Глава 8. Бояться, чтобы побеждать

Время от времени мы используем страх в совершенно неожиданном качестве – и в качестве средства передвижения, и в качестве топлива, и в качестве автопилота. То, что для одних людей становится непреодолимым препятствием и безнадежной трясиной, для других – действенный допинг и отменная стартовая площадка. Разница между этими типажами так велика, что им очень сложно понять друг друга. Традиционно считается наилучшим метод, когда человека стимулирует не страх провала, а жажда успеха. В такой ситуации менее вероятны повреждения психики тревожным состоянием. И возможности открываются более широкие. Но для многих людей с детства привычнее использовать страх как повод для бурной деятельности.

Когда мы подстегиваем себя страхом, даже наши добрые друзья не понимают, что в действительности происходит, пытаются нас успокоить, помочь, уговорить, развеселить – им кажется, что мы терзаем и мучаем себя. Да. Страх витает вокруг, наполняет наше существование и… поддерживает его на должном уровне.

Наша знакомая Женя вечно находится в состоянии кипучей деятельности и непроходящей депрессухи. Мир ужасен, а люди! Вот уж действительно «порождение крокодилов». Так и норовят сожрать тебя, словно бедную маленькую зебру, пришедшую водички попить. Чтобы обезопасить себя, все средства хороши: фантастические проекты, самые распоследние технологии, убийственные траты… Она способна все поставить на карту – но и сорвав банк, не веселеет. Наоборот, ухмыляется еще кислее и цедит: «Это тоже не гарантия успеха! Знаешь, какие сейчас сложности с…» — и следует километровый список сложностей во всех областях жизни и любви. Притом, что Евгения – не мизантроп и даже не пессимист. Но она стала такой, чтобы… достичь успеха. Почему Женю постигла столь незавидная участь? Все началось еще в детстве (вполне золотом и благополучном). Евгения не была брошенной малюткой, а ее родители работали в весьма престижном ведомстве, которое и платило, и жилплощадью обеспечивало, и заказами с икрой каждый месяц снабжало. Просто однажды она поехала учиться и попала непосредственно в гущу народную. Тотальная «общежитейская» антисанитария, ветхие до прозрачности казенные одеяла, милые студенческие бесчинства, незатейливо–добродушная грубость нравов. Нищета материальная и вообще всяческая нищета. Вдруг оказалось, что уют и благоденствие «под крышей дома твоего» — не правило, а скорее исключение. Евгения перепугалась. И тут же принялась действовать.

В качестве «превентивных мер» Женя использовала все доступные ей средства, дабы обеспечить себя необходимым и достаточным имуществом: загодя подыскала перспективное место работы, перевелась на вечернее отделение, поступила на место, сняла квартиру, стала усиленно учить языки, нашла возможность для стажировки за границей – и так далее, и так далее. За границей, насмотревшись на тамошний «средний уровень жизни», который в родном отечестве больше походил бы на волшебный сон, Евгения ощутила все собственное ничтожество. Но переживать было некогда! Надо было еще интенсивнее работать, работать, работать… Ужас перед безысходной нищетой сработал как мощнейший стимулятор: Женина карьера пошла – да что там, просто взлетела! — вверх. Она смогла в невиданно короткий срок основать собственное дело, найти надежных партнеров, сделать себе имя и «выдолбить» нишу на рынке. Но это ее не утешило и не успокоило — наоборот, состояние «панической активности» лишь усугубилось. Жене нужны все новые приобретения, прибыли, перспективы и пути наверх. Кто–то считает ее поведение результатом того, что Евгения просто–напросто жадина–говядина, турецкий барабан. Хотя на самом деле все не так просто.

Женя не жадина. Она, конечно, довольно амбициозна. Но главный источник ее «вечного двигателя» — страх стать аутсайдером и остаток жизни провести под забором. Когда–то Евгения и в самом деле почувствовала дыхание нищеты за спиной. Сейчас Женя, скорее всего, намеренно подогревает это состояние: некогда отдыхать и расслабляться! Побездельничай полгодика, и она, подлая, постучится прямо в дверь: «Открывай, дорогуша! Я к вам пришла навеки поселиться!» Такое состояние срабатывает вернее, чем ожидание благ и подарков судьбы. И Евгения – не феномен, а одна из многих, предпочитающих в качестве мотивации страх, а не предвкушение успеха. Ведь страх – действительно одна из самых мощных мотиваций.


Ощущение, что ты можешь вот–вот оказаться на дне общества, вызывает приблизительно одну и ту же реакцию у всех: желание выбраться наверх. И под влиянием чувства протеста и нежелания ввергнуться в пучину несчастий (как–то: езды в общественном транспорте, ношения штопанных колготок, питания картошкой и макаронами и проч.) некоторые люди буквально взвиваются на вершину успеха. И эта схема растиражирована все тем же «Центром управления мозгами» – масс–медиа. Кому ни глянь в… биографию – ну всем кромешно не везло! Авраам Линкольн проигрывал на выборах и разорялся восемь раз, у Тины Тернер был муж–садист, а Михаил Горбачев начинал свою карьеру комбайнером. И, предположительно, в жизни всякого успешного (впоследствии) человека наступал такой момент, когда он орал во всю мощь легких: «ХВАТИТ!!!» — и переходил из разряда лузеров в разряд геймеров. Тех, которые везде побеждают, куда бы их ни занесло.

Вышеописанный алгоритм успеха стал сюжетом для сотен (а может, и тысяч) литературных и кинематографических произведений, жанр которых проще всего определяется как байки: герой волею судеб попадает в безвыходные, невыносимые, прямо–таки доисторические условия; сидя по горло в теплом (для пущего вонизма) навозе, он принимает решение «Так больше нельзя!» — и выпрыгивает из своей… прежней жизни, словно огромная грязная ракета; после чего в момент завоевывает полмира, даже не приняв душ. О как! Зрительско–читательские массы вольны верить или не верить, что аналогичные события происходили в жизни реальных, но замечательных людей. Но в отношении художественных персонажей эта схема – едва ли не самая любимая народом. Точнее, народами – «от стран Восхода и до стран Заката», как сказал поэт.

Получается, что для большого рывка нужно освободить территорию для большого разбега: потерять работу, дом, семью и надежды на лучшую жизнь, выслушать миллион обидных слов и до смерти испугаться… Нет, как–то странно получается. Во всех тренингах считается, что наилучшая стратегия – стремление к успеху, а не страх перед неудачами. Высказывания на тему «слова материальны», «победа зависит от настроя», «жажда достижений –реальная сила» и т.п. переполняют пособия и журнальные статьи, посвященные тому, как совершить прорыв в ту самую лучшую жизнь. Но все эти теории строятся на двойном стандарте: будто бы для укрепления веры в свои силы необходимо сначала основательно провалиться – и лучше несколько раз подряд, чтобы пострашнее было. Тогда–то как раз и рождается нужный настрой на победу. Мягко говоря, противоречивая стратегия. Вот почему она так ненадежна. Ведь люди – не персонажи. И у любого из нас натура куда многограннее и интереснее, чем придуманное амплуа.

Поэтому не следует слепо идти по указанной дороге, по которой якобы прошли целые толпы знаменитостей. Нет никакой гарантии, что тебя она не заведет в тупик. Гораздо разумнее сначала разобраться в себе: чего ты боишься, как влияют на тебя неудачи, каким образом твое окружение понуждает тебя к активности – запугиванием или посулами. Вспомни, в частности, о том, как ведет себя твое начальство? Немало руководителей считает, что страх перед головомойкой куда действеннее обещанных поощрений. «Если вы не выполните моего задания, я вас… с кашей съем!!!» Звучит куда основательнее, чем «я вам подарю пресс–папье в виде моего бюста — из малахита с золотыми ушами». И, надо признать, зачастую срабатывает первое. А второе идет в качестве дополнения – и то не всегда. В результате в сознании человека закрепляется цепочка «страх наказания–активность–победа». Этот «путь к вершинам» относительно приемлем для Пятачков и Кроликов. Хотя и они могут под влиянием страха окоченеть и превратиться в «дохлых сусликов» — и никаких побед, фанфар и рукоплещущей толпы. Так же Иа–Иа время от времени примыкают к числу «боязливых специалистов». Остальные психологические типы тяготеют к другому методу, основанному на поощрении победителей.

Со страхом вообще необходимо обращаться осторожно. Как со змеиным ядом, который полезен в микродозах, но при передозировке… сама понимаешь. О том, какими бывают последствия неудач – не только негативные, но и… позитивные – мы расскажем в нашей книге «Компромисс, или какая польза от неудач». Если ты не веришь, что от неудач вообще может быть польза — хоть какая–нибудь – надеемся, нам удастся тебя переубедить. У всякого явления – две стороны. В том числе и у промахов.

Есть и другие «двойственные» стратегии и показатели. На некоторые характеристики возлагаются неоправданно большие надежды. Так, в наши дни роль личного Нострадамуса нередко играет спорный показатель формального интеллекта IQ. Если тебе доводилось его проходить, ты, скорее всего, осталась им недовольна. Не удивляйся. Самые высокие показатели обычно получают биржевики и программисты. Это происходит оттого, что характер тестовых задач им лучше знаком, они лучше натренированы. У ученых, исследователей, людей с оригинальным мышлением уровень ниже.

Чаще всего люди не имеют представления, насколько разнообразны последствия высокого IQ для профессионального успеха. Что, собственно, такое уровень интеллекта, описываемый этим тестом? Для начала взглянем на то, чем не является IQ. Он не является показателем способности к совершенствованию, не является показателем таланта, не является показателем адаптации в обществе и в профессии, не является анализом индивидуальных особенностей и типа работы, в которой может преуспеть тестируемый. Благодаря этому тесту выявляется интеллектуальная «скорострельность» — величина, напоминающая параметры мощности компьютера – описывает способность производить интеллектуальные операции в единицу времени. Но у компьютера нет ни интуиции, ни обаяния, ни снисхождения к своим и чужим ошибкам. Умение отделять главное от второстепенного и анализировать полученный опыт тоже не всегда имеется у людей, обладающих высокой скоростью принятия решений. И эту скорость изрядно снижает чувство ответственности – понимание необратимости своих действий, например. Значит, ценность не в количестве, а в качестве принятых мер. Но «быстро» не всегда означает «хорошо».

К тому же специалисту с высоким IQ чрезвычайно непросто бывает адаптироваться к работе с начальством, тем более с начальством, которое… как бы помягче выразиться? Не обладает завидным интеллектом. Но моментально оказаться на вершине социальной лестницы, где тебя не достанет ничье указание, ничьи нотации, ничья консервативность – задача невыполнимая. Пройдя все семь кругов бюрократического ада, можно потерять себя, а потом вместо реализации собственного потенциала нарастить носорожью шкуру и стать мастером психологической защиты. То есть замкнуться в себе и отгородиться от окружающего мира. Есть печальная история о человеке с самым высоким IQ, который прожил всю жизнь в маленьком городке в американской глубинке, зарабатывая на жизнь составлением кроссвордов для местной газеты. Конфликтность, несобранность, отсутствие привычки к преодолению препятствий – вот оборотная сторона высокого показателя IQ.

Вот почему не следует ни на чем зацикливаться, как бы хорошо ни выглядел со стороны описанный кем–то метод. Извне поставленные ориентиры могут не подходить лично тебе. IQ имеет скверный побочный эффект – он аннулирует «человеческие», эмоциональные черты, которые помогают в работе с людьми, лишает принятые меры оригинальности. Страх увеличивает уровень тревожности, обессиливает и иссушает. Вопрос состоит в том, насколько ты готова к подобным последствиям. Именно индивидуальные особенности – главное условия при выборе стратегии. Если пользоваться стандартными приемами, не задумываясь о собственном «я», то и результат окажется непредсказуемым. И, с большой долей вероятности, он будет не слишком выгоден для тебя – и для твоих целей.

Если ты хочешь решить поставленную задачу, приглядись к собственным талантам, исследуй свои возможности. Вдруг ты обнаружишь нечто незаурядное и увидишь перед собой небывалые перспективы. Есть методы, для которых необходим особый настрой. С точки зрения конформиста, это «неверный ответ», но для тебя он может оказаться весьма удобным и эффективным приемом. Настоящим ключом к победе.