Из переписки с читателями

«Уважаемый Дмитрий Александрович!

Прочитала Вашу книгу «Из дневника православного психиатра». Глава ее «О наркомании и наркоманах» вселила надежду и уверенность в правильности того пути, на который мы встали, спасая жизнь и душу нашего сына. Горе нашей семьи так же велико и неизбывно, как и беда в семье, описанной в этой книге.

Наш сын – наркоман уже 4 года. Неоднократно лечился и в частных наркологических центрах, и в наркологической больнице № 17. Самый большой перерыв в употреблении героина составил 10 месяцев, после которого у него родилась дочь (сын женат). Девочке в настоящее время 8 месяцев.

Сын опять на игле. Брак под угрозой распада. Господь свел меня с женщиной глубоко религиозной, которая посоветовала мне обратиться к помощи Божией.

Я, прожив греховную, страстную жизнь, снова пришла в Храм, причащаюсь, молюсь за сына, взяла благословение у батюшки на пост. У сына появилось осмысление греха, покаянные слезы, но пока духовное выздоровление идет очень медленно и со срывом. Сама я еще в начале духовного пути, не крепка в Вере и многое не могу ему объяснить. Мне хотелось бы обратиться к помощи православных врачей и психологов для укрепления сына в Вере и надежде на Господа.

А. П.»

Это одно из многих писем по поводу наркомании, полученных мною за последние месяцы. Оказывая помощь страждущим наркоманией, я заметил следующую закономерность. Первыми на прием приходят родители. Голоса дрожат, на глазах слезы. В семье горе – сын или дочь употребляют наркотики. «Что нам делать? Как быть? Кто сможет спасти наших детей?» – эти вопросы буквально написаны на их лицах и истерзанных скорбью сердцах.

После непродолжительной беседы, как правило, выясняется, что духовная жизнь у самих родителей закончилась после принятия ими Крещения, так и не успев начаться. Либо родители и вовсе не крещены. Соответственно, и их чада воспитывались в атмосфере бездуховности. Практически никто из них никогда не задумывался о том, что они тяжко грешат. О Боге, о Церкви в их семьях вспомнили тогда, когда вопрос встал остро и определенно: либо – жизнь, либо – скорая смерть.

Во многом виноваты родители, которые не научили своих детей вере Христовой (так как и сами зачастую находились в безверии), не привили послушания, не следили за тем, как и с кем сын или дочь проводят время. И результат не заставил себя долго ждать.

Но вернемся к приему. Чадо-наркоман вместе с родителями почти никогда не приходит. «Он еще не созрел», – говорят они.

Иные заверяют своих родителей, что совсем скоро и сами прекратят колоться без посторонней помощи. Но заверения эти, увы, так и остаются лишь пустым звуком.

После выяснения ряда необходимых для реабилитации подробностей и до того, как произойдет встреча со священником, я рекомендую начать духовное оздоровление среды вокруг наркомана. Советы эти даются родителям, и известны они каждому православному человеку. А именно: принести покаяние, навыкать молиться, поститься, посещать Богослужения, обвенчаться Церковным браком, освятить жилище. Словом, говоришь о том, что надо быть с Богом, молиться Ему, каяться в своих грехах.

Мне запомнились слова одного молодого человека: «Мы пришли сюда (он имел в виду православный реабилитационный центр) получить помощь, а обрели новое мировоззрение, обрели Православие».

Повторю, что недуг наркомании – недуг греховный. Хирургическим скальпелем, лазерным лучом или сильнодействующими таблетками его не одолеть.

Скажу еще следующее: помочь страждущему прекратить употреблять наркотики можно при его желании и помощи Божией довольно быстро. Труднее всего удержаться в трезвости, преодолеть пагубную зависимость. Память еще долго будет хранить в своей кладовой «сладость» этого греха, и греховные желания нет-нет да и помутят рассудок. Но Благодать Божия покроет и уврачует всякую немощь и страсть. Надо только жаждать этой Благодати, не забывать о душе, не оставлять Церкви Христовой.

* * *

Еще одно признание. «Я три раза лечился в больнице, но мне это не помогало, хотя есть и приличные больницы и очень хорошие доктора. Один из них мне сказал: «Я уже бьюсь над этой проблемой шестнадцать лет. Но…» Проходишь сорокадневный медикаментозный курс – и иди на все четыре стороны.

Все мои знакомые считали, что я конченый. Последний раз я лежал в больнице и видел, как многие продолжают колоться и там. Помню, одного увезли в реанимацию и не откачали. По отделению из рук в руки ходили два шприца, и кто хотел пользовался ими. Вы представляете, какое количество венерических болезней и ВИЧ-инфицированных?! Сам видел, как два санитара крутили парню руки со словами: «Извини, но у тебя СПИД».

Я написал заявление на имя заведующего отделением, что не считаю целесообразным лечиться в такой обстановке… И опять начал колоться.

Сейчас у меня девять месяцев воздержания. Я понял, что наркотики – это суть бесовская. Если человек понимает, что он немощен, болен, искренне раскаивается в этом, Господь его услышит.

Н.О.».

А вот другой пример, но пример противоположный.

Психология bookap

Родители одного юноши, употребляющего наркотики, отправили его на Камчатку ловить крабов. Условия суровые, дисциплина на судне была железная, наркотиков не было. Трудно поверить, но этот молодой человек продержался без героина четыре года (срок договора), заработал неплохие деньги, вернулся домой и… удвоил дозу наркотиков по сравнению с предыдущей.

Родители и знакомые были буквально в шоке. Им казалось, что вопрос снят с повестки дня. А тут такое! Произошло это, на мой взгляд, потому, что парень ничего не изменил в своей душе, чтобы искоренить недуг. Он просто терпеливо ждал окончания контракта и, все вернулось на круги своя.