Глава VII. Генезис и строение интеллектуальной деятельности в концепции Ж. Пиаже.


. . .

Проблемы интерпретации операциональной концепции интеллекта.

Мы изложили в общих чертах основные принципы психологической концепции Ж. Пиаже. Теперь перейдем к рассмотрению вопросов, возникающих в связи с интерпретацией операциональной концепции интеллекта.

Попытки построения таких интерпретаций появились309, и естественно предположить, что работа в этом направлении будет продолжена. Ниже мы попытаемся предложить интерпретацию ряда важных аспектов концепции Пиаже.


309 См. А.Г. Комм. Проблемы психологии интеллекта в трудах Ж. Пиаже; В.А. Лекторский, В.Н. Садовский. Основные идеи  генетической эпистемологии  Ж. Пиаже -  Вопросы психологии , 1961, № 4, и др.


Построить интерпретацию операциональной концепции интеллекта это значит, во-первых, реконструировать ее предмет, во-вторых, установить принципиальные результаты, полученные в ходе ее развертывания, и, в-третьих, соотнести теоретическое представление исследуемого Ж. Пиаже предмета с современным пониманием данного объекта.

Для реконструкции предмета, исследуемого в операциональной концепции интеллекта, необходимо выделить исходный пункт психологических исследований Ж. Пиаже. В качестве такового, как уже отмечалось, выступает задача анализа психического развития индивида в зависимости от изменения форм социальной жизни. Схематически такой предмет исследования можно представить в следующем виде:

Где означает непосредственное воздействие различных форм социальной жизни на индивидуальное психическое, развитие.

Относительно выделенного на схеме (1) предмета исследования необходимо подчеркнуть следующее.

1. Психическое развитие индивида с самого начала понимается Ж. Пиаже, во-первых, как определенная специфическая форма деятельности и, во-вторых, как нечто, производное от внешней непсихической (предметной) деятельности.

2. В реальном исследовании (как, например, оно проведено в первых книгах Ж. Пиаже) анализу подвергается отнюдь не вся структура, изображенная на схеме (1), а ее сравнительно узкий "срез".

3. При исследовании предмета (1) понимание психики как специфической деятельности, производной от предметной деятельности, будучи принимаемым в принципе, фактически подменяется рассмотрением лишь словесной деятельности (разговоров детей), отчего, как известно, Пиаже был вынужден сам скоро отказаться.

Отвлекаясь пока от факта эволюции концепции Пиаже (т. e. от модификации предмета, исследуемого в рамках этой концепции, мы считаем необходимым обратить особое внимание на исходную структуру, анализ которой пытался дать Ж. Пиаже в своих первых работах. Выделение предмета (1) в качестве объекта психологического анализа ставит Пиаже на передний край современной ему психологической науки. Более того, в этой структуре содержатся все принципиальные элементы, необходимые для построения психологии мышления с точки зрения сегодняшних теоретических представлений на этот счет. Особо следует упомянуть осознание факта зависимости психического развития от изменений социальной действительности и принцип деятельности, т. е. понимание психики не как некоего статического внутреннего состояния индивида, а как продукта особой формы активности субъекта.

Однако, задав в качестве исходного предмета исследования структуру (1), Пиаже по существу оказался в неразрешимой (во всяком случае для периода 20-х годов) ситуации. Дело в том, что такой предмет исследования является чрезвычайно сложным структурным образованием, методы исследования которого не разработаны в достаточной мере и сегодня. Успех анализа предмета (1) возможен лишь в случае построения развернутых теорий генезиса психических функций и эволюции форм социальной деятельности, а уже на этой основе - детализированного представления способов воздействия социальной действительности на психику индивида.

Пиаже не располагал ни первым, ни вторым, ни третьим. У него в тот период не было и конкретного аппарата для анализа каждого из этих компонентов.

В этой ситуации представляется вполне естественным совершенный Пиаже переход от исходного предмета исследования к его существенной модификации, значительно более простой по своей структуре и поэтому поддающейся детализированному анализу. Эта модификация касалась прежде всего трех моментов:

1. Связь порождения формами социальной деятельности психических состояний индивида заменяется отношением взаимовыражения первого во втором, и наоборот.

2. Для строгого представления различных этапов интеллектуального развития индивида привлекается аппарат современной формальной логики таким образом, что логические структуры соответствуют определенным, выделяемым в психологии интеллектуальным структурам, и наоборот. В результате этого устанавливается отношение взаимовыражения не только между психическими и социальными структурами, но и между социальными структурами и структурами логическими.

3. В генетическом плане интеллектуальные структуры порождены внешними предметными действиями; со своей стороны, форма организации интеллектуальных структур выражает в четком виде ту организацию, к которой стремятся структуры внешних предметных действий, иными словами-строение систем внешних действий предвосхищает (выражает в неявной форме) логическую организацию интеллекта.

С учетом этих модификаций можно дать следующее изображение предмета исследования в работах Ж. Пиаже:

На схеме (2) стрелка изображает отношение взаимовыражения одного компонента предмета в другом, пунктирная стрелка --- характеризует отношение порождения системами внешних действий интеллектуальных структур, а стрелка указывает на ту область науки, из которой Пиаже в своих исследованиях исходит при построении в одном случае теории логических структур, а в другом - теории генезиса интеллекта.

Многокомпонентность структуры (2) в значительной мере является мнимой. Введением отношения взаимовыражения Ж.Пиаже по сути дела редуцирует структуру (1) до предмета, в котором каждый компонент является лишь иной формой выражения другого, т. е. до предмета, в котором имеет место лишь различное выражение одной и той же структуры. Тем самым производится действительное упрощение предмета анализа; он сводится до структуры, которая поддается - на современном уровне развития - детализированному исследованию.

Для понимания защищаемой Пиаже позиции о взаимоотношении социальных структур и структур интеллекта (как логических, так и собственно психических) чрезвычайно интересно обратить внимание на постановку им этой проблемы в книге "Психология интеллекта". Вопрос здесь ставится так: логическая группировка - причина или результат социализации?310 На него, по мнению Пиаже, следует дать два различных, однако, дополняющих друг друга ответа. Во-первых, необходимо отметить, что без обмена мыслями и без кооперации с другими людьми индивид никогда не смог бы соорганизовать свои мыслительные операции в единое целое - "в этом смысле операциональная группировка предполагает социальную жизнь"311. Но, с другой стороны, обмен мыслями сам подчиняется закону равновесия, который является не чем иным, как логической группировкой - в этом смысле социальная жизнь предполагает логическую группировку. Таким образом, группировка выступает как форма равновесия действий - как межиндивидуальных, так и индивидуальных. Другими словами, группировка представляет собой некоторую структуру, которая содержится и в индивидуально-психической, и в социальной деятельности.


310 См. J. Рiagеt. La psychologie de l'intelligence, p. 195.


311 Там же.


Вот почему, продолжает Пиаже, операциональную структуру мысли можно вычленить и из исследования мысли индивида на высшей стадии ее развития и из анализа способов обмена мыслями между членами общества (кооперации)312. "Внутренняя операциональная активность и внешняя кооперация... является лишь двумя дополнительными аспектами одного целого, т. е. равновесие одного зависит от равновесия другого"313.


312 См. J. Piagеt. La psychologie de l'intelligence, p. 197.


313 Там же, стр. 198.


Центральное звено предмета, представленного на схеме (2), несомненно, заключено в характере отношения логических и реальных психических структур. Эта проблема и способ ее решения, предложенный в операциональной концепции интеллекта, выражают наиболее специфические особенности подхода Ж. Пиаже к исследованию психики.

В случае принятия структуры (1) перед исследователем имеются два возможных пути дальнейшего анализа - либо в плане выяснения воздействия форм социальной деятельности на индивидуальное психическое развитие (что, как мы выяснили, значительно превосходило реальные возможности психологии 20 - 30-х годов), либо в направлении вскрытия закономерностей "внутренней" психической деятельности. Переход к структуре (2) свидетельствует о том, что Пиаже решает проблему в пользу второго члена альтернативы, что с неизбежностью выдвигает вопрос об аппарате такого исследования.

Как и любое специально научное исследование, анализ Пиаже психологии становления интеллекта опирается на некоторые - может быть, не всегда четко формулируемые - предпосылки. В этой связи следует прежде всего назвать конкретизацию идеи интеллекта как деятельности (интеллект как определенная совокупность операций, т. е. принятие тезиса о том, что операция есть элемент деятельности). Дальнейший шаг состоит в определении того, что такое операция. Этот вопрос решается путем отнесения операции к некоторой целостной системе, только в результате вхождения в которую действие есть операция. Наконец, последняя предпосылка состоит в принятии генетического подхода к анализу интеллектуальной деятельности как различным системам операций.

Указанные предпосылки психологических исследований Пиаже представляют собой определенную абстракцию от накопленного в психологии мышления (в том числе и в работах Пиаже) экспериментального материала, и как таковые они должны выступать в качестве средств дальнейшего теоретического анализа. Но вместе с тем - и это не менее очевидно - в самом по себе экспериментально-психологическом материале эти принципы непосредственно не со держатся: процесс их выявления (и особенно дальнейшей разработки) необходимым образом связан с привлечением особого аппарата, который может быть непосредственно не связан с психологией ребенка, но, однако, должен быть способен четко выразить эти принципы и обладать достаточными "возможностями" для их конкретизации.

Сейчас мы можем четко сформулировать вслед за Ж. Пиаже основные предпосылки его подхода к анализу психологии интеллекта только потому, что автор этой концепции "нашел" такой аппарат, и выбор при этом оказался весьма перспективным.

Таким образом, в плане становления самой концепции Ж. Пиаже имело место следующее отношение ее логического и психологического аспектов:

Логические структуры, входящие в операциональную концепцию интеллекта, представляют собой особое переформулирование содержания определенных разделов формальной логики. Характер этого переформулирования задается, однако, не только и не столько соответствующими формально-логическими теориями, сколько строением тех интуитивно выделяемых психических структур, особым способом описания которых в конечном счете должны выступить логические структуры. Поэтому при построении концепции Пиаже, наряду с отношением "формальная логика логические структуры", важнейшую роль играло воздействие интуитивно выделяемых психических структур на формулирование теории логических структур с тем, чтобы впоследствии-после построения основ теории - эти последние выступили в качестве аппарата описания (а не интуитивного представления) первых. Подобный механизм становления концепции и привел к тому, что в созданной теории между логическими и психологическими структурами было установлено отношение взаимовыражения. "Ставшая" теория снимает процессы, приведшие к ее созданию, и оставляет лишь конечный результат - соответствие одних структур другим.

Как в этой связи решается в рамках концепции Пиаже проблема статуса логики и психологии мышления? В противовес различным трактовкам предмета логики, отказывающим ей быть способом описания мышления - платонизму, конвенционализму и т. д.314, Пиаже выдвигает тезис о том, что как традиционная, так и современная формальная логика в конечном итоге описывают те или иные закономерности мышления. В зависимости от способа построения, степени формализации, аксиоматизации варьируется отнесенность логических систем к реальному процессу мышления. Эта отнесенность весьма опосредствована в случае, например, аксиоматических исчислений современной формальной логики и существенно более близка для операциональной трактовки логики.


314 См. J. Рiaget. Logic and psychology. Manchester, 1953.


В той мере, в какой психология анализирует конечные состояния равновесия мышления, имеется, утверждает Пиаже, соответствие между психологическим экспериментальным знанием и логистикой, как имеется соответствие между схемой и реальностью, которую она представляет315. При этом частный параллелизм между логикой и психологией не означает, что логические правила суть психологические законы мысли, и нельзя без церемоний прилагать законы логики к законам мысли316.


315 См. J. Рiaget. La psychologie de l'intelligence, p. 40.


316 J. Piaget, E. Вeth, J. Dieudоnne, A. Liсhnerоwiсz, G. Сhoquet, C. Gattengo. L'enseignement dep Mathematiques. Neuchatel - Paris, 1955.


Таким образом, между логикой и психологией нет параллелизма, понимаемого буквально. Отношение взаимовыражения, соответствия логических структур имеет место только для тех конечных состояний равновесия, которые формируются в ходе индивидуального психического развития. Во всем остальном психология мышления и логика относятся к разным областям и решают отличные друг от друга задачи.

На основе сказанного в структуру (2) необходимо внести следующую конкретизацию (мы берем лишь один фрагмент целого предмета):

Логические структуры S1, S2, S3..., включенные в операциональную концепцию интеллекта, представляют собой множество алгебраических образований, между которыми установлены логико-математические отношения, основанные в конечном счете на использовании дедуктивной техники вывода. Ничего специфически психологического, таким образом, в этой области нет. Структуры S1, S2, S3,... описывают некотррые идеальные условия равновесия и как таковые соответствуют (при надлежащей психологической интерпретации) реальным интеллектуальным структурам S1?, S2?, S3?,..., формируемым в ходе генетического развития. Частный параллелизм, или точнее взаимовыражение, соответствие некоторых "конечных продуктов" - таков реальный смысл связи логики и психологии в трудах Ж. Пиаже.

Не подлежит никакому сомнению тот факт, что идея единства психологического и логического исследований - важнейшая заслуга Ж. Пиаже и его существеннейший вклад в развитие психологии мышления317. Только в результате широкого привлечения к психологическому исследованию логического аппарата Пиаже смог далеко продвинуться в анализе важнейших проблем современной психологии: идеи деятельности и генезиса психики, вопросов производности интеллектуальных структур от внешних предметных действий и системности психических образований.


317 См. В.А. Лекторский, В.H. Садовский. Основные идеи  генетической эпистемологии  Жана Пиаже. -  Вопросы психологии , 1961, № 4, стр. 167 - 171, 176 - 178; Г. П. Щедровицкий. Место логики в психолого-педагогических исследованиях. -  Тезисы докладов на II съезде общества психологов , вып. 2. М., 1963.


Хорошо известно, что понятие деятельности лежит в основе многих современных психологических трактовок мышления.

Однако, как правило, это понятие принимается за интуитивно очевидное и далее неопределяемое, что с неизбежностью приводит к тому, что оно по сути дела выпадает из анализа. Пиаже, начав с такого интуитивно принимаемого понятия деятельности, затем через призму своего логического аппарата внес в это понятие известную строгость и определенность. Логический аппарат в его концепции служит именно тому, чтобы дать расчленение деятельности и превратить это понятие в действительное средство психологического анализа. Но, идя по пути к достижению этой цели, Пиаже - в силу используемого им логического аппарата - дает лишь предельно одностороннее представление деятельности. Анализируемая в рамках операциональной концепции интеллекта деятельность - это предмет, построенный на основе применения логических структур, и как таковой он, с одной стороны, может быть проанализирован в рамках возможностей, заложенных в психологически интерпретированных логических структурах, а с другой, ни в коей мере не может служить, изображением деятельности в целом. Ведь даже для самого Пиаже логика - это лишь некоторая идеальная схема, которая никогда не представляет реальность в полном виде.

Сказанное очень отчетливо проявилось в характере генетического исследования Ж. Пиаже. Вскрыть каузальный механизм генезиса, это значит, по Пиаже, "во-первых, восстановить исходные данные этого генезиса... и, во-вторых, показать, каким образом и под влиянием каких факторов эти исходные структуры превращаются в структуры, являющиеся предметом нашего исследования"318.


318 Ж. Пиаже и Б. Инельдер. Генезис элементарных логических структур. М., 1963, стр. 10.


Давая более развернутое изложение критериев генетического анализа, Б. Инельдер пишет, что развитие интеллекта проходит ряд стадий. При этом: 1) каждая стадия включает период формирования генезиса и период "зрелости"; последний характеризуется прогрессивной организацией структуры мыслительных операций; 2) каждая структура есть в то же самое время существование одной стадии и исходная точка следующей стадии, нового эволюционного процесса; 3) последовательность стадий постоянна, возраст достижения той или иной стадии варьируется в некоторых пределах в зависимости от опыта культурной среды и т. д.; 4) переход от ранних стадий к более поздним совершается путем особой интеграции: предшествующие структуры оказываются частью последующих319.


319 В. Inhelder. Some aspects of Piaget's genetic approach to cognition. - In:  Thought in the Young Child , p. 23.


Что же реально получается в результате исследования, построенного на таких принципах? Фиксация последовательных ступеней, которые, согласно этой концепции, проходит ребенок в своем развитии как в области логического мышления и освоения действительности, так и в области аффективной жизни. Единственным работающим критерием при этом вновь выступают логические структуры. Они не только соответствуют реальным психическим структурам, но и предопределяют - на каждом этапе развития - то, что должно быть сформировано у индивида.

Генетическое исследование интеллекта, таким образом, выступает как фиксация стадий достижения соответствующих логических структур. Из исследования в результате этого выпадает анализ внутренних механизмов процесса развития, а генетическое рассмотрение в лучшем случае дает представление о псевдогенезисе, построенном в соответствии с требованиями, вытекающими из системы логических структур.

Та же самая трудность, но в несколько иной форме выступает при рассмотрении процесса порождения внешними предметными действиями первичных интеллектуальных структур. Сенсомоторный интеллект, согласно Пиаже, представляет собой неразвитую форму равновесия. Но в этом случае, как отметил А. Валлон, происходит ошибка предвосхищения следствия. Не имея возможности вывести из системы действий интеллект, личность, Пиаже, по мнению Валлона, внес интеллектуальные структуры в сами действия320. В значительной степени этот аргумент обоснован. Его, конечно, не следует понимать в том смысле, что сама идея выведения интеллектуальных структур из сенсомоторики является ложной. В систематическом рассмотрении этой возможности заключена важнейшая позитивная часть работ Пиаже. Дело в другом - нормативные логические требования и здесь выступают в качестве единственного реального исследовательского принципа, сводя тем самым генетический анализ к заведомо односторонней псевдогенетической реконструкции.


320 См. А. Валлон. От действия к мысли. М., 1956, стр. 43, 46 - 50.


Большие трудности остаются у Пиаже и в его трактовке интеллекта как системы операций. Пиаже разделяет с рядом других современных исследователей заслугу выдвижения проблемы системности в качестве одной из центральных проблем науки. Многое им сделано и по конкретному приложению этой идеи к анализу психики. Пиаже неоднократно подчеркивает мысль о построении "логики целостности" в виде логико-алгебраических структур: "...надо построить логику целостностей, если хотят, чтобы она служила адекватной схемой для равновесных состояний духа, и анализировать операции, не возвращаясь к изолированным элементам, недостаточным с точки зрения психологических требований"321.


321 J. Piaget. La psychologie de l'intelligence, p. 43; J. Piaget. Methode a iomati(iue et methode operationnelle.- Synthese , vol. X, 1957, N 1.


Алгебраический аппарат, используемый Пиаже в этой связи, несомненно, выступает в известных пределах системной альтернативой по отношению к атомизированной аксиоматике. Группа, группировка и другие алгебраические структуры задают элементы, их связи и отношения в зависимости от целого. Но очевидно, что в случае алгебраических систем мы имеем дело с очень узким и наиболее простым классом системных образований.

Интеллект же Пиаже видит только через призму этих алгебраических структур, неадекватность которых в плане анализа мыслительной деятельности не требует даже развернутого обоснования.

Психология bookap

Таким образом, исключительно важная проблема системности психических функций получила у Пиаже первые реальные результаты, приведшие, однако, по существу к необходимости нового "захода" в ее анализе.

Завершая рассмотрение интерпретации психологической теории Ж. Пиаже, необходимо подчеркнуть, что реконструкция исследуемого в этой теории предмета помогла нам установить как реальную область, подвергаемую анализу, и понятийный аппарат, используемый для этого, так и основные трудности построения психологии мышления, которые не смог преодолеть Ж. Пиаже. Дополнительные соображения на этот счет мы сможем получить в ходе анализа принципов "генетической эпистемологии".