ГЛАВА 1

КУРС МОЛОДОГО БОЙЦА


...

1.7. МУЖЧИНА КАК ЖЕНЩИНА

Следует признать, что и многие мужчины далеки от мужского идеала и что все люди соединяют в себе мужские и женские характерные черты… Так что мужественность и женственность в чистом виде остаются теоретическими конструкциями с неопределенным содержанием.

З. Фрейд

Поверим классикам и в том, что какой-то процент мужественности в женщине и женственности в мужчине – дело нормальное. Если только этот процент не слишком велик. Но, увы, современная городская цивилизация стремится нивелировать мужские качества, напористо диктуя всем без исключения гражданам женскую модель поведения.

Как писал Эдуард Лимонов, современный белый мир создан для женщин – не только самими женщинами, но и женолюбами тоже. И по наблюдению Лимонова, мужчина постепенно перестает быть достойным своего назначения. В нем воспитываются либо женские качества, либо качества, интересные женщинам. То есть мужчина-любовник предпочтительнее мужчины-воина. Нежный мужчина более успешен, чем суровый. Мужчина-приобретатель более уважаем, чем мужчина-аскет. У мужчины-болтуна больше шансов, чем у парня немногословного, и т.п.

Конечно, и повышение уровня жизни (а значит, и уровня потребления) в больших городах тоже дает о себе знать. И мужчина изнеживается, расслабляется, становится более внушаемым и зависимым от стороннего мнения и веяний моды, отвыкает принимать серьезные решения, нести ответственность за себя и окружающих. Очень часто даже изменяется внешне: от окраски волос и пирсинга до изысканного маникюра и косметических ухищрений.

В городах это явление прогрессирует примерно с середины семидесятых годов и определяется термином «метросексуальность».


К своеобразному «экстриму» можно, по-видимому, отнести и отмеченную гедонизмом жизнь метросексуалов, пытающихся таким причудливым образом подчеркнуть свою самодостаточность и независимость в характерной для постиндустриального общества ситуации социального доминирования в социальной и общественной жизни представительниц «слабого пола».Как ни парадоксально это выглядит, но эти усилия находятся вполне в рамках «поисковых» и «культуртрегерских» стратегий мужского поведения…

И.А. Морозов «Мужская экстремальность»,

«Мужской сборник», вып. 3, «Индрик», СПб, 2007

С одной стороны, с товарищем Морозовым нельзя не согласиться. Феномен метросексуальности иллюстрирует свойственное мужской природе стремление исследовать территории, пограничные с освоенными областями. С другой стороны, погружение в женский мир постепенно нивелирует в мужчине мужские качества, убивая в нем саму суть мужественности, и когда женщины сетуют, что настоящих мужчин практически не осталось, – они, к сожалению, во многом правы.

Ведь городским мужчинам постиндустриальной эпохи все больше становятся присущи женские черты: стяжательство, пониженное чувство справедливости, повышенная внушаемость, мелкий эгоизм, завистливость, трусливая агрессивность, отсутствие критического мышления, нежелание думать собственной головой. Даже такие не имеющие никакого отношения к проблемам пола понятия, как «политкорректность» или «толерантность», по сути, качества не бойцовские, а женские.

Тот же, кто сохранил в себе мужественность, находит выход в искусственном конструировании экстремальности.

В большинстве случаев «экстрим» – это сознательно моделируемая «экстремальность» с целью испытать на деле свои «мужские» качества, если нет возможности проявить их в реальных жизненных ситуациях, например, на войне или при выполнении профессиональных обязанностей. Как правило, это ситуации, связанные с преодолением разного рода препятствий при помощи различных технических средств, а также соревнования в смелости и бесшабашности – например, прыжки с парашютом, покорение вершин и небоскребов и т.д. и т.п..

И.А. Морозов «Мужская экстремальность»,

«Мужской сборник», вып. 3, «Индрик», СПб, 2007

Сюда, разумеется, можно отнести и различные радикальные объединения, ищущие экстрим в уличных столкновениях – как политически окрашенных битвах наци-антифа, так и мясорубках простых хулиганов (футбольных фанатов, гопников, драк «район на район» и т.д.).

Повышенная бытовая агрессивность – это тоже симптом спонтанных выбросов подавленной мужественности. Неудивительно, что драки на улицах вспыхивают по любому, самому ничтожному поводу. Парадокс в том, что забывшие о своем статусе мужчины, которые не считают нужным даже уступить в метро место пожилому человеку, с остервенением могут отлупить друг друга по мордасам за «неправильный» взгляд. А выпустив пар, на следующий день опять превращаются в сытые пивные «растения».

И кто виноват в происходящем, наверное, уже не так важно. Активисты Мужских Организаций сети «Men’s Rights» винят во всем феминизм и либерализм. Феминистки, наоборот, не только демонизируют образ мужчины, но и присовокупляют к нему еще и неустойчивость, слабость и неприспособленность мужского пола к изменившимся условиям жизни. И конечно, призывают к новому матриархату, глупышки.

Мы не будем искать виноватых. На мой взгляд, пока мужской организм вырабатывает мужские гормоны, а женский – соответственно женские, все будет оставаться на своих местах. Женщины ведут себя развязно только до тех пор, пока все хорошо. И пусть себе ведут. А как только происходят изменения к худшему (войны, кризисы, природные катаклизмы, эпидемии и т.п.), как только понижается уровень жизни и общество становится нестабильным, женщины тут же забывают о феминизме, вспоминают, что на самом деле им необходим патриарх и покровитель, и тут же бегут искать у мужчин защиты.

Но пока все благополучно, опасность «обабиться» поджидает мужчину там же, где и всегда: в любви к комфорту, накоплению, стремлению стяжать и потреблять.

Как ты уже знаешь, принимать – свойство женской природы. Другое дело, что современность довела эту схему до абсурда и потребление стало для современной женщины самым, пожалуй, главным делом ее жизни – тем, что ей навязывается, что ее интересует и, в конечном счете, формирует.

Но ты-то – мужчина.

Ты – иной. И должен понимать, что, как только начинаешь вестись на цветастые миражи современной рекламы, ты включаешься в изматывающую потребительскую гонку. Мир поворачивается к тебе той стороной, на которую обычно смотрят женщины: сколько стоит, где продается, что модно в этом сезоне, хочу-хочу-хочу.


Потом ты начнешь обращать внимание на несущественные вещи. А потом, стоит только дать слабину, постепенно станешь все более внушаемым и уязвимым. Потеряешь способность к критическому мышлению. Приобретешь зависимость от вещей и денег. И в итоге – станешь по-женски более податливым и, значит, готовым к манипулированию твоим сознанием. Начнешь придавать большее значение имиджу и будешь стремиться соответствовать не собственному представлению о себе, а навязанному извне.

Начнешь больше ценить не суть, а внешность.

Начнешь не БЫТЬ, а КАЗАТЬСЯ.

И перестанешь быть МУЖЧИНОЙ. Которых и в самом деле остается все меньше и меньше.


Вывод: смиряясь с подавлением своей мужественности, разрешая себе проникнуться гедонистическим отношением к жизни, пропитавшись пропагандой «потреблятства» и в итоге собрав в себе букет женских качеств, мужчина перерождается в странный гибрид: метросексуальную псевдоженщину с яйцами.