Глава 18. Вместо НКВД.

Нас могут счесть безумцами. Нам сразу же скажут, что подобная политика - это чистейшей воды фашизм, который сразу же встретит мощное сопротивление могущественных кругов и внутри страны, и на Западе. Любая попытка начать физический захват богачей моментально обернется экономическими санкциями со стороны США, полной международной изоляцией, демонизацией Москвы со стороны мировых информационных магнатов и ожесточенным сопротивлением паразитических (но очень влиятельных) слоев в Эр-Эф. Достаточно вспомнить провальные попытки Путина приструнить Гусинского или добиться выдачи Березовского. Или же медвежью операцию по аресту команды Якова Голдовского в конце 2001 года, когда путинцы попробовали таким образом возвратить сотни миллионов долларов, выведенных из "Газпрома" в компанию "Сибур". В последнем случае олигархи начали демонстративно выводить деньги за рубеж, заставив Путина пойти на попятную. Сразу же стало ясно: в случае чего они массой дадут тягу из страны, молниеносно выведя на Запад все активы, какие только смогут. И Запад примет их сразу как жертв политических репрессий. А правителю в Москве останутся нефтекомпании и предприятия без оборотных средств, но зато обремененные долгами, по рукам и ногам спутанные кредитами, которые прежние хозяева взяли в зарубежных банках. И вот тогда в стране начнется экономический хаос.

Вы правы, суровый критик. Не можем ничем возразить. Более того, мы вас дополним. Провести обрисованный нами "новый 1937-й" силами нынешнего государства действительно невозможно. Оно настолько разъедено коррупцией, что все детали готовящейся операции будут сразу же известны нашим врагам. Они десять раз смогут сорвать такие операции, дав утечку информации на Запад или поставив палки в колеса. За взятки нынешние ФСБ и прокуратура закроют глаза и позволят выехать за рубеж кому угодно. Сегодня целые куски госаппарата почти напрямую контролируются паразитическими дельцами.

Все это доказывает: политические технологии собственно 1937 года сегодня неприменимы. Конечно, это очень эффектно - приезжать за гадами на черных "воронках" и волочь их в застенки, но совершенно самоубийственно для власти, которая на это осмелится.

Но это не означает того, что "новый 37-й" невозможен. Просто проводить его придется современными, скрытыми методами.

Для "нового 1937 года" понадобится нечто, которое заменит собой прежние инструменты, такие, как НКВД и ГУЛАГ. Им на смену должны прийти последние достижения психотехнологий. Новейшие способы контроля над сознанием других людей и - скажем откровенно - зомбирования их.

Кто- то метко назвал психологию инквизицией наших дней. Новейшая психология и станет инквизицией тайного государства.

* * *

Автор этих строк не относится к числу тех, кто бледнеет от негодования по поводу экспериментов по контролю над сознанием. Я убежден, что враг, который захватил Россию, просто вынуждает нас применить подобное оружие. В противном случае кто пожалеет нас, оставшихся как "нерентабельная биомасса" на обломках некогда великой страны?

Итак, читатель, в нашей стране с 1979 года и по начало 1990-х шли серьезные государственные исследования в области психотехнологий. Здесь мы говорим о них почти походя, поскольку посвятили этой теме изрядно места в "Третьем проекте". Итак, во главе этого направления стоит выдающийся русский ученый Игорь Викторович Смирнов. Именно ему удалось создать технически очень простые средства психозондирования, скрытого допроса и психопрограммирования.

Смирнов, например, заставляет людей реагировать на неслышные на сознательном уровне посылы и вопросы, вплетенные в шумовой фон: в музыку, например. Подсознательные сокращения мышц фиксируются особыми датчиками. Впрочем, приведем-ка некоторые отрывки из нашего досье:

"Можно определить пригодность человека к той или иной работе. Можно разоблачить того, кто работает на иностранные спецслужбы. Зондирование вскрывает скрытые наклонности или корыстные намерения. С его помощью становятся видны и пороки человека: склонность к пьянству, наркотикам или половым извращениям. Ни один маньяк не проскочит незамеченным. Ты видишь истинные взаимоотношения людей в группе, выявляешь лидеров и тех, кто им лично предан, ты узнаешь, кто из них предан не человеку, а идее или общему делу, в ком развито чувство долга. Ты можешь оценить способность оператора выполнить очень важное задание, саму его способность отвечать за безопасность множества других людей. И точно так же можно привести в норму тех, кто водит авиалайнеры, управляет ядерными реакторами или дежурит на командных пунктах стратегических сил, тех, кто дирижирует финансовыми потоками.

В современной, крайне нестабильной России эти программы способны не только обеспечить психофизическую работоспособность высших руководителей государства, но и защитить их от так называемого психосемантического воздействия со стороны злоумышленников или придворной камарильи. То есть им и здоровье быстро поправят, и от воздействия извне прикроют. Ведь пока безопасность высших руководителей понимают лишь как окружение их тренированными телохранителями, предназначенными для того, чтобы защитить вождя от пули убийцы. Но сегодня людей можно убивать на расстоянии отнюдь не только пулями, но и новейшими, тонкими воздействиями на мозг.

Есть технологии психической коррекции как для отдельных людей, так и для масс. Смирнов утверждает: так вполне возможно снизить агрессивность и преступные наклонности в обществе. Особенно - в регионах, склонных к вспышкам межнациональной розни. Эти же техники позволяют пресекать массовые беспорядки или панику при боевых действиях или техногенных катастрофах. Можно заранее рассеивать намерения у тех, кто готовит террористические акты..."

"Наши с 1984 года методами психокоррекции умеют стирать прежнюю личность человека, "впечатывая" в его мозг другое "Я". Такую технологию можно использовать во зло: плодя настоящих зомби, убийц-смертников. Можно обрабатывать таким образом политиков, министров и банкиров, делая их своими марионетками.

Но можно превращать преступников-рецидивистов и маньяков в нормальных людей. Можно делать агентов спецслужб высшего класса, которым после выполнения задания возвращают прежнюю личность".

"Особо впечатляющим достижением Смирнова выступает система скрытого допроса или психозондирования - компьютерно-аппаратный комплекс, доведенный до экспериментального образца и прошедший испытания.

Представьте себе, что большой начальник, который решил навести порядок в России, вызывает к себе на беседу какого-нибудь известного чиновника, о котором всем известно: ворует фантастически, но поймать его за руку невозможно. И вот сидят они за столом и просто беседуют обо всяких пустяках. О погоде, значит, о политике или о музыке. И просто по радио музыка играет или просто кондиционер рядом мягко шумит.

Но в шуме том скрыты переведенные в ультразвуковой спектр вопросы, которые ваш собеседник сознательно не слышит, а его подсознание их прекрасно улавливает. Внешне ни один мускул на лице не дрожит, а тело все-таки едва заметно вздрагивает. Каждая дрожь прекрасно фиксируется встроенным в кресло сейсмодатчиком.

- Воровал? - звучит неслышимый вопрос. Чиновник вздрагивает. Ага, воровал!

- На каких счетах прячешь? В Австрии? Швейцарии? На Каймановых островах?

Он вздрагивает на слове "Австрия". Попался. Теперь надо перебрать названия банков. На каком опять дернется? Чем дольше беседа - тем больше допрашиваемый, сам того не понимая, выдает о себе сведений. Так можно очень быстро установить все каналы утечки денег из России, основные места их хранения, вскрыть сети фирм по уводу и отмыванию награбленных миллиардов, моментально расколоть любого агента иностранной разведки, любого завербованного закордонными шпионами человека. И точно так же можно скоро вскрыть все сети торговли наркотиками, выявить каналы их переброски, высветить ключевые фигуры преступного бизнеса. Организованная преступность тоже таким методом просвечивается, словно рентгеном.

Опыты показали, что, несмотря на неявность для проверяемого, эта система обладает гораздо более высокой эффективностью по сравнению с хваленым американским полиграфом - детектором лжи. Этот детектор по большому счету - уже каменный век. Ведь человек, которого подвергают допросу на полиграфе, видит, что его допрашивают. На него совершенно открыто надевают датчики, ему специально обрабатывают кончики пальцев, чтобы закрепить на них датчики потоотделения. А это значит, что человек готов к вопросам и может контролировать свои эмоции. Зато при скрытом допросе никаких датчиков на пальцах нет. Допрашиваемый не знает, что его допрашивают. Он на сознательном уровне не воспринимает задаваемых вопросов, но тело-то его реагирует!

Сегодня идут работы по развитию этого метода, когда скрытый допрос может происходить без присутствия другого человека и даже без установки специального скрытного оборудования в мебели (комплекс "Уши стен"). При этом варианте используют датчики, вмонтированные в пол или стены помещения, а акустические неосознаваемые посылки предъявляются через модулированный ультразвук.

Систему скрытого допроса можно применять в телефонном разговоре, посылая собеседнику те самые провоцирующие импульсы. По изменению обертонов голоса вашего собеседника специальный компьютерный комплекс буквально насквозь "просветит" допрашиваемого.

Можно продолжить эту линию: Если мы знаем человека, который наносит страшный экономический ущерб России, - то не нужны никакие пытки и застенки. Просто даешь импульс - и он чувствует себя плохо. Заботливо госпитализируем его в лучшую клинику. А оттуда он выходит вроде бы такой же, как и прежде, по-прежнему владея своими заводами, телеканалами и пароходами - но теперь жутким патриотом, который работает на Россию, рук не покладая, возвращая из-за границы свои деньги и вкладывая их в нашей стране. Ни одна правозащитная организация, никакой конгресс США и слова сказать не смогут. И в помине нет никаких конфискаций, никаких репрессий, никакого полицейского государства.

Увы, у наших спецслужб такой техники нет".

* * *

Теперь можно и открыть карты. Тайное государство действует засекреченно, негласно. Оно невидимо для Запада и большинства живущих в России. Оно - это гибрид спецслужбы, почти религиозного объединения (группа людей, страстно желающих сотворить русское чудо), сети высокотехнологичных проектов, финансово-инвестиционных структур и пропагандистской сети.

Психотехнологии позволяют решить самую первую задачу: с их помощью Властитель отбирает себе группу людей, действительно преданных идее воскрешения России и прорыва ее в Нейромир. Сразу же выявляются подонки, неполноценные, маньяки, садисты и хамелеоны, которые вступают в тайное государство для того, чтобы делать карьеру, чтобы грабить других и расправляться с теми, кому они завидуют. Тем самым мы избегаем пороков, которыми страдало прежнее НКВД. Нельзя, чтобы какой-нибудь мерзавец мог отправлять на смерть другого человека только из-за того, что мерзавцу понравилась его девушка.

Психозондирование и скрытый допрос сразу же выявляют и тех, кто заслан в наши ряды из окружения олигархов, из стана наших врагов или из западных разведок. Зато мы получаем группу действительных единомышленников, бескорыстных, фанатично преданных делу.

И они начинают работу. Одни ведут разработку самых крупных паразитических кланов в России. Пользуясь последними достижениями русских психотехнологий, они вытягивают из паразитов всю информацию и превращают их в зомби, в существ, которые отныне покорны воле тайного государства. Теперь эти зомби вложат свои капиталы туда, куда им прикажут. Внешне ничего не изменится: продолжат существовать нынешние бизнес-сообщества со счетами и активами в РФ и за рубежом - но только теперь управление их финансовыми потоками окажется в руках тайной структуры. Мы избегаем обвинений в нарушении прав человека, частной собственности и прочей ерунды. Мы делаем так, что превращенные в игрушки нашей воли паразиты вдруг начинают финансировать самые необычные проекты, вкладывать деньги в отобранные тайным государством предприятия и программы.

Нет массовых арестов "новых русских", нет демонстративного перевода конфискованных у них денег в какой-то общий фонд государства.

Куда вложить деньги - определяют другие люди тайного государства, которые ведут отбор проектов и технологий, которые управляют инвестициями и планируют операции по овладению целыми отраслями промышленности, причем как на пространстве погибшего СССР-1, так и за его пределами, вплоть до Европы и США. Создается транснациональная бизнес-сеть СССР-2. Финансисты тайного государства, используя технику "Проекта-96", управляют свободными средствами, совершая удачные спекуляции на западных финансовых рынках, удваивая и утраивая средства своей секретной структуры.

Третий отряд тайного государства займется обеспечением безопасности всего дела. Он отобьет любые попытки криминала и олигархов уничтожить носителей прорывных технологий, помешать осуществлению инвестиционных проектов будущего. То будет тайный спецназ, тайная полиция скрытой державы.

Скажем, пропрезидентская компания "Роснефть" начнет строить у себя нефтеперерабатывающие заводы на новых принципах, которые, будучи в десятки раз меньше и дешевле, нежели заводы, скажем, "Сибнефти", начинают разорять конкурентов-олигархов. Конечно, они постараются убрать руководство "Роснефти" (части тайного государства) физически - но тут уж на их пути встанет спецназ тайного государства.

А за пределами параллельного государства продолжает жить и коптить небо традиционное, обреченное на деградацию и распад государство официальное. Оно все больше будет превращаться в ширму, в ложную цель, в видимость.

* * *

Тайное государство будет использовать "эффект камнепада". Что это такое? Для того чтобы добиться вложений россиянского бизнеса в прорывные технологии, не обязательно превращать в зомби всех олигархов. Достаточно взять одного-двух и добиться показательного успеха.

Остальные увидят, что какой-нибудь Абрам Романович сделал неожиданные вложения, пошел в гору - и теперь грозит их разорить. Им поневоле придется поступать так же, искать необычные технологии, вкладывать деньги в талантливых изобретателей и в те технологии, которые как бы невзначай укажут им некоторые фонды и фирмы - посланцы тайного государства. И тогда процесс уподобится снежному кому, который покатился с горы.

Конечно, процесс не будет идиллическим. Один из очень уважаемых мною авторов, монархист Роман Злотников, в своем романе "Армагеддон" описывает, как люди из структуры, очень похожей на наше тайное государство, приходят оживлять полумертвый оборонный завод в глубинке и набирают на него рабочих. Им приходится действовать очень жестко: люди потеряли квалификацию, слишком пристрастились к водке. Но тем не менее своего они добиваются.

* * *

Вот таким образом мы и можем устроить в стране "новый 1937 год". Нет, все те отряды потенциальных союзников такой политики, о которых мы говорили, не должны знать о тайном государстве и его секретах. До самой последней поры. Но они должны почувствовать на себе его работу, должны увидеть поток денег, который вливается в производящую экономику. Но из этой среды можно набирать все новых и новых граждан тайного государства, вводя их в круг посвященных.

Тайное государство, взаимодействуя с Братством, и сможет совершить те самые семь чудес, о которых мы говорили в 13-й главе.

Всего за один президентский срок эта политика принесет такие результаты, что правитель России, который решился создать тайное государство, может претендовать на то, чтобы стать новым монархом.

* * *

Вы по- прежнему считаете, что предложенное мной бесчеловечно и тоталитарно? В таком случае советую вам подумать об альтернативе. Вы хотите остаться под властью нынешних бандерлогов и бессильно наблюдать за тем, как они доводят нашу Россию до краха? Или вы жаждете очутиться в мире, где восемь из десяти русских окажутся в разряде неконкурентоспособного, лишнего населения? Я призываю вас, читатель, еще раз вспомнить о том, что мы вступаем в очень немилосердную, крайне жестокую эпоху. Ей-богу, то, что предлагаю я, по сравнению с ее прелестями совсем не кажется жестоким.

Но у предлагаемого мной плана есть один крупный недостаток. План требует того, чтобы его воплощения захотел стоящий во главе государства человек. Нынешний президент, увы, слишком склонен к шаблонам и рутине.