Часть 1. Начало айки-тактики

I. Проигравший плачет


...

Хэп и Боб

Если вы не можете найти способ вырваться за рамки идеи, что вся жизнь – это соревнование, вы будете обречены прожить ее как Хэп и Боб, намертво привязанными к карточкам участников соревнования.

Хэп и Боб лучшие друзья. Они оба холосты. Более того, они придерживаются совершенно непродуктивной точки зрения, известной как “мужской шовинизм”. Обольщение женщины для них – это всего лишь первый раунд в Битве Полов. Они ненавидят проигрывать в чем бы то ни было, и они создали сотни возможностей испытать себя.

Хэп, чувствующий себя крайне неважно в связи с тем, как обстоят дела на работе, проигравший более быстрой машине старт на светофоре и только что отшитый девушкой на другом конце стойки, поворачивается к Бобу и делает бесцеремонное замечание о том, что Боб не пользуется большим успехом у женщин. Даже его лексикон изобилует спортивными метафорами: “Боб, старина, ты за всю неделю так и не вкатил ни одной птичке. Ты, похоже, на самом деле выходишь из игры”.

Вплоть до этого момента Боб чувствовал себя довольно неплохо. Но поскольку в том, что говорит Хэп, есть зерно правды, он воспринимает заявление Хэпа как опустошительную атаку. Его лоб покрывается испариной, дыхание стесняется в тяжело вздымающейся груди, кровяное давление драматически растет. Его мозги перерывают все старые папки в попытке вычеркнуть все постигшие его за последнее время неудачи с женщинами, лихорадочно выискивая фолы в Хэповой “карточке набранных очков”. В конце концов (а на самом деле, через долю секунды) он выпаливает: “Неужели? А как насчет того случая, когда ты пришел к Энн-Мари, а она рассмеялась тебе прямо в лицо!”

Оружие Хэпа обернулось против него же самого: теперь он чувствует себя атакованным. Конфликт состоялся, битва началась.

Следующие два часа Хэп и Боб проводят, крича о том, кто из них имел больше или меньше свиданий, любовных связей и т. д. Хуже того, битва, а именно в нее все и превратилось, не остается в рамках первоначальной темы, она распространяется и на другие области. К тому времени, как их дружба уже разорвана в клочья, Хэп и Боб успевают обвинить друг друга в сексуальных приставаниях к детям, массовом угоне автомобилей и в поклонении дьяволу.

Почему? Потому что они воспринимают конфликт как соревнование, игру с нулевой суммой. Хэп думает, что он проиграет, если скажет: “Да, мне действительно нужна помощь во взаимоотношениях с женщинами”. Как проигравший, он пережил все те ужасные чувства, которые вы перечислили несколькими страницами выше. Ни Хэп, ни Боб не хотят чувствовать себя плохо, поэтому каждый борется изо всех сил, только бы избежать “проигрыша”.

Но – и это важное “но” – кто же на самом деле победил? Боб хлопнул дверью громче и чувствует, что он выиграл. Хэп расквасил нос Бобу и чувствует, что он выиграл. Боб приводит сорок документально зафиксированных случаев неуклюжести Хэпа в поведении с женщинами, и он выиграл? Самое глупое во всем этом то, что женщины не игра, а причина битвы за то, какого Хэп и Боб мнения о самих себе,

Но и на этом осложнения не заканчиваются. Помимо того, что у Хэпа теперь на одного друга меньше, он столкнулся с проблемой: как убедиться в том, что Боб знает, что выиграл Хэп! Он бросается к телефону и обзванивает дюжину друзей и рассказывает им в мельчайших подробностях о том, как он только что разгромил беднягу Боба. Это улучшает самочувствие Хэпа, потому что все те, с кем он разговаривает, говорят ему: “Конечно, ты был прав. Ты просто великолепен с женщинами”. Хэп также надеется, что эти слова дойдут и до Боба, чтобы все еще больше усложнить. Возможно, на следующий день один из их общих знакомых украдкой подойдет к Бобу и скажет: “Старина, я слышал, вчера вечером Хэп тебя здорово отделал...”

Нам недостаточно того, что в глубине души мы знаем, что мы выиграли “схватку”; нам необходимо удостовериться в том, что наши поверженные враги тоже знают об этом! Конечно, в настоящей игре нет вопросов – счет, количество набранных очков говорит само за себя. В этих же довольно опасных не-играх, о которых мы говорим, единственные “очки” – это смутные заявления о “сохранении лица”, о том, чтобы “все было по-нашему”, “не спустить ей этого”, “показать кому-нибудь” или, в более современном духе, “отстоять свои права”.

Является ли спасение собственного ребенка из горящего здания актом “отстаивания своих прав”? Едва ли. Вы не можете сказать, что вы “побили” огонь. Ясно, что здесь не соревнование. И все же мы всегда балансируем на самой грани абсурда, говоря и свято веря в такие вещи, как “Я покорил Эверест!”, в то время как это злокозненное творение природы даже и не подозревало о том, что сражалось с кем-то.

Возвращаясь к Хэпу и Бобу, мы можем выделить один из наиболее непродуктивных элементов синдрома воображаемых соревнований. Теперь Хэп сидит дома и, подобно большинству из нас в таких ситуациях, не очень-то счастлив. Он думает о том, что знает, что он выиграл, но по-прежнему несчастлив. Он сражался с собственным лучшим другом только ради того, чтобы в результате не чувствовать себя несчастным, и все же теперь он чувствует себя именно таковым. Он потерял друга и нисколько не гордится тем, как он себя вел. Он жалеет о том, что не может забрать назад свое убийственное заявление: “Да ты мне никогда особенно-то и не нравился, Боб!” Хэп потерял контроль, а это куда хуже, чем проиграть спор.

И более того, собственно, целью схватки была любовь. В конце концов, разве не любовь стоит за желанием победить? “Все любят победителя”. Эти абсурдные ежедневные “победы” в не-соревнованиях на самом деле – наш способ купить себе немного любви. Просто попросить одобрения или любви было бы слишком неудобно, поэтому мы побеждаем немного здесь, покоряем немного там, и к концу дня мы уже чувствуем: несмотря ни на что, мы не так уж и плохи.

И именно в этом все дело: в самоутверждении. Поиски одобрения/любви всех тех, кого мы встречаем на своем пути, – это просто поиск заменителя той любви, которую мы должны бы были дать самим себе. Большинство из нас не настолько сильны по части это, чтобы выйти за дверь и, выбрав момент, сказать: “Я экстраординарная личность, способная любить и достойная любви”. Но мы рассчитываем, что если Эдди, Фрэнсин, Джордж и еще полмиллиона наших ближайших друзей видят, как мы побеждаем, и подбадривают нас, то в таком случае мы, должно быть, вполне приличные люди.

Все хотят одобрения и нуждаются в любви. Но самый быстрый способ обмануть себя и убедить себя в том, что у вас есть и то и другое, это завоевать что-либо, разрушив кого-то другого в процессе.

Цель Айки-тактики частично заключается в том, чтобы дать всем нам возможность выйти за пределы арены выигрыша-проигрыша, с тем, чтобы мы могли сами решать максимально объективно, что же на самом деле происходит в конфликте, с которым мы сталкиваемся. Если мы сможем встретить разозленного друга или непослушного ребенка, не беспокоясь о выигрыше и проигрыше, мы немедленно станем лучше, станем более понимающими, более успешными родителями, друзьями и работниками.

Смысл, конечно, не в том, выигрываете вы или проигрываете, а в том, выбираете ли вы игру!