхождение, принадлежность к внутреннему миру. Платой будет не только потеря другого мира, но и потеря разнообразия повседневной жизни. Таков символический смысл скелета глупого охотника, лежащего в грязи и пожираемого червями.

Принимая аниму в качестве божественной посланницы внутреннего мира, мы получаем в награду мудрое благословение! Дар, который она преподносит,- священный мир и возрождение святости нашей жизни.

Мы тратим много времени на всевозможные устремления и поиски, не вполне понимая, к чему именно стремимся и что ищем. В нашей жизни множество мнимых "целей" и предметов, по нашему мнению, необходимых, оказываются ширмой, за которой скрыты наши истинные желания. Они выступают в качестве символов истинных ценностей и возможностей, в которых мы испытываем огромную потребность. Их нельзя свести лишь к физическим или материальным потребностям или даже только к земному существованию. Речь идет о психологических категориях и понятиях: любви, истине, преданности, цели,- то есть о том, в чем мы находим благородство, красоту и другие качества, достойные почитания. Мы пытаемся свести все это к простым материальным предметам: дому, машине, перспективной и выгодной работе или просто к обычному человеческому бытию, но из этого ничего не выходит. Сами того не осознавая, мы ищем святость. Но святое нельзя свести ни к чему иному.

Ощущение сакральное™ - в каком-то смысле чувство, но это чувство направлено к самой сердцевине жизни. Это чувство признания, видения всего высокого и великого, придающего нашей жизни смысл, а нашему скитанию - ощущение перспективы. Это чувство благоговения. То, что для нас свято, в более значительном масштабе обладает вселенским смыслом, с которым мы соотносим свои усилия, личную жизнь, с тем чтобы ее обрести или придать ей необходимый смысл. Что касается мужской психики, открытие божественности и прикосновение к ней всегда происходит в соединении с анимой. Именно Женщина - Белый Бизон вносит в жизнь мужчины ощущение святости, созерцание неба и двенадцати лун.


Я иду - и видно мое дыхание,
Я иду - и слышен мой голос,
Я иду - священна моя поступь,
Я иду - и видны мои следы,
Я иду священной поступью.



Подобно реке бытия, в которой собираются вместе все потоки внутренней жизни, все ценности, которые мы инстинктивно воспринимаем как "святыни", соединяются в образе анимы и осознаются через нее. По словам Юнга, анима "является материей для всех божественных или полубожественных образов - от языческих богинь до Пресвятой Девы Марии, от человека, занятого поисками Чаши Грааля, до святого".

Кажется, что нас ничуть не заботит честный и осознанный поиск духовной стороны жизни и мы никогда не станем тратить на него время и силы. Подобно двум охотникам, мы бродим в охотничьих угодьях в поисках лишь привычного и известного. Но внезапно мы встречаемся с неизвестной частью своей личности. Она приближается издалека, одетая в шкуру белого быка, и, когда говорит, ее голос звучит, как песня. Сначала мы смущаемся, увидев ее в образе женщины, и нам хочется верить, что мы можем отнестись к ней как к женщине. Очень сложно убедить себя в том, что она является не земной женщиной, а метафизическим образом, обладающим таким зарядом, что физическое прикосновение к нему связано с огромным риском.

Так мы соприкасаемся с божественным началом. Так сакральное, воплощаясь в одной магической "личности", обращается к нам от ее имени. Это и есть анима.

Мы можем чувствовать сакральную размерность совсем по-иному, смутно ощущая "другую сторону жизни", иную грань своего Я, с которой никогда не соприкасались и о которой не имели ни малейшего представления. Она возникает в наших мечтах о приключениях и подвигах, в победах, которые становятся для нас почти осязаемыми, при встрече с лучезарными мужчинами и женщинами в коридорах офиса или в сказочном королевстве, существующем лишь в нашем воображении. Без осмысления и размышления чувства вовлекают нас в совершенно иную область нашей жизни, где каждый образ наполнен исключительным смыслом, глубочайшими переживаниями и ощущением целостности.

Все это соединяется и концентрируется во внутреннем мире человека. Женщина - Белый Бизон приходит к двум охотникам как посланница иного мира, находящегося вне поля зрения Эго, с иным представлением о "реальности". Ее реальность настолько разнообразна и наполнена многочисленными возможностями, которые необходимо использовать для расширения границ нашей жизни и придания ей смысла, что бессознательное говорит: "Это - святое; именно оно должно стать для тебя святыней".

Женщина - Белый Бизон поет: "Я иду - и видно мое дыхание. Я иду - и слышен мой голос".

Дыхание - это старый, как мир, символ жизни. Для наших предков оно было выражением божественной субстанции, которой одарил нас Творец, вдохнув ее в наши ноздри. Это искра божественной энергии, которая живет в бренном теле в конечном масштабе земного времени. "Зримое" дыхание Женщины - Белого Бизона раскрывает для нас ту сторону жизни, которую мы называем духовной. Она превращает невидимое в зримое.

Рассматривая Женщину - Белого Бизона в качестве символа человеческой души, следует иметь в виду, что, обладая огромной властью, она может соединить сакральное и непосредственное осознанное переживание. "Я иду - и видны мои следы" - таковы ее слова. Она не материальна. Она - Психея, пневма, световой поток; но при этом после нее остаются следы. Она - сущность, сила, придающая священному миру символическую реальность. Она соотносит свой мир с пространством идей, теорий, абстракций, ощущений, дискуссионных тем. Она делает сакральное доступным здесь-и-теперь, превращая его в то, что можно ощутить, к чему можно прикоснуться и отнестись как к материальному. Через переживание в символах духовный мир становится реальным и ощутимым. Иначе говоря, она может вселить в нас психологическую веру:

...Вера, возникающая из души, проявляется в вере в реальность души. Так как душа является первообразом, а образ постоянно присутствует в душе, эта вера - не что иное, как тот или иной образ... Вера души начинается с любви к образу и впоследствии развивается через разные психологические формы, присущие личности,- мечтательность, фантазию, рефлексию и воображение. Возрастающая жизнеспособность придает человеку повышенное ощущение обладания, а впоследствии - и существования внутренней реальности, содержащей глубокий смысл и трансцендентность индивидуальной жизни человека.

Вера души отражается в Эго, которое, полагаясь на образы, поворачивается к ним в темноту, туда, где они находятся (НШтап, Кеишотщ Рзуско1о§у, р. 50).

Нетрудно убедиться в том, что душевная и духовная вера соприкасаются на глубочайшем уровне; ранние христиане знали: "вера - основа надежды, очевидность незримого". И мы видим это соприкосновение в нуминозных символах, плывущих в потоке бессознательного, которое дает возможность сознанию воспринимать суть нашей надежды, мечты, суть того, что существует у нас внутри, вне границ физической оболочки.

Именно анима, Женщина - Белый Бизон, вносит в наше сознание очевидность реальности, невидимой в физическом мире. Мы ищем духовный мир в романтической любви, в сексе, в собственности, в наркотиках, в других людях. Но его там нет. Его можно найти лишь в душе.

Священная трубка - необходимый атрибут, позволяющий соприкоснуться с "иным миром". Человек приобретает силу, позволяющую осознанно жить в мире символов, ибо в процессе символических переживаний мы открываем доступ в свой внутренний мир архетипйческим богам, как если бы мы вдыхали дым священной трубки.

Двенадцать орлиных перьев, символизирующих небо и двенадцать лун, открывают нам универсальность жизни, способность видеть слияние духовного и материального, сакрального и обыденного. Двенадцать - число, в котором соединены три и четыре. Ранее мы уже говорили о символике трех и четырех. Три символизирует упорядоченную, конечную, ограниченную жизнь материального мира, то есть практическую, повседневную жизнь. Четыре символизирует бесконечный мир души, где человек приобретает видение бесконечного архетипического пространства космической целостности. Двенадцать синтетически соединяет обе стороны человеческой природы. Двенадцать содержит в себе небо и землю, "иной мир" и обычный, духовную и земную стороны жизни. Таков символический смысл христианской мандалы - окружающих Христа двенадцати апостолов, такова символика двенадцати месяцев в году и двенадцати знаков зодиака, обозначающих циклические изменения во времени нашей галактики.

На другой стороне священной трубки изображен молодой бизон, символизируя таким образом, что земля и земное бытие тоже соединяются со священным, если мы встречаем Госпожу, преисполненные мудрости.

Возможно, самый важный урок, который мы получили от мудрого охотника, заключается в следующем: сила святости состоит не только в том, что она имеет отношение к внутреннему миру, но и в нашей установке в отношении этой силы. Мы узнали не только то, что она значит, но и то, что с ней делать. Лишь от нас зависит, сможем ли мы распознать ее и отнестись к ней как к святыне, чтобы впитать ее силу. Магическая власть Женщины - Белого Бизона становится для людей ощутимой только потому, что мудрый охотник видит ее сакральную природу и относится к ней с должным почтением.

Что касается анимы и ее дара, здесь все зависит от конкретного человека и индивидуального Эго, которое заставляет человека открыть глаза и признать ее священную природу. Если бы мудрый охотник последовал за глупым, в грязи лежал бы не один, а два скелета, и в этом вся разница. Остальные люди из племени так и не открыли бы для себя "другой" мир, в центре селения не был бы построен огромный вигвам, не оказалось бы священной трубки, которую люди назвали "Трубкой Грома", чтобы просить у нее помощи.

Психологически власть святыни можно объяснить наличием двойного потока энергии. Одна его часть связана с открытием внутреннего мира сознанию Эго, а другая - с благоговением перед архетипическим миром. Только в том случае, если Эго имеет способность к почитанию, только когда человека переполняют благоговение и трепет, что-то может считаться для него "святым".

Это загадочное и поражающее нас обстоятельство свидетельствует о неизменной вере людей в то, что эволюция Вселенной заключается именно в сотрудничестве между Богом и человеком. Мы никогда не расстаемся со святыней, она нам ближе любого человека, ибо обладает силой наполнить жизнь смыслом и содержанием при условии, что мы откроем глаза и в благоговении и трепете склоним голову. В этом состоит едва ли не самое великое чудо. Только наше сознание через осмысление происходящего обладает силой проникать в суть вещей, делая их священными и даже святыми.

Большинство из нас похожи на глупого охотника. Наша лишенная почитания культура учит нас с детства, что нет ничего святого, заслуживающего благоговения, а все отношения в жизни могут быть сведены к физическому обладанию или сексуальному акту. Мудрый охотник понимает: он столкнулся с тем, что выходит за границы его прошлого опыта, и его не спасут "уловки и увертки", находящиеся в распоряжении Эго. Он чувствует сакральную природу Женщины - Белого Бизона и ожидает ее в благоговении. Он предупреждает глупого охотника: "Выбрось все черные мысли из головы, ибо это святая женщина".

Что же имеет в виду мудрый охотник, советуя своему товарищу: "Выбрось все черные мысли из головы"? Что делает их "черными"? Они плохи вовсе не потому, что сексуальны. В отличие от нас американские индейцы не были склонны к пуританству и не имели соответствующих традиций. Они не очерняли материальную и сексуальную сторону жизни. Вопрос гораздо более тонкий. Глупый охотник стремится найти в сексуальной стороне жизни то, что в ней отсутствует. Он пытается превратить Дух Женщины в физическое бытие и пережить все ощущения через физический контакт. На психологическом языке это означает, что он пытается представить ее земной женщиной, проецируя ее на женщину из плоти и крови. Результат обескураживает. Вместо великолепной Богини-Бизона он встретил Кали, богиню смерти, которая оставляет от него лишь обглоданные кости в придорожной пыли.

Если вообще существует психологическое богохульство, оно заключается в попытке превращения любой святыни в нечто иное, в стремлении превратить сакральное в зерно, которое перемалывает мельница Эго. Психологический грех заключается не в сексе и не в "аморальности", он состоит в том, что сущность называют не тем, чем она является, то есть в ее ложном истолковании, в том, чтобы делать одно, выдавая его за другое. Это грех, совершаемый по отношению к сознанию, намеренный отказ от сознательного отношения к жизни. Мысли глупого охотника "плохи", ибо он сталкивается с духовным, сакральным, трансперсональным феноменом, а пытается отнестись к нему как к материальному, сексуальному и личному. Он хочет видеть в Женщине - Белом Бизоне лишь некий придаток мира своего Эго.

Она направляет нас: "Вам следует вернуться к своему народу и объявить, что я иду к нему, поэтому в центре селения для меня следует построить большой вигвам".

Построить большой вигвам в центре селения - значит найти место для анимы и место для святыни в центре всей жизни. Это значит найти время и энергию для испытаний души, для исследований личного бессознательного, для совершения открытий, кто я такой и что я такое в том случае, когда я уже не являюсь только своим Эго. Первое, что требуется западному человеку,- признать существование божественного мира. Он должен захотеть увидеть за своей фантазией "совершенной" женщины, "совершенного" мужчины, "совершенной" жизни, "совершенных" отношений нечто находящееся за гранью его мироощущения: он ищет священное, святое и должен потратить какое-то время и силы, чтобы научиться ощущать энергию, которая проявляется в символах и фантазиях в виде внутренней реальности, внутренних частей, составляющих его личность. Вот что означает принять Женщину - Белого Бизона такой, какая она есть, то есть принять ее как Женщину-Дух и приготовить ей место в центре селения.

Она приходит, и заметно ее дыхание, видны ее следы, она идет священной поступью. Она придет к нам, если мы приготовим для нее священное жилище, если мы откроем глаза и увидим ее такой, какая она есть. Однако в действительности ее истинная обитель построена из наших установок по отношению к ней, скрепленных чувством благоговения. Место, которое мы готовим, находится внутри. Если она останется с нами, то будет именно там.